Сигачёв александр Александрович поэтическое искусство. Маленькие поэмы




НазваниеСигачёв александр Александрович поэтическое искусство. Маленькие поэмы
страница1/18
Дата публикации21.05.2014
Размер2.26 Mb.
ТипДокументы
literature-edu.ru > История > Документы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   18
СИГАЧЁВ Александр Александрович
ПОЭТИЧЕСКОЕ ИСКУССТВО. Маленькие поэмы.

Поэма (греч. poiema), стихотворное произведение с повествовательным или лирическим сюжетом. Один из видов лирико-эпического повествовательного рода литературы: стихотворное сюжетное повествование, стихотворная повесть или рассказ в стихах. В поэме поэт повествует о поступках и переживаниях своего героя, о событиях, в которых он участвует, и одновременно, как в лирических произведениях, передаёт свои переживания, вызванные жизненным явлением, отражённым в поэме. Эти переживания поэт выражает в лирических отступлениях в поэме, в эмоциональной окраске своего рассказа, которую передаёт поэме стихотворная форма её изложения. В поэме наряду с героями, действующими лицами повествования, есть ещё и лирический герой Поэмой называют также древнюю или средневековую эпопею, а также эпос; безымянную или авторскую, которая слагалась, либо посредством циклизации лиро-эпических песен и сказаний, либо путём наращивания одного или нескольких народных преданий, а также с помощью сложных модификаций древнейших сюжетов в процессе исторического бытования фольклора. Поэма развилась из эпопеи, рисующей события всенародно-исторического значения («Махабхарата», «Илиада», «Одиссея», «Песнь о Ролланде», «Песнь о Гайавате» и другие). Поэмы повествовали о жизни и подвигах легендарных героев или богов; в этих образах, созданных народной фантазией, отразились великие события народной жизни. Основной герой народных эпических поэм является сам народ, их содержание, выраженное в форме мифов и народных легенд, - жизнь и борьба народа.

Известно много жанровых разновидностей поэм: героическая, дидактическая, сатирическая, бурлескная, в том числе ироническая, комическая, поэмы с романтическим сюжетом, лирико-драматическая. Ведущей ветвью жанра долгое время считалась поэма на всенародно историческую, или всемирно историческую («Энеида» Вергилия, «Божественная комедия» Данте, «Лузиады» Камоэнса, «Потерянный рай» Мильтона, «Генриада» Вольтера, «Россияда» Хераскова и другие). Одновременно, весьма влиятельной в истории жанра ветвью была поэма с романтическими особенностями сюжета («Витязь в барсовой шкуре» Шота Руставели, «Шахнаме» Фирдоуси, «Неистовый Роланд» Ариосто), связанная в той или иной степени с традицией средневекового рыцарского романа (по преимуществу). Постепенно в поэме выдвигается на первый план личностная, нравственно-философская проблематика, усиливаются элементы лирико-драматические, открывается и осваивается фольклорная традиция - особенности характерные уже для начала создания драматических поэм («Фауст» Гёте, поэмы Макферсона, В. Скотта).

Расцвет жанра происходит в эпоху романтизма, когда крупные поэты различных стран обращаются к созданию поэм. Вершинные в эволюции жанра романтической поэмы, приобретают произведения социально-философского или символико-философского характера («Паломничество Чайльд Гарольда» Байрона, «Медный всадник Пушкина, «Демон» Лермонтова и другие, «Песнь о Гайавате» Лонгфелло, «Кому на Руси жить хорошо» Некрасова). Со временем появляются жанровые тенденции, характерные для развития поэмы в реалистической литературе (синтез нравственного и героического начал).

Бытуют жанровые разновидности поэм, возрождающие героическое начало «Василий Тёркин» Твардовского, лирико-психологические «Анна Снегина» Есенина, философские, исторические, нравственно-социальные.

