Литература Особенности типологического подхода и метода исследования личности




НазваниеЛитература Особенности типологического подхода и метода исследования личности
страница9/15
Дата публикации11.05.2014
Размер2.68 Mb.
ТипЛитература
literature-edu.ru > Психология > Литература
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   15

2. Акмеологическое понимание субъекта


Как известно, категория субъекта является общефилософской и раскрывает качество активности человека, выявляет его место и роль в мире, способность к деятельности, самодеятельности, самоопределению и развитию. Начиная с 20-х годов, в отечественной психологии разрабатывается субъектный подход, раскрывается методологическая роль этой категории для определения предмета психологии, выявления специфики сознания, деятельности. Разработка этого подхода связана с именами С.Л.Рубинштейна и Д.Н.Узнадзе и позднее — Б.Г.Ананьева.

Однако советская идеология и философия определили на долгие годы лидерство «бессубъектного» подхода: материя — без человека, познание, деятельность, психика — без субъекта. В силу этого центральное место в психологии заняла психологическая концепция деятельности, достаточно абстрактно определяемая через мотив, предмет, цель, результат. Акценты на структуре этой деятельности, на ее предметном характере — при всей их важности — замаскировали, отодвинули на задний план проблему ее субъекта. В этом виде деятельность выступила как нечто идеальное, обладающее качеством самодвижения, и теперь уже реальная, практическая деятельность оказалась лишь декларируемой категорией, отодвинулась на задний план. Именно этот вариант деятельностного подхода превратился в способ объяснения и психики, и личности, и сознания, стирая тем самым специфику каждого из этих качеств человека. Однако С.Л.Рубинштейн продолжал настойчиво подчеркивать и их специфику, качественную определенность, и, главное, их роль как регуляторов, но уже, конечно, не идеальной, а именно реальной практической деятельности.

Подход С.Л.Рубинштейна и позднее Б.Г.Ананьева впоследствии неожиданно получил поддержку от исследователей по инженерной психологии и психологии труда, поскольку именно в них изучались особенности, виды, способы реальной деятельности, прежде всего профессиональной. На первый взгляд, их парадигма противоречила субъектному подходу, поскольку на первый план выходило отнюдь не целеполагание, свобода и мотивация субъекта, а, напротив, необходимость деятельности, не только ее условия, но и профессиографические, нормативные требования, иногда жесткие. Исходная концепция инженерной психологии и была попыткой минимизировать роль человека в системе «человек - машина». Но альтернативная по сути концепция, и прежде всего модель активного оператора, отвечала идее субъектного подхода, но реализованного уже в реальной, практической, профессиональной деятельности.

Однако перейти от методологической парадигмы субъекта как источника активности к теоретической разработке его специфики оказалось весьма трудной задачей. Причиной этого была несвязанность, несостыкованность методологического и теоретического уровней рассмотрения субъекта, поскольку теоретически понятие субъекта приобретало дифференциальное значение. Уже Б.Г.Ананьев (в отличие от С.Л.Рубинштейна и Д.Н.Узнадзе) оперировал дифференциальным понятием субъекта: отличал субъекта познания от субъекта деятельности и от субъекта общения.

В 70-е годы начался этап своеобразного умножения субъектов: говорилось и об обществе как субъекте, о субъекте совместной деятельности, об испытуемом как субъекте психической деятельности, морали и т.д. Но прибавлялось ли что-либо этими определениями к раскрытию их сущности, кроме уже очевидного методологического признания активности? Ведь далее становилось все яснее, что эти субъекты различны. Что давало понятие субъекта, кроме указания на их различие и активность? Ведь сказать, что субъект психической деятельности отличается от субъекта морали, еще не значит продвинуться в раскрытии их сущности.

Другой проблемой, связанной с категорией субъекта, оказалось неявное противоречие между идущим от философии своеобразным идеальным представлением о субъекте творчества, самосовершенствования и т.д., и тем, которое связывалось с конкретными, дифференциальными категориями субъектов труда, совместной деятельности и т.д. Становилось все очевиднее, что говорить о субъекте общения совсем не значит подразумевать только идеальные отношения, отвечающие творческой сущности и высшей морали.

