Приглашение к философии




НазваниеПриглашение к философии
страница1/31
Дата публикации29.05.2014
Размер6.16 Mb.
ТипДокументы
literature-edu.ru > Философия > Документы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   31
ФИЛОСОФИЯ

Основные идеи
и принципы


Популярный очерк

Издание второе,
переработанное и дополненное

Москва
Издательство политической литературы


1990


ПРИГЛАШЕНИЕ К ФИЛОСОФИИ


ББК 15
Ф56



Под общей редакцией
доктора философских наук А. И. РАКИТОВА

Авторский коллектив

доктора философских наук А. И. Ракитов (руководитель; введение,

главы !, § 1, III, § 4, IV, VII, § 2, VIII, XII—XV, XVII); В. М. Богуславский

(главы I, § 2—5, II, VI, IX, XI); кандидаты философских наук

В. Е. Чертихин (главы III, § 1—3, X, XVI);

Г. И. Эзрин (главы V, VII, § 1, 3, VIII).

Философия. Основные идеи и принципы: Попул.
Ф56 очерк/Под общ. ред. А. И. Ракитова.— 2-е изд., перера-
бот, и доп.— М.: Политиздат, 1990.— 368 с.
ISBN 5—250—00321—4

В книге излагаются основы философии, методологии познания и деятель-
ности, философские проблемы естественных и общественных наук, дается
анализ основных черт современной немарксистской философии. Авторы
рассматривают революционные изменения, происходящие в советском об-
ществе, новые явления в науке, возможности информатизации общества,
закономерности перехода к новой цивилизации, пути формирования твор-
ческой личности. Книга написана живым языком и содержит богатую инфор-
мацию о развитии Вселенной, общества, культуры.

Рассчитана на широкий круг читателей.


ББК 15
0301040000-248
* 079(02)—90


Заведующий редакцией В. И. Кураев

Редактор П. П. Апрышко
Младшие редакторы Ж. П. Крючкова и Е. С. Молчанова

Художник О. А. Карелина

Художественный редактор А. Я. Гладышев

Технический редактор Е. Ю. Куликова

ИБ № 7726

Сдано в набор 04.09.89. Подписано в печать 13.02.90. Формат 60Х90:/п,. Бумага книжно-
журнальная офсетная. Гарнитура «Журнальная рубленая». Печать офсетная. Усл. печ.
л. 23,0. Усл. кр.-отт. 23,5. Уч.-изд. л. 26,28. Тираж 100 тыс. экз. Заказ № 4995. Цена 1 р. 30 к.

Политиздат. 125811, ГСП, Москва, А-47, Миусская пл., 7.
Издательство «Горьковская правда». 603006, г. Горький, ул. Фигнер, 32.

ISBN 5—250—00321—4

С) ПОЛИТИЗДАТ, 1990

1. СОВА МИНЕРВЫ

«Есть много, друг Горацио, на свете, что и не снилось нашим
мудрецам»,— говорил Гамлет. Что же «не снилось» мудрецам,
современникам Гамлета? Над какими вопросами бился датский
принц? Ответить на вопросы типа: который сейчас час? каково
расстояние от Лондона до Парижа? — совсем нетрудно. Нетрудно
это было и во времена Шекспира. Очевидно, что датского принца
мучили куда более сложные вопросы. Это были вопросы о цели
жизни, о возмездии за преступление, о любви и дружбе, о смерти
и бессмертии, о сущности человека, о смысле бытия.

Мир, в котором жил принц, был миром сложным, эпохой пере-
хода от средневековья к новому времени, эпохой Возрождения
Старые устои, принципы и идеалы, нравственные ценности и освя-
щенные веками традиции, избавлявшие от сомнений и регламен-
тировавшие поведение и намерения, уходили в прошлое. Возни-
кали новые ценности, новые подходы к жизни. По-новому расстав-
лялись фигурки на шахматной доске, называемой жизнь, и игра
велась по новым, не до конца сформулированным и не до конца
понятным правилам. И з личной, и в общественной жизни совер-
шалось нечто беспрецедентное. При решении новых проблем
нельзя было опереться на прежний опыт, на прежнюю накоплен-
ную зеками мудрость.

