Литература Особенности типологического подхода и метода исследования личности




НазваниеЛитература Особенности типологического подхода и метода исследования личности
страница3/15
Дата публикации11.05.2014
Размер2.68 Mb.
ТипЛитература
literature-edu.ru > Психология > Литература
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15

Литература


1.  Абулъханова-Славская К. А. О путях построения типологии личности // Психологический журнал. — 1983. — Т.4. -№ 1.-С. 14-19.

2.  Абулъханова-Славская К. А. Личностные типы мышления // Когнитивная психология. — М., 1986.

3. Бахтин М.М. Эстетика словесного творчества. — М., 1979.

4. Величковский Б.М. Современная когнитивная психология.

5. Рубинштейн С.Л. Проблемы общей психологии. — М., 1973.

6. Heider F. The psychology of interpersonal relations. — N. Y., 1958.

7. McClelland D., Atkinson J. W., Clark R.A. and Lowell B.L. The achievement motive. - N. Y., 1976.

8. Mead Y.H. Mind, Self and Society. — Univers. press, — Chicago,1934.

2. Особенности типологического подхода и метода исследования личности


Разработка системного подхода в психологии [5] выдвинула ряд требований к способам построения теоретических моделей, характеру их связи с эмпирическими исследованиями и к стратегии последних. Многоуровневость, многокачественность, полифункциональность психических явлений требуют при абстрагировании одного качества, уровня, также учета и других характеристик. Даже изучая отдельное качество, обособленную закономерность, мы не должны отвлекаться от них. Необходимы обозначение пределов действия данной закономерности, учет иного способа ее осуществления в условиях включения других модальностей, уровней, качеств и т. д.

Иными словами, при создании теоретических моделей исследования встала проблема проявления закономерности в чистом виде или осложненном другими тенденциями, качествами, модальностями. При этом образовался целый комплекс подчиненных вопросов: как выделить действие этой закономерности самой по себе, а также вскрыть осложняющее, нейтрализующее участие других закономерностей и других уровней их действия. Так, например, если разработана типология базовых (т. е. темпераментальных и в этом смысле «доличностных») характеристик эмоциональности, то можем ли мы сразу определить их «вклад» в общение, деятельность или же должны учитывать опосредствующий личностный уровень? Этот последний, по-видимому, также оказывает разнообразное влияние, усиливающее или нейтрализующее эмоциональность. Однако сплошь и рядом возникает проблема не только осложнения действия закономерности, но также изучения ее в скрытом виде, который нейтрализует, ослабляет ее проявление, ее действие.

Так, единая формула проявления психического в деятельности [С. Л. Рубинштейн], которая была положена в основу объективного метода исследования в психологии, на современном этапе конкретизируется посредством таких «кодов». Можно сказать, что сегодня раскрыт типологический характер связи сознания и деятельности личности. Оказалось, что психические явления выполняют в деятельности различные функции в зависимости от характера последней, от задач, решаемых в ней субъектом, опосредствованы саморегуляцией и активной позицией личности. Иными словами, оказалось, что эти явления по-разному вписываются в деятельность, а последняя, в свою очередь, зависит от соотношения с действительностью ее субъекта 11]. В результате «чистые» закономерности психической регуляции опосредствуются «кодами» научения, оптимизации и т. д. На современном этапе развития психологии открылся новый ракурс изучения психического. Возникла проблема пределов и потенциалов функционирования психики [Б.Ф. Ломовидр.]. На первое место выступила не «чистота» действия ее закономерностей (о чем речь шла выше), а сохранение нормы функционирования психики, выявились оптимальные значения функции и дисфункции. Возникли задачи оптимизации психических процессов по сравнению с «естественным», «стихийным» их осуществлением. Здесь «чистыми» оказываются средние, своего рода «стихийные» закономерности, а превращенными их формами — крайние оптимальные и пессимальные режимы. Встала проблема сопоставления этих закономерностей с закономерностями функционирования психики в качестве средства, обеспечивающего достижение человеком тех или иных целей. Оказался необходимым поиск кодов преобразований естественных моделей, которые до сих пор представляли собой характеристику психического, отвечающую задаче определения предмета науки в его практически-целевые модели.