Поэма как синтетический, лирико-эпический и монументальный жанр, позволяющий сочетать эпос сердца и «музыку», сокровенные чувства и историческую концепцию. Поэма является одной из самых продуктивных жанров мировой поэзии.
Литература: Веселовский А.Н. Историческая поэтика, Л., 1940; Жирмунский В.М., Байрон и Пушкин, Л., 1924; Голенищев-Кутузов И. Н. Творчество Данте и мировая культура, М., 1971; Соколов А.Н., Очерки по истории русской поэмы, М., 1956
ДУША ГАРМОНИИ ДРЕВНЯЯ ЭЛЛАДА
1. ВЕНЕЦИАНСКИЙ СТРАННИК

Вспоминая Марциала
Как птиц манят сочные плоды, так поэтов

Привлекает муза эпиграмм эллина Марциала;

Как у него, череп не скрыт мой волною волос, при этом,

Нас с Марциалом эпиграмма объединила немало.
Кроме всего, нам с Марциалом Венеция нравится очень,

Пусть ни гроша не приносят нам вдохновенные строчки;

Жизнью и живой эпиграммой Венецию украсил поэт,

Шлю его памяти этими строками тёплый сердечный привет!
Как только увиделось мне солнце златое в лазури,

Венками из лавров и роз украшены мосты и дома;

И виноградными дивными всюду увиты лозами,

Вечная будто бы здесь воцарилась весна.
Ветром морским меня повстречали края Марциала,

Музы его с ветерком примкнули к одеждам моим;

С ними повёл разговор, словно сердце нектаром,

Я наполнял и со всеми готов поделиться был им.
Слышу упрёки я - сердца, души ли, не знаю,

Только от них стало будто бы не по себе:

«Что ты, негодник, себе в этом дивном краю позволяешь?

Будто бы ты изменяешь не в шутку подруге судьбе?
Слушай же, что, мой хороший, теперь может статься с тобою;

Ты отвернёшься совсем от радости жизни своей;

И, может статься, увидишь ты жизнь тяжко больную,

Острее, больнее, воспримешь пороки людей.
Что, в самом деле, познаешь, несчастный, тебя окружает?

Чем, в самом деле, полнится жизни земной всей предел?

Ложь беспредельную, старая ложь вновь и вновь порождает,

Царствует месть здесь, безбожный обман и во всём - беспредел.
Грабит таможня нас, льстят и лукавят менялы,

Официанты в трактирах надуть вас повсюду хотят,

Только одни из них толком отстать не успели, -

Новые жулики в сети свои вас поймать норовят…»
Рим лишь покинуть успел, ещё и дорожная пыль не осела,

Дальше, куда не ступлю, грабят безбожно сполна;

Честность напрасно искать - гнёздышка птица не свила,

И не светила над местом таким ночью царица Луна.
Кажется, жизнь бьёт ключом, и бурлит жизнь безмерно,

Только порядка и честности нет там нигде и ни в чём.

Всякий не верит другим, да и себе сам не верит,

Каждый, живёт для себя, жизнь других – нипочём.
Дивна Венеция! Сказочным видится город,

Кажется: чудо страна дивной ладьёю плывёт…

Вот по каналу певец, мастерски управляет гондолой,

Чудится, что Марциал сам свои эпиграммы поёт.
Всюду: купец на купце и купцами купцов погоняет,

Чудо товары со всех здесь земель: чего и чего только нет!

Всё, что душе твоей хочется, тут же тебе предлагают,

Хочешь – споют серенаду, а хочешь – исполнят сонет…
Маски соблазные шепчут игриво: «Мы для любви хороши;

Что ж проплываешь, хороший, почтеннейший, мимо?

Будь, как поэт. Лёгок, безвинен их грех, - согреши!

Вместе с почтенной персоной в гондоле проплыть было бы мило!..»
Дивны, воздушны мосты на каналах Венеции, словно ажурные,

Венками увенчаны щедро, пестрят многоцветьем цветов;

Странники встречные – по-Марциаловски строги и важные,

Кажется, каждый из них вам спеть эпиграммы готов.
Плыть на гондоле, как в колыбели младенца, мерно качаясь,

Чувство такое: как к Вечности водною гладью скользим;

Песней гребца, будто на царство иное венчаясь,

Жизнь уплывает и где-то растает бесследно, как дым.
Сколько ж снующих купцов! И хочется всем прокормиться,

И прокормить все желают деток своих и жену - эти купцы.

