Литература Особенности типологического подхода и метода исследования личности




НазваниеЛитература Особенности типологического подхода и метода исследования личности
страница6/15
Дата публикации11.05.2014
Размер2.68 Mb.
ТипЛитература
literature-edu.ru > Психология > Литература
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15

4. Проблема личностной организации времени


Проблема психологического времени, несмотря на возрастающее число ее исследований, несмотря на интересные попытки выявить временные функции психики и сознания посредством определения задач, которые ими решаются [Г. Шальтенбрандт, Л. Аарансон, П. Мередит и др.], остается теоретически не определенной. Не создана единая концептуальная модель, раскрывающая соотношение биологического, психологического и социального времен, отсутствует уровневое представление о соотношении психологического, личностного, жизненного времени, единая картина их многообразия.

Не претендуя на концептуализацию проблемы психологического времени в целом, можно тем не менее выделить по крайней мере четыре основных аспекта ее рассмотрения. Первый — отражение (психическое, сознательное) объективного времени, адекватность (большая, меньшая) этого отражения, механизмы отражения (например, восприятие времени). Второй — временные, т.е. процессуально-динамические характеристики самой психики, связанные прежде всего с лежащими в ее основе ритмами биологических, организменных, нейрофизиологических и других процессов. Третий — способность психики к регуляции времени (движения, действия, деятельности). Четвертый — личностная организация времени жизни, т. е. тот временно-пространственный континуум, в котором строятся ценностные отношения личности с миром.

Это расчленение позволяет их концептуально интегрировать. Так, первую отражательную функцию психики можно, по-видимому, объяснить как своеобразную конвергенцию и дивергенцию объективных структур, темпов времени и субъективных процессуально-динамических характеристик психики, а также временных особенностей личностной организации времени. Например, в психике представлено как одномоментное то, что объективно существует длительно и последовательно, и, наоборот, психическое переживание растягивает во времени, придает длительность тому, что объективно одномоментно. Память воспроизводит прошлое в настоящем, за счет чего в психическом настоящем представлено и то, что отражается в данный момент, и то, что было отражено в прошлом, т.е. происходит удвоение времени. Иными словами, объективное время отражается и воспроизводится в психике за счет несимметричного ему времени и темпов осуществления психических процессов.

На основе психического отражения реализуется на разных уровнях взаимодействие человека с миром, одновременно развивается способность психики к регуляции этого взаимодействия во времени. Не рассматривая иерархию этих уровней, ряд особенностей которой описал Пиаже, можно сказать, что в целом психика обеспечивает сопряжение объективного времени (и как времени внешних субъекту процессов, и как временного измерения самого субъекта в качестве объекта, имеющего временное измерение) и субъективного времени, т.е. скоростей, темпов и ритмов психического времени. Сопряжение объективных скоростей, темпов, требований и собственных (организменных, психических) скоростей, ритмов и т.д. имеет место в структуре деятельности. Деятельность — создание особого временно-пространственного континуума, в котором субъект связывает объективно разобщенные во времени и пространстве объекты, придает им свою временную целостность и цикличность и собственные временные параметры и ритмы.

На основе отражения времени у человека появляется способность регулировать во времени деятельность, связывая воедино скорости субъекта как физического, психического и сознательного существа. Психическая и сознательная регуляция деятельности, на которую указывали И.М.Сеченов и С.Л.Рубинштейн, заключается в способности соотносить временные требования, исходящие извне, и собственные временные возможности (и ограничения). Другая особенность психики, связанная с регуляцией деятельности, заключается в способности к временному ускорению. Как говорилось выше, природная основа психики — это естественно текущие ритмы психических процессов, привязанные преимущественно к ритмам нейрофизиологических процессов, темпераментальных особенностей и т.д., а также скорости запоминания, мышления, восприятия и т.д. Регуляторная способность психики начинается с повышения в доступных индивиду пределах этих естественных скоростей, что и составляет одну из особенностей произвольной регуляции. Ускорение распространяется, повторяем, не только на скорость движения, но и на ритм психической деятельности. Далее, эта психическая способность распространяется на регуляцию деятельности в целом. Психика — ускоритель, т.е. условие повышения работоспособности, дееспособности, интенсивности человеческой деятельности.

Личность оказывается способной работать в условиях временной стимуляции, временного стресса, снимать или усиливать его действие, способной улавливать и вычленять временные пики событий деятельности, оперативно использовать все временные объективные и субъективные параметры. Вырабатывается способность действовать своевременно или более тонко определять пределы допустимых опозданий, допустимых опережений.