Но ведь вопросы, мучившие принца, возникали и раньше. Мно-
гие из них мы можем встретить уже в поэмах Гомера и Гесиода.
Мучили они и христианских мыслителей, создававших для их ре-
шения сложнейшие теологические учения, в которых природа,
бог и человек, добродетель и порок, добро и зло, вера и грехопа-
дение выстраивались в сложную продуманную систему. Казалось
бы, что все ответы на вопросы давно найдены и людям остаются
лишь простые проблемы, возникающие в повседневной жизни,
для решения которых достаточно повседневного опыта и незачем
обращаться к мудрецам и богословам. Домашние хозяйки и куз-
нецы, корабелы и домостроители, полковые командиры и финан-
совые чиновники легко справлялись с ними, опираясь на опыт и
профессиональные знания. На первый взгляд эта призрачная про-
стота вообще устраняет, делая ненужными и смешными вопросы,
над которыми бился датский принц. Но стоило произойти глубин-

3

ным переменам в жизни человека или переломам в судьбах на-
родов и государств, чтобы иллюзия ясности и «решенности» ис-
чезла и перед затерянным в мире человеком, а порой и перед це-
лым обществом снова возникли тревожные, сжимающие сердце
вопросы о смысле бытия, о борьбе добра и зла, о торжестве не-
справедливости, об эфемерности и недостижимости счастья. Сой-
дя с проторенной тропы, человек, прокладывающий новую исто-
рическую траекторию, оказывается перед сложным выбором,
перед осознанием новых социально значимых и личных целей.
Он должен был понять, в чем причина прежних заблуждений и что
такое заблуждение и истина вообще. Он должен был уяснить, за-
чем живет и какова цена жизни, является ли он ничтожной части-
цей или центром мироздания. Ему следовало понять, игрушка ли
он в руках слепой судьбы или гигант, способный вступить в поеди-
нок с окружающим миром и в грандиозных космических сраже-
ниях подчинить себе мир и сделать его разумным. Но для этого
нужно было понять и что такое разум, в чем разумность мира.
Каждый такой вопрос поднимал десятки других.

Неверно было бы думать, что мыслители прошлого не предла-
гали ответов, не давали продуманных и аргументированных реше-
ний. Как раз наоборот. История сохранила немало имен мудре-
цов, которые предлагали интереснейшие ответы на фундамен-
тальные вопросы человеческого бытия. Эти ответы обобщали весь
накопленный к тому времени опыт человечества, всю культуру,
все знания данной эпохи. А так как мудрецы были живыми людь-
ми, различавшимися одаренностью, темпераментом, социальным
положением, то и ответы были весьма и весьма различными. Но,
взятые в совокупности, они создавали особый, присущий лишь
данной эпохе умственный резервуар, культурный фонд, великую
библиотеку мудрости, из которой каждый мог черпать основы для
личных взглядов и нравственных установок. Современники нахо-
дили в этом «фонде» материал, формирующий мировоззрение,
критерии, с помощью которых измеряли ценность поступков, до-
стоинство, меру величия и низости совершенных деяний. Они на-
ходили там особые духовные навигационные приборы, позволяв-
шие им прокладывать свои личные маршруты по бурному житей-
скому морю. Они находили, наконец, в этой мудрости утешение
в минуты нравственных потрясений или неудач.

Человеческая история не развивается по прямой. В жизни
отдельных людей и общественных групп, как и в жизни целых на-
родов, время от времени совершаются коренные переломы, ме-
няются устои жизни, рушатся старые ценности, а вместе с ними
ветшает и начинает казаться беспомощной прежняя мудрость,
обобщающая давно исчерпавший себя личный и исторический
опыт. И тогда вновь возникают мучительные проблемы и вопро-
сы, «которые не снились нашим мудрецам». В такие-то перелом-
ные эпохи и перед отдельным человеком, и перед целым обще-
ством встает нелегкая задача: обрести утерянную ясность, разо-
гнать надвигающийся сумрак сомнений, тревог и непонимания.