Соответственно этим теоретико-методологическим изменениям требует своего осмысления соотношение теоретического и эмпирического уровней исследования. Системный подход открыл возможность создания концепций, не связанных, как прежде, взаимнооднозначными отношениями с данным экспериментом, но открывающих целые направления эмпирических разработок. Поэтому возникла задача установить для каждого исследования пропорции соответствия эмпирической части исследования теоретической постановке проблемы: доказывает ли она отдельную гипотезу, дает ли эмпирические иллюстрации такой постановки проблемы, представляет ли собой исчерпывающее (необходимое и достаточное) условие решения проблемы и т.д. Иными словами, возник вопрос об «удельном весе» этой эмпирической части в решении конкретной теоретической задачи и о возможном спектре эмпирических исследований.

Однако в настоящее время, как правило, осуществляется однозначная связь между исходной теорией — гипотезой и экспериментом. Редки случаи, когда исследователь на основании полученных результатов опроверг или изменил, переформулировал теоретическую постановку вопроса. Возникает своего рода «порочный круг», поскольку эмпирическая часть дает ровно столько, сколько предполагала теоретическая. Тем более единичны или практически отсутствуют предложения нескольких вариантов, альтернатив для проверки гипотезы.

Обычно теоретический и эмпирический уровни связываются посредством понятия «задачи исследования», что представляет операционализацию теоретической постановки проблемы для эмпирических целей. При всей его методологической определенности и правильности данного понятия явно недостаточно. Тем более что добротность эмпирических данных, как правило, связывается уже не с тем, насколько оптимально, конструктивно и исчерпывающе сформулированы сами задачи, а с надежностью, валидностью и т.д. примененных методов, репрезентативностью, численностью выборки и т.д.

В психологической литературе ставился вопрос о системном характере самой эмпирии. Однако основания такой системы выделялись совершенно различные: в одних случаях — определенная совокупность исследовательских процедур, которая должна была обеспечить решение конкретных теоретических задач [Б.Ананьев и др.], в других — универсальная программа любого исследования [И.Пирьов и др.].

Мы предполагаем, что «задачи исследования» и программы исследования могут быть представлены в более адекватном понятии «стратегия эмпирического исследования». Системной должна быть не сама по себе эмпирическая часть, а ее связь с теоретической должна рассматриваться в определенной системе. Конечно, стратегия также включает такие традиционные концепты, как «цели», «задачи», «этапы» («серии») и т. д., но, кроме них, стратегия исследования предполагает:

1) теоретическое обоснование именно данного способа операционализации гипотезы, для чего необходимо выявление нескольких путей ее эмпирической реализации, проработки разных вариантов исследовательских задач и их эмпирического выражения;

2) выявление различных способов проверки результатов;

3) обоснование последовательности этапов исследования, чтобы первоначально полученные факты, в свою очередь, служили отправным пунктом для выявления последующих, а также для самого построения следующего этапа изучения;

4) обеспечение систематической обратной связи добываемых данных с исходной гипотезой (а не только на заключительной стадии работы).

Разумеется, кроме указанных, стратегия исследования включает организацию таких традиционных для психологического эксперимента моментов, как мотивирование испытуемого для обеспечения нормального или нужного уровня его психической активности, поддержание этой мотивации по мере появления помех (усталости и т. д.), создание адекватных взаимоотношений экспериментатора и испытуемого.

Наконец, каждая конкретная стратегия должна определенным образом отвечать требованию: как одновременно сохранить активность субъекта и необходимый контроль экспериментатора над ситуацией. Эту проблему, как уже отмечалось, поднял Келли.

Как строится стратегия, может быть продемонстрировано на примере разрабатываемого нами в течение ряда лет типологического подхода и метода исследования.

