Симонов П. В. Лекции о работе головного мозга. Потребностно-информационная теория высшей нервной деятельности




НазваниеСимонов П. В. Лекции о работе головного мозга. Потребностно-информационная теория высшей нервной деятельности
страница4/13
Дата публикации29.05.2014
Размер1.21 Mb.
ТипДокументы
literature-edu.ru > Психология > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13

До сих пор мы говорили о влиянии на эффективность деятельности сравнительно высоких степеней эмоционального напряжения, диагносцируемого с помощью интегрального показателя характеристик ЭКГ, регистрации скорости артикуляции речи — количества слогов в секунду и анализа эмоционально значимых параметров ударных гласных звуков, инвариантных к лексико-грамматическому составу речи и индивидуальным особенностям дикторов. Но деятельность ухудшается и при снижении активации, исчезновении ее эмоциональной окраски, что нередко наблюдается в условиях монотонии (рис. 2). При падении уровня активации ниже определенного оптимума, когда состояние оператора утрачивает эмоциональную окраску, а его деятельность становится утомительно монотонной, наблюдается картина, прямо противоположная тому, что мы видели в условиях эмоционального стресса. «Ложных тревог» нет, но количество пропущенных значимых сигналов неуклонно нарастает. Нетрудно себе представить, к каким драматическим последствиям это может привести, если мы имеем дело не с участниками эксперимента, а с оператором, управляющим сложнейшей транспортной или энергетической системой.

Полученные экспериментальные факты показывают, что даже в том случае, когда эмоциональное напряжение связано с мотивацией, посторонней для выполняемой человеком работы, это напряжение не оказывает однозначно дезорганизующего влияния. Умеренная степень эмоционального напряжения способна повысить эффективность деятельности, уменьшить количество допускаемых субъектом ошибок. Благотворное влияние эмоций выступает особенно отчетливо в случае, когда эмоции возникают на базе потребности, мотивирующей данную деятельность субъекта, органически связаны с ней. Именно здесь мы встречаемся с адаптивно-компенсаторной функцией положительных эмоций, которая реализуется через влияние на потребность, инициирующую поведение. В трудной ситуации с низкой вероятностью достижения цели даже небольшой успех (возрастание вероятности) порождает положительную эмоцию воодушевления, которая усиливает потребность достижения цели согласно правилу, вытекающему из формулы эмоций.

24

Комплекс методов оценки функционального состояния оператора



Рис. 2. Комплекс методов оценки функционального состояния оператора и зависимость эффективности деятельности от уровня эмоционального напряжения: ЭЭГ — электроэнцефалограмма; ПС ЭЭГ — пространственная синхронизация ЭЭГ; ЭКГ — электрокардиограмма.

Примером компенсаторной функции эмоций на популяцион-ном уровне может служить подражательное поведение, характерное для эмоционально возбужденного мозга. Когда субъект не располагает данными или временем для самостоятельного и вполне обоснованного решения, ему остается положиться на пример других членов группы. Поскольку вероятность подкрепления сигналов, исходящих от них, остается проблематичной, имитационное поведение далеко не всегда является оптимальным, а в случае массовой паники нередко ведет к катастрофическим последствиям.

Происхождение отрицательных и положительных эмоций связано с тенденциями сохранения и развития в эволюции живых систем. Сохранение могло бы быть обеспечено одними отрицательными эмоциями, где прекращение наказания само по себе является наградой. Возможность пережить положительные эмоции побуждает стремиться к новизне, к неопределенности, к освоению новых пространственно-временных и интеллектуальных

25

сред, искать неудовлетворенные потребности, активно нарушать достигнутое равновесие с окружающей средой.

Таков самый краткий обзор поведенческих функций эмоций на индивидуальном и популяционном уровнях. В отличие от концепций, оперирующих такими категориями как «отношение», «значимость», «смысл» и т. п., предлагаемый подход четко определяет ту объективную реальность, которая получает субъективное отражение в эмоциях человека и высших животных: потребность и вероятность ее удовлетворения. Именно эти два фактора делают события значимыми для субъекта, придают им личностный смысл и побуждают субъекта не только переживать, но и действенно реализовать свое отношение к окружающему миру и к самому себе.

ЛЕКЦИЯ ВТОРАЯ

НЕЙРОБИОЛОГИЯ ИНДИВИДУАЛЬНОСТИ. ТЕМПЕРАМЕНТ

Первые понятия, с которых начинается какая нибудь наука, должны быть ясны и приведены к самому меньшему числу. Тогда только они могут служить прочным и достаточным основанием учения.

