Краткое содержание Глава Заложники эмоций




НазваниеКраткое содержание Глава Заложники эмоций
страница7/18
Дата публикации21.05.2014
Размер3.05 Mb.
ТипКраткое содержание
literature-edu.ru > Авто-ремонт > Краткое содержание
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   18


В качестве еще одного примера давайте представим, что не­кий человек, впервые приглашенный начальником на бизнес-ланч, действует, исходя из настоящего, модальности возможности («мо-

жет быть»), активного участия, сравнения, высокой интенсивности и критерия «принятия» (то есть важности быть принятым). Такой человек, скорее всего, испытает чувство признательности или об­легчения. При тех же компонентах и в той же ситуации, но с изме­нением критерия «Что я могу из этого вынести?» данный человек может испытать либо прилив деятельной энергии, либо амбициоз­ные чувства.

Первое приглашение начальником на бизнес-ланч

81

Подобно темпу, временным рамкам, модальности, участию, ин­тенсивности и соответствию/несоответствию/сравнению, критерии являются элементами ваших эмоциональных переживаний, спо­собными оказывать сильнейшее влияние на их качество.

Размер чанка

Когда Кэти думала о своей презентации, она наверняка размыш­ляла с точки зрения задачи в целом. Наверное, ее чувства были бы иными, разбей она задачу на мелкие части. Например, вместо того чтобы трудиться над неподъемным делом, каким является органи­зация презентации, она могла бы работать над задачей по частям, упорядочивая релевантную информацию, подбирая нужные све­дения для аудитории, выстраивая очередность подачи материала, налаживая демонстрационные ресурсы и заучивая важные факты. Конечно, Кэти наверняка предприняла все эти подготовительные шаги. Разница заключается в ее понимании презентации. Что это — одна большая задача или группа мелких задач? Ее можно воспри­нимать и так, и так, однако эмоциональный заряд у этих двух спо­собов совершенно разный.

Банк, клиенткой которого была Френсис, отказался кредито­вать ее счет, хотя она сделала крупный вклад для уплаты налогов, в результате чего у нее образовался долг, а ее чеки перестали при­нимать во всем городе. Невзирая на отчаянный страх перед конф­ликтом с непробиваемыми банковскими ханжами, она все же от­правилась туда, чтобы потребовать немедленного восстановления своего счета. В этом она потерпела фиаско и теперь сидела дома,



злая на банк и крайне недовольная собой. Когда Френсис объяс­нила утешавшему ее другу, что злится из-за проявленного банком неуважения, а недовольна собой потому, что не достигла желаемо­го результата, тот заметил: «Ну что ж, по крайней мере, ты сделала все, что могла». Френсис покачала головой и сказала: «Нет, не сде­лала». Стремясь умерить ее амбиции, друг молвил: «Хорошо, но ты хотя бы попыталась». Френсис фыркнула: «Кое-как». В после­дней отчаянной попытке друг взмолился: «Но ты же хоть что-то, да сделала!» Френсис немного подумала и вспомнила со смехом: «Точно. Пусть я перепугалась, но сказала им: "Вы еще меня не знаете" — и ушла, — Френсис прищелкнула пальцами. — Именно так». На лице ее друга появилось выражение некоторого скепсиса, и он, подражая ей, тоже прищелкнул пальцами. Френсис кивнула и повторила: «Именно так». И она ощутила удовлетворение тем, что сумела хотя бы излить свой гнев.

Для Френсис было важно адекватно разругаться с несгибае­мым банком; ее критерием, таким образом, была адекватность. Когда она впервые взглянула на то, как управилась с ситуацией, все, что ей удалось рассмотреть, говорило о ее провале: ей не удалось действовать в духе, который казался ей адекватным, и поэтому она была недовольна собой. От чувства неудовлетворен­ности собой к ощущению удовлетворения ее привело то, что в конечном счете она сосредоточила внимание на отдельной части своих действий, которую сочла адекватной. Фраза «вы еще меня не знаете», брошенная банковскому служащему, и уход из банка были лишь малой частью общего результата попытки заставить банк восстановить счет. На нашем языке общий результат отра­жает сравнительно «крупный чанк», тогда как брошенное пре­дупреждение и уход представляют собой относительно «мелкий чанк».

Размер чанка показывает, насколько большие части доступ­ного в данной ситуации опыта вы отражаете. Всякий раз, когда друг Френсис пытался улучшить ее самооценку, он, в сущности, предлагал ей разукрупнить ее опыт и обратить внимание на все более и более мелкие его составляющие. «Сделала все, что могла» — чанк сравнительно меньшего размера, чем «достижение резуль­тата», тогда как чанк «ты попыталась» предполагает оценку адек­ватности действий в рамках еще более мелкого фрагмента конф­ронтации. Попытка — лишь часть «всего, что могла». Фраза «вы еще меня не знаете» — еще более мелкий чанк, так как он входит в «попытку» и относится к выражению гнева. В каждом случае Френсис рассматривала все меньшие и меньшие отношения, в которых она вела себя адекватно, требуя, чтобы банк вернул ее деньги.