Как известно, общеметодологические особенности построения типологий и классификаций для любой области знаний разработаны С.В.Мейеном и Ю.А.Шредером. Однако вопрос о том, какие из типологий адекватны одному классу задач, какие - другому, в психологии не обсуждался. Среди их разных вариантов (видов) в психологической науке фактически применяется (наиболее распространена) ^ одна. Это та типология, которая сама является целью исследования и демонстрирует общую закономерность в исчерпывающем ряде ее проявлений. Иногда речь идет о раскрытии определенного качества, существующего в совокупности форм, в каждой из которых представлено разное сочетание теоретически выделенных признаков. Именно для такой типологии важен вопрос о числе признаков и типов, о характере распределений средних и крайних типов, об их взаимодополнительности, посредством которой описывается закономерность в целом, и т. д. Классическим примером является типология, которая разрабатывалась Б.М.Тепловым и его школой [В.Д.Небылицыным, В.М.Русаловым, А.Е.Ольшанниковой]. Само развитие этой школы доказало перспективность и адекватность такого подхода поставленным перед ней конкретным задачам.

Однако попытки построения типологий высших уровней организации личности ставят под сомнение применимость подобной «закрытой» типологии, включающей ограниченное число типов для любого психологического исследования, безотносительно к уровню анализа. Их качественные особенности исчерпываются сочетанием одних и тех же предварительно выделенных признаков, и эмпирическое исследование не вскрывает всей сложности и всего богатства реальных особенностей разных типов людей.

«Открытой», или прогрессивной, мы называем конструктивную (по терминологии С.В.Мейена и Ю.А.Шредера) типологию, в которой отсутствует полный набор заранее установленных признаков, исчерпывающим образом характеризующих типы. Мы предполагаем, что разным уровням организации психического должны соответствовать различные типологии, что высшему, личностному, «срезу» может быть адекватен вариант «открытой» типологии. И, наконец, что на каждом уровне исследования эти типологии выполняют разные исследовательские функции. Говоря конкретнее, построение типологии в исследовании личности не цель, при достижении которой создается классификация людей, а средство выявления многообразия личностных конструктов, которое, в свою очередь, позволяет выявить механизмы их оптимального функционирования.

Теоретическое обоснование адекватности «открытой» типологии изучению личности [1—3] состоит в том, что от низшего, темпераментального, уровня, где число типов ограничено, необходимо перейти ко все большей индивидуализации личностных структур, что проявляется уже на уровне характера и сказывается в возрастании числа типов. Это не означает, что психологическое исследование доходит до раскрытия уникальности каждой личности, как пытался представить дело крайний индивидуализм. Социальное бытие человека (в форме деятельности, общения и т.д.) связано со стандартизацией. Принцип типологизации интегрирует обе эти тенденции, поскольку каждый тип — это единство общего (стандартизированного) и индивидуализированного. Не приходится говорить о единой структуре для всех личностей — структуры разнообразны, индивидуально -типологичны.

Однако суть типологического подхода к личности полностью может быть раскрыта лишь при учете ее функционирования в жизнедеятельности. Опыт отечественной психологии в области изучения личностных структур, дискуссии по этому вопросу позволяют нам выдвинуть предположение, что предметом исследования должна стать не сама по себе структура, а типы функционирования личности. Поэтому нашей целью являлось изучение не столько самих личностных структур, сколько их функционирования.

За основу и исходный пункт были взяты не структурные характеристики, а качества личности, функционирующей в системе жизнедеятельности. Важнейшим среди них, как было показано, является активность. Последнюю мы рассматривали не в обычном ее определении — как форму выражения потребностей, а в связи с качеством субъекта жизненного пути с присущими ему потребностями и способностями: самовыражения, самоопределения, саморегуляции и т.д. Исследование функционирования личности — не что иное, как реализация принципа изучения личности в деятельности, который уже на первых этапах становления советской психологии был выдвинут С.Л.Рубинштейном [6]. Однако мы раскрываем методологически более широкое содержание этого принципа, поскольку развившийся в последующие годы структурный подход и к деятельности, и к самой личности сузил круг исследовательских задач.