4

Древние греки изображали богиню Афину, покровительницу
мудрости, с совой, сидящей на плече. Эта птица, как известно, хо-
рошо видит в сумраке, в ночной тьме. Бесшумно совершает она
полет, когда это недоступно всем другим пернатым. Поэтому
римляне, называвшие Афину Минервой, говорили: «Сова Минер-
вы вылетает в сумерки». Этим подчеркивалось, что подлинная
мудрость, способная ответить на вечные и самые сложные вопро-
сы, не возникающие при благополучном течении жизни, важнее
всего, когда это течение нарушается и все находится в смятении,
крутой ломке, а прежняя ясность сменяется духовным сумраком.
Именно в такой ситуации и находился датский принц, в жизни ко-
торого тесно переплетались личные и общественные проблемы и
как бы резонировали смутные мелодии эпохи и личного бытия.
Но и в наши дни, на исходе XX в., на стыке тысячелетий, гамлетов-
ские проблемы, одновременно вечные и сиюминутные, вновь об-
ретают смысл, получая вполне современное звучание.

В истории человечества не раз случались гигантские перело-
мы, определявшие исторические судьбы на тысячелетия вперед.
Таким был переход от кочевого образа жизни к оседлости, по-
рожденный развитием земледелия и ремесла. Другой гигантский
перелом связан с промышленной революцией XVII—XVIII вв.
И каждый раз эти перевороты порождали глубокие изменения в
жизни, культуре и мировоззрении людей, в их понимании окружа-
ющего мира, в их познании самих себя. Еще более глубокие пере-
мены должен повлечь за собой быстро нарастающий научно-тех-
нологический прогресс и лежащая в его основе информационная
революция, современниками и участниками которой мы являем-
ся. Вечным вопросам о смысле бытия, о развитии общества, о
жизни и смерти, о познании истины, о добре и зле этот последний
перелом в истории человечества придает особую окраску и зна-
чение. Вопрос: «Быть или не быть?» — носил для Гамлета личный
характер. Теперь он имеет общечеловеческое звучание, о кото-
ром и не подозревали мудрецы прошлого. Ведь только сейчас че-
ловечество благодаря мощи своего разума создало оружие,
способное в считанные минуты уничтожить навеки все живое.
И если Земля единственный островок жизни во Вселенной, то
вопрос этот приобретает не только земное, но и космическое
звучание. Веками люди восхищались красотой природы, стреми-
лись постичь ее тайны, овладеть ее богатствами и стать ее госпо-
дами. Еще несколько десятилетий назад можно было услышать
призыв: «Не ждать милостей от природы, а взять их — вот наша
задача». А теперь господство над природой обернулось своей
негативной стороной — экологическим кризисом, угрожающим
человечеству. В этих условиях вопрос об отношении человека к
миру, к природе звучит совсем не так, как всего лишь несколько
десятилетий назад.

Все эти проблемы могут обсуждать и обсуждают люди разных
профессий, обладающие различным опытом и культурой. Но на
протяжении многих столетий подобные вопросы обсуждались в

5

рамках особой духовной деятельности, которую со времен антич-
ности принято называть философией. Что же представляет собой
философия? Почему именно ей отводится такая роль в решении
вечных, постоянно тревожащих человечество вопросов?

Если открыть любую энциклопедию или философский словарь,
то можно прочитать, что философия б переводе с греческого оз-
начает «любовь к мудрости». Но философия и мудрость совсем
не одно и то же. Более того, в известном смысле философия и
традиционно понимаемая мудрость даже противоположны.