Как следует из приведенного выше примера, разукрупнение заставляет вас обращать внимание на все более и более мелкие детали, тогда как укрупнение дает вам более общую, собиратель­ную картину. Допустим, вы собираетесь разбить огород. Если вы разукрупните предстоящие действия, то приметесь думать, что посадить, как подготовить почву, где взять время на работу в ого­роде и т. д. Это отдельные части (результаты на уровне мелких чанков) того, что сводится воедино, образуя более крупный ре­зультат: обустройство огорода. Укрупнение «приобретения ого­рода» может привести вас к еще большему результату: «ощуще­нию себя производителем». Иными словами, обладание огоро­дом могло бы стать одним из основополагающих элементов в обеспечении более крупного результата: чувства собственной про­дуктивности.

Размер чанка лежит в основе одного из способов, которыми мы можем изменять наши эмоции. Френсис смогла испытать удов­летворение, разукрупнив свое переживание до уровня, на кото­ром она удовлетворяла своему критерию адекватных действий. Люди часто чувствуют себя несостоятельными при рассмотре­нии задачи как чанка огромных размеров, включающего резуль­таты, лежащие за пределами их возможностей. Когда люди ра­зукрупняют эти внушительные задачи на разнообразные этапы и навыки, необходимые для достижения результата, их эмоции обыч­но сдвигаются в сторону ощущения большей компетентности. Вы можете попробовать на себе, найдя пример какой-нибудь желае­мой цели, которую, однако, считаете недостижимой по причине собственной несостоятельности. Начните разукрупнять ее на все более и более мелкие фрагменты, пока не сведете к таким эле­ментам поведения, восприятия, навыков или способностей, кото­рые вам кажутся находящимися в сфере вашей компетенции. Орга­низуйте продвижение к цели так, чтобы делать по одному шагу за раз. Ваши эмоции изменятся.

На первый и второй день полета мы отмечали наши страны, говоря: «Вот мой дом», — так сказал, очутившись в Далла­се, принц Саудовской Аравии Султан ибн Салман аль Сауд, совершивший в июне прошлого года полет на шаттле «Дис-кавери» совместно с франко-американским экипажем. «К третьему дню видно лишь континенты. К пятому дню вы видите только Землю — она становится единым местом, твоим домом... Это захватывающее ощущение». (Лос-Анд­желес Тайме, 1985, 15сент.)

Некоторые эмоциональные состояния характеризуются опре­деленными размерами- чанков. Например, благоговейный страх, изумление, перегруженность и безынициативность почти всегда

связаны с вниманием к вещам со сравнительно крупными чайка­ми. Вы можете испытать трепет, взирая на нечто грандиозное, на­пример, на Большой Каньон, или, напротив, маленькое, — на пау­тинку, но в обоих случаях вы внимательны к единому целому. Как только вы приметесь делить Большой Каньон (на различные уровни, расселины-ответвления, цветовые фрагменты), вы обнаружите, что чувство благоговения улетучилось, сменившись, скорее всего, оча­рованием, любопытством или одобрением.

К эмоциям, которые обычно связаны с чанками сравнитель­но малых размеров, относятся раздражение и неприязнь. Как пра­вило, когда вы испытываете раздражение, вы обращаете внима­ние на разные мелкие, неприятные вам действия определенного лица. Так, вы можете счесть раздражающей привычку вашего ре­бенка встревать в разговор. Однако если бы вы присматривались к его поведению с точки зрения большего чанка («Что нужно моему ребенку?»), то вы, наверное, отреагировали бы на это со­всем иной эмоцией — чувствами любопытства, терпения или за­боты. Так же и ощущение своей конфликтности неизменно со­пряжено с реагированием на сравнительно мелкие чанки инфор­мации, когда эмоции при рассмотрении той же ситуации с точки зрения относительно большего чанка преобразуются в рассуди­тельность, возмущение или терпимость (помните, что это разные вещи — быть раздражительным и чувствовать раздражение, рав­но как быть конфликтным и ощущать себя таковым. Вы можете, например, испытывать сочувствие и при этом вести себя непри­ветливо).

На том или ином размере чанка — строго определенном и в обязательном порядке — основываются сравнительно немногие эмоции. Хотя размер чанков, используемых в данный момент, ка­чественно влияет на большинство эмоций, важно задаться вопро­сом: какой размер считать практичным? Сколько деталей разумно учитывать именно вам в сложившейся ситуации? Допустим, что Дон ощущает уверенность в своей способности справляться с раз­нообразными задачами в контексте достижения большего резуль­тата: организации нового бизнеса. Но когда он рассматривает ис­ход с позиции чанка сравнительно большего размера («организа­ция нового бизнеса»), чувство уверенности начинает его покидать, а то и вовсе исчезает, чтобы смениться ощущением уныния или безнадежности. В этом случае Дону было бы полезнее опериро­вать чанками на уровне «основополагающих задач», чем на уровне «общего результата».