Если исходить из того, что субъект — это только источник высших и в этом смысле идеальных проявлений человека, его активности, развития и т.д., то как с этих позиций объяснить те проблемы, задачи, препятствия, трудности, с которыми неизбежно сталкивается субъект любой реальной, практической деятельности, требующей от него, как показал пример той же инженерной психологии, подчас невозможного, с точки зрения человеческих ресурсов? И если субъект — это только общее, что несет в себе идея субъекта как методологическая, то как на ее основе может быть раскрыто то специальное, конкретное, частное, что уже прочно связалось с дифференциальными понятиями субъектов — труда, общения, игры и т.д.

Теоретическая концепция субъекта должна исходить из двух положений. Во-первых, понятие субъекта — это специфический способ организации, где под организацией предполагается, согласно С.Л. Рубинштейну, качественная определенность, специфическая целостная система. Организация присуща и биологическим, и многим иным системам. Биологические способы организации объективны и не могут быть изменены, их совершенствование связано с длительными периодами эволюции. Но человек как субъект обладает уникальной способностью изменять объект или осуществлять различные способы его организации по отношению к объективно существующим. Человек субъективен и в том смысле, что он обладает способностью изменять объективное положение вещей не только в собственной жизни, не только в социальной организации, но и даже в области биологии (генная инженерия и т.д.).

Другое дело, что не всегда этот субъект предлагает более совершенные способы организации. Нам представляется, что с теоретической категорией субъекта связано представление о некотором континууме, пространстве, образованном двумя, а не одним, полюсами — от реального, часто совершенно неоптимального до идеального, оптимального способа организации. И активность субъекта развертывается именно в этом пространстве — от наличного, реального (или, скажем, совершенно деструктивного) способа организации к идеальному, оптимальному. Субъект постоянно решает задачу совершенствования, и в этом его человеческая специфика и постоянно возобновляющаяся и решаемая задача.

Второй характерной особенностью субъекта при его теоретическом определении является то, что его сущность связана не только с гармонией, упорядоченностью, целостностью, но и с разрешением противоречия. Субъект сам представляет собой некоторую специфическую систему, которая никогда не совпадает с той системой, которая философски определяется как объект, а иначе — как объективная реальность, как социальная, жизненная и любая другая реальность, хотя он столь же объективен, как эта реальность [С.Л.Рубинштейн, 1973]. Активность субъекта связана и проявляется в постоянном разрешении противоречия между той сложной живой системой, которую представляет он сам, включая его цели, мотивы, притязания (если говорить о личностном уровне) и даже структуры его организма, тела (если говорить об организменном, индивидном уровне) и объективными (социальными, техническими и др.) системами. Потребности, которые представляют эпицентр системы «человек», которые социально сформированы и социально детерминированы, никогда социумом не удовлетворяются. В полной мере субъект активен не потому, что потребности движут его активностью, а потому, что он разрешает противоречие между своими потребностями и возможностями, условиями и т.д. их удовлетворения. Потребности, безусловно, предметны. Но из этого не вытекает то, что предмет тем самым дан субъекту.

В порядке разрешения этого противоречия субъект и вырабатывает определенный способ организации, в том числе и своей деятельности. Система организации самого субъекта представлена не только внутренними условиями, которые прежде всего интересуют психологию, не только его ценностями, целями, установками, внутренним миром. Она включает и его природную организацию, и его индивидуальную организацию, при этом не только ее достоинства, но и ограничения, как присущие каждому индивиду (ограниченная скорость движений, нервных процессов и т.д.), так и данному индивиду (например, плохое запоминание, быстрая утомляемость, слабая воля и т.д.). Задачей субъекта в самом широком смысле слова становится приведение в соответствие (конечно, в относительных пределах) своих возможностей и ограничений с требованиями и условиями деятельности, что он и осуществляет в порядке разрешения противоречий между своей системой организации и системой организации труда, профессии, данного рабочего места и т.д.