Сознание интегрирует способность психики к отражению времени, в том числе переживанию времени, ее временные процессуальные параметры и, наконец, способность к регуляции деятельности во времени. Эта способность сознания (интегрирующая все аспекты и временные особенности психики) и становится основой личностного уровня регуляции времени. Иными словами, четвертый аспект, или уровень, психической регуляции времени, личностный, возникает как интеграл разномодальных временных возможностей психики и прежде всего — временной регуляции деятельности.

Основой способностей отражения и регуляции времени является принцип раздвоения или несимметричности времен (объективного и субъективного, отраженного и переживаемого, объективного и физического и т.д.), что, в свою очередь, приводит к несимметричности психологических времен отраженного и регулируемого в деятельности. На уровне личности появляется способность произвольно ускорять не только физические действия, но и естественные темпы запоминания, мышления, внимания. Актуализация запомненного осуществляется субъектом в нужный момент так же, как в нужный момент реализуется функция мыслительного предвосхищения. Своевременное использование своих временных психических возможностей и механизмов — такова общая задача регуляции личностью ее соотношений с миром.

Если психика структурирует деятельность в особый временной континуум, имеющий начало, протяженность, скорость и завершение, то личность структурирует свое существование, по-своему размещая во времени жизни определенные занятия, деятельности, события, отводя на них объективно и субъективно требуемое время.

Одновременно она вырабатывает некоторые общественные способности регуляции времени: способность к планированию, т.е. последовательности операций во времени, способность сосредоточивать максимум напряжения, усилий в данный момент времени, способность сохранять пролонгированную линию деятельности в ценностном и волевом отношении, абстрагируясь от краткосрочной стимуляции, способность сохранять психические резервы до конца деятельности, способность устанавливать психологически и объективно целесообразную ритмику — периодизацию деятельности и многие другие.

Временной масштаб личностной регуляции времени — это масштаб жизненного пути и его временных образований. Если при регуляции деятельности задача временной регуляции состоит в том, чтобы сопрягать психические процессы с временно-целевым центром деятельности (последовательно или одновременно включать механизмы памяти, восприятия, мышления), согласовывать объективные и субъективные скорости деятельности, то личностные задачи регуляции могут быть раскрыты только через соотношение личности с целостным, специфическим и динамическим жизненным процессом, который обозначается как ее жизненный путь.

В исследованиях жизненного пути личности этот динамический аспект выделялся посредством категории прошлого, настоящего и будущего. Прежде всего отмечался субъективный характер личностного времени, но для выявления специфики личностного времени как раз важна связь между субъективным и объективным временем, то, как личность устанавливает эту связь, и то, какую роль играет субъективное время в регуляции жизненного пути как объективного процесса. В первоначально поставленной задаче найти интеграл биологического, исторического и индивидуально-биографического времен — эта идея связи объективного и субъективного времен лишь угадывается.

Во многих теориях жизненного пути отразилась концепция времени точных и естественных наук, представление о равномерном и типичном для всех времени: прежде всего в понятии возраста этапы жизненного пути всех людей унифицировались и стандартизировались. Событийный подход позволил расчленить жизненный путь на некоторые кванты, которые дают возможность представить его динамику. Однако авторам этих теорий не удалось связать внешние события с внутренними, а тем самым объективное и субъективное личностное время осталось несоотнесенным.

Категории прошлого, настоящего и будущего наиболее адекватны особенностям жизненного пути как специфического временного процесса, и не только потому, что в них раскрывается необратимость человеческого времени, но и потому, что они относительны к личности, постоянно перемещающейся во времени. Наиболее конструктивными оказались подходы к личностному времени, связанные с понятиями психологической или жизненной перспективы [К.Левин, Л.Франк, И.Наттин, Р.Кастенбаумидр.). Однако понятие временной перспективы много уже, чем понятие жизненного пути. Вместе с тем даже в психологических интерпретациях временной перспективы личности также сказалась тенденция к ограничению сугубо субъективными параметрами времени, его ценностно-мотивационными структурами.

Основная ограниченность всех перечисленных подходов сказалась в том, что личность в них не выступает причиной, субъектом жизненной динамики, субъектом жизненного пути. Генетическая теория личности, идея качественного изменения и развития личности в жизни, которая разрабатывалась П.Жане, Ж.Пиаже и Л.С.Выготским, еще не сомкнулась с представлением о личности, развивающей свою жизнь [С.Л.Рубинштейн].

Для определения особенностей личности как субъекта жизни необходимо раскрыть сущность основного противоречия жизненного пути. Историческое и социальное время жизни личности задаются не только той эпохой, в которую она живет, не только социальными процессами и событиями, современницей которых она является, но и внутренней детерминантой ее личной жизни.