Однако в малых чанках нет ничего, что непременно вело бы к обретению чувства уверенности. В отличие от Дона, Сью чувству­ет себя увереннее всего, когда обдумывает достижение самого об-

щего результата, и часто испытывает замешательство и усталость при разукрупнении до разного рода мелких задач, которые прихо­дится выполнять для получения общего благоприятного результа­та. Поэтому для чувства уверенности Сью больше подходит рабо­та с чанками больших размеров. Следовательно, адекватность того или иного размера чанка зависит, в основном, от особенностей че­ловека, от ситуации, в которой находится этот человек, и от жела­емой или необходимой эмоции. Вам нужно поэкспериментировать, чтобы подобрать себе оптимальный размер чанка для использова­ния его в различных ситуациях. Эмоциями, для которых особенно важны отсутствие привязанности к какому-то одному размеру чанка и способность переходить от одного размера к другому, являются удовлетворенность, ощущение состоятельности, восприимчивость и понимание*.

Примеры глубинного анализа некоторых эмоций

В этой главе мы обсудили главные компоненты, играющие важ­ную роль в возникновении ваших эмоций: временные рамки, мо­дальность, участие, интенсивность, сравнение, темп, критерии и размер чанка. Есть и другие, не включенные нами в план обсужде­ния, поскольку они играют относительно небольшую роль в фак­тическом определении чувств. Если вы ознакомились с восемью вышеописанными компонентами, то у вас будет все необходимое для выбора и изменения своих эмоций, а следовательно — и для выбора и изменения качества текущего переживания. Как мы по­казали, изменение одного важного компонента влечет за собой из­менение вашей эмоции. Ваши эмоции предназначены для выбора и получения удовольствия, а не просто для того, чтобы реагиро­вать или терпеливо сносить что-либо.

Значимыми компонентами являются те, которые, будучи из­менены, изменяют вашу эмоцию, преобразуя ее в другую или про­сто устраняя. Например, всем вашим эмоциям присущ некий темп (наряду с заданными временными рамками, модальностью, интен­сивностью и др.), но темп может не быть значимым компонентом для той или иной отдельной вашей эмоции. Это означает, что можно изменить ощущаемый темп, но эмоция останется сравнительно неизменной. Чтобы вы лучше поняли взаимодействие этих компо-

* Гораздо более подробная информация о размерах чанков (использован другой термин: «относительная специфика») и критериях содержится в работе Кэмерон-Бэндлер, Гордона и Лебо «Импринт-метод: руководство по воспроизведению ком­петентности» («прайм-ЕВРОЗНАК», 2004).

нентов в процессе создания эмоции, мы приводим здесь пару при­меров глубинного анализа противоположных эмоций.

Ступор и любопытство

Некоторые люди, в иных ситуациях бывающие амбициозными и энергичными, становятся безразличными и ленивыми, когда им приходится заниматься рутинной работой: перебирать архивы или приводить в порядок подвал, гараж или чулан. Бумаги уже некуда складывать, невозможно въехать в гараж, не задев мешков, наби­тых алюминиевыми банками, газетных пачек и старых велосипе­дов, а чулан превратился в смертельную ловушку, грозящую со­крушить любого человека, который, ничего не подозревая, вздума­ет отворить дверь. Вы знаете, что все это требует внимания... но вам просто никак не собраться, чтобы заняться этими вещами. Эмоция, которую люди чаще всего испытывают, когда могут поду­мать о необходимом деле, но не испытывают ни желания, ни моти­вации им заняться, называется «ступором». Чувство ступора ос­новано на амбивалентности, испытываемой по отношению к де­лам, которые, как вы считаете, следует сделать, но заниматься которыми вам не хочется. Другим расхожим примером является чувство ступора, охватывающее многих людей, когда им надо ра­зобраться с налогами и привести в порядок прошлогодние чеко­вые корешки, квитанции и документы.

Темп при ступоре, как правило, медленный. Ощущения ка­жутся притуплёнными, а реакции на происходящее вокруг замед­ляются. Один из наших клиентов уподобил эту ситуацию плава­нию в арахисовом масле. Когда вы испытываете оцепенение, зву­ки тоже могут казаться вам замедленными и приглушенными. Ваше тело наливается тяжестью, а внимание рассеивается. Это отчужде­ние и отход от настоящего имеет смысл, так как обычно люди ощу­щают ступор ввиду выполнения какой-то текущей задачи, а не в связи с прошлой или будущей деятельностью.

С другой стороны, «любопытство» — эмоция, которую люди обычно испытывают, желая получить ответ на загадку или вопрос. Вы можете ощутить любопытство, обнаружив в почтовом ящике извещение с приглашением зайти на почту и забрать посылку, или найдя на своем огороде интересное и незнакомое растение, или



когда звонящий вешает трубку, едва вы берете свою, или когда вот-вот родится ребенок, а вам не терпится узнать, кто это будет — мальчик или девочка. В каждом случае возникает одна и та же ситуация: нечто поставило вас перед вопросом, на который вам нужно ответить.

