Оружие массового поражения




НазваниеОружие массового поражения
страница1/11
Дата публикации28.09.2014
Размер1.57 Mb.
ТипДокументы
literature-edu.ru > Военное дело > Документы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11


СКВЕРНОСЛОВИЕ –

ОРУЖИЕ МАССОВОГО ПОРАЖЕНИЯ
Невинная

привычка

или

смертный

грех?

Данилов мужской монастырь

Даниловский благовестник

Москва 2011

УДК 271.2

ББК 86-372

Н40


Рекомендовано к публикации

Издательским Советом

Русской Православной Церкви

ИС 10-15-1499

Н 40 НЕВИННАЯ ПРИВЫЧКА ИЛИ СМЕРТНЫЙ ГРЕХ?

М.: Даниловский благовестник, 2011. - 192 с.

ISBN 978-5-89101427-5

Есть в православной литературе темы, которые традици­онно остаются за гранью нашего общего внимания, - темы, что называется, не для обсуждения, не для разговора. Одна из таких замалчиваемых тем - сквернословие. Говорить об этом людям верующим не очень приятно, но - надо.

Перед нами стоит нелегкая, но необходимейшая про­светительская задача: донести до массового сознания по­нимание того, что сквернословие - не просто привычка и даже не просто дурная привычка. Мы должны осознать, что сквернословие - это грех, то есть - нарушение нашей нравственной и духовной связи с Богом.

Конечно, борьба со сквернословием - задача непростая, и все-таки, возможность осознания собственного греха, возможность покаяния и изменения собственной жизни не закрыта, по милости Божией, ни для кого. И в осознании этого общего греха, мы надеемся, поможет и наша книга.

© Данилов ставропигиальный мужской монастырь, составление, оформление верстка, 2010

ISBN 978-5-89101-427-5
Содержание
Попытка оправдаться

Вместо предисловия 5
Владимир Малягин

Слово Главного редактора 7
О грехе сквернословия

Никон (Рождественский), архиепископ

Порок языка 12

Варнава (Беляев), епископ

Сквернословие: «площадная, матерная

брань», «словесный эксгибиционизм» 19

Сергий Николаев, протоиерей

О грехе сквернословия 31

Вениамин (Новик), игумен

Антислово 47

Афанасий Гумеров, священник

В чем грех сквернословия? 54

Александр Половинкин, священник

О сквернословии и не только 56
Андрей Ткачев, протоиерей

Мат - не наш формат 77

Сквернословие - оружие массового поражения

Сергей Виноградов

Сквернословие 81
Дмитрий Мамонов

Воспитатель новых поколений … 88

Роман Багдасаров

Попустительство сквернословию

угрожает безопасности граждан …. 94
Мария Дмитраш

Трехэтажное неуважение ..101
Юрий Скубак

Попробуем без мата! ..109
Василий (Фазиль) Ирзабеков

Хула или скверна? ..116

Оружие массового поражения ..129

Что такое мат? ..132
Андрей Карпов

Черная брань (слово о русском мате) ..137

Приложение

Беседа о сквернословии

и о матерном слове ..158
Иоанн Полисадов, протоиерей

Кто учит людей срамословию? ..163

Грешно сквернословить ..169
_____________________________________

Подружкам моим дорогим

посвящается

Попытка оправдаться

Вместо предисловия

Виртуозно использовать непечатную лексику (а если называть вещи своими именами - ругать­ся матом) я начала на филологическом факульте­те одного из самых престижных московских ву­зов. У нас было так принято, в этом был особый шик. Правда, все это происходило в своем кругу, тогда на улице все-таки так не сквернословили, тем более девушки. Двадцать лет работы в долж­ности корректора, а затем редактора в самом большом Издательстве страны не отучили меня от мата. Ругалась я сама, ругались и ругаются все вокруг. А что далеко ходить, когда бывший ми­нистр культуры М. Швыдкой в одной из телеви­зионных передач на всю страну произнес: «Рус­ский язык без мата невозможен».

Уже в зрелом возрасте, после тяжелых болез­ней, утрат близких людей, начался сложный путь моего воцерковления. На очередной испо­веди я дежурно каялась и в грехе скверносло­вия, но в глубине души за особо тяжкий грех не считала. Однажды в частной беседе я сказала игумену Г. (тогда еще иеромонаху), что с некото­рыми грехами мне расставаться нетрудно, а вот прекратить ругаться матом - не могу. Я была поч­ти уверена, что батюшка, человек с филологиче­ским образованием, меня, конечно же, поймет и не будет очень строго судить, и была искренне удивлена его реакцией. Отец Г. резко прервал мои излияния: «Нет, нет, ты ни в коем случае не должна этого делать. Представь себе, что каж­дый раз, когда ты произносишь эти мерзкие сло­ва, ты оскорбляешь Саму Пресвятую Богороди­цу. Помни об этом». Эта отповедь заставила меня по-новому взглянуть на этот грех. Как филолог, я, естественно, в первую очередь обратилась к книгам, и прочитанное о мате, о его влиянии на жизнь, на судьбу человека, меня ужаснуло. Я по­няла, что все эти годы просто убивала себя, уби­вала не только духовно, но и физически.