Общественное время детерминирует внутреннюю личную жизнь, поскольку личность живет трудом, а труд определяется общественно необходимым временем. Общественно необходимое время — это не просто время, отданное труду, за вычетом которого остается свободное время: оно определяет иерархию ценностей и детерминант личной жизни, ее основные структуры. Одновременно общественное время это совокупность предоставляемых личности временных возможностей и резервов, заключенных в культуре, технике, в научении и социальном опыте.

Одно из основных противоречий индивидуальной жизнедеятельности и заключается в противоречии между жесткой общественной детерминированностью личной жизни во времени и способностью личности к развитию, т.е. потенцированию времени. В самом общем виде развитие — это возрастание возможностей личности, умножение ее личностного времени в процессе ее жизненного становления и самоопределения, повышение ее своеобразной жизненной производительности, подобной производительности труда. Структура жизненного пути субъекта складывается из трех составляющих, в которых так или иначе представлена временная детерминанта. Эти составляющие: развитие личности, во-первых, ее способность к организации времени, во-вторых, ее активность, в-третьих.

Г.Томеэ считает, что нет общечеловеческого образа развития, а только конкретные формы развития в детстве, юности и зрелом возрасте.

Мы, напротив, предполагаем, что именно целостность и непрерывность развития на протяжении жизненного пути составляет суть развития личности в отличие от ее возрастного развития. Личностное развитие — реализация потребности в объективации, в самовыражении в формах жизни в процессе жизни [С.Л.Рубинштейн, Д.Н.Узнадзе]. И в этом смысле для каждой личности существует типичный именно для нее, целостный, пронизывающий все возраста, единый на протяжении всего времени жизни способ развития. Он может иметь прогрессивный или регрессивный характер [К.Обуховски и др.], может осуществляться гармонично или противоречиво (уже в смысле противоречия между потребностями-притязаниями и способностями, между творческим типом личности и нетворческим характером профессии, труда и т.д.), может быть интенсивным или экстенсивным, более индивидуализированным или типичным.

Конечно, понятие личностного развития также многоуровнево и сложно, поскольку оно включает и природное психическое, и социокультурное развитие индивида. Одна ко при всей разноплановости разных уровней развития, при их гетерохронности [Б.Г.Ананьев] его ведущее противоречие заключается в несовпадении между возрастающими возможностями личности к объективации и социально-заданными условиями этой объективации (в труде, в общении и т.д.), а также в несовпадении социальных возможностей и способности-неспособности личности к их реализации. Развитие — это прежде всего потенцирование времени, наращивание возможностей личности, а потому возрастание значимости этих возможностей и их реализации для нее самой. Неполная, неадекватная, неподлинная, как говорят экзистенциалисты, самореализация — это уничтожение ценности, а тем самым растрата личностного времени. Необратимость хода жизни в природном смысле лишь усиливает остроту этого противоречия, но не составляет его сущности.

Личная жизнь, жизненный путь личности и является тем вторичным ценностным образованием и процессом, который личность создает и осуществляет в порядке объективации, самовыражения. Жизненные отношения, жизненные перспективы, жизненная позиция — та действительность, которая существует и воспроизводится личностью постольку, поскольку она имеет ценность для личности. Ценностное отношение к жизни или переживание ее ценностности проявляется в мотиве успеть воплотить себя в жизни, в чем-то непреходящем, человечески ценном, общественно значимом. Эта основная потребность развития выражается по крайней мере в трех отношениях: в стремлении расширить границы своего индивидуального бытия и своей конечности, в стремлении объективировать себя в формах, неподвластных течению времени, в формах объективных, результативно-статичных, наконец, в стремлении сделать свою жизнь более интенсивной в настоящем. Последнее и составляет основу деятельности личности, основу переживания времени как ценного или как пустого, бессмысленного.

Противоречие жизни личности может выглядеть так, что, совершая во времени реальные действия, поступки, личность оказывается не в силах переживать их как ценность (в силу общественных или личных причин). Это и есть обесценение, уничтожение личностного времени, а тем самым потребности и способности к развитию. Однако разрешение основного жизненного противоречия целиком не зависит от личности. Субъектом жизненного пути личность начинает становиться по мере развития ее способности к регуляции времени жизни.

В основе последней лежит ряд составляющих. Как известно, психологические способности (развитие которых также в известном смысле не зависит от личности) — это образования, представляющие в первую очередь природно-личностный, а затем личностно-социальный потенциал, который дает ускорение интеллектуальному, деятельному, жизненному продвижению личности. Способный человек в отличие от неспособного задает определенный темп деятельности, открывает для себя возможность действовать с большей скоростью, в иных временных масштабах. Управление своими способностями, использование их личностью для овладения новыми темпами, новыми временными возможностями уже есть особая способность личности к организации времени жизни. Это использование — неиспользование происходит в реальных структурах организации жизни (образования, труда, досуга и т.д.).