По сравнению с чувством оцепенения темп чувства любопыт­ства, конечно, ускорен. Тело становится легким, ощущения обо­стряются и приходят в состояние большей готовности, а внимание сосредоточено на всем, что способно ответить на поставленный вопрос. Кроме того, когда вы ощущаете любопытство, ваш внут­ренний диалог обычно наполнен вопросами, а иногда — спекуля­тивными ответами на них (Где это? Что это? Как это устроено? Что же будет? Получится ли это? Не нужно ли чуть больше? Что если повернуть это чуть иначе?).

Какими бы ни были вопросы, возбуждающие и поддерживаю­щие в вас чувство любопытства, ваше внимание сосредоточено на каком-то потенциальном источнике ответов. Этим источником можете быть вы сами, как в случае, когда вы пытаетесь вычислить, кто же вам позвонил, или нечто вовне, когда вы намерены чуть повернуть «это» и посмотреть, что произойдет. В любом случае вы открыты для информации. Эта открытость обусловлена опреде­ленными критериями: например, необходимостью что-то понять, или оценить, или узнать. Когда вы охвачены любопытством, вы высоко восприимчивы к" входящей информации независимо от формы ее подачи — в виде перцептивных стимулов, идей или сто­ронних мнений. Если мы разместим любопытство, скепсис и подо­зрительность на шкале субъективной восприимчивости, то обна­ружим, что «любопытство» является самым открытым чувством из всей тройки (на деле нередко бывает, что любопытствующий человек с готовностью принимает за чистую монету все, что ему говорят). Скептик же поступает наоборот и ищет изъяна в ска­занном, тогда как подозрительность основывается на убеждении (и критерии) в необходимости выявить нечестную игру, а пото­му оказывается наименее открытым чувством из этих трех. При научении наиболее практичным бывает сочетание любопытства и скепсиса..

В отличие от оцепенения, любопытство обладает властью тол­кнуть нас на действие. Не доводилось вам вдруг вспомнить о ка­кой-то вещи, которая у вас была, но которой вы не видели уже несколько лет, и потом задаться вопросом: где же она может быть? По мере раздумий над ее местонахождением ваше любопытство росло, пока вы не обнаруживали, что в ее поисках лихорадочно роетесь в ящиках стола, чулане и гараже. Возможно, что когда ваши размышления сменились решением найти эту вещь, ваше любо­пытство преобразовалось в чувство решимости.

Вот еще один пример силы, которой обладает любопытство. Через несколько страниц этой главы прямо в текст встроена кар­тинка. Сумеете ли вы ее найти?

Прочитав это, достаточное ли любопытство вы испытаете, чтобы перелистать оставшиеся страницы и найти встроенный рисунок? Хотите ли вы разобраться в этом самостоятельно?

Подобно приведенным выше вопросам, простейший способ по­родить в вас любопытство — спросить об аспекте чего-то, чем вы уже успели хотя бы слегка заинтересоваться. Действенность таких вопросов повышается, если они касаются чего-то, имеющего для вас персональное значение. Например, преданный своему делу педа­гог может ощутить любопытство, задавшись вопросом о механизме действия мыла, но ему почти наверняка будет еще интереснее выяс­нить, каким образом людям вообще дается научение. Химик же, с другой стороны, может больше заинтересоваться свойствами мыла, чем аспектами научения.

Любопытство — великолепная эмоция для перехода к тому или иному поведению. Это объясняется тем фактом, что у боль­шинства людей любопытство легко переходит в ощущение нали­чия мотивации и решимости. Эта эволюция обычно бывает ре­зультатом ответов, которые вы ищете, переходя от чего-то, что вам хочется знать (модальности возможности), к чему-то, что вы дол­жны знать (модальности необходимости). Если вместо этого вы повысите темп, который ощущаете на фоне любопытства, то ваши эмоции могут сместиться в сторону беспокойства или нетерпения — вам нужно получить ответ сейчас.



Обратите внимание, что модальность, участие и темп — един­ственные компоненты, которые важны и для чувства любопытства, и для чувства оцепенения. Хотя каждая из этих эмоций может от­личаться своими собственными фактическими модальностью, уров­нем участия и темпом, важно понимать, что данные компоненты присущи им обеим. Поскольку они важны для обеих эмоций, по­стольку изменение одного или большего числа этих компонентов может стать вашим билетом на право выхода из ступора. Они вы-

ступают для вас средством передвижения к любопытству и пунк­там назначения за его пределами.

