И. В. Вачков психология тренинговой работы




НазваниеИ. В. Вачков психология тренинговой работы
страница3/33
Дата публикации28.05.2014
Размер5.23 Mb.
ТипКнига
literature-edu.ru > Психология > Книга
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   33
Глава 2
СУБЪЕКТНАЯ ПАРАДИГМА
ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ТРЕНИНГА



Как быть с бытием?
Человек как субъект живет в объективном мире.
Банальная фраза, всем вроде бы известная и понятная. Но давайте задумаемся: а что такое «объективный мир»? Объект — ведь это то, что существует вне и независимо от нас. Значит, есть объективный мир, одинаковый для всех, потому что не зависящий ни от кого. Так ли это?
Прежде чем ответить на этот вопрос, нужно заметить, что у разных людей существуют совершенно разные картины мира (или «образы мира» по А.Н. Леонтьеву). Думается, что представления участников тренинга, в частности их картина мира, часто являются неосознанными. Можно попытаться смоделировать возможные (весьма обобщенные) типы картин мира, которые можно встретить у разных людей. Информирование участников тренинга об этих типах может помочь им осознать, какая картина мира наиболее близка их личному видению, и — при их желании — изменить собственные представления.


Механистичная картина мира
В ее основе лежит представление о том, что мир — это четко отлаженный механизм, все в нем подчиняется совершенно «железным» законам физики, химии, биологии и т. д., каждое действие имеет закономерное и предсказуемое последствие, которое можно зафиксировать, измерить и изучить. Конечно, многие законы еще не известны, но это ничего не меняет по сути: развитие человеческой науки рано или поздно даст ответы на все вопросы. Кроме того, мир объективен и однозначен, а то, что люди воспринимают его по-разному, есть лишь результат субъективных искажений, которые происходят из-за несовершенства человеческой природы.
Стереоскопическая картина мира
Такая картина мира существенно отличается от предыдущей. В ее основе лежит представление о том, что мир — это система, в которой отдельные элементы соединены прямыми и обратными связями. Любое воздействие порождает ответное действие, вносящее определенные коррективы в последующее взаимодействие. Мир объективен, но представлен разным людям в разных субъективных образах, в соответствии с которыми они и живут. Эти образы могут быть более или менее адекватными реальности, но никогда до конца ей не соответствуют. Поэтому для всех людей мир не может быть однозначным. Ситуация напоминает стереоскопический эффект, когда каж4ое выхваченное мгновение представляет наблюдателю совсем иное зрелище.
Вариативная картина мира
Существенно отличается от двух предыдущих. В ее основе лежит представление о том, что одностороннее воздействие в этом мире фактически отсутствует, всегда есть взаимодействие: каждое действие-причина вызывает такое следствие, которое существенным образом определяет дальнейшие условия протекания породившего его действия. (Иными словами, какое именно воздействие окажет что-либо на того или иного человека, зависит от особенностей этого человека — возникнут разные модели взаимодействия.) Поэтому хотя мир и объективен, но принципиально неоднозначен и вариативен для разных людей.

Субъектная картина мира
В основе всех трех образов (картин) мира лежит представление о наличии двух миров, своеобразного «двоемирия»: есть объективный мир, существующий сам по себе, независимо от данного конкретного человека, и психологический мир этого человека (представления, переживания, отношения и т.д.) — первый известен в философии как «бытие», а второй как «сознание», И в том, что люди живут в общем для всех объективном мире, сторонники этих парадигм не сомневаются.
Так насколько верно суждение о том, что человек как субъект живет в объективном мире?
Возьмем такую объективно существующую и ныне популярную вещь, как мобильный телефон. Чем он является для разных людей? Для бизнесмена — средством постоянно поддерживать связь со свои-

ми партнерами. Для пятилетнего малыша — игрушкой (сейчас во многие телефоны встроены всякие «ходилки» и «стрелялки»). Для юной леди — украшением, позволяющим продемонстрировать свою нестандартность и «крутость». Для африканца из далекого от цивилизации племени юмба-нюмба — не очень прочным инструментом для раскалывания кокосовых орехов. А в глухой деревне, где сеть не «ловится», мобильный телефон оказывается всего лишь сувениром и безделушкой, с которой надо регулярно стирать пыль.
Дело не в том, что разным людям разные предметы оборачиваются разными своими сторонами. И даже не в том, что каждый из нас субъективно воспринимает окружающее. Просто мы живем не в объективном мире (который философы называют бытием и противопоставляют сознанию), а в своем уникальном экологическом мире.
Сразу возникает вопрос: чем же является этот пресловутый «экологический мир»? Ответ на него дает теория возможностей, разработанная Джеймсом Гибсоном: мир, в котором реально живет человек, есть система имеющихся у данного человека возможностей (тех, которые он уже использовал, и тех, которые он упустил; тех, которые у него появились благодаря другим людям, и тех, которые он сам предоставил другим; тех, которые у него есть сейчас, и тех, которые у него еще только возникнут в будущем, и т. д., и т. п.).
В теории Гибсона возможность определяется как взаимодополнительность свойств субъекта и объекта. Иными словами, если какое-то свойство человека и какое-то свойство объекта являются взаимодополнительными, «подходят» друг другу, то при их встрече возникает возможность.
Так, в нашем предыдущем примере свойство дикаря (умение раскалывать кокосовые орехи) и свойство мобильного телефона (наличие более или менее прочного корпуса) взаимодополнительны — возникает возможность «расколоть этой штукой орех»; а свойство бизнесмена (владение навыками набора номера) взаимодополнительно уже другому свойству телефона (наличию приемника-передатчика волн) — при их встрече возникает другая возможность: возможность «связаться по мобильному с партнерами». А телефон-то вроде бы один и тот же...
Кто-нибудь может спросить: а не являются такие разные возможности всего лишь объективными свойствами самого предмета?
В том-то и дело, что нет! Возможность «позвонить по мобильному телефону» по своей природе не является ни объективной, ни субъективной. Как так? Давайте разберемся.

Позвонить можно лишь тогда, когда ты знаешь, что такое телефон, и умеешь им пользоваться, то есть эта возможность зависит от субъективных свойств человека. Но и субъективной эта возможность не является, поскольку зависит от совершенно объективных параметров мобильного телефона (когда аккумулятор разряжен — увы, не позвонишь!), — при этом возможность совершенно реальна. Она реальна, но при этом не укладывается в пару привычных противоположностей «субъективное — объективное».


Характеристики человека как субъекта
В экологическом мире человек проявляет себя как субъекта.
Употребление слова «субъект» в обыденной речи часто имеет пренебрежительный опенок, например: «этот субъект мне не знаком». Но в психологии понятие «субъект» обладает очень глубоким содержанием, и ни о каком пренебрежении даже речи не идет.
Как вы знаете, в предложении выделяются подлежащее, сказуемое и второстепенные члены, подлежащее — это русский перевод латинского слова sиbjeсtum. Мартин Хайдеггер так писал об этом слове:
«sиbjeсtum» по существу своего понятия есть то, что в каком-то исключительном смысле заранее всегда уже пред-лежит, лежит в основе чего-то и таким образом служит ему основанием» (М., 1988, с. 266).
Но что значит — быть «под-лежащим»? Можно спросить иначе: лежащим под чем? Или (зная, что субъект — это человек): лежащим-в-основе чего оказывается такой человек?
Традиционный ответ таков: человек является определяющей основой (лежит в основе) только собственного субъективного, внутреннего, психологического мира, а внешний мир существует объективно,
независимо от него. Но так ли это?
Мы говорили выше о понимании мира как системе имеющихся у данного человека возможностей. Мы убедились, что возможность — это характеристика ни субъективная, ни объективная. Именно она определяет экологический мир человека. Значит, человек как субъект оказывается «лежащим в основе» собственного экологического мира — того реального, «внешнего» мира, в котором разворачивается его жизнь. Иными словами, от него и только от него зависит, в каком экологическом мире он будет жить!

Это касается и каждого из нас. Если мы хотим стать подлинными субъектами своей жизнедеятельности, если мы хотим стать создателями нашего уникального экологического мира, если мы хотим стать творцами собственной жизни, то нам надо развивать свою субъектность.
Теперь можно попытаться более точно определить, что же это такое.
Опираясь на существующие в настоящее время подходы к пониманию природы, сущности, структуры и динамики развития человеческой субъектности (СА. Рубинштейн, КА. Абульханова-Славская, И.А. Зимняя, В.А. Петровский, В.А. Татенко и др.), можно предложить следующее определение субъектности: это системное человеческое качество, в котором реализуется важнейшая интенция человека как субъекта — стремление к проявлению и реализации себя как в пространстве собственного внутреннего мира, так и в пространстве окружающего мира; при этом субъектность наиболее ясно фиксируется именно на границе этих двух миров, являющейся очень подвижной и отражающей противоречивое, динамичное и взаимодополняющее единство внешнего и внутреннего.
Это системное качество человека, то есть такое качество, благодаря наличию которого он, собственно, и является тем, что он есть, — нет субъектности, нет и подлинного человека!
Чтобы стать подлинным субъектом, человеку необходимо развить в себе следующие способности (по С.Д. Дерябо):
1. Самоупорядочивание. Это способность человека приводить свои свойства в соответствие со свойствами окружающего мира.
Простой пример: представим себе ученика одиннадцатого класса, который планирует по окончании школы поступать в вуз. При этом он большой любитель компьютерных игр и готов целыми днями проводить за дисплеем. Однако желание поступить в институт диктует необходимость вместо этого посещать специальные подготовительные занятия. И он вынужден переструктурировать свои особенности (желания, предпочтения, пристрастия) в соответствии с имеющимися в данный момент условиями. Конечно же, можно этого и не делать, гордо заявляя, что, дескать, я желаю оставаться самим собой. Но тогда и не приходится строить грандиозные планы относительно дальнейшего обучения.
2. Самопричинение. Это способность стать причиной изменений в своем экологическом мире, в том числе стать «причиной себя». Иными словами, суметь отказаться от роли щепки в водовороте жизни и управлять своей жизнедеятельностью.
Продолжая предыдущий пример: выпускник школы может положиться на пресловутое «авось», а может целенаправленно реализовывать свою мечту. Определившись в выборе профессии, он внимательно изучит имеющиеся справочники, нужные интернетовские странички, составит список вузов, обучающих по этой специальности, проанализирует всю доступную информацию по этим вузам, выберет наиболее подходящий для него, свяжется с приемной комиссией, запишется на подготовительные курсы, тщательно подготовится к вступительным экзаменам. И, в конце концов, заслуженно сядет на студенческую скамью. Он не будет сваливать свою неудачу на неблагоприятные обстоятельства, а удача станет результатом его собственных усилий.
3. Саморазвитие. Это способность выходить за пределы собственных границ и за рамки, которые ставят нам обстоятельства. Есть такое выражение: «человек, который сделал себя сам». Был от природы тщедушным — в итоге систематического посещения спортзала обрел физическую силу. Не хватало познаний — часы, проведенные в библиотеке, превратили его в эрудита. Не умел строить конструктивный диалог с людьми — в результате участия в коммуникативных тренингах стал мастером общения.
Развитие, вообще-то, всегда является саморазвитием: пока ученик не захотел, не приложил усилия, ни один самый замечательный педагог его ничему не научит (правда, хороший педагог умеет сделать так, чтобы тот захотел и начал прикладывать усилия...). Великий философ Фридрих Ницше как-то остроумно заметил: «Тот, кто ответил себе на вопрос «Зачем жить?» — сможет вытерпеть почти любой ответ на вопрос «Как жить?».
Человек и его возможности

Из всего, что было сказано выше, следует: то, в каком экологическом мире человек будет жить, зависит от того, какими свойствами он обладает. А свои свойства человек сам в силах изменить. Все зависит от него. Ведь мир — это совокупность возможностей. А возможности определяются одновременно свойствами предметов и человеческими свойствами. Если, например, в вузе набирается группа студентов - знатоков английского языка для участия в олимпиаде в Лондоне, а Вася Иванов английского языка не знает, то он сам автоматически лишает себя возможности посетить Туманный Альбион. И в его экологическом мире Великобритания останется страной из книг и телевизора, а английская речь так и будет восприниматься как череда невнятных и непонятных звуков.
Изменяя свои свойства (увеличивая знания, формируя новые умения, развивая личностные качества и т. п.), человек расширяет свои возможности, а значит — и раздвигает пространства своего уникального экологического мира! Как заметил Карл Ясперс, «если я жду от изменения обстоятельств того, чем я могу быть из самого себя, я предаю собственные возможности» (1991, с. 400).
Можно утверждать, что сам человек и его экологический мир образуют нерасторжимое единство — они взаимодополнительны. Это означает, что, с одной стороны, любое изменение в окружении приводит к тем или иным изменениям в человеке, но, с другой стороны, любое изменение в человеке приводит к изменениям во внешнем окружении.
Тогда получается, что любые проблемы в жизни человека по своей сути являются результатом недостатка необходимых возможностей. А значит, чтобы справиться с проблемами, нужно создать новые возможности.
Как же могут возникать новые возможности? Откуда они возьмутся? Да все просто! Раз для появления новых возможностей наши свойства должны стать взаимодополнительны свойствам объектов окружающей действительности, то тут, очевидно, существуют два пути: 1) изменение свойств окружающих объектов таким образом, чтобы полученные свойства оказались взаимодополнительными уже имеющимся свойствам человека; 2) изменение свойств человека таким образом, чтобы они оказались взаимодополнительными имеющимся свойствам внешних объектов.
Проще говоря, нужно либо изменить мир, либо измениться самим. В каждом конкретном случае остается решить, что сделать легче. Этот вопрос встает особенно остро, если в качестве внешних объектов выступают другие люди. А между прочим, еще Дейл Карнеги остроумно и очень точно заметил: «Если хотите изменить людей, начните с себя — это и проще, и безопасней».
Так что подлинный субъект должен быть нацелен, прежде всего, на изменение самого себя. Тем более что бывает, обстоятельства складываются так, что мы ничего с ними поделать не можем. Это, конечно

же, вовсе не означает, что нужно мимикрировать, как хамелеон, и проявлять такую гибкость, которая граничит с потерей своего Я.
У Андрея Макаревича в одной из песен звучат слова о том, что «не стоит прогибаться под изменчивый мир, пусть лучше он прогнется под нас». Воображение рисует образ супермена, под мощными руками которого с треском прогибается и стонет все вокруг... Думается все-таки, что настоящая субъектная позиция заключается не только в том, чтобы самому не прогибаться, но и в том, чтобы мир не прогибать, а строить, делая его более гармоничным и соответствующим (дополнительным) нашим свойствам.
Отсюда следует один важный практический вывод. Для того чтобы человек оказался способным решать свои проблемы, вовсе не обязательно искать события, послужившие причиной сегодняшней ситуации, выстраивать какую-то стратегию поведения в сложившихся обстоятельствах и т. д., и т. п. достаточно сделать так, чтобы изменились какие-то из его свойств, и проблема исчезнет автоматически, поскольку возникнет недостающая взаимодополнительность с миром!
Различия наших возможностей обусловливают непохожесть наших экологических миров и приводят порой людей к непониманию друг друга. Давным-давно такая ситуация была описана в буддийской притче о слепце.

В одной деревне Будде показали слепого и сказали, что он не верит в существование света. Он доказывает всем, что света не существует: «Если свет существует, дайте мне потрогать его, я узнаю вещи через осязание. Или дайте мне попробовать его на вкус, или понюхать. Ударьте по нему, как вы бьете в барабан, тогда я услышу, как он звучит».
— Слепой прав, — сказал Будда. — Для него свет не существует. Почему он должен верить в него? Истина в том, что его нужно отвести к врачу, а не убеждать.
Будда позвал своего личного врача, который всегда сопровождал его.
— А как же спор? — спросил слепец.
— Подожди, пусть врач осмотрит твои глаза.
Врач осмотрел его глаза и сказал:
— Ничего особенного. Понадобится самое большее полгода, чтобы вылечить его.
Будда попросил врача вылечить этого человека, а потом привести к нему. Через полгода бывший слепой пришел со слезами радости на глазах, танцуя.
Теперь можно поспорить, — сказал Будда. — Раньше мы жили в разных измерениях, и спор был невозможен.


Экологический мир и его характеристики
Так что же представляет собой экологический мир?
Слово «экологический» всем известно и обычно используется в контексте рассуждений о необходимости защиты окружающей среды. Но у него есть и другое — более широкое — значение.
Слово «экология» состоит из двух частей: ойкос и логос.
Logos в переводе с греческого означает «слово, мысль, разум, закон». Содержание этого понятия настолько глубоко, что очень непросто передать его полностью. Можно сказать, что, с одной стороны, Logos как слово, мысль, деятельность человеческого разума — это процесс осмысления. Но осмыслить — это значит отделить одно от другого, выявить отличия, понять, назвать. Иначе говоря, дать всему собственное Имя. Процесс наречения, придания Имени является чрезвычайно важным и наполненным тайной. Ведь он связан со сложнейшими вопросами: в чем смысл человеческого существования и является ли сам процесс познания смыслом бытия? Удастся ли человеку приблизиться к раскрытию сокровенных тайн, скрытых за внешней формой вещей предметного мира, и явлений собственного внутреннего мира?
По сути, знание «настоящих имен» всех материальных (и нематериальных, кстати, тоже) вещей, существующих в мире, доступно только Богу («Вначале было слово = Logos»). Человек, способный добраться до сокровенного — имени всех и вся, и до своего собственного имени — становится подобным Богу. Богу самопознающему. Понимание этого объясняет сакральный смысл многозначности и многообразия имен предметов и людей во многих культурах и непознаваемости Божественного Имени.
Однако следует отметить, что осмысление как придание Имени — это не просто навешивание на все окружающее «бирочек» с названиями. На самом деле через этот процесс человек в процессе взаимодействия с миром выявляет собственные уникальные особенности и активно «продолжает» себя, свою сущность во всем окружающем.
Поэтому и такие разные названия дают люди одним и тем же, предметам. Мобильный телефон — это и «болталка», и игрушка, и «клевая вещь», и «странный предмет, которым можно раскалывать орехи», и, наверное, многое другое.
Таким образом, логос — это первая базовая характеристика экологического мира. Логос есть процесс и результат активной реализации человеком себя в окружающем мире через познание и осмысление. В ходе этого действительность обретает свою уникальность, то есть Имя.
Оikos — еще одна часть слова «экология» — в переводе с греческого означает «дом, родина, местопребывание». Дом здесь — это не конкретное здание или квартира. Дом понимается в этом случае в широком смысле.
Лет двадцать назад очень известна была песня, в которой были такие строчки:
С чего начинается Родина?
С картинки в твоем букваре,
С хороших и верных товарищей,
Живущих в соседнем дворе...
Родина, дом часто связаны не просто с конкретным местом, это скорее отраженное в самых разных образах переживание своего единства с окружающим миром. Не зря, наверное, популярны были в те же годы и другие строчки: «Мой адрес — не дом и не улица, мой адрес — Советский Союз».
Впрочем, кто-то может ограничивать пространство своего ойкоса-дома маленьким столом в уголке квартиры. Кто-то — принадлежащим ему особняком («мой дом — моя крепость»). Кто-то включает в это пространство населенный пункт, где он живет («мой город меня обнимает за плечи...»). Да и высказывание типа: «Планета — наш общий дом» — это все-таки больше, чем лозунговая метафора. Ведь наше время, предоставляющее очень многим людям возможности свободных путешествий в любую точку Земли, породило понятие «гражданин мира» (что, конечно же, не отменяет вечного понятия патриотизма).
Дом — это место, которое человек ощущает своим и которое он обычно старается сделать для себя удобным, облагородить, украсить (помните, у Антуана де Сент-Экзюпери в «Маленьком Принце»:
«Встал поутру, умылся, привел себя в порядок — и сразу же приведи в порядок свою планету»?). Но ойкос — это все же не синоним слова «дом», понимаемого как место, где «что хочу, то и ворочу». Нельзя стать единственным и исключительным собственником ойкоса и устраивать мир по собственному разумению, наплевав на мнение других. В понятии ойкос отражается, прежде всего, способность к преобразованию мира, переживаемого как принятого мной и принявшего меня. Делая мой «дом» удобным для себя, я не просто должен постараться не ущемить возможности других, но я ответственен за все, что происходит в этом «доме». В каждом предмете, в каждой частичке этого «дома» я отражаю самого себя (а каждому, наверное, хочется, чтобы его отражение было привлекательным?).
Таким образом, в элементе оikos зафиксирована вторая базовая характеристика экологического мира. Ойкос есть результат и процесс встречи человека с миром, когда во всем присутствующем человеку открывается он сам, когда он ощущает максимальное со-присутствие с окружающим, дающее ему способность к преобразованию.
И наконец, слово «мир». Известно ли вам, что до начала двадцатого века в русском языке существовало два слова, звучавших так же, но разных по написанию и значению? Было слово «мир» как состояние, противоположное войне, и слово «мiръ» как то, что вообще окружает человека. Как объяснял в своем словаре В.И. Даль (1994, с. 862—863): «Вселенная; одна из земель вселенной; наша земля, земной шар, свет; все люди, весь свет, род человеческий; община, общество крестьян; сходка». Между прочим, великое произведение АН. Толстого называлось не «Война и мир», а именно «Война и мiръ».
В понятии «экологический мир» слово «мир» употреблено также именно во втором значении.
Таким образом, в элементе «»мiръ» зафиксирована третья базовая характеристика экологического мира: он представляет собой нерасторжимое единство физического и социального окружения данного человека — единство, в котором отражается отношение человека к окружающему.
Итак, в понятии «экологический мир» мы выделили три характеристики, которые связаны с такими субъективными психологическими явлениями, как осмысление (логос), отношение (мiръ) и преобразование

(ойкос).
Потребность быть субъектом

Многие люди искренне полагают, что «внешнее» первично по отношению к человеку. И поэтому из ребенка, как из пластилина, нужно что-то «вылепить», его, как пустую стеклянную банку, нужно чем-то «наполнить», в его голову, как в ячейку камеры хранения, необходимо нечто «вложить». Можно сказать, что у некоторых взрослых встречается «синдром папы Карло»: ребенок неосознанно уподобляется ими полену, из которого они планируют «выстругать» удобную для себя игрушку.
А ведь сам Алексей Толстой — автор бессмертного Буратино, очевидно, прекрасно понимал нелепость таких убеждений. Во всяком случае, фабула «Золотого ключика» их напрочь опровергает: достаточно вспомнить, как быстро — еще и не перестав быть поленом — Буратино начал наглядно демонстрировать несоответствие ожиданиям своего создателя и свое стремление стать самостоятельным субъектом.
Итак, если исходить из понимания человека как субъекта, то нужно признать идею о первичности внешнего для формирования важнейших качеств человека принципиально неверной. Поведение любого человека — это активность, направленная на реализацию самой главной человеческой потребности — потребности быть субъектом. Эта потребность определяет нацеленность на создание своего экологического мира, по отношению к которому человек будет «лежащим-в-основе». Иными словами, человек стремится освоить, «обжить» ту среду, в которой он оказался, сделать ее своим домом, несущим во всем его «отпечаток». В общем, «сделать мир своим». Это стремление сделать мир своим является действительно ведущей потребностью, поскольку оно «стоит за», лежит в основе всех остальных потребностей человека.
Принципиально важно, что человек стремится стать субъектом вовсе не потому, что этого требует окружающий мир. И не потому, что его субъектность старательно формируют взрослые. Просто такова его человеческая сущность: не будучи субъектом своего экологического мира, он не может быть подлинно Человеком.
Следовательно, субъектность нельзя создать путем специальных внешних воздействий. Ее можно пробудить, позвать. И прав был великий педагог Сухомлинский: «Ученик не сосуд, который надо заполнить, а факел, который можно зажечь».
Можно привести такую аналогию.
Когда ребенок совсем маленький, мама, как правило, старается накормить его полезными, с ее точки зрения, продуктами. А он — очень часто — сопротивляется, отворачивается, выплевывает. Даже если удается заставить его проглотить навязанную еду, никто не гарантирует, что организм ее удержит и примет.
Ученые провели эксперимент: у нескольких детей была возможность выбирать из довольно большого количества пищевых продуктов и есть тогда и столько, когда и сколько захочется. Так вот: оказалось, что дети употребили ровно такое количество пищи, какое по нормативам им полагалось. Включая оптимальное количество витаминов и минеральных веществ.
Ведь всем известно, что потребность в пище — одна из самых важных физиологических потребностей! Зачем же ее специально формировать?
Так же обстоит дело и с потребностью быть субъектом. Эта потребность уже изначально есть в человеке. И другие люди могут лишь способствовать (или мешать) развиться субъектности. Задача психолога при работе с клиентами заключается в создании условий, при которых все три стороны субъектности (представления, отношения, умения) получили максимальное развитие. Что это значит?
Это значит, что нужно сделать все, чтобы человек сумел расширить представления о мире и о самом себе, выработал позитивные (принимающие) отношения к миру, другим людям и к себе и сформировал умения реализовывать эти представления и отношения в жизни.
Становление субъектности у каждого человека происходит своим собственным путем в соответствии с законом взаимодополнительности человека и мира. У кого-то этот путь оказывается длинным и извилистым, у кого-то он прям и очевиден. Идея взаимодополнительности человека с миром может быть замечательно проиллюстрирована старой притчей о кресте.
Решил как-то один человек, что у него слишком тяжелая судьба. И обратился он к Господу Богу с такой просьбой: «Спаситель, мой крест слишком тяжел и я не могу его нести. У всех людей, которых я знаю, кресты гораздо легче. Не мог бы ты заменить мой крест на более легкий?» И сказал Бог: «Хорошо, я приглашаю тебя в мое хранилище крестов — выбери себе тот, который тебе самому понравится». Пришел человек в хранилище и стал подбирать себе крест: он примерял на себя все кресты и все ему казались слишком тяжелыми. Перемерив все кресты, заметил он у самого выхода крест, который показался ему легче других, и сказал Господу: «Позволь мне взять этот». И Бог сказал «Так ведь это и есть твой собственный крест, который ты оставил в дверях, чтобы примерить остальные».

Потребность стать субъектом есть у всех. Ведь это то же самое, что потребность стать человеком. