Литература Особенности типологического подхода и метода исследования личности




НазваниеЛитература Особенности типологического подхода и метода исследования личности
страница8/15
Дата публикации11.05.2014
Размер2.68 Mb.
ТипЛитература
literature-edu.ru > Психология > Литература
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   15
семантический интеграл личности.

На первый взгляд, в качестве ценностей должны выступать предметы, удовлетворяющие потребности человека, в том числе, скажем, предметы культуры, удовлетворяющие духовные потребности человека. Однако из числа главных ценностей иногда исключаются те, которые связаны с самими субъектами ценностных отношений, а именно: потребность личности в самовыражении есть утверждение самоценности своего бытия, а самовыражение возможно только при условии признания меня другими людьми. Для того чтобы для меня была значима их оценка, я должна исходно признавать их ценность как субъектов. Кроме того, ценностную квалификацию приобретают для человека условия, при которых человек считает свои потребности удовлетворенными (он не хочет благосостояния путем потери чистой совести и т.д.). Одним из важнейших условий оказывается свобода, стремление к которой, задавленное тоталитарным обществом, сохранилось в рудиментарных формах в осознании права на личную жизнь.

Ценностную характеристику имеет не только связь потребности с предметом и условиями ее удовлетворения, а некоторые «заявки», притязания личности на способ удовлетворения потребностей, при котором она бы считала себя удовлетворенной, включающие представления о своих возможностях, своих правах, своем месте в обществе, группе и т.д.

Самыми общими составляющими семантического интеграла являются притязания, характеризующие одновременно уровень требований как к результату и способу его удовлетворения (ценностному или потребительскому), так и адресату требований личности (к себе или к другим), т.е. ее ценностную направленность на способ удовлетворения потребностей, выбор критериев этого удовлетворения. Удовлетворенность фиксирует ситуативный или стратегический, ценностный или потребительский, гармоничный или противоречивый, иллюзорный или реалистический, компромиссный или принципиальный способ удовлетворения потребностей, что, в свою очередь, служит стимулом к дальнейшему повышению уровня активности и притязаний или их снижению. Будучи зависимой от притязаний, саморегуляция в широком смысле включает и рефлексию, и самоконтроль, и способность сочетать свои действия с другими людьми, и способность к мобилизации в данный момент или промежуток деятельности всей психической активности. Здесь личность выступает в качестве «дирижера оркестра», в котором все ее динамичные и статичные качества и свойства должны достичь своего единства.

Семантический интеграл выражает найденный личностью в ходе своей жизни ценностный способ связи внешнего и внутреннего, ее способ соотношения с действительностью, включающий и тот или иной способ организации психики (например, интенсивный или экстенсивный способ использования своих психических ресурсов). Неудовлетворенные потребности компенсируются по принципу творческого либидо или фрустрируются, удовлетворенные — ведут ко все большему возрастанию ценности самореализации. В целом в семантическом интеграле неразрывно связаны притязания, способ саморегуляции и удовлетворенности. В семантическом интеграле мы находим реальные структуры личности данного типа и реальные способы ее функционирования во всей их уже фиксированной противоречивости, акцентуированности, фрустрированности или конструктивности.

Этот интеграл представляет собой своеобразную личностную интерпретацию своего способа жизни, включающую представление о своем месте в обществе (и своей ценности для него, для себя, для других), представление о своей профессиональной состоятельности — несостоятельности, перспективности, жизненную «приземленность» или, наоборот, идеалистичность. Эта интерпретация и есть основа сознания с его смыслообразующей (смыслоразру-шающей в условиях отчуждения, блокады и т.д. потребностей) активностью.