Чтобы ощутить любопытство, вам нужно чувствовать свое активное участие в происходящем, использовать критерий жела­ния узнать или понять и отмечать несоответствия между тем, что вам известно, и тем, что вы видите. Другие компоненты могут быть едва ли не какими угодно, и вы по-прежнему будете ощу­щать себя „заинтересованным. Вы можете испытывать любопыт­ство по отношению к прошлому, настоящему и будущему; вы мо­жете чувствовать, что должны, можете или хотите понять; ваше ощущение любопытства может быть интенсивным или легким; ваш темп может быть быстрым, придавая вашему любопытству оттенок нетерпения, или медленным, когда вы любопытны, но терпеливы; размер чанка, привлекшего ваше любопытство, мо­жет быть крохотным или огромным, и он может уменьшаться или увеличиваться по мере того, как вы будете все больше и больше узнавать о предмете.

Чтобы ощутить ступор, вам нужно рассматривать некое дело, которое вы должны или обязаны сделать в настоящем, и которым вы не хотите заниматься (временные рамки и модальности); вы должны плохо понимать свое участие в исходе дела, а ваш темп должен быть крайне медленным. Другие компоненты не имеют значения для чувства ступора. Так, вы можете ощутить глубокое или лишь легкое оцепенение; вы можете замечать, в чем именно происходящее вокруг вас соответствует, не соответствует или со­относится с другими вещами, и вы можете пользоваться широким диапазоном критериев, скажем, временем, интересом, необходимыми усилиями, вознаграждением, карьерным ростом и т. д.

Эти описания являются компонентами субъективного опыта, которые вам следует изменить в себе, чтобы перейти от одной эмоции к другой. Если вы ощущаете ступор, то вряд ли уйдете далеко. Это поведенческий эффект ступора. Конечно, бывают периоды, когда в этом нет ничего плохого. Однако на самом деле большую часть времени, когда вы испытываете ступор, вам хочется, чтобы соот­ветствующие задачи были все-таки выполнены. Поэтому чаще всего вы, вероятно, либо ждете, пока ваше настроение не изменится и не позволит вам заняться делом, либо заставляете себя работать на фоне ступора, но уже с наслоением возмущения и гнева.

Не лучше ли уметь изменять свои чувства так, чтобы они были настроены на выполнение текущей задачи? Первым шагом в этом направлении могли бы стать вопросы, обращенные к са­мому себе и касающиеся задачи: те вопросы, на которые у вас нет ответа. В идеале эти вопросы должны затрагивать сферы личной значимости или интепега. Если, наппимео, вы готовитесь к пода-

90 че декларации о доходах, вы можете заинтересоваться влиянием, которое оказывает заблаговременное планирование налоговых расходов на благополучие вашей семьи. Если вы одновременно повысите темп, то обнаружите в себе ощущение любопытства, которое является эмоцией гораздо более гибкой и полезной для дела, чем ступор.

Допустим, что вы возбудили в себе ощущение любопытства, но все еще не готовы выбраться из кресла и засучить рукава. Вам нужны мотивация и решимость, лежащие в основе перехода к не­обходимым действиям. Вам нужно преобразовать вещи, о которых вы хотите узнать, в вещи, которые вам следует или которые вы должны узнать. Результатом будет чувство мотивации и решимос­ти, которое наверняка подтолкнет вас к действию. А если в ходе этой процедуры вы обнаружите в себе чувство беспокойства или нетерпения, которые вам не понравятся, то вам уже известно, что вы должны замедлить темп, чтобы вернуться к эмоциональному уровню любопытства и решимости.

Опять же, у вас есть выбор касательно собственных эмоций, коль скоро вы знаете, как воздействовать на свое переживание. Посредством эмоций вы можете оказать сильнейшее влияние и на свое поведение, как это произошло в предыдущем примере, когда вы перешли от бездействия к активному участию. Приходилось ли вам бывать в ситуации, когда вам хотелось бы ощутить любо­пытство, но вы его не испытывали? Как вы могли бы повлиять на свое переживание в следующий раз, когда вы окажетесь в подоб­ной ситуации, чтобы все-таки почувствовать в себе любопытство? Или даже решимость? Достаточно ли вы любопытны сейчас, что­бы ответить на эти вопросы?

Перегруженность и наличие мотивации

Всем нам случалось чувствовать себя перегруженными. Вы, ска­жем, заняты приготовлением обеда на несколько человек, дети ссо­рятся, телефон звонит каждые пять минут, вы не одеты, а ваши гости только что прибыли. Или объем предстоящей вам работы

г>7тт-»\гт- итгопипга ИЯМ r7TP7TVPT R ТРЧРНИР ЧЯГЯ ПТИРТИТЬ НЯ 7ТРГЯТПК



звонков, и каждый из них означает все новые поручения. Какой бы ни была реальная ситуация, ваш разум переполнен невыпол­ненными задачами, которые все представляются неотложными. Короче говоря, вы чувствуете себя перегруженным.

Ощущение перегруженности является результатом совмест­ного действия двух факторов. Прежде всего, вы держите в уме все дела, подлежащие выполнению, одновременно. Очевидно, что у боль­шинства из нас в любой отдельный момент времени найдется мно­жество дел, которые мы можем или должны переделать. Однако мы порой удерживаем в сознании лишь одно-два таких дела, тогда как в других случаях помним обо всех возможных задачах. Посту­пая так, мы на полной скорости движемся к ощущению перегру­женности.

