Симонов П. В. Лекции о работе головного мозга. Потребностно-информационная теория высшей нервной деятельности




НазваниеСимонов П. В. Лекции о работе головного мозга. Потребностно-информационная теория высшей нервной деятельности
страница6/13
Дата публикации29.05.2014
Размер1.21 Mb.
ТипДокументы
literature-edu.ru > Психология > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13

Суммируя имеющиеся данные о роли левого и правого полушария в реакции на стресс, можно придти к заключению о том, что вовлечение левого полушария представляет «аварийный механизм» и свидетельствует о недостаточной способности правого полушария обеспечить стрессоустойчивость организма. Выше мы не раз убеждались в том, что для крыс, чувствительных к сигналам оборонительного возбуждения партнера, характерна высокая устойчивость к стрессирующим воздействиям. Вот почему функционирование правого полушария имеет особое значение для этого типа крыс. В мобилизации «аварийных механизмов» левого полушария эти животные не испытывают нужды.

Подводя итог описанным выше экспериментам, мы приходим к выводу о том, что стресс действительно обнаруживает те индивидуальные особенности разнообразных физиологических функций и

39

приспособительных действий, которые остаются неочевидными, невыявленными вне стрессирующих воздействий. Обращает на себя внимание тот факт, что особи, высокочувствительные к сигналам болевого раздражения другой особи того же вида и прерывающие это раздражение, невзирая на аверсивность «открытого поля», обладают высокой устойчивостью к действию самых разнообразных стрессоров. Можно предполагать, что именно благодаря такой устойчивости естественный отбор сохранил способность к зоосоциальному «сопереживанию» — этому филогенетическому предшественнику человеческой эмпатии, одной из форм человеческого альтруизма.

Результаты выполненного исследования дополнительно убеждают нас в том, что в основе типологических различий поведения высших животных и, по-видимому, человека лежат индивидуальные особенности взаимодействия функционально специализированных макроструктур головного мозга. Решающее слово здесь будет принадлежать использованию новейших технологий прижизненного картирования функций мозга: позитронно-эмиссионной томографии, функционального магнитного резонанса, электрофизиологического меппинга.

С другой стороны, изучение естественнонаучных основ индивидуальных различий представляет несомненный интерес для научно обоснованной педагогики. Эксперименты с повышением чувствительности крыс к сигналам неблагополучия партнера после собственного ознакомления с аверсивным воздействием побуждают вспомнить призыв выдающегося педагога В. А. Сухо-млинского о необходимости целеустремленно развивать у детей способность к состраданию, сопереживанию и сочувствию. Воспитание «не мечтательной, а деятельной любви» (Ф. М. Достоевский), радость от успеха действий, направленных на облегчение участи другого, — путь к формированию нравственно полноценной личности.

Говоря о роли мозговых макроструктур в индивидуальных (типологических) особенностях поведения, мы постоянно имели в виду эмоциональную сферу, т. е. темперамент, не касаясь таких индивидуальных черт субъекта, как его личность и характер. Дело в том, что говорить о них невозможно, не обратившись предварительно к анализу сферы потребностей и мотивов.

40

ЛЕКЦИЯ ТРЕТЬЯ

ПОТРЕБНОСТИ ЧЕЛОВЕКА И ВЫСШИХ ЖИВОТНЫХ. ЛИЧНОСТЬ И ХАРАКТЕР

Никто не может сделать что-нибудь, не делая этого вместе с тем ради какой-либо из своих потребностей.

Карл Маркс

Понимание человеческой психики должно основываться на анализе тех потребностей, которые вытекают из условий его существования.

Эрих Фромм

Мотивация как опредмеченная потребность. Витальные, социальные и идеальные (творчески познавательные) потребности. Их филогенетические предшественники в сложнейших безусловных рефлексах (инстинктах) высших животных. Потребность в вооруженности (competence drive) и потребность преодоления препятствий (drive to resist compulsion). Рефлекс свободы Павлова — филогенетический предшественник воли. Доминирующая потребность — ядро личности. Индивидуальная выраженность потребностей преодоления (воли), вооруженности, подражания и экономии сил — основа характера.

Потребность есть специфическая (сущностная) сила живых организмов, обеспечивающая их связь с внешней средой для самосохранения и саморазвития, источник активности живых систем в окружающем мире. Благодаря нейрофизиологическому механизму активации хранящихся в памяти следов (энграмм) внешних объектов, способных удовлетворить имеющуюся у организма потребность, и тех действий, которые ранее приводили к ее удовлетворению, потребность трансформируется в мотивацию, становится «опредмеченной потребностью». «Мотивацию мы должны были бы ... уподобить ветру, приводящему в движение облака» (Выготский. 1982-1984).