Далее, независимость объективного хода жизни от личности, которая диктуется объективностью общественного и природно-биологического времени жизни, проявляется в том, что личность не может ускорять (или удлинять) время общественных событий, занятий, не может увеличить продолжительность своей жизни. От нее не зависит общественно необходимое время труда, она не может увеличить продолжительность свободного времени.

Однако при независимости от нее общественного времени личность тем не менее развивает в себе способность устанавливать со временем оптимальные отношения. Она развивает в себе особую способность соответствовать, быть адекватной объективному времени, потребность успевать, действовать своевременно ходу общественных и природных процессов. Своевременность овладения профессией, включая получение образования и становление мастерства, своевременность прохождения этапов профессиональной жизни (карьеры) диктуется и существующей социальной нормативностью, и ценностью оптимальных возрастных сроков прохождения этих этапов, и личностной потребностью в объективации. Иногда неосознанно человек ставит себе сроки, оценивая их несоблюдение как жизненную неудачу или победу. Осуществление основных жизненных этапов (вступление в брак, рождение детей, карьера) размещается каждым в своеобразном ценностно-временном континууме, в котором и получает определенную личностную оценку (еще успею, еще рано, уже поздно, скоро будет поздно). Эти временно-смысловые оценки и являются часто важнейшей составляющей мотивации (или ее падения) и затем регуляции реальных жизненных соотношений и деятельности личности в объективном времени. Своевременность — таково важнейшее из качеств личности как субъекта жизни, осознаваемое или переживаемое основание регуляции времени жизни. Это образование, как показывают наши предварительные исследования, имеет индивидуально-типологический характер. Мера осознанности времени жизни как жизненной проблемы и т. д. весьма различна у разных людей. Это можно, в свою очередь, объяснить разными причинами: у одних — это связано с общей осознанностью жизни, с развитой способностью к жизненной рефлексии, у других — с появлением такого осознания в силу жизненных обстоятельств, трудностей и противоречий. Различна и мотивирующая сила этого чувства своевременности: у ряда людей ярко выражена жизненная торопливость, совершенно безотносительная к реальным объективным обстоятельствам их жизни, как будто время подстегивает их, как будто они боятся все время упустить главное, у других подобное качество вообще отсутствует. Однако при всех типологических различиях, оказываясь несвоевременной, личность упускает и социальные возможности и не может реализовать индивидуальные.

Чаще всего в сфере труда, однако, у некоторых в сфере именно личной жизни развивается (иногда тоже неосознаваемая) способность к организации времени в более узком смысле слова, которую часто квалифицируют как составляющую организованного человека. Самоорганизация во времени, организация временных параметров своего труда и личных занятий включает и планирование, и учет времени, и учет производительности, скорости труда, и временных интервалов, требований и т. д. Продуктивное использование времени, ориентация во времени, способность по-своему структурировать время в условиях объективной временной определенности — неопределенности времени наступления событий, отсутствия строгой детерминации временем — это особые личностные временные способности, которые обеспечивают ее своевременность, продуктивность, оптимальность ее общественной и личной жизни. Именно здесь появляется возможность свободного владения временем в относительной независимости от его объективного хода. Здесь формируется предпочтительное для личности распределение времени в соответствии с субъективной значимостью занятий и событий, способность экономить время, пренебрегая незначительным, умение абстрагироваться от текучки и суеты, которая часто диктуется объективными структурами жизни. Организация времени проявляется и в способности личности включаться в события и структуры социальной жизни, придающие ее жизни большее ускорение, более продуктивный темп, в сферы, развивающие ее. Она проявляется в способности улавливать сущность, логику событий, включаясь в них в оптимальный момент.

Однако способность к организации времени не существует как формальная, оторванная от его ценностности и переживания. Само по себе переживание ценности времени без соединения со способностью к его организации дает так же мало, как способность к его организации безотносительно к целям и их значимости для личности. Ценностный аспект времени не измеряется его переживанием как таковым, субъективно удлиняемым или укорачиваемым личностью. Ценностность времени личности — это ее способность сохранения во времени своей направленности на удовлетворение потребности, а также оптимальная организация условий удовлетворения основных жизненных потребностей. Подлинным субъектом жизни становится та личность, которая способна организовать свой жизненный путь как целое, сохранив на протяжении времени и обстоятельств свои важнейшие потребности, которые не удалось реализовать в настоящем, направляя всю свою жизнь на достижение главных ценностей, на решение задач самовыражения.

Сферы общественной жизни объективно различаются по насыщенности событиями, противоречиями, по социальной перспективности, темпам развития. Попадая в такие сферы (профессиональной деятельности, культурной, общественной жизни и даже личного общения), личность получает большие возможности, более интенсивно взаимодействует со средой, повышает ритм жизни. В данном случае общественная детерминация расширяет возможности личности, умножает ее потенциал.