Конечно же, в первую очередь мне захотелось предупредить, остановить своих подружек, ко­торые продолжают это делать, но они меня не слышат. Тогда и родилась идея этого сборника. В него вошли статьи и материалы, которые, я на­деюсь, заставят многих сначала задуматься, а в дальнейшем и положить конец этому, на первый взгляд, не очень страшному, но на самом деле чу­довищному греху.

р. Б. Н.


Слово Главного редактора

Есть в православной литературе темы, кото­рые традиционно остаются за гранью нашего общего внимания, - темы, что называется, не для обсуждения, не для разговора. Одна из та­ких замалчиваемых тем - сквернословие.

Сказать, что сквернословие широко распро­странилось по Российской земле, - сегодня зна­чит уже ничего не сказать. Ведь матерная брань захватывает теперь уже и нематериальные обла­сти. А именно - эфир. Самые массовые средства информации стали сегодня самыми действен­ными пропагандистами разврата, скверносло­вия и тому подобного неприличия.

Отчего это происходит? Можно говорить об общемировом падении культуры, когда на глав­ное, на первое место в обществе выдвигается хам (уже не «грядущий», а пришедший в нашу жизнь), можно сетовать по поводу обесценива­ния слова как такового, можно жаловаться на непросвещенность народа - но первопричина будет только одна. Ее давно уже выразил немно­гими, но точными словами наш великий гений Ф.М. Достоевский: «Если Бога нет - всё позво­лено».

В Свердловской области учитель литературы обучал школьников тонкостям русского мата!!!

//NEWSru. com//B России//29 декабря 2004

Как ни крути, а первопричина любого греха -Богоотступление. И в сквернословии мы видим, как злобные духовные сущности, в союзе с на­шим собственным падшим естеством, все время пытаются оправдать наш грех, наши падения. Оправдать грех, чтобы этим отдалить и отде­лить нас от Творца.

И вот уже угодливая современная наука, оста­ющаяся для многих наших современников не­пререкаемым авторитетом и почти идолом, вво­дит «обсценную лексику» в число академических дисциплин и даже открывает в университетах
В Казанском университете введен спецкурс по изучению ругательств в русском языке. Официаль­но курс называется «Русская историческая обсце-нология».

«Эхо Москвы»
Обсценология как область языкознания изуча­ет ненормативную лексику, в том числе и мат. По словам преподавателя университета Даниила Ко-посова, изучение этой дисциплины поможет моло­дым филологам лучше выражать свои мысли и чув­ства.

http://209.85.129.132/search?q=cache:5BruPKtRJNEJ: forum.armkb.com/archive/index.php/t-777l.html

спецкурсы по «обсценологии» (!). Представляе­те себе сотни и тысячи «ученых», всю жизнь пла­вающих с научной целью (!) в дерьме скверно­словия?..

Итак, говорить о сквернословии людям веру­ющим не очень-то приятно, но - надо.

Перед нами стоит нелегкая, но необходимей­шая просветительская задача: донести до мас­сового сознания понимание того, что скверно­словие - не просто привычка и даже не просто дурная привычка. Люди в массе своей должны осознать, что сквернословие - это грех, то есть -нарушение нашей нравственной и духовной свя­зи с Богом.

Конечно, борьба со сквернословием - задача непростая. Грани между добром и злом, истиной и ложью настолько стерты в нашем обществе, грязное слово настолько въелось в сознание обы­вателя, что он почти не может понять, почему ру­гаться нельзя, а особенно - в присутствии детей.

Почти... И все-таки, возможность осознания собственного греха, возможность покаяния и из­менения собственной жизни не закрыта, по ми­лости Божией, ни для кого.

Вот с этого нам и надо начинать: с общенацио­нального осознания, что сквернословие есть грех перед Богом и нашими ближними. И конеч­но - перед своей собственной душой.

И в этом осознании общего греха пусть помо­жет и наша книга.
Владимир Малягин


Издательство сердечно благодарит авто­ров, православные периодические издания и Интернет-сайты за материалы, вошедшие в книгу. Сожалеем, что не со всеми автора­ми и издателями нам удалось своевременно связаться, и будем рады видеть вас в своей редакции.