Концепция семантического интеграла позволяет понять, как социальная неудовлетворенность и неуспешность ведет через саморегуляционную составляющую к разрушению «корневой» системы: повторяющиеся близкие к фрустрационным негативные эмоциональные состояния находят свое выражение в росте соматических заболеваний, в неадекватной тревожности, в психической дезадаптированности личности, а это, в свою очередь, подрывает способность личности к переводу своих проблем в теоретический, когнитивный план, где они могли бы получить достаточно беспристрастное решение. Личность устанавливает иерархию и определяет значимость-незначимость событий и ситуаций не умозрительно, как это ей предлагается делать в психологическом эксперименте, а определенным образом организуя свою жизнь на основе своего ценностно-нравственного склада. Поэтому, скажем, некоторые люди вообще редко оказываются в критических, с точки зрения нравственных критериев, ситуациях, поскольку они заведомо не участвуют в «сомнительных» делах, не общаются с сомнительными людьми и т.д. Но их нравственная позиция при этом достаточно созерцательна и эгоцентрична. Другие, движимые мотивом «правдоискательства», активны в своих нравственных суждениях, но чаще ограничиваются осуждениями других или общества, т.е. выступают в роли судей, а не субъектов нравственных поступков. Третьи, не столь уверенные, стремятся выделить в своих отношениях с людьми моральные проблемы, осмыслить их. Четвертые скорее переживают различные моральные ситуации и трудности, поскольку не имеют некоторых исходных категорических нравственных императивов и не могут перевести их в теоретический план.

Поэтому одни и те же ситуации и события жизни, со стороны оцениваемые как ценностные, нравственные, для разных людей имеют разный смысл: у одних затрагивают совесть и нравственные переживания, у других вызывают работу морального сознания, мышления.

Смыслообразование есть личностная тенденция к индивидуализации, ее способность к интерпретации жизни, которая, однако, представляет собой не столько деятельностную и даже не столько теоретически-сознательную, сколько ее экзистенциальную способность. Способность переживать жизнь и есть способность видеть смыслы ситуаций, событий, отношений, их как угодно причудливо соединять и разъединять, их негативно или позитивно оценивать, увеличивать их масштабы или преуменьшать, продлевать их во времени или «закрывать», выдвигать на первый или отодвигать на последний план. Но эта способность «питается», насыщается экзистенциально-онтологическим характером бытия субъекта, а не только идеально-когнитивным. Переживание — это способ психического воспроизведения личностью своей жизни, ее онтологическая категоризация. Однако вся мозаика смыслов организуется целостным отношением личности к жизни, т.е. глобальным смыслом жизни. Этот смысл воплощается в сочетании названных С.Л. Рубинштейном мировоззренческими чувств [13]. Ироническое, скептическое, циничное отношение к жизни уже означает отстраненность субъекта, снижающую уровень его активности, что, по-видимому, отражается не только в отрицательном модусе этих чувств — холодности человека, но в его бездеятельности. Поэтому тот оптимистический вариант абстрактной, универсальной для всех связи когнитивной, эмоциональной и деятельностной сфер в структуре личности, который часто имеется в виду, видимо, далек от реалий способа жизни разных людей. Отнюдь не всегда эмоции рационально регулируют деятельность в соответствии со столь же рационально выдвинутыми ценностями и целями. В жизненной реальности намеченные цели постоянно отодвигаются, утрачивают свою привлекательность (при всем осознании личностью их важности), теряют смысл. Здесь и возникают те самые жизненные, внутренние личностные проблемы, которые создаются не только объективными ситуациями, событиями и обстоятельствами, но самой динамикой душевно-духовной жизни личности и ее сложившейся организацией.

В свою очередь, переживание своей самоценности оказывается способом возвышения, возрастания жизненной активности. Самоценность, гармония через удовлетворенность ведут к возрастанию жизненных сил личности, ее духовной и душевной энергии. Структура личности, имеющая свою собственную композицию, как более совершенная внутренняя организация оказывается и более устойчивой, неподатливой к внешним и внутренним конфликтам, разрушительным жизненным силам.

Ценностный подход в психологии обладает одной особенностью: он позволяет увидеть личность таковой, какова она есть сейчас, и такой, какой она могла бы быть и будет. Он позволяет понять, чем она могла бы быть и не стала, какие тенденции в ней оказываются тенденциями роста и развития, какие — деградации. Ценностный подход предполагает отношение к личности как к субъекту, что пытался реализовать Дильтей в своей понимающей психологии. Изменение объектного видения личности на субъектный способ предполагает переход от констатации наличия тех или иных качеств, свойств (или отсутствия таковых) к прогнозу, интерпретации, оценке возможностей человека, исходя из понимания его собственных тенденций, его отношений к миру, к развитию личности другого типа. Изучая разные типы личностей с точки зрения их семантического интеграла и семантических структур сознания, мы находим совершенно различные характеристики направленности сознания, его семантического пространства. У одного типа преобладает как бы единый вектор ценностей направленности — или на семью, или на профессию, тогда как у другого существует целый спектр ценностей, которые, как говорилось выше, образуют определенные синтезы, вступают в определенные соподчинения, реализуются в определенной последовательности (как показало исследование В.Ф. Серенковой). Первый тип оказывается более устойчивым к социальным изменениям, к девальвациям ценностей. Но, если он теряет основную направленность, он теряет смысл жизни. Тогда как второй, которому удается синтез разных ценностей, обладает большей пластичностью, жизненной маневренностью, при уничтожении одних он может опираться на другие ценности.