Посредством теоретико-методологического анализа и исследования мы выявили две формы активности, релевантные функционированию личности в жизненном пути, — инициативу и ответственность. Первоначальное теоретическое, гипотетическое их определение не содержало всех необходимых для построения типологии критериев и признаков. Напротив, характеристики инициативы и ответственности и разнообразные формы их связей были получены в ее результате. Например, первоначальное деление испытуемых на две группы произошло по качественным различиям инициатив так, что внутри первой группы оказались существенные для последующей типологизации признаки, а во второй — несущественные. Целью последующего исследования и его гипотезы было дать ответ на возникшие вопросы: почему типообразующие признаки не являются общими (сквозными) для обеих групп, какие основания могут быть взяты для последующей дифференциации внутри второй группы и каковы эмпирические пути поиска этого основания. Иными словами, общая стратегия была такова, что процесс выявления типов позволял выдвигать все новые предположения и соответственно строить проверочный или поисковый эксперимент. Причем каждый новый шаг в выдвижении гипотез соотносился с первоначальным, а все типы сравнивались друг с другом, что увеличивало число смысловых единиц исследования в целом. Такая стратегия была названа прогрессивной, т. е. постоянно наращивающей число эмпирических и теоретических данных в сравнении с первоначальным. Причем эти данные выступают не столько в функции далее не интерпретируемых фактов, сколько становятся методом проверки возникающих предположений.

В ходе построения данной типологии возникает два ряда вопросов:

во-первых , относящихся к достоверности и адекватности способов типологизации и обеспечивающих ее экспериментальных процедур и,

во-вторых , связанных с содержательной психологической характеристикой исследуемых явлений (инициативы и ответственности).

Не касаясь очень обширного вопроса категоризации в науке, можно отметить, что типообразующими «признаками» или основаниями для нее выступили различные модальности (категории) изучаемых явлений. В одних случаях это связь инициативы и ответственности (в «чистом» или осложненном другими отношениями виде); в других - формы реализации данных явлений (их феноменология) при отсутствии такой связи; в третьих — типологизация позволяла указать на саму причину ее отсутствия. Иными словами, полученные модальности характеризовали инициативу и ответственность как явления (феноменологически), в том числе их превращенные, потенциальные и другие формы, и как закономерности, т. е. детерминанты их связей, причем действующие в различном направлении и имеющие разный источник (субъект, социально-психологическое окружение и т. д.).

Естественно, что при отсутствии сквозных признаков определение каждого типа и модальности, которую он представлял, было несимметричным. Однако «статус» каждой модальности (представляла ли она описание явления или его закономерные связи и т. д.) задавался всей системой типологии, образующей целостный континуум для интерпретации.

Итак, первая характеристика «открытой» типологии связана с ее прогрессивным, процессуальным способом построения, когда очередной этап выдвигает совокупность как операциональных, т. е. существенных для стратегии эксперимента и выбора методов исследования, так и теоретических вопросов. Вторая ее характеристика состоит в том, что особенности каждого типа могут быть раскрыты в системе всех остальных, но им не симметричны, часто типологизирующее основание находится с другими во взаимнодополняющих отношениях. Иными словами, можно утверждать, что подобная типология является методом, исследовательской стратегией, адекватной системному подходу к психическим явлениям как многоуровневым, многокачественным, многомодальным и таким сложнодетерминированным феноменам, как личность.

Несколько замечаний об операциональной, эмпирической пригодности данного способа для изучения активности личности. Естественный эксперимент был организован так, что структурно-функциональные параметры активности представляли собой векторы или направления, по которым шел контроль исследователя или варьировались условия опыта. А координаты, критерии, опоры своеобразного пространства активности определялись самим испытуемым, выражали его модель экспериментальных условий. Однако в распоряжении экспериментатора (под его наблюдением) находился не один гипотетический параметр, который проверялся, а именно направление, поскольку могло осуществляться межтиповое сопоставление. Тем самым исследователю задавалась матрица для анализа и контроля остальных.