Еще в глубокой древности, задолго до изобретения письмен-
ности, людям для решения самых разнообразных, возникающих
в жизни задач, проблем и вопросов необходимы были обширные
знания. Они касались поведения животных, признаков съедобных
и несъедобных растений, правил личного и общественного пове-
дения, охотничьих и воинских приемов, сведений о мореплавании,
климате, небесных светилах, врачевании, религиозных обрядах,
колдовских заклинаниях, погребальных обычаях и многого друго-
го. Чем дольше жил человек, чем лучшей памятью, наблюдатель-
ностью и способностью передавать эти сведения он обладал, тем
больше он знал и тем большим влиянием мог он пользоваться в
своем роде, общине или племени. Тот, кто превосходил подобны-
ми способностями и знаниями всех остальных, оказывался совет-
чиком, учителем или наставником жизни. Таких людей, как пра-
вило, и называли мудрецами. Один из современных исследовате-
лей заметил даже, что смерть мудреца для его соплеменников
быле тяжким ударом, подобным по своему значению гибели от
пожара крупной национальной библиотеки. Мудрецы не только
хранили накопленный опыт, но и передавали его следующим по-
колениям, стремясь выделить и закрепить все наиболее ценное,
важное для выживания своих сородичей и соплеменников. Одна-
ко традиционная мудрость по сути своей была консервативной.
Она была итогом тысячелетиями накапливавшегося опыте» и прак-
тических представлений. Ее изменения были столь же медленны-
ми, как и изменения в традиционном образе жизни древнего че-
ловека. Но уже во время великого исторического перелома, выз-
ванного аграрно-ремесленной революцией, переходом к оседло-
сти, созданием городов и изобретением письменности, события
стали развиваться настолько стремительно, что прежней тради-
ционной мудрости оказалось недостаточно. Люди, которые рань-
ше были в основном потребителями природных благ, начали все
больше становиться творцами условий своего существования.
Создавая города, прокладывая дороги и каналы, возделывая поля
и пробивая глубокие шахты, они начали все активнее воздейство-
вать на окружающую природу. Отношение человека к миру изме-
нилось, изменилось и воздействие мира на человека. Все это тре-
бовало глубокого понимания, нового осмысления, нового подхода
к самой деятельности человека, его духовному миру, его созна-
нию. Старая мудрость оказалась непригодной в новых условиях.
Обществу потребовалось новое отношение к мудрости, новое от-

6

ношение к миру. Это и вызвало появление мыслителей нового
типа — философов.

Если верить преданию, Пифагор Самосский (VI в. до н. э.) был
первым, кто употребил слово «философия». Впоследствии оно
быстро привилось и распространилось в Древней Греции, в жизни
и культуре которой философы стали столь же значительными фи-
гурами, как и политические деятели, полководцы и великие поэ-
ты. По интенсивности социальных и культурных изменений, по
темпам развития научных знаний история Греции с VI по IV в. до
н. э. превзошла все, что создала культура многих средиземномор-
ских народов за несколько предшествующих столетий. Возникли
новые политические структуры, новая мораль, мировоззрение и
представления о ценности человеческой жизни. Это был подлин-
ный социально-исторический и культурный переворот. И мудре-
цам нового типа — философам — пришлось одновременно ре-
шать две сложнейшие задачи: критически переосмыслить всю
прежнюю мудрость, всю древнюю мифологию, все веками на-
копленные знания и одновременно предложить и выработать но-
вое миропонимание. С тех пор отличительной чертой всякой под-
линной философии становится критическое и одновременно твор-
ческое отношение к окружающему миру и к прежней мудрости.
Система взглядов, не обладающая этими признаками, просто не
может считаться философией. Именно в этом смысле она проти-
воположна традиционной мудрости.

Но есть еще одна характерная черта, разграничивающая тра-
диционную мудрость и философию. Первая безлика. Она концеп-
туализирует и выражает коллективный опыт, родовое или племен-
ное знание. И то, что носителем этого знания, хранителем, нако-
пителем является тот или иной мудрец, ничего, по существу, не
меняет. Совсем иное дело философия. По верному замечанию
В. И. Вернадского, подлинная философия — глубоко личное инди-
видуальное знание. На каждой сколько-нибудь значительной фи-
лософской системе лежит отпечаток ее создателя. На грани пере-
хода от традиционной мудрости к философии (VII—VI вв. до
н. э.) греки особенно почитали семь великих мудрецов, некото-
рые из которых (Фалес и Пифагор) могут уже называться фило-
софами. То, что перечень этих мудрецов неточен, а их индиви-
дуальные характеристики смутны и почти не сохранились в исто-
рической памяти, как раз и подтверждает, что они еще во многом
относятся к мудрецам старого типа. По мере развития филосо-
фии в каждом новом философском учении все отчетливее и
ярче заметны черты определенной индивидуальности, отсвет
вполне определенного и неповторимого гения. Именно это одна
из причин того, что нельзя изучить философию, ознакомившись
лишь со взглядами какого-то одного мыслителя. Овладеть этой
сферой духовной деятельности, понять причину ее удивитель-
ной привлекательности и жизнеспособности можно лишь на
основе последовательного изучения всех наиболее существен-
ных и значительных философских учений. Важнейшая особен-

7

ность философского знания заключается в том, что оно не пред-
лагает решений, данных раз и навсегда, пригодных везде и при
любых обстоятельствах. Она скорее учит человека искать такие
решения, вооружает его методом познания мира и самого се-
бя, методом глубинного постижения истины. В этом, быть может,
заключается одна из самых серьезных трудностей в изучении
философии, ибо именно этим философское знание во многом
отличается и от здравого смысла, и от традиционной мудро-
сти, и от науки, и от других форм духовной деятельности.
Наверное, из-за этого, а также из-за огромного разнообразия
философских учений многие относятся к философии с недо-
верием.