Исходя из сказанного, можно более точно определить понятие психологического будущего (перспективы), которое остается достаточно неопределенным при наличии большого числа работ в этой области [К.Левин, Л.Франк, И.Наттин, Р.Кастенбаум и др.]. Одни определяют будущее относительно прошлого и настоящего, другие — с точки зрения его структуры, третьи — ценностного содержания. Мы предлагаем различать психологическую, личностную и жизненную перспективы как три различных понятия.

Психологическая перспектива — это когнитивная способность предвидеть будущее, прогнозировать его, представлять себя в будущем. Эта способность, как показывают наши исследования, типологически варьирует.

Личностная перспектива — не только когнитивная способность предвидеть будущее, но и целостная готовность к нему в настоящем, установка на будущее (например, готовность к трудностям в будущем, к неопределенности и т.д.). Такая перспектива может иметь место даже у личностей с когнитивно бедным, нерасчлененным, неосознанным представлением о будущем. Личностная перспектива открывается при наличии способностей как будущих возможностей, зрелости, а потому готовности к неожиданностям, трудностям, присущего ей потенциала, способности к организации времени.

Психологической перспективой обладает тот, кто способен предвидеть будущее, кто видит личностную перспективу, имеет жизненный опыт, личностный потенциал. Жизненная перспектива включает совокупность обстоятельств и условий жизни, которые при прочих равных условиях создают возможность оптимизации дальнейшего жизненного продвижения. Как было отмечено, это может быть не зависящая от личности включенность в более развивающие, более перспективные сферы общественной жизни, которые сразу выводят личность на другой уровень и масштаб жизни. Но чаще всего жизненная перспектива открывается тому, кто сам создал систему оптимальных (т.е. имеющих множество возможностей) жизненных отношений, систему опор, которые обладают все возрастающей ценностью. Совокупность таких опор и отношений, которая гарантирует все возрастающую ценностность жизни личности и в будущем, расширяет ее возможности, мы назовем жизненной позицией. Такая жизненная позиция детерминирует будущее личности. Определенные жизненные рубежи, достигнутые человеком, в последующем способствуют ускорению его жизни, требуют в будущем меньше усилий, в некотором смысле обеспечивая его будущее. Обладая личностной перспективой, человек при отсутствии такой выработанной позиции может быстро исчерпать свои личностные возможности, способности, попадая в зоны жизни, насыщенные трудностями, противоречиями, или, напротив, зоны, бедные событиями, не способствующие развитию, подобно сенсорно бедному полю.

Если развитие есть потенцирование, резервирование времени (и тем самым создание предпосылок будущего в настоящем), если способность к регуляции и организации времени есть основа личностной готовности к будущему, то позиция личности есть вторичное жизненное образование. Активность как качество субъекта жизни связана именно с жизненной позицией. Личность как субъекта жизненного пути характеризует, кроме уровня развития и временных особенностей, активность.

Если развитие есть потенцирование и резервирование времени, если переживание ценностности есть способность умножения, присвоения времени личностью, если способность к организации времени есть его оптимальное использование, то активность есть практически-действенная форма его реализации. Авторы концепции психологического времени часто сводят и этот аспект к субъективному времени, к представлениям, целям, будущему и т.д. Однако личностное время — это и объективный способ реализации субъективного, форма, интенсивность и качество его реализации, т.е. активность. Динамической характеристикой обладает не только побуждение, мотив, но и личностный способ реализации — поступок. Но поступок — это не только реализованный мотив, а активность — это не только форма выражения потребностей. Понятие активности может быть полностью раскрыто тогда, когда объективные условия реализации потребностей рассматриваются не как данные в готовом виде, т.е. наличные, уже адекватные потребностям, но и как препятствующие их удовлетворению, не соответствующие им и т.д. Активность выступает, тогда как преобразование, формирование, преодоление встречных детерминирующих тенденций. Активность возникает на стыке двух времен, двух детерминирующих тенденций — субъективной и объективной. Она предстает как разрешение противоречий между этими временами, как поиск соответствия между ними, как их сопряжение.

Активность должна быть определена как реальная организация времени жизни, а не только способность к ней. Организация времени жизни — это структурирование объективных — общественного и природного времен, преобразование их воздействия, снятие ограничений, расширение возможностей, изменение направлений. Активность есть реальное умножение, расширение, наполненность времени жизни.