Даже если в качестве субъекта выступает личность и индивид со своего рода идеальной организацией — прекрасным здоровьем, телосложением, выносливостью, наличием способностей, воли, целеустремленности и т.д., это не означает, что снимается противоречие: в данном случае он может столкнуться с такой системой самих объективных условий, в которой не найдет своего места. Таким образом, само теоретическое определение субъекта как системы организации с присущим ей способом функционирования имеет в своей основе противоречие, несоответствие его возможностей и ограничений той объективной сфере — труда, общения, личной жизни и т.д., той системы, в которой он должен функционировать. Как субъект деятельности, или общения, или познания он решает это основное противоречие, которое в каждой упомянутой сфере складывается из множества реальных противоречий, имеющих весьма конкретный характер.

Проблемы акмеологии как комплексной науки, ее предмет исследования и практической помощи человеку связаны, прежде всего, с таким теоретическим пониманием субъекта. Она имеет дело с таким комплексным пространством функционирования человека, складывающимся из природных, психических, личностных условий его функционирования, с одной стороны, социальных (во всей конкретности этого понятия) условий, с другой, и способов организации деятельности как труда, профессии, своего дела, с третьей. Охватывает ли акмеология в соответствии со своим центральным понятием «акме» только совершенные способы организации, идеальные, оптимальные?

Исходя из понимания субъекта не как идеала, а постоянного движения к нему, можно сказать, что акмеологию прежде всего занимает соотношение реальности и идеала, реальных и оптимальных моделей. А реальным может быть и самый неоптимальный вариант. В отличие от теории управления, которая нормативно предписывает всем системам — техническим, институционным, человеческим — более оптимальные способы организации, акмеология имеет своим предметом субъект и лишь содействует ему в нахождении более оптимального способа организации. В этом смысле акмеология не нормативная дисциплина, а гуманитарная, ценностная, гуманистическая, содействующая субъекту, а не превращающая его в объект управления. Подобно этике, она является ценностной, т.е. имеющей в виду идеал, но ее задачей является учет той реальности, отправляясь от которой субъект может двигаться к идеалу, так же, как этика имеет в виду не только нравственность, но и безнравственность, не только добро, но и зло.

Вместе с тем, в отличие от этики, особенно абстрактной, акмеология является более инструментальной дисциплиной, поскольку способы содействия человеку как субъекту должны быть не только конкретны, но и суперконкретны: нужно реальное консультационное, правовое или иное содействие человеку в данной ситуации, с учетом его социального положения, профессиональных трудностей, дефицита образования или здоровья и т.д. Но это не означает, что акмеология является только практической, прикладной областью человекознания: она именно в силу ее комплексного характера должна иметь особо выверенные теоретические координаты, стратегии, чтобы не «завязнуть» в частностях и эмпирике отдельных случаев.

Данное толкование субъекта наиболее абстрактно, мы предполагаем, что его конкретизация может уточняться на. основе той специфики, когда отдельно рассматривают субъекта деятельности, личность профессионала, или субъекта общения, или субъекта жизненного пути.

Теоретическая концепция субъекта деятельности включает в себя ряд взаимосвязанных понятий, совокупность которых позволяет раскрыть основные направления, координаты присущего этому субъекту способа организации. Это понятие «личность как субъект деятельности», «психологическая цена деятельности» «индивидуальный стиль», «саморегуляция» и «задача» деятельности.

Дальнейшая конкретизация может быть осуществлена, когда будут рассматриваться совместная деятельность, профессиональная деятельность, труд и другие качества и ипостаси деятельности.