За последние полтора столетия не раз раздавались голоса, что
философия отжила свое, что теперь она представляет собой лишь
реликт, лишь пережиток прошлого. В 1830 г. О. Конт во всеуслы-
шание провозгласил, что эпоха философии, или метафизики, на-
всегда миновала и что наука в ней совершенно не нуждается, так
как в состоянии решить все проблемы без какой бы то ни было
философии. Наука сама себе философия — утверждал он. Но вот
что заставляет задуматься. Сколько бы ни провозглашали оконча-
тельную гибель философии, сколько бы ни утверждали ее полную
бесполезность и ни доказывали, что она — пережиток древнего
неразвитого мышления, интерес к философии не только сохраня-
ется, но и растет, особенно в переломные эпохи. Интерес к фило-
софии обостряется каждый раз, когда возникает проблема, затра-
гивающая самые основы человеческого бытия, мировоззрения,
познания смысла и перспектив исторического процесса. Чем бо-
лее развитой является страна, тем интенсивнее происходит в ней
социальное, научное и технологическое развитие, тем чаще обра-
щается ее общественное сознание к вечным вопросам, волновав-
шим философов с глубокой древности, и тем более значитель-
ное место занимает изучение философии в ее университетских
программах. Почему же это происходит? Пожалуй, лучше всего
на этот вопрос ответил молодой К. Маркс. «Так как всякая истин-
ная философия,— писал он,— есть духовная квинтэссенция свое-
го времени, то с необходимостью наступает такое время, когда
философия не только внутренне, по своему содержанию, но и
внешне, по своему проявлению, вступает в соприкосновение и во
взаимодействие с действительным миром своего времени. Фило-
софия перестает тогда быть определенной системой по отноше-
нию к другим определенным системам, она становится филосо-
фией вообще по отношению к миру, становится философией сов-
ременного мира»'.

Чтобы понять, чем объясняется неугасающий интерес к фило-
софии, необходимо учесть еще и следующее: все процессы, с ко-
торыми мы сталкиваемся, можно поделить на конечные и беско-
нечные. Передача сообщения (например, письма) от автора к ад-

1 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 1. С. 105. \·

8 '

ресату — процесс конечный. Он завершается, когда письмо по-
лучено и прочитано. Напротив, процесс передачи информации,
как таковой (доставки писем вообще), бесконечен, по крайней ме-
ре пока существует человечество, иначе человечество распалось
бы. Нечто подобное можно сказать и о процессах решения задач,
вопросов и проблем. Одни из них должны получить окончатель-
ное решение в ограниченное время (операция аппендицита, изго-
товление праздничного пирога, строительство данного дома и
т. д.), другие должны решаться постоянно. Поисками методов ко-
нечных решений обычно занимаются специальные науки и техни-
ка. Однако вопросы, касающиеся смысла и сущности бытия, жиз-
ни и смерти человека, его назначения, цели истории, выбора ду-
ховных ценностей и т. д., не поддаются конечному решению. Они
возникают, обсуждаются и будут обсуждаться постоянно, пока
существует человечество' Их-то рассмотрением и занимается
философия. Ее специфика, следовательно, состоит еще и в том,
что она вырабатывает методы познания и обсуждения «вечных
вопросов», рано или поздно встающих перед каждым из нас. По-
нятно, что в переломные эпохи именно такие вопросы выступают
на передний план, и так как мы живем в эпоху крутого перелома
и в истории человечества, и в истории нашей страны, то филосо-
фия, обращенная к современному миру, привлекает все большее
внимание. Сова Минервы продолжает свой полет.

2. ПРОБЛЕМЫ,
ПРЕДМЕТ И МЕТОД ФИЛОСОФИИ

В учебниках и учебных пособиях философия чаще всего рас-
сматривается как наука о наиболее общих законах движения и
развития в природе, обществе и мышлении.