Николай Лобачевский

Индивидуальные особенности взаимодействия фронтальдых отделов новой коры, гиппокампа, миндалины и гипоталамуса как основа античных темпераментов, типов Павлова и параметров Айзенка. Тестирование индивидуальных особенностей поведения: выбор между вероятностью и ценностью подкрепления, задержка двигательной реакции ради более ценного подкрепления, сравнительная эффективность искусственных и зоосоциальных аверсивных стимулов. Типологические особенности функциональной асимметрии мозга.

Поиски естественнонаучных основ индивидуальных особенностей психики и поведения продолжаются не одно столетие. Античные авторы полагали, что психический склад человека определяется соотношением четырех жидкостных сред организма: крови, желчи, черной желчи и лимфы. Греческие названия этих жидкостей дали имя классифицируемым темпераментам. И. Кант придавал главенствующее значение индивидуальным особенностям крови, а П. Ф. Лесгафт — свойствам кровеносных сосудов. Э. Кречмер и У. Шелдон считали, что психический склад индивидуума определяется его телосложением, его общей телесной конституцией. Действительно, в процессе длительной эволюции некоторые черты строения тела высших организмов оказались генетически сцеплены с особенностями строения и функций нервной системы, которые сказываются на особенностях поведения.

Поистине революционным моментом в истории изучения естественнонаучных основ индивидуальных различий явилось учение

27

И. П. Павлова о типах нервной системы человека и животных. Поскольку высшая нервная (психическая) деятельность, определяющая внешне реализуемое поведение, есть функция головного мозга, именно в тонких деталях деятельности мозга следует, по мысли Павлова, искать причину индивидуальных различий психики и поведения.

В подходе Павлова к этой проблеме можно выделить два уровня анализа, разработанных самим Павловым далеко не в одинаковой мере.

Во-первых, это микроуровень, т. е. свойства процессов возбуждения и торможения нервных клеток — их сила, уравновешенность и подвижность. Результаты экспериментов с условными рефлексами и многолетние наблюдения за поведением собак привели Павлова к мысли о том, что типы нервной системы, аналогичные темпераментам античных авторов, являются общими для человека и высших млекопитающих животных. В классификации Павлова холерику соответствует сильный возбудимый неуравновешенный тип, а меланхолику — слабый. Сангвиник — сильный уравновешенный подвижный тип по Павлову, а флегматик — сильный уравновешенный инертный. Со свойственной ему наблюдательностью Павлов отметил характерные черты эмоциональности, присущие каждому из основных типов. Павлов писал: «Возбудимый тип в его высшем проявлении — это большей частью животные агрессивного характера... Крайний тормозной тип — это то, что называется трусливое животное» (Павлов. 1973. С. 321).

Основывая свою классификацию на свойствах возбуждения и торможения, Павлов не ограничился этим уровнем. Он понимал, что путь от элементарных нервных процессов к внешне реализуемому поведению лежит через взаимодействие макроструктур — функционально специализированных отделов головного мозга. Считая крайние типы — сильный неуравновешенный и слабый — основными «поставщиками» нервно-психических заболеваний, прежде всего неврозов, Павлов подчеркивал, что для истерии весьма характерна эмотивность, а «эмотивность есть преобладание... функций подкорковых центров при ослаблении контроля коры... истерический субъект живет в большей или меньшей степени не рассудочной, а эмоциональной жизнью, управляется не его корковой деятельностью, а подкорковой» (Павлов. 1973. С. 323, 406). Выделив «специально человеческие типы художников и мыслителей» с преобладанием первой (конкретно-образ-

28

ной) или второй (речевой, абстрактно обобщенной) сигнальной системы действительности, Павлов видел в основе классификации опять-таки особенности функционирования мозговых макроструктур. «У «художников», — писал Павлов, — деятельность больших полушарий, протекая во всей массе, затрагивает меньше лобные их доли и сосредоточивается главнейшим образом в остальных отделах; у мыслителей наоборот, — преимущественно, в первых» (Павлов. 1973. С. 411). Сегодня мы, по-видимому, предпочтем рассматривать павловские «специально человеческие» типы как результат функциональной асимметрии больших полушарий головного мозга.