До сих пор не существует общепринятой классификации потребностей человека. У Маслоу их 15, у Мак Дауголла — 18, у

41

Меррей и Пьерона — 20. Причиной подобной разноголосицы является отсутствие классифицирующего принципа подобного атомному весу элементов в периодической системе Менделеева.

Для нас совместно с П. М. Ершовым ключевым принципом послужили идеи В. И. Вернадского и А. А. Ухтомского о развитии как освоении расширяющихся в пространстве и времени (хронотопе) сред обитания: геосферы, био-социосферы среди других живых существ и ноосферы, если понимать под последней интеллектуальное освоение окружающего мира. Таким образом, потребности делятся на витальные, социальные и идеальные потребности познания и творчества. Сходную классификацию мы находим у Платона, Г. Гегеля, Т. Джефферсона и Ф. М. Достоевского. Филогенетические предшественники этих трех групп потребностей человека обнаруживаются у высших животных в виде сложнейших безусловных рефлексов по И. П. Павлову или инстинктов, если использовать терминологию современных этологов (рис. 4).



Рис. 4. Потребности человека и их филогенетические предшественники в виде сложнейших безусловных рефлексов (инстинктов) у высших животных.

Свои многообразные потребности животные удовлетворяют с помощью генетически запрограммированных врожденных (безусловных) рефлексов и путем обучения, т. е. выработки индивидуально приобретенных условнорефлекторных навыков. Сложнейшие безусловные рефлексы (инстинкты) и возникающие на их

42

основе индивидуальные формы поведения можно объединить в три основные группы.

I. Витальные безусловные рефлексы обеспечивают индивидуальное и видовое сохранение живых существ. К их числу относятся пищевой, питьевой, регуляции сна, оборонительный (включая ориентировочно-оборонительный рефлекс «биологической осторожности»), рефлекс экономии сил и многие другие. Два признака могут служить дефинитивным критерием для отнесения данного рефлекса к группе витальных:

1) неудовлетворение соответствующей потребности ведет к физической гибели особи;

2) реализация безусловного рефлекса не требует участия другой особи того же вида.

В сфере витальных безусловных рефлексов мы хотим особо выделить присущую животным потребность в экономии сил, поскольку на протяжении эволюции она играет важную роль в модификации навыков, обеспечивающих удовлетворение всех других мотиваций.

В опытах с хорьками и домашними кошками животные должны были нажимать на рычаг, чтобы получить доступ к кормушке с пищей. Если необходимое число нажатий возрастало, животные открывали кормушку реже, но, открыв ее, съедали больше, чем достигалась явная экономия сил и времени, затрачиваемых на добывание корма. Если крысам предложить два способа добывания пищи, они предпочтут тот, который требует меньше усилий.

Эта специфическая потребность достаточно индивидуализирована, что при определенной организации эксперимента ведет к выявлению среди крыс «работников» и «паразитов». Хотя «паразит» быстро обучается добывать пищу с помощью специального рычага, при наличии в клетке другой «работающей» крысы он перестает пользоваться рычагом и предпочитает питаться кормом, добытым «работником». В других опытах кормушку с пищей размещали за бассейном. При сухом бассейне все крысы питались самостоятельно. После заполнения бассейна водой они достигали кормушки вплавь, но только при одиночном содержании. Стоило объединить крыс в группу, как одни из них продолжали доставлять пищу в жилую клетку, а другие пользовались кормом, принесенным «добытчиками». Когда крысам, обученным добывать воду нажатием на рычаг, предоставляли свободный доступ к поилке, инструментальная реакция быстро угасала

43

у «паразитов» и значительно дольше сохранялась у «работников». Деление на «работников» и «паразитов» не зависит ни от пола животного, ни от его положения в групповой иерархии, в то время как поедание корма всецело определяется зоосоциаль-ным рангом.

П. Ролевые (зоосоциальные) инстинкты могут быть реализованы только путем взаимодействия с другими особями своего вида. Эти безусловные и условные рефлексы лежат в основе полового, родительского, территориального поведения, в основе феномена эмоционального резонанса («сопереживания») и формирования групповой иерархии, где отдельно взятая особь неизменно выступает в роли брачного партнера, родителя или детеныша, «хозяина» территории или «пришельца», лидера или ведомого. Н. Тинберген справедливо считает общественным поведением любое взаимодействие между двумя и более особями одного и того же вида.

