Вот-вот исполнится 60 лет нашей Победе. Сколько же нынче ее творцам? Считайте




НазваниеВот-вот исполнится 60 лет нашей Победе. Сколько же нынче ее творцам? Считайте
страница1/9
Дата публикации25.05.2014
Размер0.85 Mb.
ТипДокументы
literature-edu.ru > Военное дело > Документы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9
От автора

Вот-вот исполнится 60 лет нашей Победе. Сколько же нынче ее творцам? Считайте...

Да, вы точно подсчитали: нам за 80. Мы благодарны судьбе за то, что она милосердно подарила нам жизнь и дала возможность встретить столь солидный юбилей с чаркой в руках.

Коль так, наш первый тост за торжество Победы. За мир, который был завоеван в мае сорок пятого.

Второй же тост — за Солдат-Победителей, за них, стойких и мужественных сыновей Отечества, — павших и живых.

Никого не забудем нынче, как и помнили все шестьдесят лет.

Этой памяти я посвящаю свою книгу. Пишу о тех, кто сражался у Ржева и в Сталинграде, Прибалтике и Белоруссии, на Днепре и в Польше. И о тех, кто вступил на землю, откуда приползла к нам фашистская гадина. Пишу о славных и храбрых солдатах, штурмовавших германскую столицу Берлин и водрузивших над рейхстагом наше победное Красное знамя.

Живи вечно, наша Великая Победа!

Автор [591]




День за днем

Суждено было мне на заключительном этапе войны служить в 3-й ударной армии. А она, как известно, завершила свой боевой поход в Берлине, в самом его центре — в рейхстаге.

И вот я решил нынче восстановить то историческое время день за днем. Я ведь тогда был корреспондентом газеты 3-й ударной армии «Фронтовик», и, естественно, не только моя память зафиксировала все то, что происходило на переднем крае, но и мои фронтовые блокноты переполнены важными и достоверными записями. Да и все послевоенные годы я общался с героями тех боев. Их рассказы тоже не забыты.

И еще. У меня по сей день хранятся многие документы войны: листовки о героях боев, обращения-призывы военных советов армии и фронта к личному составу, некоторые приказы командующего войсками 1-го Белорусского фронта маршала Г. К. Жукова. Есть и фотодокументы.

Итак, вперед на Берлин!

25 декабря

Прощай, Латвия!.. Прощай, Балтийское море!.. Прощай, Рига!.. Елгава... Мадона... Крустпилс... Добеле... Резекне... Накрепко врубились в память Латгалия, Курляндия — вся прибалтийская земля, по которой с боями прошла моя родная 3-я ударная армия. А нынче мы покидаем освобожденные нами края. [593]

Лежим на вагонных нарах и катим в неизвестность. Тишина. Только слышен стук колес да натужный стон старого вагона-теплушки.

— Как думаешь, — слышу голос соседа слева, — куда тащит нас железка?

— В рай, браток, несемся, — еще один наш однополчанин подал голос.

— А мы уже в раю, — бормочу. — Нет пальбы. Не воют мины...

— И то верно! — согласен со мной все тот же однополчанин.

Оживился мой боевой друг, доселе похрапывавший, Владимир Гребнев, фотокор «Фронтовика».

— Чудаки вы... К Жукову едем!..

— В Ставку?.. В Москву, значит? — удивленно спрашивает мой левый сосед.

— Какую Москву? — кипятится Володя. — Темнота... Ты даже не знаешь, где нынче Жуков. Он же командует 1-м Белорусским фронтом.

А что, может, прав фотокор. Он всегда ведь знает что-то такое, что нам неведомо, потому что со своей «лейкой» вхож к большому армейскому начальству. Могло так быть, что нашу 3-ю ударную, которая провела немало блестящих операций под Великими Луками, при ночном штурме Невеля, в овладении Идрицой, да и в Прибалтике отличилась, приметил маршал Жуков и пожелал иметь ее на своем 1-м Белорусском фронте.

26 декабря

Несемся с курьерской скоростью. Видимо, нашу 3-ю ударную где-то очень ждут. А мы бездельничаем. Отлеживаемся. Спим за прежний недосып. А когда сон прерывается, в голове клубится былое, пережитое, горестное и даже забавное.

Возник Добеле, уютный латвийский городок. Мало тронут войной. Услышав траурную мелодию медных труб, пошел в ее сторону. Так и есть — похороны. Боже, знакомое [594] лицо в гробу. Это же Шура Шляхова, известный снайпер в 3-й ударной. Познакомился с ней под Пустошкой. Назвалась уралочкой из-под Кунгура. Сказала, что долго добивалась отправки на фронт. Писала в ЦК комсомола, грозила: если не примете в школу снайперов, сама убегу на фронт, украду у кого-либо винтовку и буду снайпером. Вот увидите — я отчаянная.