Сложной и неоднозначной является проблема осознанных и неосознаваемых ценностей. В силу того, что прошедшая эпоха была совершенно уникальным экспериментом с человеческим сознанием, произошли разрушения осознаваемых ценностей из-за нарушения связей с их реальными психологическими переживаниями. Обесценение ценностей было вызвано не только их несоответствием реальности, но и их постоянным повторением, задалбливанием, навязыванием. Если понятия, обозначающие высшие ценности, уже утратили свой личностный смысл, их повторение не просто ведет к обесценению ценностей, но к разрушению самого принципа ценностности. И вместе с тем некоторые ценности, даже абстрактные идеалы, удивительным образом легли на неосознаваемый душевный склад человека нашего общества, на его способность верить, благодаря чему в сознание долгое время не проникал скепсис, потребность в проверке, в доказательствах или опровержениях. Поэтому, с одной стороны, казалось бы, осознаваемые ценности надежнее, обладают общезначимостью и потому могут удерживаться в сознании. С другой — они должны пройти проверку на прочность через их критическое опровержение, через их проблемное осмысление, о котором выше шла речь, тогда как ценности, слитые с непосредственным переживанием, оказываются наиболее подлинными и несомненными.

Вопрос о представленности ценностей в сознании является чрезвычайно важным и сложным. Всегда считалось, что высшие ценности должны быть осознаны, чтобы стать убеждением. Однако, как отмечает М.И.Воловикова, константность, стабильность некоторых нравственных норм и их неосознаваемый характер иногда становятся более надежной психологической опорой личности, чем нравственный релятивизм и мысленное противопоставление одних ценностей другим, что имеет место при осознанном выборе. Есть некоторые сокровенные ценности, о которых обычно не говорят, не обсуждают, не переосмысливают, но которые являются именно тем, что называется «богом в душе» человека, не в узкорелигиозном, а именно в духовном смысле. У каждого человека могут быть свои «святыни» — образы близких людей, возвышенные переживания, заветные цели. Но именно они составляют душевную основу нравственности и «охраняют» человека от духа уныния, скептицизма и зависти.

С момента осознания ценностей они подвергаются критической работе ума и поэтому могут быть пересмотрены, минимизированы, отвергнуты. Чисто рациональное обоснование и сознательный выбор ценностных альтернатив имеет и серьезную негативную сторону. Нравственные ценности и нормы «преступаются» в уме, и тогда от их реального нарушения удерживает только логическое осознание негативных последствий. Именно поэтому важны результаты эмпирических исследований, в которых было показано, что развитие нравственных механизмов личности и ее сознания должно опережать развитие когнитивных, поскольку тогда личность оперирует «в уме» нравственными альтернативами не чисто умозрительно, а опираясь на свою совесть.

В связи с этими данными необходимо говорить о психологической опасности обесценения прежних ценностей до утверждения новых, опасности прямолинейного навязывания, а не органичного восстановления религиозных ценностей. Как отмечают социологи, сегодня существует потребность не столько в боге, сколько в вере. Необходимо напомнить о существовании определенного баланса в психической и личностной структуре, определенной последовательности, «логики» переходов и взаимосвязей между сознанием, переживанием и действием. Прошедшая эпоха породила страшные ценностные «перевертыши» — нарушения этой логики, состоящие в том, что от мысли, лозунга, идеи прямо переходили к действию, минуя мотив, переживание его смысла, или совершали действие, наделенное чужеродным смыслом, внешней, навязанной ценностью. Специфическим порождением прошедшей эпохи была не просто ложь, которая существует в любом обществе, но ложь вдохновенная, воспевающая несуществующие ценности и, главное, имитирующая несуществующие чувства. Нельзя думать, что такие извращения порядка психических явлений могли пройти без последствий для ценностнопорождающей активности личности. Происходило размывание идентичности личности, утрата или смешение подлинных и мнимых ценностей и деструкция всего ценностного склада личности. Поэтому будущей эпохе еще предстоит возродить честное сознание личности, которая всерьез пытается выявить для себя потиворечия, всерьез хочет их разрешить, а не снять подлинную противоречивость демагогическими, декларативно-ценностными, формально-ценностными построениями. Быть самим собой сейчас стало для многих синонимом нигилизму, циничной раскованности, тогда как быть самим собой, впитав в себя и переосмыслив все ценности общества, человеческой культуры и воплотив все это в жизнь, остается еще далекой перспективой.