Применительно к человеку павловская типология подверглась наиболее систематической экспериментальной и теоретической разработке в трудах Б. М. Теплова, В. Д. Небылицина и В. М. Ру-салова. В. Д. Небылицин ввел понятие об общих свойствах нервной системы, к числу которых он отнес два основных параметра: активность и эмоциональность. Небылицин полагал, что в основе активности лежат индивидуальные особенности взаимодействия активирующей ретикуляторной формации мозгового ствола и передних отделов неокортекса, в то время как эмоциональность определяется индивидуальными особенностями взаимодействия передних отделов новой коры с образованиями лимбической системы головного мозга. По мнению В. М. Русалова, активность проявляется в таких чертах темперамента, как выносливость, темп и скорость осуществляемых действий. Показателем эмоциональности служат, прежде всего, доминирующие эмоции. В своих представлениях о природе индивидуальных различий В. М. Ру-салов использовал теорию функциональной системы П. К. Анохина. Например, параметр экстраинтроверсии зависит, по Руса-лову, от широты афферентного синтеза, присущей данному субъекту, а эмоциональная стабильность определяется чувствительностью акцептора результатов действия к обратной афферентации о реально полученном результате.

Представления, близкие взглядам В. Д. Небылицина, развивают английские авторы. Согласно Г. Айзенку, в основе экстраинтроверсии лежат индивидуальные особенности взаимодействия активирующей ретикулярной формации и передних отделов новой коры. Дж. Грей добавил к этим двум структурам гиппокамп и медиальную часть перегородки. У интроверта более развита септо-гиппокампальная, тормозящая поведение система; у экстраверта — побуждающая система, образованная латеральным

29

гиппоталамусом и медиальным пучком переднего мозга. Степень невротицизма определяется, по Айзенку, индивидуальными особенностями взаимодействия лимбических структур с образованием новой коры.

Позднее Дж. Грей предложил добавить к параметрам Г. Айзен-ка (экстраинтроверсия, невротицизм, психотицизм) две самостоятельные оси: тревожность и импульсивность. Согласно модели Грея степень тревожности контролирует правый гиппокамп, а импульсивность — левый. Действительно, по данным Реймана, полученным с помощью позитронно-эмиссионной томографии, у больных с приступами паники более активным оказался правый гиппокамп. В своей сравнительно недавней работе Дж. Грей пришел к выводу о том, что в основе темперамента лежит взаимодействие трех мозговых систем: 1) септо-гиппокампальная система торможения поведения, определяющая параметр тревожности; 2) система, запускающая реакции нападения или бегства (в нее входят миндалина, медиальный гипоталамус и центральное серое вещество); 3) система импульсивности, направляющая поведение к цели (базальные ганглии, прилегающее ядро, ядра та-ламуса). Деятельность этих трех систем координируется пре-фронтальной корой.

Итак, согласно Грею, у интровертов преобладает септо-гиппокампальная система, а у экстравертов — эмоционально положительная система приближающего поведения. Высокая тревожность коррелирует с высокими показателями невротицизма, а параметр психотицизма определяется системой нападения или бегства.

Попытку сопоставления параметров Айзенка с классификацией темпераментов античных авторов предпринял М. Цукерман. Эмоционально нестабильный экстраверт соответствует холерическому темпераменту античных авторов, стабильный экстраверт — сангвинику, нестабильный интроверт — меланхолику, а стабильный интроверт — флегматику. Исследуя индивидуальные особенности ряда характеристик электроэнцефалограммы, Д. Робинсон предположил, что в основе параметра силы нервной системы по Павлову и экстраинтроверсии по Айзенку лежит взаимодействие нейронных популяций диффузной таламокортикаль-ной системы. Проблема связей функций различных отделов мозга с индивидуальными особенностями поведения человека интенсивно обсуждается в литературе последнего десятилетия. По мнению К. Клонингера, темперамент больше связан с миндали-

30

ной и гипоталамусом, в то время как характер определяется функционированием гиппокампа и новой коры. С другой стороны, показано, что шкалы экстраинтроверсии и невротицизма — эмоциональной стабильности — имеют генетический компонент.

В последние годы появились попытки найти аналоги экстраинтроверсии, невротицизма и психитицизма у животных, главным образом, у крыс. В качестве экспериментального приема здесь обычно используют методику открытого поля, где исследовательская активность служит показателем экстравертированно-сти, а так называемая «эмоциональность» (количество уринаций и дефекаций) — показателем невротицизма. Степень агрессивности рассматривают в качестве аналога психотицизма. Сочетание низкого уровня перемещений в открытом поле с обильными дефекациями характеризует крысу как нестабильного интроверта с низким болевым порогом. Высокий порог зарегистрирован у стабильных экстравертов.