Поддержание сложных иерархических отношений в группе (стаде, стае) — важный фактор эволюции, поскольку зоосоциаль-ный ранг тесно связан с репродуктивными функциями. У приматов высокоранговому самцу принадлежит преимущественный доступ к пище и самкам. С эволюционной точки зрения понятно, почему доминирующие самцы убивают детенышей, родившихся от их предшественника. Но сохранение порядка в группе оказывается столь существенным, что доминирующий самец-гамадрил способен убить и собственного детеныша, если он чрезмерно отвлекает внимание членов группы и тем самым дестабилизирует ее. Иными словами, иерархическая зоосоциальная мотивация оказывается сильнее родительского инстинкта. В 70% случаев мыши-доминанты атакуют наиболее близких к ним агрессивных субдоминантов. Это уменьшает конфликты между субдоминантами и стабилизирует группу. При наличии соответствующих условий высокоранговые субдоминанты вынуждены эмигрировать.

Власть зоосоциальных норм столь сильна, что даже при искусственном раздражении электрическим током «центров агрессии» в гипоталамусе, обезьяны преимущественно нападают на подчиненных самцов. Хотя зоосоциальное поведение имеет врожденную основу, его проявления во многом зависят от наличной ситуации и онтогенетического опыта. Так, увеличение числа членов сообщества макак усиливает агрессивность в отношении низкоранговых, молодых и неполовозрелых самцов, а повреждение медиальной области миндалины снижает уровень агрессив-

44

ности только у тех крыс, которые имели опыт схваток, не влияя на агрессивность до приобретения подобного опыта.

Именно личный опыт побед и поражений способен трансформировать первоначально агрессивное поведение самцов мышей в подчиненное, вплоть до развития депрессивноподобных состояний. Особую роль в переключении поведения от агрессии к подчинению играют миндалина и обонятельные луковицы, серото-нинергическая система гипоталамуса и дофаминергическая система среднего мозга. Опыт побед активирует дофаминергическую систему, а опыт поражений изменяет активность серотонин- и норадренергической системы. Эмоциональное напряжение, возникающее на базе зоосоциальных мотиваций, побуждает часть животных стремиться к его ослаблению, например, путем потребления алкоголя. Знаменательно, что возрастание потребления этанола отмечено только у субмиссивных, подвергавшихся нападениям мышей, в то время как агрессивные самцы, одерживающие победы, сохраняют уровень, зарегистрированный при их одиночном содержании.

Подобно другим потребностям, зоосоциальная мотивация может быть инструментализирована. Описан случай, когда молодой самец шимпанзе стал доминантом, запугав других членов группы ударами палкой по пустой канистре из-под бензина. Этот вожак был немедленно «свергнут», как только экспериментаторы отобрали у него «орудие власти». Другим примером инструмен-тализации зоосоциального поведения могут служить обманные действия, обнаруженные у павианов, шимпанзе и горилл. Так, молодой павиан, преследуемый взрослым, принимает позу на-стораживания перед несуществующей опасностью, характерную для встречи со змеей, чужим павианом или человеком, и тем самым блокирует агрессивность преследователя.

На базе зоосоциальных отношений можно выработать не только защитные условные реакции, но и условнорефлекторные действия, обеспечивающие социальный контакт. В опытах со щенками волка поиск выхода из лабиринта подкрепляли пищей или контактом со знакомой лайкой. Второе подкрепление оказалось более эффективным даже после 18-ти часов голодания. О значении привязанности как самостоятельной потребности свидетельствует возможность выработки инструментальных условных рефлексов у собак, подкрепляемых только лаской и речевым ободрением.

Животные способны координировать свои действия, если этого требует получение полезного результата. Примером коопери-

45

рованного обучения могут служить опыты, где две крысы получали молоко только в случае их одновременного подхода сначала к сигнальной лампе, а затем — к поилке.

Фактором, оказывающим выраженное влияние на поведение животных, служат сигналы эмоционального состояния другой особи того же вида — вокализация, специфические пахучие вещества, двигательное возбуждение партнера и т. п. Мы назвали это явление феноменом эмоционального резонанса, отличным от подражательного поведения, потому что животное-наблюдатель не повторяет действий партнера, но мотивируется исходящими от него сигналами. В возрасте 20 дней крысята перетаскивают сверстников в безопасное место — маленький отсек. Если на пол этого отсека подать электрический ток, крысята перетаскивают своих «опекаемых» в обратном направлении.