Другим ингредиентом, необходимым для ощущения перегру­женности, является чувство безотлагательности выполнения всех этих задач. Это означает, что задачи сопряжены с модальностью необходимости, из-за чего они становятся вещами, которые «сле­дует», «должно» или «нужно» сделать во избежание неких нега­тивных последствий (нельзя подвести людей, похоронить проект, лишиться уважения окружающих и т. д.). Это чувство безотлага­тельности заставляет вас задерживать дыхание, повышает напря­жение во всем теле и наполняет внутренний диалог обрывочными вопросами и утверждениями, так как ваше внимание перепрыги­вает с одного задания на другое из числа многих необходимых дел, которые стоят перед вами.

Но главным свойством ощущения перегруженности является первое: то, что вы одновременно думаете об уйме дел, которые дол­жны сделать. Поскольку все задачи свалены в кучу, вы не расстав­ляете приоритеты и не выстраиваете их в последовательность, что позволило бы вам на время отложить некоторые из них и заняться другими, которые вы расценили как «более важные» или «перво­очередные». Пока все эти задачи удерживаются в сознании, вы стоите перед необходимостью сделать больше, чем это возможно в отведенный промежуток времени. Если чувство перегруженности сохранится, то оно может даже перерасти в ощущение паралича или безнадежности.

Между чувствами перегруженности и наличия мотивации есть некоторые важные отличия. Когда вы ощущаете себя мотивиро­ванным, вы обычно воображаете результат, который находите при­влекательным. Фактически главным атрибутом мотивации явля­ется привлекательность. Мотивация содержит в себе «Хочу» (мо­дальность желания) вкупе с некоторым представлением о желаемом. Обычно воспринимается и модальность возможности: «Я могу этого ппйнться».

о 2 Темп чувства наличия мотивации не столь неистов, как у чув-

ства перегруженности, но он, тем не менее, может ощущаться как сравнительно быстрый. Ощущая себя мотивированным, вы также ориентированы на будущее: есть нечто, чего вы желаете и потен­циально могли бы добиться в будущем. Это будущее может быть либо совсем рядом, либо за горизонтом. Например, вы можете по­чувствовать себя мотивированным помириться с приятелем, пере­кусить, внести дополнения в свое резюме накануне завтрашнего собеседования по поводу трудоустройства или позаботиться о бу­дущей пенсии.

Кроме того, когда вы ощущаете мотивацию, существует не­что, чего у вас пока нет, — и это «нечто» будет либо приятным, либо ценным, либо и тем, и другим. Вы сравниваете то, что имеете сейчас, с тем, что можете приобрести или приобретете в будущем. Это сравнение приводит к тому, что вы направляете внимание на улучшение своих действий в будущем по сравнению с настоящим. Скорее чаще, чем нет, предметом желания человека является оп­ределенное переживание, которое, по его мнению, возникнет в ре­зультате осуществления чего-то или обладания чем-то, в чем он видит желаемый результат.

Важно понять структуру мотивации. Конечно, полезность на­личия мотивации ценилась издавна: достаточно вспомнить об ог­ромном количестве книг, семинаров, видео- и аудиозаписей, теле­визионных шоу и подготовительных программ, призванных научить вас мотивировать себя или других. Самые удачные материалы по­зволяют, пусть даже непреднамеренно, встроить эмпирические эле­менты, лежащие в основе наличия мотивации, — то есть описан­ные выше фрагменты.

Очевидно, что полезнее выработать собственные мотивы, чем Полагаться на учебные материалы или программу тренинга. Вы "п^ртр <-7трттять ято путем откбытия в вашем мире вещей, которые



естественным образом ведут вас к желанию заняться тем или иным конкретным делом. Чтобы обнаружить такие вещи, выделите ка­кие-нибудь действия, к которым вы уже точно мотивированы. Как только вы идентифицируете несколько таких действий, рассмот­рите их с точки зрения их общих элементов. Например, все ли действия предпринимаются по вашей собственной воле или они вытекают из требований окружающих? По плечу ли вам эти дела? Находите ли вы их полезными? Сопряжены ли они с взаимодей­ствием с другими людьми или требуют, главным образом, деятель­ности, предпринимаемой в одиночку? Открыты ли их временные рамки (то есть когда будут выполнены, тогда и хорошо) или каж­дому соответствует строго определенный срок? Предусмотрена ли конкретная награда по достижении результата? Каким вы почув­ствуете себя по выполнении каждого дела?