Такое понимание вызывает ряд возражений. Первое из них
заключается в следующем. Если считать, что приведенное опре-
деление относится к философии вообще, ко всякой философии,
то это просто не соответствует действительности. Многие фило-
софские школы и учения понимали философию иначе и не пре-
тендовали на открытие наиболее общих законов природы, обще-
ства и мышления. Если же считать, что это определение относится
только к философии диалектического материализма, то тогда
следует признать, что она почти не имеет общих точек соприкос-
новения с другими, по крайней мере современными философски-
ми системами и концепциями. Из этого непосредственно вытекает
невозможность не только говорить о каких-то преимуществах или
философских достижениях диалектического материализма, но и
сравнивать и сопоставлять различные философские школы, при-
меняемые ими методы философского исследования.

Второе возражение связано с тем, что, на наш взгляд, пони-
мание философии как науки о наиболее общих законах всего су-
ществующего явно несет на себе отпечаток натурфилософской
трактовки философии как «науки наук». В античном мире, когда

9

философия и наука еще не размежевались, а философы одновре-
менно, как правило, были и учеными, занимавшимися математи-
кой, географией, лингвистикой, астрономией, закономерностями
познания и т. д., эти претензии были еще как-то обоснованы. В
средние века, когда философия, бывшая, по существу, служанкой
богословия, претендовала также на роль судьи, выносившего
окончательный приговор по всем проблемам мироздания и сущ-
ности человека, для этого тоже имелись какие-то основания. Но в
наше время бурного расцвета и продолжающейся специализации
различных наук философы просто не в состоянии охватить все на-
учные знания и соревноваться с учеными-специалистами. Они не в
состоянии открыть «наиболее общие законы движения и разви-
тия». Если бы это вообще можно было сделать, то все осталь-
ные науки — от математики, физики и астрономии до микробио-
логии, социологии, исторических и экономических наук — были
бы просто не нужны, так как все их содержание можно было бы
по определенным логическим правилам вывести из таких наибо-
лее общих законов. Однако это невозможно, и философия долж-
на отказаться от непосильных и давно отвергнутых историей пре-
тензий на открытие наиболее общих законов развития и движе-
ния. Ей следует заниматься своими собственными проблемами,
решать их своими собственными методами и средствами, по
отношению к своему собственному предмету. Только тогда фи-
лософия будет давать знания, не подменяющие различные нау-
ки, и в силу этого будет вызывать действительный и серьезный
интерес.

Но как же возникло, откуда взялось обсуждаемое нами опре-
деление? По-видимому, его источник — одна из мыслей, сформу-
лированных Энгельсом в посмертно изданной книге «Диалектика
природы». Размышляя о диалектике, он утверждал, что материа-
листическая диалектика есть «учение о наиболее общих законах
развития природы, общества и мышления». Заменив в этом выска-
зывании «учение» на «науку», а «диалектику» на «философию»
и абсолютизировав его, авторы учебников и получили приведен-
ное выше определение диалектического материализма и фило-
софии в целом. Но почему же оно получило широкое признание
и распространение? Да потому, что на протяжении ряда предше-
ствующих десятилетий, и особенно в годы застоя, до середины
80-х гг., философию наделяли особыми, несвойственными ей
функциями, в частности идеологического надзора и контроля над
наукой и духовной жизнью общества. Именно для этого филосо-
фию нужно было представить как систему знаний «о наиболее
общих законах», что якобы и давало основания для выполнения
этой функции, поскольку все остальные законы, открываемые
специальными науками, естественно, занимали более низкое мес-
то в системе иерархически построенных знаний. И так как фи-
лософия в действительности не могла выполнять эти функции,
то ее престиж, а вместе с тем и ее влияние были сильно по-
дорваны.