Причиной исчезновения подлинной идентичности с самим собой и ценности самовыражения является выключенность человека из активной жизни, превращение его в наблюдателя. Это выключение было либо сознательным выбором личности, не принимавшей чужеродных ценностей, либо ее принудительным исключением из социально престижных, решающих сфер социальной жизни. Превращение масс людей в лиц слушающих, читающих и смотрящих (радио, книги, телевидение) при всей полезности этих занятий делало их созерцателями, согласно приведенной типологии. Известно, что переживания при чтении книг и того, что происходит с другими, при всей своей значимости не могут быть приравнены к тому, что мы испытываем, когда это происходит с нами в реальности, действительности. Выключенность, социальная безучастность лишала людей возможности приобретения ценностного социального опыта, полноценного испытания собственных сил, положительного опыта разрешения социальных конфликтов. Превращение человека в подражателя, когда он только созерцает то, что происходит с другими, особенно подростков при воспитании посредством телевидения, нарушает вышеописанный порядок, последовательность психических явлений. Подросток, смотрящий фильмы ужасов, проходит психический путь, обратный тому, который имеет место в жизни, — от сильного чувства (ненависти, ревности и т.д.) к борьбе мотивов и к преступному поступку. От него оказывается скрыта первая сторона — внутренняя борьба, и на этой почве воспитывается извращенная потребность в совершении действия для переживания чувства насилия.

Такое же искусственное действие с сознанием производится, когда оно насильственно засоряется вынесенными в средства массовой печати информациями, связанными с полом, которые для нормальной личности закрыты барьером стыда, недопущения в сознание. Есть круг явлений, которые нельзя переводить в план сознания без нарушения сложного естественного баланса, порядка психических явлений. Подводя итоги, можно выдвинуть положение о необходимости защиты психики и личности человека, выявляя те звенья, где происходило разрушение самого эмоционального основания, истока ценностей. Когда дезавуированы прежние ценности общества, разрушена идентичность общества (его квалификация как социалистического осталась в прошлом), разрушена привычная для личности гарантированность ее материального существования со стороны общества, началась приватизация не только собственности, но и личной судьбы, для личностей, образующих общество (а не общества как некоего безличного Левиафана), сегодня важно не столько нахождение новых ценностей, сколько новых смыслов, которые бы отвечали внутреннему настрою жизнеспособной части общества. Конечно, нахождение этих смысловых формул — дело очень сложное, особенно когда оно совершается в условиях бессмысленных экономических и социальных действий (денежной реформы, референдума и т.д.). Но чем более бессмысленны некоторые политические акции, подрывающие ценностную ориентацию многих членов общества, тем серьезнее становится требование необходимости создания некоторых переходных, осмысляющих связи прошлого, настоящего и будущего формул, которые были бы близки и понятны ценностному сознанию разных типов людей. Приобретает огромное значение осмысленность, обоснование, раскрытие смыслов множества реформ и преобразований, выявление их связей, последствий и причин для судеб людей. Только в этом случае ценностное сознание может спасти наше общество в условиях перехода от неудавшегося эксперимента к новому.

Литература


1.  Абулъханова-Славская К.А. О путях построения типологии личности // Психол. журн. — 1983. — Т. 4. — №1. — С. 24.

2.  Абулъханова-Славская К.А. Проблема активности личности: Методология и стратегия исследования // Активность и жизненная позиция личности. — М., 1988. — С. 4—19.

3.  Абулъханова-Славская К.А. Активность и сознание личности как субъекта деятельности // Психология личности в социалистическом обществе: Активность и развитие личности. - М., 1989. - С. 110-133.

4.  Абулъханова-Славская К.А., Брушлинский А.В. Философско-психологическаяконцепция С.Л. Рубинштейна. — М., 1989.