Это достигается различными путями: в одном случае — путем оптимального использования природных возможностей, в другом — путем нахождения оптимально-индивидуального темпа жизни, деятельности, в третьем — определения своевременности включения личности в социальные процессы. Так, личность должна выявить логическую фазу и временной период события, в который нужно проявить активность, например, для ускорения этого события. За пределами этой фазы даже максимум активности ничего не меняет. Человек выбирает формы активности, которые нужны, чтобы предотвратить наступление событий, или поддержать их развитие, или затормозить их ход и т.д. Максимум активности, приложенный в неадекватной форме, не может повлиять на развертывание событий. Из этих общих примеров, очевидно, что активность есть сопряжение субъективного времени, целей, ценностей и объективного времени.

Анализ развития, способности к организации жизни во времени и активности как трех аспектов времени жизни личности обнаруживает, что существуют не сами по себе как таковые природное, социальное, индивидуальное времена, но разные формы собственно личностного времени. Так, развитию соответствует прежде всего потенциальное время, временной способности личности — наличное, заданное обществом время, активности — реальное время личности. Последнее — это время, соединенное с переживанием личности, которое становится реальной личностной ценностью.

Эти три личностных времени зависят от нее, но в разной мере подлежат управлению. Потенциальное время — время развития (в том числе и его темпы, периоды), это время, которым личность не может управлять непосредственно. Конечно, развитие способности к организации времени и развертывание активности непосредственно влияют на временные параметры развития личности. Способность к организации времени жизни есть способность к управлению, овладению временем. Одновременно она зависит также и от активности личности, т.е. от способа включения ее в социальные процессы и от развития личности и ее потенциалов. Иными словами, развитие личности есть процесс, который содержит возможность возрастания времени, не зависящую от личности, тогда как активность есть форма оптимизации самой личностью реального времени, что превращает личностное время еще и в ценность.

Эти теоретические соображения позволяют выдвинуть гипотезу, что не существует как такового понятия биографического, индивидуально-неповторимого времени, что личностное время имеет вариативно-типологический характер.

Первоначально было проведено теоретико-эмпирическое исследование и построена типология по двум основаниям: характеру регуляции времени и уровню активности. Первый этап построения типологии был проведен под нашим руководством" В.И. Ковалевым на основании глубинного интервью, биографического метода и литературных материалов. На втором этапе был применен комплекс проективных методик, а также модифицированная методика С.Л. Рубинштейна для выявления соотношения реального и желательного времени и модифицированная методика Б.В. Зейгарник для выявления краткосрочного и пролонгированного эффекта незаконченного действия, т.е. краткосрочной и пролонгированной активности.

Выявились четыре основных типа регуляции времени: пассивно-ситуативный, активно-ситуативный, пассивно-пролонгированный и активно-пролонгированный по характеру регуляции времени жизни или ее отсутствию и активности.

Стихийно-обыденный тип регуляции времени: личность находится в зависимости от событий и обстоятельств жизни. Она не успевает за временем, не может организовать последовательность событий, предвосхищать их наступление или предотвращать его. Этот способ организации жизни характеризуется ситуативностью поведения, отсутствием личностной инициативы.

Функционально-действенный тип регуляции времени: личность активно организует течение событий, направляет их ход, своевременно включается в них, добиваясь эффективности. Однако инициатива охватывает только отдельные периоды течения событий, но не их объективные или субъективные последствия; отсутствует пролонгированная регуляция времени жизни — жизненная линия. Личность соотносится с событийным временем.

Созерцательный тип: проявляется в пассивности, отсутствии способности к организации времени. Пролонгированные тенденции обнаруживаются только в духовной, интеллектуальной, творческой жизни. Понимание сложности и противоречивости жизни или уход в сферу научных, общечеловеческих, исторических перспектив не позволяет проявить собственную активность.

Творчески-преобразующий тип: представляет оптимальное сочетание активности и пролонгированной регуляции времени.

Впоследствии способность к организации времени была исследована в разных режимах времени деятельности [Л.Ю. Кублицкене], в результате чего выявились более конкретные возможности — ограничения каждого типа в 5 временных режимах (дефицита, лимита, нормативного и др.) [21]. Эти — фактически регуляторные особенности каждого типа сопоставлялись со способами переживания времени (по методике Кнаппа и Гэрбетте) и рефлексами (осознания).

Это исследование было продолжено О.В. Кузьминой, уточнившей выявленное Кублицкене различие реального способа действия субъекта, его переживания и представление об этом способе, а также впервые в мировой практике вскрывшей связь восприятия времени и личностной рефлексии [22].

Эти исследования, продолжающиеся и в настоящее время, подтвердили ряд вышеназванных гипотез и конкретизировали направления будущих поисков.

Литература


1.  Абульханова К.А. Личностная регуляция времени // Психология личности в социалистическом обществе. Личность и ее жизненный путь. Т. 2. — М., 1990. — С. 114—129.