Как ни крути, дольше сих нужд, многим купцам не пробиться,

И не увидеть им дальше, как для пчелы – глубже цветочной пыльцы.
Мне же милее в лугах и в травах купаться росистых,

Трогать цветущей весной, цвет на ветвях серебристых,

Слушать на зорьке в саду, трели бюльбюль голосистых, -

К радости этой тройной, жаль, мне всё меньше дано приобщиться.
Верьте мне, если хотите: перл отыскал здешний, Венецианский,

Среди ракушек морских и мелких прибрежных каменьев:

Пел на гондоле певец песенный стих Марциалский,

Песенным перлом бесценным щедро меня одарил, несомненно…
Слуха коснулся, живой красоты вдохновенный мотив,

Песня обычной была, - исповеданье одной потаскушки;

Благочестивее мне не случалось и в храмах услышать молитв,

Сколько б ни пел он, не пресыщалось молитву ту слушать…
Искренне пел мне гребец на гондоле, искрились искренне слёзы,

Большую милость, о Боги, впредь вы мне не обещайте явить;

Вот какой жемчуг дарила, перлы какие – путнику муза,

Что Марциал, когда-то эллинов со щедростью смог одарить.
Песней и ветром морским меня провожали края Марциала,

Музы его с ветерком вживую приникли к одеждам моим;

С ними я вёл разговор, словно сердце моё наполнялось нектаром,

Вот уж отныне со всеми готов от души поделиться был им.
Плыл на гондоле, как в колыбели и, мерно качаясь,

Верил с надеждой, что к Вечности гладью небесной скользим;

Доброю песнею, словно молитвой, на царство иное венчаясь,

Жизнь на Земле уплывёт, и где-то пристанет лодочка к царствам иным...
2. К МУЗЕ
Вина ль моя в том, что Овидий с Катуллом меня вдохновляют?

Что «Юную Россу» призвал я покинуть телеканал?

Что, как созерцатель искусств, природу душой созерцаю?

Что, чуждых мне, чтить - ни имён, ни догматов не стал?
Что жизни бичи не убили во мне человека?

Личины все ханжества с детства от сердца отверг?

В грехах наших, муза, сама ты в ответе от века,

Великий и тяжкий поэзии пламенной грех.
Считают, что муза – забава, пустая игрушка,

Которою, детям дозволено только играть.

Ах, муза моя, пусть нищенка ты, пусть - побирушка,

Считаю, не мачеха мне ты, а добрая, нежная мать.
И самые близкие люди, того лишь мне только желают,

Чтоб стал я, как все, наконец, чтобы стал я другим;

Но, муза моя, одной лишь тебе только я доверяю,

Пусть буду, лишь только тобою одною любим.
Ах, муза моя, не нужны нам ни пальмы, ни лавры,

Пусть мирно они зеленеют и в рощах достойным цветут;

Хорошую песню, друзья, запевайте: и малый, и старый,

А лавров хватает на всех, кто достойно, с душою поёт.
Новому племени, в песнях стойкое мужество нужно,

Ведь стойкому мужеству - песня геройская, как фимиам.

Так пусть же подкупят ваш слух – песня, любовь и дружба,

Пусть будет нам домом святым Природа - наш истинный храм!
Если наполнится радостью юное сердце от песни,

Если в мелодии, дух вдохновения жив, - без прикрас:

К сердцу прижмите меня, чтобы петь стало лестней,

Добрая песня моя, оживай и лети! В добрый час!..
3. ЧИСТИЛИЩНЫЙ ОСТРОВ
Мне говорили: напрасны к писанью старанья,

Каждый читает лишь о себе, для себя, про себя…

Кто-то стремится за новой строкою заранее,

Выбрать в прицел, как охотник, добычу любя.
Эту строку, что присвоил охотник-любитель,

Новый охотник с охотой берёт на прицел;

Стадный охотник, лучшей строки размножитель,

В сад мой зайди, может, новой строкой он зацвёл.
В этом саду поселился бродяга в лохмотьях,

Целой толпою зевак, попрошайка тот был окружён;

Все были знатны. С брильянтами перстни и кольца,

И тот оборванец, особым вниманьем их был награждён.
Пел оборванец, как чудом попал к ним на остров,