В последнем случае мы имеем дело с целостным континуумом на эмпирическом уровне, который образуется выявляемыми одновременно или последовательно типами, их рядом, возможностью их сравнения друг с другом, что позволяет обобщать полученные данные и определять их категориальный статус.

Таким образом, типология представляет исследовательскую стратегию с постоянной обратной связью с исходными положениями, гипотезами, носящую прогрессивный, поступательный характер, продуцирующую теоретический и эмпирический континуум интерпретации данных и определенный способ их соотношения.

Как метод она противостоит линейно-одномерной процедуре, которая не ведет к наращиванию в эксперименте теоретически значимых критериев, а только служит подтверждению гипотетических, заранее выделенных.

Литература


1. Абулъханова-Славская К.А. О путях построения типологии личности // Психол. журн. - 1983. - Т.4. - № 1. — С. 14 -29.

2. Абулъханова-Славская К.А. Типология активности личности // Там же. - 1985. - Т.6. - № 5. - С.З - 18.

3. Абулъханова-Славская К.А. Личностные типы мышления // Когнитивная психология. — М., 1986. — С. 154 — 172.

4. Ананьев Б.Г. Человек как предмет познания. — Л., 1969.

5. Ломов Б. Ф. Методологические и теоретические проблемы психологии. — М., 1984.

6. Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. — М., 1946.

7. Старовойтенко Е.Б. Определение теоретически обоснованных путей эмпирического изучения личности в психологии / Автореф. дис... канд. психол. наук. — М., 1981.

8. Теплое Б.М. Проблемы индивидуальных различий. — М., 1961.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15

Похожие:

Литература Особенности типологического подхода и метода исследования личности iconПсихология управления
Эволюция парадигм психологического подхода к управлению в 20 веке от «человеческого материала» к «самоценной личности». Концепции:...

Литература Особенности типологического подхода и метода исследования личности iconЦенностная направленность личности как выражение смыслообразующей активности
Изучается взаимосвязь смыслообразующей активности и ценностной направленности личности. Приводятся данные исследования типов ценностной...

Литература Особенности типологического подхода и метода исследования личности iconМетодическая разработка открытого занятия по теме: «Греко-латинские...
Отработка умений анализировать, извлекать информацию, умение выражать свои мысли с применением объяснительно-иллюстративного метода,...

Литература Особенности типологического подхода и метода исследования личности iconТема эроса в прозе серебряного века
Целью данного исследования является попытка проследить зависимость художественного решения проблемы от мировоззрения и творческого...

Литература Особенности типологического подхода и метода исследования личности iconЭтнопсихологические и социокультурные особенности интеллектуального развития подростков
Е раскрываются теоретические, методологические, и эмпирические аспекты проблемы исследования интеллекта в зарубежной и отечественной...

Литература Особенности типологического подхода и метода исследования личности icon§1 Психосемантическая сфера личности сотрудников исправительных учреждений...
I теоретические основы изучения психосемантической сферы личности сотрудников исправительных учреждений

Литература Особенности типологического подхода и метода исследования личности iconВ экологическую психологию
«человек – окружающая среда (природная, социальная)». Приводятся примеры применения экопсихологического подхода как методологической...

Литература Особенности типологического подхода и метода исследования личности iconЛитература предисловие
Влияние классического и ревизованного психоанализа на обоснование проективного метода

Литература Особенности типологического подхода и метода исследования личности iconМетодические рекомендации по выполнению выпускной квалификационной...
Тема: Социально-психологические особенности личности молодых людей, занимающихся видами спорта, связанными с повышенным риском

Литература Особенности типологического подхода и метода исследования личности iconЛитература с. 19
Реализация компетентностного подхода в преподавании английского языка с. 8-17

Литература


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
literature-edu.ru
Поиск на сайте

Главная страница  Литература  Доклады  Рефераты  Курсовая работа  Лекции