Личность, выступая как субъект деятельности, приобретает новое качество в ряде отношений. Во-первых, если личность, согласно принятому в психологии определению, это устойчивый психический склад человека, то в деятельности личность выступает в своем функциональном аспекте, качестве, которое отвечает условиям ее функционирования, т.е. системе условий и требований деятельности. Становясь субъектом труда, профессии, личность должна овладеть соответствующими знаниями, умениями, навыками, профессиональными, нормативно определенными (в труде) способами деятельности. В деятельности не только «задействованы» способности, мотивы, цели личности. Перестраивается вся система ее организации — происходит мобилизация работоспособности, дееспособности, выработка привычки к рабочим состояниям, специфическое согласование интеллектуальных усилий с физическими и т.д. Личность, которая имеет свою «логику», архитектонику способностей, потребностей, состояний, вынуждена перестроить ее в соответствии с требованиями труда, рабочего режима, профессиональных задач.

Во-вторых, качество личности как субъекта деятельности принципиально отличается от ее качества как субъекта жизненного пути. Представляется, что одним из основных в характеристике личности как субъекта деятельности является механизм согласования активности личности и требований деятельности. Выше было раскрыто основное содержание понятия активности. Здесь важно отметить, что, имея в виду под активностью действенную, функциональную, функционирующую ипостась личности, нельзя начинать ее понимание с конкретных целей, мотивов деятельности, хотя и в них она проявляется. Активность включает и притязания личности (уровень которых она может снизить), и характер соотношения ее инициативы и ответственности, уровень их развития и т.д. Будучи инициативным, человек может стать исполнителем, принимая требования данного профессионального статуса, вида труда; будучи ответственной, личность, в силу сознания бесперспективности предлагаемого ей дела, может выполнить его на самом низком уровне. Активность может быть понята и в аспекте возрастной дееспособности личности: при слабом здоровье, усталости и т.д. человек может, напротив, под влиянием жизненных обстоятельств работать не по силам много, выполнять не свойственную возрасту и профессиональным навыкам работу. «Задачей» субъекта деятельности является согласование активности, всех возможностей, особенностей и ограничений личности с требованиями, условиями деятельности, труда и данной профессии.

Далее на этом основании можно говорить о его оптимальности-неоптимальности: во-первых, о психологической «цене» деятельности, во-вторых, о личностной «цене». Соответствие — несоответствие активности, способностей и т.д. личности условиям деятельности должно строиться, на наш взгляд, по шкале оптимальности — неоптимальности в двух измерениях. Социально результативная деятельность может быть совершенно неоптимальна с точки зрения личностных критериев, возможностей, способностей, когда, например, талантливый инженер выполняет очень квалифицированно, профессионально, т.е. социально результативно, работу чертежника. И, наоборот, регулярные занятия, отвечающие увлечениям и способностям человека, могут быть не признаны профессионально значимыми, а потому успешными, результативными социально.

В самом общем смысле эту проблему можно выразить формулой: «человек не на своем месте», которая возникает или в силу жизненных обстоятельств, или в силу социальных причин, или в силу невыявленности способностей человека и отсутствия их профессионального совершенствования. Будучи глубоким интравертом, что является устойчивым качеством его личности, предполагающим неразговорчивость, необщительность и т.д., человек вынужден по тем или иным причинам взяться за чтение лекций, требующее высокой коммуникативности, ораторских навыков и т.д. В таком случае «психологическая цена» его деятельности, возникающая в силу несоответствия, противоречия его возможностей, способностей, активности требованиям деятельности, очень велика. Такая деятельность даже может оказаться социально удовлетворительной, нормативно результативной, вопрос же о невероятных усилиях, которые ежедневно затрачивает такой человек, остается его личным делом. В данном случае очевидна неоптимальность способа деятельности именно в измерении субъекта, личности.

Е.А.Климов поставил проблему индивидуального стиля деятельности как особого, различающего разных субъектов способа ее осуществления.