Пиратским ковчегом был хитростью он полонён,

И после крушенья, на остров пожаловал гостем,

Команда погибла, остался в живых, только он.
И вот он на острове принят тепло и радушно,

Вино предложили и комнату с мягкой постелью;

- Живи здесь и пой. Большего нам от тебя и не нужно,

Ты только нам пой. Очень рады мы все песнопенью.
Но в душу пришельцу стала тоска западать:

«Так не бывает, - подумал он, - эти ребята,

Просто за песню мягкую вам не постелют кровать,

Жатва с меня будет, как у пиратов – богата.
Эти друзья не потонут нигде, никогда,

Дело их верное, что на кострах не сгорает,

Не только меня, всю родню рабами впрягут на года,

Надо, хоть как-то отчалить живее из этого рая».
По-простоте своей, без промедления - их оборванец спросил:

«Будьте любезны, друзья, пожалуйте счёт, между нами».

Просьбою этой, однако же, всех оборванец взбесил,

Долго и больно так били его со словами:
«Каждому так воздаём, кто гостеприимство наше не чтит,

Кто безбожно и нагло попирает понятия наши;

- Вот тебе счёт от меня, я старался тебя от души угостить!

- Вот от меня тебе счёт - за жильё, - впредь будешь краше!..
Мы не обязаны вовсе терпеть в доме у нас этого хама!

Пусть, хоть душа у нас тряпкой была б половою,

В нашем раю, у подножья небесного храма,

Разве ж, друзья, потерпели б мы хамство такое?!»
- Вспомнил я, вспомнил я, вспомнил я, милые братья,

Вы уже били за это меня неоднажды!..

Только вот всё, вновь и вновь успеваю забыть я,

Лишь только остров покину я с этой наукой отважной!
- То-то же! – хором воскликнули все, - вот те наука!

Остров покинешь ты вскоре же наш, до свиданья!

Снова к пиратам плыви, живо ты в путь отправляйся,

Вот тебе лодка с веслом! Несчастный, греби, отгребайся!..
4. БУРНЫЙ ВАЛ
Эй, укаченные, убаюканные волнами под взмётом ветра!

Очнитесь, все вольнолюбивые, живее спешите наверх!

Угрозой нависла беспримерная над нами беда. Грех нам

Отсиживаться в трюмах и ждать, пока пучина проглотит всех.
Дружнее, братья, за дело, противоборствуя пучине, не щадя сил,

Да не поддадимся слабости перед натиском бури великой.

Вспомним борьбу дедов наших, они напрягались из последних сил,

Пусть каждый ныне стяжает славу в борьбе со стихией дикой.
Не посрамим же мы трусостью предков священную память,

Они воздвигали державный корабль, на благоденствие нам, потомкам;

Кто же, кроме нас, на защиту поруганной славы станет,

Кто, кроме нас, сразится с пучиной жестокою стойко.
Станем же, братья, мы властны в своих справедливых желаньях,

Тёмным страстям безвольных, продажных людей, не потакая.

Чьи опозорены руки изменческой, предательской данью:

Предали в руки чужих - труды и славу дедов своими руками.
Деды наши Державный корабль мужественно воздвигали,

На благоденствие нам и нашим далёким потомкам.

Не посрамим же мы трусостью своею святую память,

Каждый добудет славу в борьбе с изменой жестокой.

РОЖДЕНИЕ ТЕАТРА ИЗ ДУХА МУЗЫКИ.

Поэма о театре музыки.
Мой друг, поэты рождены,

Чтоб толковать свои же сны.

Всё то, чем грезим мы в мечтах,

Раскрыты перед ними в снах:

И толк искуснейших стихов, -

Лишь в толкованье вещих снов.

Ганс Сакс «Мейстерзингеры»

ПОСВЯЩЕНИЕ МУЗЕ.
В орфическом во хмеле

Герой упал на землю, -

С Олимпа он свалился - от Богов;

И появилась Фея,

Надев ему на шею

Гирлянду Многозвездную Цветов…
Герой от сна очнулся,

От Музы встрепенулся,

И образы вокруг себя метал!

Заговорил стихами,

И звёзды пели сами, -

Театр - из Гирлянды оживал!..
И сцены Мир вращался,

Герой тот час общался,

Так с образами, как с самим собой.