2.  Абульханова К.А. Стратегия жизни. — М.: Мысль, 1991.

3. Автоматизированные системы реального времени для эргономических исследований. — Тарту, 1998.

4.  Ананьев Б.Г. Человек как предмет познания. — Л., МГУ, 1968.

5.  АркинЯ.Ф. Проблемы времени. — М.: Мысль, 1966.

6.  Ахундов М.Д. Проблема прерывности и непрерывности пространства и времени. — М.: Наука, 1974.

7.  Багрова Н.Д. Фактор времени в восприятии человеком. Л.: Наука, 1980.

8.  Бахтин М.М. Формы времени и хронотопа в романе // Вопросы литературы и эстетики. — М., 1975. — С. 234—407.

9.  Бахтин М.М. Время и пространство в романе // Вопросы литературы и эстетики. — М., 1974. — С. 133—179.

10.  Беляева-Экземплярская С.Л. Определение личного темпа и ритма в повседневной жизни // Вопросы психологии. - 1961.-№2. -С. 61-74.

11.  Брагина Н.Н., Доброхотова Т.А. Функциональная ассиметрия мозга и индивидуальные пространство и время человека// Вопр. философии. - 1978. - № 3. — С. 137-149.

12.  Гайденко П.П. Проблема времени в онтологии М. Хайдеггера // Вопр. философии. - 1965. - № 12. — С. 109-120.

13.  Герон Э. Проявление индивидуальных особенностей человека в темпе его движений // Вопр. философии. — 1961.-№ 2.-С. 51-60.

14.  Головаха Е.И., Кроник А.А. Психологическое время личности. — Киев. Наук, думка. — 1984.

15.  Гольдфарб Н.А., Колесников М.С. К вопросу о физическом восприятии времени // Проблемы восприятия пространства и времени. / Под ред. Б.Г. Ананьева, Б.Ф. Ломова-Л., 1961.-С.151-154.

16.  Гуревич А.Я. Время как проблема истории культуры. // Вопр. философии. — 1968. — № 3. — С. 105—116.

17.  Забродин Ю.М., Бороздкина А.В., Мусина И.А. Оценка временных интервалов при разном уровне тревожности. // Вестник МГУ, сер. Психология. — 1983. — № 4. — С. 46—53.

18.  Завалишина Д.Н. Деятельность операторов в условиях дефицита времени. // Инженерная психология: теория, методология, практическое применение. / Отв. ред. Б.Ф Ломов. - М., 1977. - С. 190-218.

19.  Каган М.С. Время как философская категория. // Вопр. философии. - 1982. - № 10. - С. 117-124.

20.  Ковалев В.И. Психологические особенности личностной организации времени. // Автореф. дисс. канд. психол наук. - М., 1979.

21.  Кублицкене Л.Ю. Личностные особенности организации времени. // Автореф. канд. дисс. психол. наук — М., 1989.

22.  Кузьмина О.В. Личностные особенности организации времени деятельности. // Автореф. дисс канд. психол. наук. — 1993.

23.  Лихачев Д.С. Поэтика древнерусской литературы. 3-е изд. — М.: Наука, 1979.

24.  Логинова Н.А. Развитие личности и ее жизненный путь. // Принцип развития в психологии — М.: Наука, 1979. -С. 156-172.

25.  Маргвелашвили Г.М. Сюжетное время и время экзистенциальное. — Тбилиси: Мецнисреба, 1976.

26.  Молчанов Ю.Б. Четыре концепции времени в философии и физике. — М/ Наука, 1977.

27.  Петухов Б.М. Пространственно-временная типология психики /периодическая система психики/ — М.: ИМБЛ ИЗ СССР, 1983.

28.  Рубинштейн С.Л. Проблемы общей психологии. — М., 1973,.

29.  Рубинштейн С.Я. Использование времени как показатель осознанных и неосознанных мотивов личности. // Бессознательное: природа, функции, методы исследования - Тбилиси, 1978. - Т.З. С. 644-668.

30.  Серенкова В.Ф. Типологические особенности планирования личностного времени. // Психология личности в условиях социальных изменений. — М., 1979.

31.  Слободчиков В.И. Рефлексия как принцип существования и индивидуального сознания. // Экспериментальное исследование по проблемам общей и социальной психологии и дифференциальной психологии. — М., 1979.

32.  Трубников Н.Н. Время человеческого бытия. — М.: Наука, 1978.

33.  Уитроу Дж. Естественная философия времени. — М.: Прогресс, 1964.

34.  Хомик В. С. Деформация субъективной картины жизненного пути при ранней алкоголизации. // Автореф. дисс. канд. психол. наук. — М., 1935.

