А. В. Сурмава Кандидат психологических наук




Скачать 329.53 Kb.
НазваниеА. В. Сурмава Кандидат психологических наук
страница1/3
Дата публикации29.05.2014
Размер329.53 Kb.
ТипДокументы
literature-edu.ru > Психология > Документы
  1   2   3


Диалектическая психология – драма становления.

А.В.Сурмава

Кандидат психологических наук,
доцент кафедры теории и истории психологии
Института психологии им. Л.С.Выготского РГГУ.

monada@netvox.ru
На материале новых публикаций из архива Л.С.Выготского анализируются его подходы к решению психофизической проблемы и понимание им принципа системности. Обсуждается дискуссия между Л.С.Выготским и А.Н.Леонтьевым и формулируется мысль, что основанная на материализме и диалектике отечественная психологическая школа, может быть понята как единое, хотя и неизбежно наполненное драматическими, но содержательными противоречиями, общемировое направление мысли, как Русская классическая психология, ключевыми фигурами которой являются Л.С.Выготский, А.Н.Леонтьев и Э.В.Ильенков.

Ключевые слова: Л.С.Выготский, А.Н.Леонтьев, Э.В.Ильенков, психофизическая проблема, Б.Спиноза, спинозизм, выготскианство, диалектика. деятельность, изоморфизм, система, системность, единство, тождество противоположностей, психофизическое взаимодействие, Русская классическая психология

мы живем в эпоху
геологических переворотов в психологии…


Л.С.Выготский

из письма «Пятиликому Кузьме Пруткову»
Публикация новых, прежде недоступных широкой научной общественности текстов Л.С.Выготского – интеллектуальный праздник для всех, кто понимает значение этого замечательного отечественного мыслителя для развития мировой психологической науки. В прошлом году в Вестнике РГГУ (5, 294-298) было опубликовано два фрагмента из записных книжек Л.С.Выготского, посвященных психофизической проблеме и Б.Спинозе. В этом году увидел свет еще один фрагмент записных книжек Л.С.Выготского, датированный 1932 годом.

Названные публикации представляют на наш взгляд чрезвычайный интерес для теоретиков и историков науки, ибо в них предельно концентрированно представлена позиция автора по едва ли не самым фундаментальным проблемам теоретической психологии, причем представлена в свойственной ему яркой и полемической манере. В обеих рукописях речь идет прежде всего о психофизической проблеме – проблеме, без решения или при неверном решении которой психология обречена оставаться на «Донаучн<аучной> т<очке> зр<ения>» (6, 93). Не меньший, хотя и очевидно полемический интерес представляет на наш взгляд и неявно артикулированная в «Записной книжке…» позиция автора в отношении так называемой «системности». Наконец, в публикуемом фрагменте едва ли не впервые мы можем познакомиться с сутью теоретических разногласий Л.С.Выготского с А.Н.Леонтьевым, в формулировке самого Л.С.Выготского.

Не претендуя на сколько-нибудь исчерпывающий анализ публикуемых записей, постараемся отметить основное, то, что буквально «бросается в глаза», если читать «Записные книжки», вооружившись тем методом, к использованию которого настойчиво призывал их автор, то есть методом диалектическим. Между тем, для того, чтобы не просто повторить за классиком, однажды уже им сказанное, и сказанное «классически», необходимо опереться не на ту редакцию диалектической логики, которая была доступна в двадцатых-тридцатых годах прошлого века даже самыми квалифицированными теоретиками-марксистами, но на ее сегодняшнюю, подлинно современную версию. Только такая позиция сможет дать нам возможность анализировать идеи Л.С.Выготского, в частности его полемику с А.Н.Леонтьевым не как архивистам или историкам науки, (уж какая история, когда обсуждаемые проблемы абсолютно актуальны и сегодня) но как равноправным участникам этой дискуссии. Разумеется, к тому, что оставлено нам классиками следует относиться с известным почтением. Но и в почтении желательно соблюдать меру, дабы не уподобиться тем немцам, о которых молодой К.Маркс иронически заметил: «От чрезмерного уважения к идеям они их не осуществляют. Они делают идеи предметом культа, но не культивируют их» (9, 74).

***

Размышления над психофизической проблемой проходят лейтмотивом через все теоретическое творчество Л.С.Выготского. Они же составляют центральную проблему, обсуждающуюся в настоящей рукописи. Поэтому и начать необходимо с анализа именно этой проблемы.