Что было виртуально,

Что было натурально?! –

Один лишь знал он - славный наш герой.
Весь мир его видений,

Был лирой пробуждённый;

И ближе стал тот мир, чем жизнь сама;

Он собственным хотеньем,

Все пробуждал виденья,

Всю музыку и песни, и слова.
Само собой всё пелось,

Само собой смотрелось,

Так был театр в театре возрождён…

В нём - души возбуждались,

Игрой воспламенялись, -

Мир в созерцанье сказочном, как сон…
В том чистом созерцанье –

Звёзд Млечное мерцанье,

И музыка волшебная Небес;

Нам видится воочию

Волшебный дождь цветочный,

И зрителя с актёром вяжет песнь…
В единое искусство -

Все связаны искусно,

Здесь объективность рядом и субъект.

Сам мир – Творец искусства,

Как Солнце - автор утра,

И звёзды сами пишут пьесам текст.
А разум наш едва ли

Текст пьесы осознает,

Подобно, как картины полотно:

В ней знания о силе,

Тех воинов с картины,

Нет, даже на горчичное зерно.
Так пусть искусство наше,

Той сказки будет краше,

Где все глаза глядят самих себя!

Прошу: актёр и зритель,

Свой взор соедините,

В театре, – сердце музыки любя!..
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   18

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Сигачёв александр Александрович поэтическое искусство. Маленькие поэмы iconСигачёв александр Александрович послание освобождения
В данной поэме нет вымысла. Материал поэмы взят из исторических фактов и поэтизирован в меру способности автора данной поэмы. Послание...

Сигачёв александр Александрович поэтическое искусство. Маленькие поэмы iconСигачёв александр Александрович муза узников гулага
Александра Садкова в рамках благотворительного конкурса «Часовни Памяти». Поэтическое исследование было направлено на сбор поэзии...

Сигачёв александр Александрович поэтическое искусство. Маленькие поэмы iconСигачёв александр Александрович миниатюры литературы. Миниатюрное искусство
Книжные миниатюры известны уже в древнем Египте («Книга мёртвых») эпохи нового царства с рисунками пером и плоскостной живописью...

Сигачёв александр Александрович поэтическое искусство. Маленькие поэмы iconСигачёв александр Александрович баллады. Из цикла «Песенное искусство»
Баллада стала любимым жанром поэзии сентиментализма, романтизма, а также получило широкое развитие героическая и героико-эпическая...

Сигачёв александр Александрович поэтическое искусство. Маленькие поэмы iconСписок литературы для чтения летом
А. С. Пушкин «Южные поэмы», «Повести Белкина», «Медный всадник», «Пиковая дама», «Маленькие трагедии», лирика

Сигачёв александр Александрович поэтическое искусство. Маленькие поэмы icon Александр Александрович Блок родился 16 (28) ноября 1880 года в Петербурге
Отец Блока, Александр Львович, был юристом, профессором права Варшавского университета

Сигачёв александр Александрович поэтическое искусство. Маленькие поэмы iconУрок по литературе в 7 классе Тема : Главные герои поэмы «Полтава»
Цели: 1 продолжить знакомство с героями поэмы «Полтава»; познакомиться с изображением Полтавской битвы в поэме

Сигачёв александр Александрович поэтическое искусство. Маленькие поэмы iconФольклор искусство слова, следовательно обладает такими свойствами...
Фольклор – искусство слова, следовательно обладает такими свойствами как художественность, поэтичность. Унт (устное народное творчество)...

Сигачёв александр Александрович поэтическое искусство. Маленькие поэмы iconМурза Александр Александрович Александров Михаил Алексеевич Мурашкин...
В книге, подготовленной к изданию, рассматривается вопрос о возможности «оранжевой» революции в России

Сигачёв александр Александрович поэтическое искусство. Маленькие поэмы iconИ нформационно-библиографический отдел
Александр Сергеевич Пушкин [Текст] : документы к биографии, 1799 – 1829 / сост и вступ ст. Старк В. П. – Спб. Искусство-спб, 2007....

Литература


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
literature-edu.ru
Поиск на сайте

Главная страница  Литература  Доклады  Рефераты  Курсовая работа  Лекции