Когда вы идентифицируете компоненты, порождающие в вас ощущение мотивации к какому-то действию, вы сможете присту­пить к гармоничной организации переживаний, касающихся дру­гих, в настоящее время непривлекательных дел так, чтобы они тоже сделались объектами мотивации. Вы ознакомитесь с качествами, необходимыми вам для настроя на задачу или результат, чтобы отреагировать на последние ощущением мотивации. Если какое-то дело не привлекает вас в данный момент, но вы хотели бы ощу­тить себя мотивированным к его выполнению, вам нужно лишь переориентировать задачу так, чтобы она удовлетворила ваши мо-тивационные потребности.

Предположим, к примеру, что делами, к выполнению которых вы были мотивированы в прошлом, являются возделывание ого­рода, написание книг и походы с детьми в зоопарк и музеи. Рас­сматривая эти примеры, вы обнаружите, что в каждом случае вам, чтобы быть мотивированным, нужно было поверить в полезность своей деятельности для других, в способность этой деятельности чему-то вас научить, а также в то, что это будет интересно. Теперь вам известны характеристики дел, которые мотивируют вас есте­ственным образом.

Допустим, что вы столкнулись с необходимостью грамотно рас­поряжаться своими деньгами, — умение, в отношении которого вы хотите почувствовать себя мотивированным. Зная теперь, что именно мотивирует вас к действию, вам нужно лишь выяснить отноше­ния, в которых научение грамотно распоряжаться финансами удов­летворит ваши требования к мотивации. Вы можете счесть, что грамотно распоряжаясь деньгами, вы защитите и обеспечите се­мью; что это даст вам некоторое представление об экономике, и что финансовые операции возбудят в вас такой же интерес, какой возбуждают изыскания и черновые наброски будущей книги. Как

g/j, только вы наполните задуманное этими качествами, оно естествен­ным образом сделается источником мотивации.

Чем вы располагаете в настоящий момент

На протяжении этой главы мы подчеркивали тот факт, что ваши эмоции служат проявлением определенных перцептивных компо­нентов, и что если вы изменяете эти компоненты, то изменяются и эмоции. Набор отличий, представленный в этой главе, вооружа­ет вас способом описания любой эмоции с точки зрения значимых компонентов, участвующих в ее создании. Когда вы понимаете структуру эмоции, вы можете понять и механизм ее влияния на ваши переживания и поведение. Когда вам известны значимые компоненты, участвующие в создании вашей эмоции, у вас есть возможность изменить эту эмоцию на ту, которая будет более удовлетворяющей или адекватной в сложившейся ситуации. Зна­ние структуры своих эмоций может лечь в основу построения та­кого личного мира, который дарует вам свободу и власть направ­лять свои эмоциональные переживания на защиту вашего благо­получия, полноценного существования и самовыражения в качестве самостоятельной личности. Мы с Лесли построили для себя такой мир. Мы использовали наше знание структуры эмоций для созда­ния свободы и могущества, которыми теперь наслаждаемся, и на­учились поддерживать наш свободный и просторный мир путем утилизации компонентов эмоций — при каждой возможности, каж­дый день.

Мы оба изменяем наши эмоции, варьируя временные рамки, и часто делаем это по-разному. Лесли преобразует фрустрацию в терпение путем переноса недостижимого результата в ближайшее или в более отдаленное будущее. Освободившись от давления мо­мента и успокоенная временем, оставленным на прогресс, она мо­жет довериться своему убеждению: «Это сбудется; я сделаю так, что это произойдет». Что касается Майкла, то его будущее являет­ся царством неограниченных возможностей, кладезем соблазни­тельных «может быть», удерживающих его в постоянном стремле­нии. Когда бы он ни пожелал быть довольным, он возвращается от будущего к настоящему, обращая внимание на те отношения, в ко­торых то, чем он располагает сейчас, является наилучшим.

Лесли частенько не может заснуть, обдумывая все дела, кото­рые она должна сделать. Чтобы расслабиться и заснуть, она заме­няет возбуждающую модальность необходимости — то, что она дол­жна сделать, — успокаивающими модальностями желания и воз­можности. Иначе говоря, она мечтает обо всем замечательном, что ртА упиртгя глрлять и что она может сделать. Майкл учитывает на-

глядный опыт последствий активного и пассивного участия, оста­ваясь не полным надежд, но решительным в отношении учебы на­шего сына Марка и соблюдения им определенных правил личной гигиены.

Многих людей приводят в ярость неудобства, некомпетент­ность и несправедливость, которые порождает жизнь. Задержка авиарейса, еда, поданная не вовремя и уже не доставляющая удо­вольствия, или одежда, испорченная в химчистке, могут стать при­чинами незамедлительного и стойкого гнева. Лесли научилась рас­сеивать такой гнев, преобразуя его в легкую «досаду» путем сни­жения интенсивности. Она делает это, задавая себе вопросы вроде: «Да вспомню ли я об этом лет через пять?» При необходимости она переносит себя на пять или десять лет в будущее и, оглядыва­ясь на прошлое из этой дали, удивляется, почему такая мелочь когда-то могла представляться важной.