Став субъектом, личность вырабатывает индивидуальный способ организации деятельности. Этот способ отвечает качествам личности, ее отношению к деятельности (целеполаганию, мотивации) и требованиям, объективным характеристикам данного вида деятельности. Способ деятельности есть более или менее оптимальный интеграл, композиция этих основных параметров. Субъект является интегрирующей, централизующей, координирующей «инстанцией» деятельности. Он согласует всю систему своих индивидных, психофизиологических, психических и, наконец, личностных возможностей, особенностей с условиями и требованиями деятельности не парциально, а целостным образом. Обеспечение требований деятельности осуществляется не в порядке установления однозначного соответствия им того или иного психического процесса, состояния. Этот процесс имеет целостный характер и осуществляется на основе саморегуляции. Введение в отечественной психологии при исследовании сенсомоторной деятельности О.А.Конопкиным понятия «саморегуляция» явилось важным моментом в развитии концепции субъекта прежде всего потому, что оно позволяет преодолеть инвариантную абстрактную парадигму деятельности (цель, мотив, предмет и т.д.). Ее вариативность ограничивалась констатацией одного только «сдвига» мотива и цели. Между тем субъект является организатором, источником не одного, а сотен «сдвигов», вариантов, стратегий, способов осуществления деятельности на всем ее протяжении. Это он ведет выбор стратегии субъективно наиболее привлекательной, не обязательно легкой, результативно наиболее оптимальной. Он на основе саморегуляции обеспечивает определенное — в соответствии с объективными и субъективными критериями — качество выполнения деятельности (например, в соответствии с притязаниями на трудность ставит и решает наиболее сложные профессиональные задачи, а не ограничивается текущими и т.д.).

В условиях заданности, жесткой определенности требований той или иной технической системы, норм профессии, труда субъект деятельности и его психика обнаруживают свою способность к перестройкам, самоорганизации; встречной активности. Саморегуляция имеет многоуровневый характер, в котором лидирует личностно значимая стратегия деятельности. Саморегуляция осуществляет перераспределение функциональных задач деятельности между разными уровнями: то, чего один субъект достигает непроизвольной психической активностью, другому приходится совершать волевым способом. Если деятельность выступает как личностно значимая, жизненно важная, то регуляция текущих состояний практически не требуется — происходит общая мобилизация, подъем всех сил человека, в иных случаях преодоление усталости требует особых волевых усилий Саморегуляция это не только согласование циклов психофизиологических процессов и состояния, но и оптимизация возможностей, потенциалов индивида, личности, компенсация индивидуальных недостатков в связи с задачами и событиями деятельности. Саморегуляция — это преодоление объективных и субъективных трудностей деятельности, готовность к неожиданностям.

При всей разработанности категории деятельности в философии и психологии исследователями и теоретиками не был отмечен ее временной характер. Деятельность осуществляется здесь и теперь, т.е. всегда в настоящем времени. Прошлая деятельность — это опыт и т.д., но не реальная деятельность.

Деятельность невозможна без человека (машина не мыслит и не действует сама), а человек является экзистенциальным существом не в абстрактно философском значении этого понятия, а именно в смысле временной и пространственной конкретности его способа существования. Любое движение осуществляется во времени и пространстве. Действия, операции, являясь не только индивидуальным, но и социальным образованием, отвечая логике общественного способа деятельности, также протекают во времени, имеют скорость, ритм своего осуществления Вся проблема произвольной регуляции психики — это ускорение естественно текущих психических процессов субъектом.

Посредством саморегуляции субъект согласует (или разрешает противоречие) между темпоритмикой своей индивидной организации, между скоростью осуществления действий (заданной конвейером или определяемой самим субъектом), между временными циклами, событиями идру-гими структурами деятельности Понятие способа организации деятельности наиболее ясно раскрывается в аспекте временной ее организации.

Очевидно, что планирование, и прогнозирование, и моделирование деятельности, которое более-менее сознательно осуществляется субъектом, связано со временем, сроками получения результата, необходимым временем действий, циклов деятельности, т е скоростью, и т д. Исследуя данную проблему теоретически и эмпирически, мы оперируем понятиями — «личностная организация времени» (объективный, присущий тому или иному виду и характеру деятельности ее «режим»), а также «своевременность».

К сожалению, в ряде профессиограмм даже таких профессий, которые связаны со сроками, скоростью человека и технических систем транспорта, отсутствуют временные параметры, существенные с точки зрения современности, дефицита и т д

Представление о личностной организации времени было раскрыто, во-первых, путем выявления ее трехкомпонентной структуры — сознание, переживание и практическая организация времени действий. Во-вторых, на основании многолетнего эмпирического исследования была получена типология, раскрывающая разные способы личностной организации времени, разные стратегии в разных временных режимах, что очень важно при проведении профессиональных тестов (с учетом дефицита времени).