10

Философия представляет собой особый вид духовной деятель-
ности, но, строго говоря, она не является наукой, по крайней мере
в том смысле, в каком мы считаем наукой физику, химию, биоло-
гию, механику, геологию, историческую науку и т. д. Каждая наука
рассматривает не мир в целом, е лишь определенный его фраг-
мент, определенную сторону, ограниченный образ, пользуется
довольно специальными методами, недоступными никому, кроме
ученых-специалистов, опирается на эксперимент и точные наблю-
дения, пользуется приборами и т. д. Ничего подобного нет в сфе-
ре философии и философского познания, но это нисколько не
умаляет достоинства философии^ Существуют и другие социаль-
но значимые формы деятельности, такие, как искусство, полити-
ка, религия и т. д., которые, не будучи наукой, заслуживают са-
мого пристального внимания и оказывают огромное влияние
на развитие общества, формирование сознания и культуры .

Вместе с тем нельзя отрицать связи философии с наукой и на-
личия у ряда философских школ четко выраженных признаков
научности. Как и научное знание, философское знание является
систематическим, последовательным. Как и наука, философское
знание организованно, и одни его положения должны следовать
из других в соответствии с правилами логики. Как и научные зна-
ния, философские знания доказательны. Они опираются не на ве-
ру, не на мистическое откровение, не на настроения или эмоции,
а на обоснованные аргументы. Как и наука, философия прежде
всего стремится к истине. Она вырабатывает знания, объективные
и не зависящие ст произвола и дающие нам информацию об осо-
бых реальных явлениях, процессах и отношениях. Но этим сходст-
во и исчерпывается. Перед философией стоят совсем особые за-
дачи, которые не решает и не может решить ни одна наука. Фило-
софия только тогда и в той мере может быть полезна ученым,
политикам, педагогам, деятелям искусства, в какой она решает
свои собственные задачи. Во всех сферах деятельности и особен-
но познания неизбежно возникают философские проблемы, от
решения которых во многом зависит их состояние и развитие.
Чтобы понять это, рассмотрим несколько примеров, которые про-
яснят и отличие философских проблем от проблем научных, и
предмет и метод философского исследования.

1. И. Ньютон установил, что сила взаимного притяжения вычис-
ляется по формуле: Т = К1 m1m2 /r2 (здесь Κ1 — гравитационная по-
стоянная; m1, m2—массы взаимодействующих тел;
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   31

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Приглашение к философии iconПрограмма по философии к вступительным экзаменам в аспирантуру в 2008 г
Предмет философии. Понятие метафизических проблем. Соотношение философии, мифологии религии и науки

Приглашение к философии iconИли Песнь акына о нибелунгах, парадигмах и симулякрах
Проблема институциональной парадигмы философии вообще и философии в России

Приглашение к философии iconКонтрольные вопросы по самостоятельной работе и задания к теме. "Философия,...
Философское знание, мировоззрение, структура мировоззрения, философское мировоззрение, философия, предмет философии, структура философии,...

Приглашение к философии iconПрограмма вступительного экзамена в аспирантуру по специальности 09. 00. 11 социальная философия
Предмет и задачи социальной философии. Место социальной философии в структуре философского знания

Приглашение к философии iconОсобенности русской философии содержание введение 3
Главная задача философии заключается в том, чтобы разработать теорию о мире как едином целом, которая бы опиралась на все многообразие...

Приглашение к философии iconУчебники и учебные пособия по курсу философии в целом философия:
История философии: Учебник для вузов / Под ред. В. В. Васильева, А. А. Кротова, Д. В. Бугая. — 2-е изд., испр и доп — М.: Академический...

Приглашение к философии iconНа тему: «Приглашение на бал» Выполнили: ученики 7 «А» Е. Р. Каримова
Челябинск, Свердловский проспект, 24 телефон/факс 791-64-21, e-mail: chel137@mail ru

Приглашение к философии iconВодружается перед глазами людей, что постоянно приводит на память...
И в общем я постепенно пришел к тому мнению, что упомянутая польза университетской философии перевешивается тем вредом, который философия...

Приглашение к философии iconДекарт Р. Размышления о первой философии // Р. Декарт. Соч.: в 2 т. Т. 2
Научная революция ХVII века и ее влияние на особенности рассмотрения основных философских проблем. Приоритет гносеологии и методологии...

Приглашение к философии iconХимический факультет пособие для подготовки к экзамену по философии...
Цель нашего курса отталкиваясь от реальных эмпирических фактов создать общее представление о философии

Литература


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
literature-edu.ru
Поиск на сайте

Главная страница  Литература  Доклады  Рефераты  Курсовая работа  Лекции