Лесли использует темп как тонизирующее средство, когда чув­ствует опустошенность. Опаздывает ли она со статьей или с пода­чей обеда на стол, Лесли, как только осознает это чувство опусто­шения, замедляет темп своих мыслей и физических ощущений. Это замедление темпа позволяет ей перейти от возбужденного бес­покойства по поводу цейтнота или обеда к восстановлению спо­собности замечать и испытывать чувство заботы к окружающим людям, одновременно продолжая заниматься делом.

Майкл, когда бы он ни бывал доволен собой, постоянно испы­тывал чувство вины, если думал о каких-то других вещах, которы­ми, по его мнению, ему следовало заняться. Поскольку он пользо­вался критерием «что мне следует сделать», до него редко доходи­ло, что в свободное время он может радоваться и не казнить себя. Это изменилось, когда он понял, что может менять критерии. Те­перь, оказываясь в тех же ситуациях, он обращает внимание на тот факт, что он занят чем-то, чем ему действительно хочется зани­маться, и испытывает при этом приятное ощущение собственного озорства.

Если Лесли обижена чьими-то словами или поступком, она изменяет критерий, который использует для оценки ситуации, за­меняя «что я чувствую» на «что с ним (с нею) происходит». Такая смена фильтра окрашивает ее эмоциональную реакцию любопыт­ством, эмпатией и пониманием. -

Во всех дальнейших главах излагаются специальные техники, в которых используются компоненты эмоций, — техники, призван­ные реализовать перспективу полноценного эмоционального вы­бора. Но прежде чем перейти к этим техникам, давайте коснемся вопооса, имплицитно поставленного в этой главе. Предположим,

что структура эмоций понятна не только Лесли, Майклу и вам. Как изменится мир, если все осознают, что эмоциональное пере­живание имеет структуру, которую можно познать и практически применить?

Мы больше не будем беспомощными наблюдателями, ожида­ющими, пока наши друзья и близкие отыграют свои деструктив­ные или неприятные эмоции. Взамен у нас будет выбор сделать что-то, направленное на изменение чувств других, и таким обра­зом способное изменить их действия и наше собственное самочув­ствие. Конечно, мы влияем на чужие чувства. Так происходит все­гда. Но мы, как правило, оказываем это влияние беспорядочно, уподобляясь болтающемуся на ремне фонарю, который, когда мы движемся, раскачивается и выхватывает из темноты то одно, то другое. В мире эмоционального выбора, где общность эмоциональ­ных реакций понятна всем, этот фонарь держит сильная рука; его теплый свет целенаправленно освещает самые темные, самые хо­лодные эмоциональные закоулки. Короче говоря, мы будем жить в мире, где потребность в эмоциональном удовлетворении станет совместным делом, а не предметом потуг одиночки.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   18

Похожие:

Краткое содержание Глава Заложники эмоций iconКраткое содержание Глава 1
Книга «Психология и культура» представляет собой уни­кальный труд многих ученых из разных стран, который окажет неоценимую помощь...

Краткое содержание Глава Заложники эмоций iconДипломная работа Коррекция эмоционального состояния дошкольников...
Понятие «эмоции» в различных концепциях. Обзор исследования по исследованию эмоций. Психолого-педагогическая модель эмоциональной...

Краткое содержание Глава Заложники эмоций iconАправления экспериментального исследования мотивации и эмоций
Создатель дифференциальной теории эмоций, предполагающей рассмотрение эмоции в трех аспектах: феноменологическом, нейрофизиологическом...

Краткое содержание Глава Заложники эмоций iconУчебное пособие Ростов-на-Дону 2008 содержание введение Глава Эволюция...
Основные методы лечения и оздоровления, применяемые на современных европейских курортах (на примере Италии)

Краткое содержание Глава Заложники эмоций iconПрайм-еврознак
Реан А. А. Часть I: глава 14; в частях IV, V, VIII: глава Реан А. А., Петанова Е. И. Часть V: глава Розум С. И. В частях II, IV-VIII:...

Краткое содержание Глава Заложники эмоций iconПсихология эмоций
Опубликовано множество книг и статей, так или иначе затрагивающих проблему человеческих эмоций. В настоящее время наука располагает...

Краткое содержание Глава Заложники эмоций iconСодержание Предисловие 8 глава история лифляндской Золушки: Екатерина Первая 11

Краткое содержание Глава Заложники эмоций iconЭнергия эмоций в общении: взгляд на себя и на других
Санкт-Петербургской медицинской академии, показывает нормальные и аномальные проявления эмоций в деловом общении и семье. Приведены...

Краткое содержание Глава Заложники эмоций iconКраткое содержание справочника
Даны рекомендации специалистов по выбору газовых, электрических, универсальных котлов и комплектующих. Дан обзор систем солнечного...

Краткое содержание Глава Заложники эмоций iconТворчество великих философов, тема на выбор
Введение, Содержание, каждая новая глава реферата, Заключение, Список литературы и Приложения

Литература


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
literature-edu.ru
Поиск на сайте

Главная страница  Литература  Доклады  Рефераты  Курсовая работа  Лекции