Уважили просьбу. Стала снайпером. Определили в отдельную женскую снайперскую роту, которую влили в 3-ю ударную армию. И вот Шуру похоронили. Пуля врага настигла чудо-девушку на окраине Добеле.

Припомнилось, как я и мой друг по редакции Герман Григорьев солнечным летним днем, разыскивая снайперскую роту, чтобы написать об отважных девчатах, встретили у самой околицы деревни Лешня под Пустошкой старичка с суковатой палкой.

— Случаем не к девчатам нацелились? — ни с того ни с сего спросил дедуля.

— К ним. А как узнал?

— Догадался. Охочих до них пруд пруди...

— Понятно. Так где же они квартируют?

— А в школе. Тольки зараз к ним не велено пущать. У них купанье, помывка, банный день. Все голяком, в чем мать родила. В озерце плюхаются.

— Как знаешь, что голяком?

— Кажись, не слепой, коль говорю, значит, углядел... Кра-са-а-а....

— Повезло вам, дедуля.

— А то как же. Девичью красу узреть не во вред никому. Но вы уж повремените. Стойте тута.

Что ж, пришлось подчиниться деду.

Удивительная рота. Девушки-красавицы. Молоденькие. Им бы при мамах. А они в сырых окопах. И не унывают. Белозубо хохочут, от комплиментов моментально краснеют. Явственно вижу смешливую Клаву Прядко, озорную Любу Макарову, стройную Нину Лобковскую — командира роты, задумчивую Надю Белобородову, частушечницу [595] Веру Артамонову, плясунью Наталью Сорокину — девушек отчаянных, симпатичных. А стреляют как! Что выстрел — то в цель. Потому как остроглазые: далеко видят....

28 декабря

Рассвет. Остановка. Распахнулась дверь вагона. Сыро. Моросит. Не то снег, не то дождь... Мужик в шляпе подходит вплотную к вагону. Под полой длинного пальто что-то прячет.

— Бимбер, панове, — несмело предлагает.

Никто из нас не знает, что такое «бимбер». Спрашиваем у пана.

— То шнапс, панове. Моцный.

— Говорит, «моцный» — значит, крепкий, наверно, самогон, — нашелся среди нас знаток.

— Так-так, пан, бимбер ест самогон, — оживился человек в шляпе.

— Это же Польша! — проснулся фотокор Гребнев.

— Ну, конечно, панами нас называют, значит, Польша. Так и есть, едем, друзья, к Жукову.

30 декабря

Вот-вот Новый год. 1945-й! Четвертый Новый год встречаю на войне. 42-й на Калининском фронте, в деревне Курово, что в семи километрах от Калинина. 43-й в Сталинграде. Ровно в полночь начался «концерт» нашей артиллерии. Пушкари поздравляли фрицев с Новым годом. Ухали орудия. Из-за Волги, через наши позиции неслись огненные стрелы «катюш». «Концерт» что надо! 44-й на госпитальной койке в Куйбышеве. Попал сюда в декабре 43-го с 4-го Украинского фронта. После операции чуть-чуть окреп. Нас в палате раненых было пятеро. Чокнулись мензурками с микстурой и произнесли единый тост: «За скорейшее выздоровление и возвращение на фронт!». Сбылось. Уже в марте я был на 2-м Прибалтийском фронте, в редакции газеты 3-й ударной армии «Фронтовик». [596]

Утречком 1 января 44-го ко мне в палату пришла жена, молодая-молодая Фридочка, с которой перед войной расписались и разъехались. И вот встреча — трогательная, незабываемая.

И вот на носу 45-й. Кажется, близок конец — Германия рядом....

Приехали. Выгружаемся. Минск-Мазовецкий. Фотокор Гребнев хлопнул меня по плечу: «Мы у Жукова! — сказал и рукой указал на запад. — А там логово врага — Германия и Берлин!».

31 декабря

Всю ночь катили на полуторках и ЗИСах. Передислокация. К утру редакция газеты «Фронтовик» и ее типография прибыли в восточное предместье Варшавы — Прагу. Это на правом берегу Вислы. Остальная Варшава и центр города на левом берегу. Из-за реки доносится пальба. Там немцы.

Определился на постой вместе с фотокором Гребневым к пани Ядвиге. Ей около 50. Приветливая, на каждом шагу произносит: «Прошу пана!». Квартира из четырех комнат. Предложила нам две.