35.  Фресс П. Приспособление человека к времени. // Вопр. философии. — 1961. — № 1. — С. 43—56.

36.  Чудновский В.З. О временном аспекте гармонического развития личности // Психолого-пед. проблемы становления личности и индивидуальности в детском возрасте. - М., 1980. - С. 60-67.

37.  Шляхтин Г.С. Психофизика временного различения. / Автореф. дисс. канд. псих. наук. — М., 1977.

38.  Aboulkhanova K.A. The strategy of the Personal Time arrangment. 2-nd European Congress of psychology. Abstracts Vol., 8—12, July 1991, Budapest, Hungary. P. 454.

39.  Aboulkhanova K.A. The Personal organization of a Life Span Journal of Russian and East European Psychology. July-August 1993, vol. 3, № 04. P. 78-108.

40.  Aboulkhanova K.A. The Personal Organization of Time and Life Strategy. Journal of Russian and East European Psychology. September-October 1996. P. 61—86.

41.  BaltesP.B., Coulet L.R. Status and issues of Life-Span development psychology. In: Goulet L.R., Baltes P.B. (eds) Life-Span developmental psychology: Research and theory. — N.-Y.: Academic Press, 1970.

42. Biographie und Psychologie. Herausgegeben von G.Jutte-mannund H.Thomae. Springer-Verlag, 1987.

43.  Doob L.W. Pattering of time / New Haven. — L.: Jale Univ. Press, 1971. P.427.

44.  Fraisse P. The psychology of time / L.: Eyre and Spottiswood, 1964. P. 326.

45.  Kastenbaum R. The structure and function of time perspectives / Journ. of Psychol. Research, 1964, vol. 8. P. 95-105.

46.  Knapp R.N., GurbuttJ.I. Time imagery and achievement motive / Journ. of Pers., 1958, vol. 26, № 3. P. 426-434.

47.  Lewin K. Time perspective and morale / Civilian morale / Ed. by G. Watson. - N.-Y., 1942. P. 48-70.

48.  Nichole H. The psychology of time / Amer. Journ. Psychol., 1981, vol. 3, №4. P. 453-530.

49.  Nuttin J. Time perspectives and human motivation in learning / Acta psychologica, 1964, vol. 23. P. 50-84.

50.  TrommsdorffG., Lamn H. Future orientation in institutionalized and nonistitutionalized delinguents and nondelingunst / Europ. Journ. of Soc. Psychol., 1980, vol. 10. P. 247—278.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15

Похожие:

Литература Особенности типологического подхода и метода исследования личности iconПсихология управления
Эволюция парадигм психологического подхода к управлению в 20 веке от «человеческого материала» к «самоценной личности». Концепции:...

Литература Особенности типологического подхода и метода исследования личности iconЦенностная направленность личности как выражение смыслообразующей активности
Изучается взаимосвязь смыслообразующей активности и ценностной направленности личности. Приводятся данные исследования типов ценностной...

Литература Особенности типологического подхода и метода исследования личности iconМетодическая разработка открытого занятия по теме: «Греко-латинские...
Отработка умений анализировать, извлекать информацию, умение выражать свои мысли с применением объяснительно-иллюстративного метода,...

Литература Особенности типологического подхода и метода исследования личности iconТема эроса в прозе серебряного века
Целью данного исследования является попытка проследить зависимость художественного решения проблемы от мировоззрения и творческого...

Литература Особенности типологического подхода и метода исследования личности iconЭтнопсихологические и социокультурные особенности интеллектуального развития подростков
Е раскрываются теоретические, методологические, и эмпирические аспекты проблемы исследования интеллекта в зарубежной и отечественной...

Литература Особенности типологического подхода и метода исследования личности icon§1 Психосемантическая сфера личности сотрудников исправительных учреждений...
I теоретические основы изучения психосемантической сферы личности сотрудников исправительных учреждений

Литература Особенности типологического подхода и метода исследования личности iconВ экологическую психологию
«человек – окружающая среда (природная, социальная)». Приводятся примеры применения экопсихологического подхода как методологической...

Литература Особенности типологического подхода и метода исследования личности iconЛитература предисловие
Влияние классического и ревизованного психоанализа на обоснование проективного метода

Литература Особенности типологического подхода и метода исследования личности iconМетодические рекомендации по выполнению выпускной квалификационной...
Тема: Социально-психологические особенности личности молодых людей, занимающихся видами спорта, связанными с повышенным риском

Литература Особенности типологического подхода и метода исследования личности iconЛитература с. 19
Реализация компетентностного подхода в преподавании английского языка с. 8-17

Литература


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
literature-edu.ru
Поиск на сайте

Главная страница  Литература  Доклады  Рефераты  Курсовая работа  Лекции