5.  Абулъханова-Славская К.А. Стратегия жизни. — М., 1991.

6.  Абулъханова-Славская К.А. Личностные типы мышления // Когнитивная психология. — М., 1986. — С. 154—171.

7.  Белицкая Г.Э. Типология проблемное социального мышления личности /Автореф. дис. канд. психол. наук. — М., 1990.

8.  Григорьев С.В. Самовыражение и развитие личности в игре (На материале традиционных народных игр) / Автореф. дис. канд. психол. наук. — М., 1991.

9.  Дементий Л.И. Типология ответственности и личностные условия ее реализации / Автореф. дис. канд. психол. наук. -М., 1990.

10.  Жуков Ю.М. Ценности как детерминанты принятия решения: Социально-психологический подход к проблеме // Психологические проблемы социальной регуляции поведения. — М., 1976.

11.  Йолова Х.Г. Соотношение самооценки и некоторых компонентов умственных способностей / Автореф. дис. канд. психол. наук. — М., 1989.

12.  Кхол И. Соотношение индивидуального и типичного в мышлении // Психология личности в социалистическом обществе: Активность и развитие личности. — М., 1989. — Т. 1.-С. 172-180.

13.  Леонгард К. Акцентуированные личности. — Киев, 1981.

14. Лефевр В.А. От психофизики к моделированию души // Вопр. философии. - 1990. - №7. — С. 25-31.

15.  Мамардашвили М.К. Проблема сознания и философское призвание//Тамже. - 1988. — №8. - С. 7-37.

16. Перестройка и нравственность: Материалы «круглого стола» // Там же. - 1990. — №7. — С. 3-24.

17.  Рубинштейн С.Л. Человек и мир: Проблемы общей психологии. — М., 1973.

18.  Рубинштейн С.Л. Из научного наследия // Сергей Леонидович Рубинштейн: Очерки. Воспоминания. Материалы. -М., 1989.

19.  Шрейдер Ю.А. Человеческая рефлексия и две системы этического сознания // Вопр. философии. — 1990. — № 7. — С. 32-41.
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   15

Похожие:

Литература Особенности типологического подхода и метода исследования личности iconПсихология управления
Эволюция парадигм психологического подхода к управлению в 20 веке от «человеческого материала» к «самоценной личности». Концепции:...

Литература Особенности типологического подхода и метода исследования личности iconЦенностная направленность личности как выражение смыслообразующей активности
Изучается взаимосвязь смыслообразующей активности и ценностной направленности личности. Приводятся данные исследования типов ценностной...

Литература Особенности типологического подхода и метода исследования личности iconМетодическая разработка открытого занятия по теме: «Греко-латинские...
Отработка умений анализировать, извлекать информацию, умение выражать свои мысли с применением объяснительно-иллюстративного метода,...

Литература Особенности типологического подхода и метода исследования личности iconТема эроса в прозе серебряного века
Целью данного исследования является попытка проследить зависимость художественного решения проблемы от мировоззрения и творческого...

Литература Особенности типологического подхода и метода исследования личности iconЭтнопсихологические и социокультурные особенности интеллектуального развития подростков
Е раскрываются теоретические, методологические, и эмпирические аспекты проблемы исследования интеллекта в зарубежной и отечественной...

Литература Особенности типологического подхода и метода исследования личности icon§1 Психосемантическая сфера личности сотрудников исправительных учреждений...
I теоретические основы изучения психосемантической сферы личности сотрудников исправительных учреждений

Литература Особенности типологического подхода и метода исследования личности iconВ экологическую психологию
«человек – окружающая среда (природная, социальная)». Приводятся примеры применения экопсихологического подхода как методологической...

Литература Особенности типологического подхода и метода исследования личности iconЛитература предисловие
Влияние классического и ревизованного психоанализа на обоснование проективного метода

Литература Особенности типологического подхода и метода исследования личности iconМетодические рекомендации по выполнению выпускной квалификационной...
Тема: Социально-психологические особенности личности молодых людей, занимающихся видами спорта, связанными с повышенным риском

Литература Особенности типологического подхода и метода исследования личности iconЛитература с. 19
Реализация компетентностного подхода в преподавании английского языка с. 8-17

Литература


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
literature-edu.ru
Поиск на сайте

Главная страница  Литература  Доклады  Рефераты  Курсовая работа  Лекции