Рамки статьи не позволяют сколько-нибудь подробно пересказывать суть проблемы, тем более, что в этом на наш взгляд нет никакой необходимости. Интернет позволяет в считанные секунды вывести на экран компьютера первые два очерка «Диалектической логики» (Ильенков) Э.В.Ильенкова и перечитать их вновь. Перечитать, чтобы уже в контексте обсуждаемой рукописи утверждать - за специфическим спинозовским «единством» «протяженности» и «мышления» стоит не структурная схожесть, не неведомо откуда взявшийся, (и теоретически усмотренный гештальтистами и А.Н.Леонтьевым) параллелизм порядка и связи идей с порядком и связью вещей (изоморфизм чувственного, «внешнего» и феноменального, «внутреннего», или в версии А.Н.Леонтьева – изоморфизм, «общность строения» «внешней» и «внутренней» деятельности1), но тождество мышления и протяжения, как атрибутов единой и единственной субстанции. Здесь и в помине нет даже малейшего намека на параллелизм, или «изоморфизм» ибо фас и профиль, как противоположные атрибуты одного и того же лица принципиально не могут быть параллельны и изоморфны. Если продолжить геометрическую аналогию, они, напротив, могут быть только строго перпендикулярны, перпендикулярны по определению. Иначе они перестанут быть «профилем» и «фасом», «мышлением» и «протяжением».

«Порядок и связь идей те же, что порядок и связь вещей, - утверждает Спиноза, ибо исходит из убеждения, что это не два разных порядка, лишь соединяемых произволом нашего воображения, но один и тот же порядок, - …субстанция мыслящая и субстанция протяженная составляют одну и ту же субстанцию, понимаемую в одном случае под одним атрибутом, в другом - под другим. Точно так же модус протяжения и идея этого модуса составляют одну и ту же вещь, только выраженную двумя способами (10, 407)».

Подчеркнем - речь здесь идет не о некоторой абстрактно-методологической или идеологической формуле, которой, мы вслед за Э.В.Ильенковым призываем присягнуть, но о вещах для психологии абсолютно «деловых». Сам Спиноза делает из своего тезиса вывод о том, «что могущество Бога в мышлении равно его актуальному могуществу в действовании» (там же). Рассуждая в соответствии с его логикой мы можем продолжить эту его мысль так: могущество человека в мышлении равно его актуальному могуществу в действовании, ибо для модуса, каковым является в философии Спинозы человек с его мышлением, это утверждение так же верно, как и для самой субстанции. Иначе говоря, мышление человека не «параллельно» его чувственно-предметному действованию, но «перпендикулярно» (противоположно) и тождественно ему.

Из сказанного следует, что едва ли можно согласиться с оценкой Л.С.Выготским “spinoz’изма” как параллелизма, хотя бы и специфического, хотя бы и противоречивого. Корень подобной иллюзии в том, что идеи Спинозы пытаются уложить в прокрустово ложе недиалектической логики «единства» (бузины в огороде и дядьки в Киеве), тогда как логика Спинозы – логика остродиалектическая, это логика не аморфного и произвольного единства, но строгая логика тождества, тождества противоположностей.

Нельзя понять чем одно отличается от другого, опираясь только на словарные значения этих терминов. Чтобы действительно понять как такое противоречивое тождество в принципе возможно и чем оно отличается от простого единства, необходимо иметь хотя бы некоторые познания в диалектической логике. Беда только в том, что мы не слишком этими знаниями обременены. Разумеется, среднее и старшее поколение российских психологов еще не забыло диалектическую терминологию, знакомство с нею было в советские годы совершенно неизбежно, но одно дело владеть навыком идеологического суесловия, и совсем иное – владеть диалектикой как научным методом, тем более диалектикой не спекулятивной, а материалистической. В этом контексте только уважения заслуживают те из наших коллег, которые публично признаются, что никогда не понимали смысла диалектики. В любом случае такая позиция несоизмеримо честнее и потенциально продуктивней широко бытующего мнения тех, кому a priori известно, что диалектика есть абстрактная советская глупость, и владение диалектикой для «подлинно современного» исследователя дело столь же бесполезное, как, познания в астрологии или хиромантии. Беда нынешних критиков марксистской теоретической культуры в том, что критикуя марксизм как «ненаучную идеологию», они сами принципиально неспособны выйти за рамки насквозь идеологической, хотя и взятой с обратным знаком критики.

Вернемся, однако к анализу текста, дабы на его материале предметно продемонстрировать названное выше диалектическое различие. Четвертый тезис Л.С.Выготского, посвященный докладу А.Н.Леонтьева, содержит упрек последнему в том, что он не вводит в исследование «понятие системы».

О чем это?