Одним из важнейших моментов, который связан с личностным уровнем субъекта деятельности, является задача (понятие, которое заимствовано из психологии мышления и которое, тем не менее, представляется необходимым для описания деятельности). Повторяем, что в психологической формуле деятельности — предмет — мотив — цель — присутствовала и категория «условия». Но она неявно подразумевала данные, наличные условия, не предполагая тем самым возможности поиска субъектом других условий, наконец, их модификации. Кроме того, деятельность имеет необходимый характер, т.е., иными словами, существует система требований, обращенных к индивиду как субъекту общественного труда, профессии и т.д. На первый взгляд, необходимость деятельности противоречит постановке задачи субъектом. На самом же деле задача субъекта и состоит в разрешении этого противоречия, что проявляется в постановке им частных, конкретных задач. В каждой из них он устанавливает определенное сочетание условий и требований, при которых задача имеет решение или он может ее решить. Оптимальность постановки задачи определяется одновременно по совокупности и субъективных, и объективных критериев (субъект определяет, при каких условиях для него задача интересна, посильна, а результат значителен, важен). Введение субъектом новых условий, постановка оригинальных задач есть творческое начало в организации деятельности, связанное с личностным, психологическим способом ее осуществления, хотя часто совершенно не связанное с творческим характером самого продукта, результата.

Касаясь последнего, нужно сказать, что в современных сложных видах автоматизированной производственной деятельности, предполагающей множество циклических операций, исключающих участие человека, продукт, результат деятельности отделен от непосредственного производителя, труженика. В связи с этим возникает важнейшая проблема — нужен ли субъекту для переживания завершенности, успешности его деятельности результат, в какой форме он должен существовать, чтобы привести к удовлетворению субъекта, без чего, по нашему глубокому убеждению, невозможно ее дальнейшее активное осуществление? Мы выдвигаем в этой связи следующие гипотезы.

Во-первых, субъект должен уметь ставить вышеупомянутые задачи, критерием успешности решения которых является уже не только прямой результат, но и скорость решения, возможность преодоления трудностей, уровень («быть на уровне»), профессиональный, личностный, на котором субъект чувствует себя удовлетворенным («не потерять лица» и т.д.), степень оригинальности решения. Результатом данной задачи может оказаться постановка новой, что поддерживает постоянный интерес субъекта.

Во-вторых, «результативность» деятельности «сдвигается» на качество ее осуществления субъектом. Отсюда открывается перспектива на весь комплекс проблем акмеоло-гии в ракурсе совершенствования деятельности, уровня профессионализма.

В-третьих, и это едва ли не главное — «результативность» и удовлетворенность субъекта связана с возможностью организации всего контура деятельности.

Не обсуждая здесь всей проблемы целостности как критерия сущности субъекта, подчеркнем, что достижение целостности деятельности как согласования ее объективных условий-требований и субъективных обстоятельств является основной задачей субъекта. Возможность не парциально отвечать за каждую операцию, а скомпоновать их композицию, последовательность, систему составляют особую потребность и интерес для субъекта деятельности.

Последним необходимым признаком субъекта деятельности является способность самосовершенствования и совершенствования деятельности. Совершенствование последней идет по линии оптимизации ее организации, целостности, по линии постановки нетривиальных задач ее решения, совершенствования качества деятельности. Однако иногда эти две «кривые» не совпадают: совершенствуя свою деятельность чисто профессионально, человек не заботится о своем интеллектуальном, личностном развитии, в известном смысле «растворяется» в деле, становится ее придатком.