О грехе

сквернословия


Богохульство - отвратительнейший, и непростительный смертный грех. Очень важно, чтобы пастыри в на­ших храмах и особенно после совершения Крещения, перед тем как роди­телям и крестным давать отпуст, говорили краткое поучение против сквернословия, особенно богохульного, а также против табакокурения, пьянства и разврата. Эти четыре порока как горький пережиток прошлого, сплетенные в единый злокозненный клубок, все еще остаются нравственной чумой нашего времени. Это тяжкий недуг народной души, против которо­го необходимо бороться всем вместе.
Протоиерей Константин Борщ


Никон (Рождественский), архиепископ

Порок языка

Есть пороки, которые до того внедрились в мас­сы народные, что мы, пастыри Церкви, кажется, устали бороться с ними и опускаем руки, благо не видим от них таких вопиющих последствий, какие, например, видим от пьянства. А между тем они не меньше пьянства растлевают душу народ­ную, заражают духовную атмосферу на Руси и иногда становятся прямо нетерпимыми. Таков порок сквернословия и «черного» слова. Не гово­рю уже о деревне, где пьяные отцы еще так не­давно нарочито давали уроки этой мерзости пяти­летним малюткам, даже в городах, даже в наших столицах, на улицах совершенно безнаказанно звучит скверно-матерное слово. Даже послови­цы есть: «Ругается, как ломовой, как извозчик, как сапожник». Как ни мерзостно слышать эту ругань, а поневоле ее терпишь: ведь пока едешь по улице, то, если бы привлекать к ответствен­ности ругателей, пришлось бы раза два-три оста­новиться, чтоб «составить протокол». Да еще свидетелей потребуют. «Пробовал я, - говорил мне один почтенный батюшка, - делать так: если мой извозчик произносил матерное слово, я оста­навливал его, заявлял ему, что больше не хочу ехать с ним, потому что глубоко оскорбляет и меня, и прохожих своею руганью, но ничего не выходило – опять приходилось прибегать к поли­ции, чтобы отвязаться от него: он требовал воз­награждения за проезд. Стоит ли заводить с ним дело, когда он же будет торжествовать над тобой победу, ибо кому охота быть свидетелями его безобразия, не говоря уже о потере времени и не­приятностях при этом?»

Но этого мало. Порок этот - как ни странно это сказать - довольно распространен и среди наших интеллигентов. Если не скверно-матер­ное, то «черное» слово получает даже право граж­данства в самой печати. Не говорю о мелкой «уличной прессе», - даже в такой солидной газе­те, как «Новое Время», - пусть простит меня по­чтенная редакция - встречаются имена духа тьмы в их народном произношении. Читаю кор­респонденции с театра войны: солдаты и их ко­мандиры, нисколько не стесняясь, перекидыва­ются «черным» словечком, то - в милую шутку, то - в виде привычного красного словца, то - как крепким бранным словом. А что господа коррес­понденты не выдумывают эти словечки, а пи­шут с «натуры» - это может подтвердить каж­дый священнослужитель, находящийся теперь среди войск в самом близком общении с наши­ми героями-воинами. Правда, есть еще чистые души, свободные от этой заразы, и их, конечно, немало, которые сторонятся и «черного», и ма­терного слова: они берегут себя, но не смеют гром­ко протестовать против проявления этого поро­ка среди товарищей, чтоб не получить кличку «святоши», «красной девицы» и подобных. Они смущаются, иногда приписывают неудачи воен­ные именно сквернословию товарищей, но тем и кончается дело. Скорбят душою, а что могли бы они сделать?

Вот что пишет мне один добрый пастырь из глуши Саратовской губернии. «Недавно мне пришлось услышать от своей прихожанки, жены мученика-воина, убитого на войне, о таком сетовании. Муж ее, после излече­ния от полученной на войне раны в одном из ла­заретов, был отпущен на некоторое время домой на поправку. И вот он, человек, по общему при­знанию, очень богобоязненный, кроткий и сми­ренный, жаловался ей, жене своей, что на войне, среди нашего войска, страшно развито скверно­словие, в котором виноваты все - и нижние чины, и самые высшие начальники. "Какая это война, -говорил этот воин, теперь покойник, убитый после вторичной отправки на войну. - На каж­дом слове ругань, куда ни повернись - скверно­словие"... И действительно, стараясь проверить справедливость этой жалобы, я убедился, что сквернословие, присущее очень многим, особен­но развито среди военных. Многие из прихо­жан заявляли мне, что многие нижние чины, учи­теля новобранцев и ополченцев, унтер-офицеры и фельдфебели на всяком слове сквернословят, как будто не могут обойтись без крепких слов.