Думается, что ответ здесь более или менее очевиден. Как диалектик, Л.С.Выготский справедливо подчеркивает то теоретически совершенно бесспорное обстоятельство, что любое явление, любая теоретическая категория может быть понята только тогда, когда мы рассматриваем ее не изолированно, абстрактно, но конкретно, «в системе» понятий, в некотором специфическом «контексте»2. Еще раз повторим, такое понимание «системности» является совершенно общим местом для любого не то что диалектически, но просто здраво мыслящего теоретика, и совершенно очевидно, что не здесь надо искать глубокие корни разногласий теоретиков такого калибра как Л.С.Выготский и А.Н.Леонтьев.

А может Л.С.Выготский, уделявший особое внимание методологической рефлексии, упрекает А.Н.Леонтьева в том, что тот всего лишь не эксплицировал «системные» методологические принципы своего теоретизирования?

Едва ли… Перечитаем Л.С.Выготского еще раз: «Contra: Понятие системы не вводится в исследование» (6, 95). То есть Л.С.Выготский очевидно настаивает не на системных рассуждениях post festum, но на необходимости введение «понятия системы» непосредственно в само исследование, что по его мнению очевидно должно содержательно это исследование преобразовать, наполнить его новым теоретическим содержанием.

Так вот, именно здесь, именно в этом рассуждении – нам видится ключ к пониманию не только разногласий между Учителем и Учеником, но и уязвимого места в общей им обоим логике. Л.С.Выготский абсолютно прав, упрекая А.Н.Леонтьева в том, что, тот, рассуждая о «переходах познающего мышления в практич. деят-сть и практ. деят-сти в познающее мышление» (6, 95), не указывает на реальное, «системное» основание подобного «единства», на то, что делает такой переход вообще возможным. И А.Н.Леонтьев эту правоту Л.С.Выготского по существу признал много лет спустя, когда в уже упоминавшейся нами «Домашней дискуссии» с предельной откровенностью констатировал, что не знает ответа на вопрос как «внешняя» деятельность переходит в деятельность «внутреннюю». Между тем вокруг этого перехода, и стоящего за ним «единства» внешнего и внутреннего вращается вся современная психология. «Мне представляется, что крупнейшее открытие, - утверждает А.Н.Леонтьев, - состояло… в том, что была осознанная попытка представить себе общность строения или утверждать общность строения внешней и внутренней деятельности» (8, 306). А.Н.Леонтьев вовсе не претендует на приоритет в понимании этого. Напротив, он наглядно демонстрирует как такое понимание пробивало себе путь внутри психологии, например у Кёлера, у Пиаже, у Валлона. Более того он указывает на Л.С.Выготского, как на источник своих собственных размышлений на эту тему. «известно, - говорит он, - что сама идея опосредствования высших психических процессов или, как иногда говорилось, высших психических функций возникла из анализа и по аналогии со строением опосредствованного труда» (8, 306). То есть и Л.С.Выготский стоял на том же основании, на идее изоморфизма внешней и внутренней, собственно психологической деятельности.

Но это и означает, что требование «системности» с таким же успехом Л.С.Выготский мог бы обратить и к себе. Так, идея знаковой опосредованности психики вводится Л.С.Выготским по аналогии с внешней орудийно-опосредованной деятельностью человека. И данный ход мысли у Л.С.Выготского отнюдь не ограничивается этим примером, он широко пользуется идеей изоморфизма, умозаключая по аналогии от внешней деятельности к психике. Например, центральную «особенность в поведении ребенка, - утверждает Л.С.Выготский, - мы называем синкретизмом действия по аналогии (подчеркнуто нами – А.С.) с синкретизмом восприятия и вербальным синкретизмом» (4, 30) При этом, сам Л.С.Выготский не предлагает никаких теоретических оснований, обосновывающих правомерность подобных аналогий. Какое целое, какая «система» легитимизирует саму возможность таких аналогий? Этот вопрос Л.С.Выготский сформулировал впервые только в полемике с А.Н.Леонтьевым, так и не успев заметить, что он представляет коренной интерес и для его собственного теоретизирования.

Вернемся, однако, к замечанию Л.С.Выготского о необходимости ввести в теорию «понятие системы» и заметим, что данное требование к критикуемому рикошетом бьет самого критика, и вот почему...