Здесь мы выходим к разным личностным характеристикам субъектов деятельности: один тип удовлетворяется пределами своего рода «игрового» способа жизни в профессии, «разминает» свою активность, не повышая уровня, другой тип ориентирован на более сложные профессиональные достижения, что заложено в характере его притязаний, третий, как показывают исследования, целиком «привязан» к социальному одобрению-неодобрению и потому, как правило, совершенствует свои способы решения социально престижных задач, деятельности и достижения соответствующих должностных «мест» — совершенствование способа организации дела вообще не является его задачей. Одни открыты, способны к принятию профессионального опыта других людей, другие совершенно закрыты и учатся только на своем.

На пути совершенствования стоят часто не только несогласованность имеющихся в наличии условий, средств деятельности, возможностей субъекта и объективных требований, но и внутренние противоречия самой личности. В труде, профессии, деятельности личность не только реализует свои цели, мотивы и т.д. Порожденная социальными, техническими, материальными условиями ситуация (в широком смысле слова) деятельности в нашем обществе вызывает огромные противоречия в самом субъекте. Эти противоречия заключаются в том, что человек вынужденно идет на компромиссы, связанные со сроками, качеством осуществления деятельности, осознавая, что она могла бы быть выполнена значительно лучше. Пропорции формальных дел и существенных для личности сдвигаются в сторону первых, человек осознает, что главного он не успевает. Начинается рассогласование на личностном уровне. Эти достаточно частные примеры свидетельствуют о том, насколько важна акмеологическая диагностика реальной организации деятельности, реальные меры становления личности ее субъектом. Понимание всей совокупности условий осуществления деятельности требует разработки множества систем, моделей, которые и в оптимальных, и реальных формах уже достаточно давно исследуются психологами для создания оперативных средств акмеологической диагностики. Совершенствование субъекта деятельности, по-видимому, прежде всего, идет путем самоорганизации, но последняя должна строиться не только на личном опыте, на пробах и ошибках, но на научных акмеологических знаниях.
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   15

Похожие:

Литература Особенности типологического подхода и метода исследования личности iconПсихология управления
Эволюция парадигм психологического подхода к управлению в 20 веке от «человеческого материала» к «самоценной личности». Концепции:...

Литература Особенности типологического подхода и метода исследования личности iconЦенностная направленность личности как выражение смыслообразующей активности
Изучается взаимосвязь смыслообразующей активности и ценностной направленности личности. Приводятся данные исследования типов ценностной...

Литература Особенности типологического подхода и метода исследования личности iconМетодическая разработка открытого занятия по теме: «Греко-латинские...
Отработка умений анализировать, извлекать информацию, умение выражать свои мысли с применением объяснительно-иллюстративного метода,...

Литература Особенности типологического подхода и метода исследования личности iconТема эроса в прозе серебряного века
Целью данного исследования является попытка проследить зависимость художественного решения проблемы от мировоззрения и творческого...

Литература Особенности типологического подхода и метода исследования личности iconЭтнопсихологические и социокультурные особенности интеллектуального развития подростков
Е раскрываются теоретические, методологические, и эмпирические аспекты проблемы исследования интеллекта в зарубежной и отечественной...

Литература Особенности типологического подхода и метода исследования личности icon§1 Психосемантическая сфера личности сотрудников исправительных учреждений...
I теоретические основы изучения психосемантической сферы личности сотрудников исправительных учреждений

Литература Особенности типологического подхода и метода исследования личности iconВ экологическую психологию
«человек – окружающая среда (природная, социальная)». Приводятся примеры применения экопсихологического подхода как методологической...

Литература Особенности типологического подхода и метода исследования личности iconЛитература предисловие
Влияние классического и ревизованного психоанализа на обоснование проективного метода

Литература Особенности типологического подхода и метода исследования личности iconМетодические рекомендации по выполнению выпускной квалификационной...
Тема: Социально-психологические особенности личности молодых людей, занимающихся видами спорта, связанными с повышенным риском

Литература Особенности типологического подхода и метода исследования личности iconЛитература с. 19
Реализация компетентностного подхода в преподавании английского языка с. 8-17

Литература


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
literature-edu.ru
Поиск на сайте

Главная страница  Литература  Доклады  Рефераты  Курсовая работа  Лекции