Наш подход к рассматриваемой проблеме явился одним из следствий потребностно-информационной теории эмоций. Исследование последствий хирургического, иммунологического или фармакологического выключения подробно описанных выше четырех мозговых образований привело к представлению о том, что индивидуальные особенности соотношения «информационной» системы (фронтальная кора и гиппокамп) с «мотивацион-ной» системой (миндалина и гипоталамус) лежат в основе параметра экстраинтроверсии. Соотношение систем фронтальная кора-гипоталамус и гиппокамп-миндалина определяет другой параметр индивидуальных особенностей поведения, близкий по своим характеристикам параметру невротицизма — эмоциональной стабильности (рис. 3). В рецензии на книгу, где была опубликована эта гипотеза, можно прочесть: «П. В. Симонов представил очень интересные доказательства теории о том, что отношения между т. н. информационной системой (неокортекс и гиппокамп) и мотивационной системой (миндалина и гипоталамус) представляет биологический субстрат интроверсии — экстраверсии. Он также предполагает, что отношения между новой корой и гипоталамусом, с одной стороны, и гиппокампом и миндалиной, с другой, формируют основу невротицизма. Хотя эти идеи извлечены, главным образом, из опытов на крысах, они определенно обеспечивают достоверность концепции» (Orlebeke. 1988).

В качестве методов диагностики устойчивых (типологических) цндивидуальных особенностей поведения мы использовали три

31

формы поведения, достаточно стабильно характеризующих данное животное, а именно:

выбор между вероятностью и ценностью подкрепления;

способность к т. н. «самоконтролю», к задержке произвольной двигательной реакции ради получения более ценной награды;

способность к выработке условной реакции избегания, предотвращающей болевое раздражение другой особи того же вида

феномен «эмоционального резонанса».


1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13

Похожие:

Симонов П. В. Лекции о работе головного мозга. Потребностно-информационная теория высшей нервной деятельности icon«Ультразвуковая диагностика головного мозга собак: интраоперационное узи головного мозга»
В настоящее время в нашей клинике проводиться достаточно большое количество исследований головного мозга при помощи ультрасонографии....

Симонов П. В. Лекции о работе головного мозга. Потребностно-информационная теория высшей нервной деятельности iconРабочая программа дисциплины (модуля)
В результате изучения данного курса студенты должны знать основные принципы работы нервной ткани, функционирования различных структур...

Симонов П. В. Лекции о работе головного мозга. Потребностно-информационная теория высшей нервной деятельности iconВладимир Эткин Развитие тела и духа мой путь самоисцеления 2007 год
В книге, впервые в России, подробно рассказывается об уникальной методике нейрореабилитации без лекарств, разработанной автором,...

Симонов П. В. Лекции о работе головного мозга. Потребностно-информационная теория высшей нервной деятельности iconAdvanced ElectroEncephaloGramm processing: Automatical Selection of eeg component Features*
Электроэнцефалография (ээг) метод неинвазивного исследования функциональной активности мозга, который заключается в измерении электропотенциалов...

Симонов П. В. Лекции о работе головного мозга. Потребностно-информационная теория высшей нервной деятельности iconРабочая программа дисциплины (модуля)
П. К. Анохина, теории условных и безусловных рефлексов И. П. Павлова, рефлексов головного мозга И. М. Сеченова

Симонов П. В. Лекции о работе головного мозга. Потребностно-информационная теория высшей нервной деятельности iconЛитература 431
Книга канадского автора. Учебник общей психологии с основами физиологии высшей нервной деятельности. В первом томе рассмотрены подходы...

Симонов П. В. Лекции о работе головного мозга. Потребностно-информационная теория высшей нервной деятельности iconКнига канадского автора-учебник общей психологии с основами физиологии...
Для специалистов и студентов психологов, биологов, медиков, педагогов и всех читателей, интересующихся вопросами психологии

Симонов П. В. Лекции о работе головного мозга. Потребностно-информационная теория высшей нервной деятельности iconРабочая программа дисциплины (модуля)
Основ общей психологии и высшей нервной деятельности человека, методологии общей психологии, изучение физиологических основ организации...

Симонов П. В. Лекции о работе головного мозга. Потребностно-информационная теория высшей нервной деятельности icon2 Рассматривают вопросы научно-информационного, патентно-лицензионного...
«Хирургия травм, заболеваний позвоночника, спинного мозга и периферической нервной системы»

Симонов П. В. Лекции о работе головного мозга. Потребностно-информационная теория высшей нервной деятельности iconСтупор или кома Снижение уровня активности цнс (сознания) всегда...
...

Литература


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
literature-edu.ru
Поиск на сайте

Главная страница  Литература  Доклады  Рефераты  Курсовая работа  Лекции