Вне системы, в механической сумме отдельных теоретических категорий нет и не может быть «понятия», понимания существа дела. Две железяки с соединяющими их деревянными или железобетонными перемычками еще не железная дорога. Равно архинаучное описание природы железа плюс теория парового двигателя не даст нам понимания железной дороги как специфического транспортного средства. Железная дорога может реально существовать и быть понята только как реальное единство паровозов, вагонов и перевозимых в них грузов. Впрочем, даже здесь уже надо говорить не о «единстве», а о тождестве, ибо рельсы со шпалами тождественны паровозу и всему остальному, как органическая часть единого целого. Тождественны, ибо они не возникают независимо друг от друга, а затем повстречавшись по воле богов или слепого случая впервые соединяются, сливаются в экстазе «системного» единства, но буквально взаимно порождают друг друга. Соответственно изучение железной дороги только и может заключаться в изучении конкретного способа взаимодействия органических частей этой системы. Вне целостной «системы» здесь просто нечего изучать. Устраним из системы, скажем, груз, как часть системы, казалось бы наименее существенную для понимания целостности, и на наших глазах шпалы начнут гнить, рельсы ржаветь, а паровозы замрут, да так основательно, что никакому Н.Карно будет не под силу сдвинуть эту груду металла с места. Между тем, сказанное означает, что требование Л.С.Выготского наряду с исследованием понятия «железной дороги» предъявить еще исследование «системы», равнозначно требованию по завершению исследования предмета, переписать его еще раз дословно, но на этот раз под заголовком «Система».

Еще более выразительно можно проиллюстрировать сказанное, если в качестве органической системы взять действительно нечто живое, скажем дерево. Понятно, что в процессе изучения нашего дерева нам придется не только глубокомысленно созерцать его целиком во всей его чувственно-эстетической конкретности, но и использовать абстракцию, то есть изучать также и отдельные органы дерева – корни, ствол, кору, ветки, листья, почки и т.п. Не для того, понятное дело, чтобы в этой абстракции застрять, но чтобы раньше или позже вернуться от нее к конкретности, но на этот раз к конкретности теоретически осмысленной. Собственно только в таком переходе от абстрактного к конкретному мы и будем приближаться к пониманию природы дерева как такового, ибо дерево как таковое и есть живое «единство» полагающих, порождающих друг друга живых взаимодействующих органов, а не механический агрегат, сумма мертвых абстрактных частей. И вот здесь и будет совсем нелишним постараться понять, а что собственно делает возможным такое «системное» единство, что объединяет в специфическое, «живое» единство, живое целое корни и кору, ствол и листья?

Содержательный ответ на данный вопрос может быть дан только в рамках диалектической логики и ответ этот будет звучать так: основанием
  1   2   3

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

А. В. Сурмава Кандидат психологических наук iconУчреждение образования «гродненскиигосударственныи университет имени...
Рецензенты: кандидат психологических наук, доцент Г. Ф. Михальченко; кандидат психологических наук, доцент П. А. Ковалевский; доктор...

А. В. Сурмава Кандидат психологических наук iconДеформации личности педагога
Научный редактор – кандидат психологических наук, член редакционного совета журнала «Вопросы психологии» Щур В. Г

А. В. Сурмава Кандидат психологических наук iconПсихология и методика ускоренного обучения
Доктор психологических наук, проф., академик пани с. И. Съедин Доктор психологических наук, проф., академик авн в. В. Сысоев Доктор...

А. В. Сурмава Кандидат психологических наук iconГосударственное образовательное учреждение высшего профессионального...
Зайнаб Биишевой Р. Б. Сабекия; кандидат психологических наук, доктор педагогических наук, профессор Р. М. Фатыхова (Башкирский государственный...

А. В. Сурмава Кандидат психологических наук icon1. введение. История нлп
Образование: факультет психологии мгу, кандидат психологических наук (мгу), доцент, стаж работы – 34 года, тел: 8777 352 1987

А. В. Сурмава Кандидат психологических наук iconПрограмма «Детство»
Руководители авторского коллектива — кандидат педагогических наук, профессор Т. И. Бабаева, доктор педагогических наук, профессор...

А. В. Сурмава Кандидат психологических наук iconУчебное пособие по разделу «Психология личности» курса «Общая психология» для студентов
Рецензенты: кандидат психологических наук, доцент кафедры общей и социальной психологии Гргу им. Я. Купалы Т. К. Комарова

А. В. Сурмава Кандидат психологических наук iconУчебное пособие по разделу «Психология личности» курса «Общая психология» для студентов
Рецензенты: кандидат психологических наук, доцент кафедры общей и социальной психологии Гргу им. Я. Купалы Т. К. Комарова

А. В. Сурмава Кандидат психологических наук iconР. Р. Гарифуллин
Автор книги кандидат психологических наук Рамиль Рамзиевич Гарифуллин. В учебном пособии представлен курс лекций по психологии художественного...

А. В. Сурмава Кандидат психологических наук iconЛюбовь небесного цвета
Кандидат исторических наук (1950), кандидат философских наук (1950), доктор философских наук (1960), профессор (1963), академик Российской...

Литература


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
literature-edu.ru
Поиск на сайте

Главная страница  Литература  Доклады  Рефераты  Курсовая работа  Лекции