Я часто возмущался этим, но в то же время уте­шал себя мыслию, что на войне-то, на самом поле битвы, едва ли дозволяют себе этот грех. Оказывается, что все равно - и пред глазами смер­ти не могут расстаться с пагубною привычкою. Рассуждая далее и становясь на точку зрения упомянутого солдатика, я стал думать: уж не за то ли нас Господь наказывает на войне и не дает успеха, что весь воздух заражен сквернослови­ем, как бы удушливым газом, и помощь Божия и благословение отгоняется таким, почти общим, грехом наших воинов? Прочитав же вашу ста­тью "Хитрые сети", я и вовсе подумал: не есть ли сквернословие такая же измена русских людей православной вере и учению христианскому, как наше сектантство и идолопоклонство евреев?»

В заключение автор просит «поднять свой голос на борьбу с грехом сквернословия и обра­титься с воззванием ко всем русским людям, и в частности к воинам, - оставить пагубную при­вычку, оскорбляющую Господа и отвращающую милость Его от нас и от наших воинов на поле брани».

Порок сквернословия - старорусский порок; едва ли он не составляет наследие еще татар­ского ига. Против него всегда боролись пасты­ри Церкви, писатели-иноки, гражданские зако­ны... И писать особое «воззвание» после немалой литературы есть ли надобность? Из наиболее сильных, готовых поучений против сего поро­ка укажу хотя бы на свой «Троицкий листок», под заглавием «Беседа о сквернословии и о ма­терном слове» или на поучение известного про­поведника протоиерея Полисадова: «Кто учит людей срамословию?» Указываю на эти листки потому, что они уже имеются именно в форме листков, как наиболее удобной для массового распространения («Троицкий листок» №№ 88 и 719)*. Надо такие и подобные листки распро­странять тысячами среди войск. Надо, чтобы военные священники неустанно твердили при всяком удобном случае, что порок этот сквер­нит и душу, и тело, отгоняет Ангела-Хранителя от человека, отнимает покров Матери Божией и прочее.

Наши воины - души, восприимчивые ко все­му, что идет от Церкви, от отца духовного. Прав­да, привычка делается второй природой, осо­бенно привычка языка: невольно, незаметно для самого себя сквернослов станет повторять гнус­ные слова, но уже и то хорошо, если человек бу­дет почаще упрекать себя за привычный порок: сознание во грехе - уже начало его исправления. Совесть верующего воина, ввиду постоянной опасности смерти, бывает особенно чутка: духов­ники говорят, что воины в окопах с радостью от­кликаются на предложение исповедаться и при­частиться Святых Тайн при всяком удобном случае. Вот время, зело благоприятное для на­поминания им о необходимости борьбы с при­вычным пороком. И мы знаем, что добрые па­стыри не упускают при этом случая вразумить сквернослова, но обычно слышат: «Что делать, батюшка? Привычка уж такая, не утерпишь».

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Оружие массового поражения iconСейфер М. Абсолютное оружие Америки /Пер с англ. Е. Моисеевой
Абсолютное оружие Америки /Пер с англ. Е. Моисеевой. – М.: Эксмо, Яуза, 2005. – 672 с

Оружие массового поражения iconА. М. Астахов в статье рассматриваются сети массового обслуживания...
Описывается формат для определения данной особенности в программном комплексе по исследованию сетей массового обслуживания. Приводится...

Оружие массового поражения iconОпределение локализации очага поражения в нервной системе в главе...
В главе 1 были описаны основы постановки диагноза, анатомии нервной системы и неврологического обследования. В данной главе будут...

Оружие массового поражения iconВ. В. Шлахтер Человек оружие
Курс профессиональной психофизической подготовки бойца. – Спб.: изд-во тоо «Терция», 1998. – 160с

Оружие массового поражения iconНачала
Исследование сборных пустотных железобетонных плит перекрытий и оптимизация с точки зрения массового применения в Ираке

Оружие массового поражения iconФорм массовой работы
Традиционные и инновационные, серьезные и игровые формы массового формирования информационной культуры пользователей

Оружие массового поражения icon19 февраля, 2003 г. Среда. Прогнозируется серия террористических...
Февраля, 2003 г. Среда. Прогнозируется серия террористических взрывов в жилых или административных зданиях, в местах массового скопления...

Оружие массового поражения iconК вопросу о специфике работы внутренних механизмов формирования массового сознания
Кубанская многопрофильная академия подготовки, переподготовки, повышения квалификации специалистов. Краснодар. Рф

Оружие массового поражения iconГорин Сергей Оружие слово. Оборона и нападение с помощью (Практическое руководство)
Александр Котлячков, юрист Управления социальной защиты населения г. Зеленогорска Красноярского края. Образование высшее юридическое,...

Оружие массового поражения iconВалерий Николаевич Хорев Оружие из Дамаска и булата
Дамаска, японского Дамаска, а также индийского сварочного железа и малайских крисов. Издание рассчитано на широкий круг читателей,...

Литература


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
literature-edu.ru
Поиск на сайте

Главная страница  Литература  Доклады  Рефераты  Курсовая работа  Лекции