Прекращение оборонительного возбуждения другой особи того же вида может служить достаточным подкреплением для выработки инструментального условного рефлекса у определенной части крыс, собак и обезьян. В опытах Дж. Грина надавливание на тяжелый рычаг подкреплялось кормом, а надавливание на легкий сопровождалось подачей пищи и, одновременно, болевым раздражением другой крысы. Переход от предпочитаемого легкого к тяжелому рычагу наблюдался у 80% крыс, ранее испытавших действие тока. В серии, где надавливание на рычаг прерывало болевое раздражение партнера, менее 20% крыс, не знакомых с действием тока, осуществляли эту операцию. Снижение частоты клеваний ключа для получения пищи под влиянием болевого раздражения партнера зарегистрировано и у голубей, хотя этот эффект ослабевал при повторном тестировании.

Феномен эмоционального резонанса зависит от социального ранга исследуемой крысы. Наиболее чувствительны к крику боли доминанты — 75% из них предпочитают находиться в авер-сивном для крыс открытом пространстве, в то время как 100% животных, занимающих самое низкое положение в групповой иерархии, почти все время проводят в маленьком затемненном «домике», пребывание в котором сопровождается раздражением партнера. Интересно, что чувствительность к сигналам оборонительного возбуждения партнера положительно коррелирует с собственной устойчивостью особи к эмоциональному стрессу: наиболее устойчивы крысы, избавляющие жертву от раздражения. Таким образом, способность производить действия, избавляющие жертву от боли, нельзя рассматривать как простую оборонитель-

46

ную реакцию страха, вызванную сигналами оборонительного состояния партнера. При травматизации макак резусов невроз развивается именно у низкоранговых обезьян-наблюдателей, которые менее способны к «альтруистическому» поведению. Иными словами, «страх за себя» скорее препятствует проявлению «тревоги за другого», чем определяет ее. Ранее мы показали, что реакция избавления партнера положительно коррелирует с исследовательским поведением и отрицательно — с агрессивностью.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13

Похожие:

Симонов П. В. Лекции о работе головного мозга. Потребностно-информационная теория высшей нервной деятельности icon«Ультразвуковая диагностика головного мозга собак: интраоперационное узи головного мозга»
В настоящее время в нашей клинике проводиться достаточно большое количество исследований головного мозга при помощи ультрасонографии....

Симонов П. В. Лекции о работе головного мозга. Потребностно-информационная теория высшей нервной деятельности iconРабочая программа дисциплины (модуля)
В результате изучения данного курса студенты должны знать основные принципы работы нервной ткани, функционирования различных структур...

Симонов П. В. Лекции о работе головного мозга. Потребностно-информационная теория высшей нервной деятельности iconВладимир Эткин Развитие тела и духа мой путь самоисцеления 2007 год
В книге, впервые в России, подробно рассказывается об уникальной методике нейрореабилитации без лекарств, разработанной автором,...

Симонов П. В. Лекции о работе головного мозга. Потребностно-информационная теория высшей нервной деятельности iconAdvanced ElectroEncephaloGramm processing: Automatical Selection of eeg component Features*
Электроэнцефалография (ээг) метод неинвазивного исследования функциональной активности мозга, который заключается в измерении электропотенциалов...

Симонов П. В. Лекции о работе головного мозга. Потребностно-информационная теория высшей нервной деятельности iconРабочая программа дисциплины (модуля)
П. К. Анохина, теории условных и безусловных рефлексов И. П. Павлова, рефлексов головного мозга И. М. Сеченова

Симонов П. В. Лекции о работе головного мозга. Потребностно-информационная теория высшей нервной деятельности iconЛитература 431
Книга канадского автора. Учебник общей психологии с основами физиологии высшей нервной деятельности. В первом томе рассмотрены подходы...

Симонов П. В. Лекции о работе головного мозга. Потребностно-информационная теория высшей нервной деятельности iconКнига канадского автора-учебник общей психологии с основами физиологии...
Для специалистов и студентов психологов, биологов, медиков, педагогов и всех читателей, интересующихся вопросами психологии

Симонов П. В. Лекции о работе головного мозга. Потребностно-информационная теория высшей нервной деятельности iconРабочая программа дисциплины (модуля)
Основ общей психологии и высшей нервной деятельности человека, методологии общей психологии, изучение физиологических основ организации...

Симонов П. В. Лекции о работе головного мозга. Потребностно-информационная теория высшей нервной деятельности icon2 Рассматривают вопросы научно-информационного, патентно-лицензионного...
«Хирургия травм, заболеваний позвоночника, спинного мозга и периферической нервной системы»

Симонов П. В. Лекции о работе головного мозга. Потребностно-информационная теория высшей нервной деятельности iconСтупор или кома Снижение уровня активности цнс (сознания) всегда...
...

Литература


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
literature-edu.ru
Поиск на сайте

Главная страница  Литература  Доклады  Рефераты  Курсовая работа  Лекции