Мы решили поселиться в одной комнате. Пани Ядвига удивилась: мол, панам офицерам будет неудобно. Мы ответили: «Будет добже, пани, добже!». Она успокоилась.

Новый год встретили у редактора. Каждому было налито в хрустальные фужеры (где-то раздобыл) по сто граммов «Пшеничной». Редактор майор Анастас Балдаков, скупой на речи, был краток: «Быть нам в Берлине. Желаю всем уцелеть и уже 46-й встретить дома!..»

12 января

Сбор у редактора. Он только что побывал у члена военного совета армии генерал-майора Литвинова. Генерал познакомил редактора с обстановкой. Майор Балдаков и нас проинформировал. [597]

Передислокация 3-й ударной полностью завершена. Поразила цифра: 117 эшелонов потребовалось, чтобы перебросить войска армии из Латвии в Польшу. Ничего себе! Железная дорога работала как точные часы.

1-й Белорусский готов к наступлению. Пойдем на Варшаву, Познань, Радом, Лодзь. В Варшаву первыми должны войти соединения 1-й армии Войска Польского. Наша же 3-я ударная в Висло-Одерской операции будет находиться в резерве командующего фронтом. Это означает: когда подойдем к Одеру и бои развернутся на немецкой земле, 3-й ударной будет дан приказ — вперед!

17 января

Раннее утро. 1-я армия Войска Польского, успешно форсировав Вислу, ворвалась в Варшаву. Я и фотокор, покинув пригород Прагу, тоже в Варшаве. Увидел польского офицера. Подошел к нему.

— Пан офицер, — обращаюсь к поляку, чтобы кое-что узнать о боях в городе.

— Какой я тебе пан? — улыбается поляк. — Бобруйск знаешь? Оттудова я родом. Белорус я.

— А форма-то польская...

— Велено быть поляком — вот и обмундировали... Какая разница, в какой форме фрицев бить....

— И то верно.

У Варшавы жалкий вид. Много разваленных зданий. Улицы почти пустынны. Кое-где стоят группками варшавяне. Приветствуют освободителей. Слышны возгласы «Нех жие!..»

28 января

1-й Белорусский фронт ломает оборону немцев и освобождает город за городом. 3-я ударная движется вслед за наступающими. Все наши дивизии полностью укомплектованы. На запад идет мощная техника — танки, артиллерия, «катюши»... [598]

Навстречу нам в колоннах топают фрицы — это пленные. Понурые, убитые горем офицеры и повеселее — солдаты, видимо, довольны своей судьбой.

Один прикладывает два пальца к губам и умоляюще смотрит на меня: просит закурить. Достаю три папиросы «Беломор» и кидаю. Ловит на лету. Говорит: «Данке!».

— Какой добряк! — крикнул наш конвоир в мой адрес. — Может, и мне подкинешь «Беломорчика», а то махрой травлюсь.

И ему, нашему сержанту, подкинул. Тоже сказал спасибо.

1–17 февраля

Войска подходят к Одеру. Укрепляются на этом рубеже, 3-й ударной все-таки пришлось ввязаться в бой. На правом фланге фронта в районе города Шнейдемюль немцы, собрав мощный кулак, ударили по нашим тылам. Бой приняли наши дивизии и дали отпор.

За эти дни встретил немало славных парней, настоящих храбрецов. Надо обо всех рассказать, чтоб армия знала своих героев. Вот один из них. Степан Неустроев. Капитан. Командует батальоном, а ему всего 22 года. Ростом невелик, худенький. «Отважный и крепкий уралец!» — сказали мне в батальоне. Познакомился с ним. Его фронтовым началом был сорок первый, Северо-Западное направление. Никто тогда не спросил его, выпускника Свердловского пехотного училища, кем хочешь быть, а приказали принять взвод разведки и тут же, можно сказать, с ходу отправили за «языком».

Вот так в одно мгновение юноша превратился в мужчину, в разведчика, в командира. И в первом же рейде в тыл врага случилась промашка, неудача. Немцы обнаружили разведчиков и накрыли их огнем.

Кое-кого покалечили. И пленному досталось: его тяжело ранило. Но он все-таки был доставлен в блиндаж командира полка. Врач оказал ему помощь, однако не помогло — «язык» скончался. Рассвирепел комполка, [599] подошел к взводному Неустроеву и в гневе произнес: «Ты кого притащил? Нам нужен живой «язык», а не мертвый. Вон отсюда!».

— И куда же направился после «вон отсюда!»? — спросил Неустроева.

— Выскочил из землянки и привалился у какой-то коряги. Обозлился на самого себя, на свою непутевость. Потом машинально встал и поплелся.

— Куда?

— В немецкую сторону.

— К фашистам?

— Да нет же. К своим... На самый передок. Пришел и опустился в траншею. Почти сутки из нее не вылезал, за немцами наблюдал и выследил-таки у них точку, куда следует нагрянуть. Короче говоря, на вторые сутки мы, я и три бойца, приволокли «языка». Доставили его прямо в землянку к командиру полка. «Вот он!» — выпалил я. Комполка удивился: «Кто это?..» Отвечаю: «Язык», живой, но малость помятый — сопротивлялся». Командир подошел ко мне, обнял и извинительно произнес: «Ты уж прости, лейтенант. Погорячился я...»

Таким вот было фронтовое начало у Степана Неустроева. А нынче он во главе стрелкового батальона. Надежно командует.

— Обо мне не стоит писать, — сказал он мне. — Но вот о моем земляке, тоже уральце, который, как и я, досрочно закончил Свердловское пехотное, Николае Самсонове обязательно поместите в газете статейку.

Что ж, и про Самсонова можно. Он несколько суток под Шнейдемюлем со своей пулеметной ротой бился с наседающими врагами. Обхитрил Самсонов немцев, в лоб не лез на них, а устраивал у дорог засады, окружал лесные участки, где фашисты пытались укрыться, и косил их губительным пулеметным огнем. Рота заставила не одну сотню немцев сложить оружие.

И Неустроев, и Самсонов уже дважды были ранены, но из госпиталей возвращались на фронт. [600]

— Мы, уральцы, живучи, — сказал напоследок Степан. — Теперь на Берлин идем. Соображаешь, куда дошагали!.. Короче, давай в германской столице встретимся. Идет?

— Идет! — ответил я.

20 февраля

3-я ударная окопалась у Одера. Началась подготовка к форсированию реки. Идут тренировки на озерах, водоемах. Мы напечатали листовку «Река Одер. Военно-географическая справка». Словом, солидно готовимся к решающей битве.

Во всех взводах, ротах, батальонах, полках читают обращение командующего войсками 1-го Белорусского фронта Маршала Советского Союза Г. К. Жукова. Я тоже приобрел экземпляр этой листовки и внимательно прочитал.

«КРАСНОАРМЕЙЦАМ, СЕРЖАНТАМ, ОФИЦЕРАМ И ГЕНЕРАЛАМ 1-ГО БЕЛОРУССКОГО ФРОНТА

Боевые друзья!

Войска нашего фронта, блестяще выполнив поставленную задачу, вышли к границам Германии. Этим завершен первый этап операции, начатой 14 января. Наши войска до конца выполнили свою освободительную миссию — полностью очистив в полосе фронта польскую землю от немецких оккупантов. Сейчас вы грозной всесокрушающей лавиной вплотную подступили к логову фашистского зверя.

Стремительными ударами наших войск от Вислы до границ Германии один за другим сметены с лица земли все мощные оборонительные рубежи врага. Остатки разгромленных немецких дивизий настигаются нами и доколачиваются. Меньше чем за две недели с боями пройдено около четырехсот километров. Пройденный путь овеян неувядаемой славой. Наши богатыри снова прославили силу и мощь советского оружия, свою любимую Родину, свой героический народ. [601]

За проявленные в боях мужество и отвагу, за воинскую доблесть и воинское мастерство, за беззаветную любовь к своей Отчизне — боевое спасибо вам, дорогие друзья!

Товарищи!

Перед нами фашистская Германия. Менее чем 200 километров отделяют нас от Берлина. Перед нами остатки фашистского зверья, которое хотело поработить наши народы, уничтожить нашу свободу. Это они превращали в пустыню нашу священную землю. Это они уничтожали наших братьев и сестер, детей и жен, отцов и матерей. Это они глумились и издевались над нашими советскими людьми. Это они — рабовладельцы — все еще продолжают мучить миллионы советских граждан на своей каторге. Мы не простим им этого. Советский народ и великий Сталин требуют жестоко покарать злодеев! Мы отобьем раз и навсегда у немцев охоту воевать.

Товарищи!

Верховный Главнокомандующий Маршал Советского Союза товарищ Сталин возложил на нас, воинов 1-го Белорусского фронта, ответственную и почетную задачу. Нам приказано нанести врагу в самом его логове еще один всесокрушающий удар, первыми взять Берлин и водрузить Знамя Победы.

Эту высокую честь наш фронт завоевал своими славными победами. Многие из вас — участники сталинградского побоища немцев, гигантской битвы под Курском, великих сражений на Днепре, боев за Белоруссию, Украину и освободительного похода в Польше. Путь победы от Сталинграда до Познани и границ Германии яркой славой горит на наших боевых знаменах.

Оправдаем оказанное нам доверие и самоотверженно выполним приказ вождя, приказ нашей матери-Родины.

Храбрые красноармейцы, сержанты, офицеры и мужественные генералы!

Я призываю вас устремить все свои силы, волю, умение и решимость, мужество и отвагу на победное завершение [602] операции по захвату Берлина! Помните: секрет победы — в стремительности удара. За две недели вы с боями преодолели около 400 километров. До Берлина осталось вдвое меньше. От вас, товарищи, зависит одним ударом ворваться в Берлин, преодолев с хода последние укрепленные рубежи врага.

Отважные воины 1-го Белорусского фронта!

Новыми ратными подвигами умножим славу наших войск, славу Красной Армии!

За нашу Советскую Родину, с именем Сталина — вперед на Берлин! Смерть немецким оккупантам!»
  1   2   3   4   5   6   7   8   9

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Вот-вот исполнится 60 лет нашей Победе. Сколько же нынче ее творцам? Считайте iconВот-вот исполнится 60 лет нашей Победе. Сколько же нынче ее творцам? Считайте
Да, вы точно подсчитали: нам за 80. Мы благодарны судьбе за то, что она милосердно подарила нам жизнь и дала возможность встретить...

Вот-вот исполнится 60 лет нашей Победе. Сколько же нынче ее творцам? Считайте iconВасилий Ленский Лекции каунасский технологический университет. Литва...
Вот зашли мы случайно в эту аудиторию. Написанное на доске я попросил не стирать. Специально. Неважно, художник ли вы или вы музыкант,...

Вот-вот исполнится 60 лет нашей Победе. Сколько же нынче ее творцам? Считайте iconИсследовательская работа «Волшебные кристаллы»
В мире очень много интересного и необычного. Вот, например, кристаллы. Они встречаются в нашей жизни везде, притягивая своей необычностью...

Вот-вот исполнится 60 лет нашей Победе. Сколько же нынче ее творцам? Считайте iconГорьковка Горьковское ш. 510-8744, 507-8219, 502-4637, 518-3105,...
Автосервис налево будет, а перед Вами будут ворота и территория автобазы, так вот в самом дальнем углу этой базы есть ангар, вот...

Вот-вот исполнится 60 лет нашей Победе. Сколько же нынче ее творцам? Считайте iconЗадания 1 этапа
Считается, что каждый сантиметр плодородной почвы создается в течение 100 лет. Сколько лет нужно работать природе, чтобы создать...

Вот-вот исполнится 60 лет нашей Победе. Сколько же нынче ее творцам? Считайте iconЛитература по теории киноискусства, даже количественно, чрезвычайно...
Зак изд-ва №217. Тираж 3000 Зак тип. №2736. Форм бум. 82^IW^ 12 1/2 печ лист по 36736 зн в л

Вот-вот исполнится 60 лет нашей Победе. Сколько же нынче ее творцам? Считайте iconПамятка для подростка по правовому статусу
Дорогой друг, ты, наверное, знаешь, что когда тебе исполнится 18 лет, жизнь станет сложна от гражданских, трудовых, административных,...

Вот-вот исполнится 60 лет нашей Победе. Сколько же нынче ее творцам? Считайте iconСанкт-Петербург
Четыре исследования, собранные и предлагаемые мною в этой книге, — о сущем как сущем, о вот-бы-тии и так-бытии, о данности реальности...

Вот-вот исполнится 60 лет нашей Победе. Сколько же нынче ее творцам? Считайте iconВ эти дни, когда Россия снова оказалась в глубоком кризисе, я часто...
Амоса: Вот наступают дни, говорит Господь Бог, когда я пошлю на землю голод, не голод хлеба, не жажду воды, но жажду слышания слов...

Вот-вот исполнится 60 лет нашей Победе. Сколько же нынче ее творцам? Считайте iconЗдесь везде Пушкин. Ступени лестницы поднимают меня на второй этаж...
Стул в углу, совсем без украшений, словно здесь жили монахи. Небольшая темная кровать, как раз для подростка тринадцати-пятнадцати...

Литература


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
literature-edu.ru
Поиск на сайте

Главная страница  Литература  Доклады  Рефераты  Курсовая работа  Лекции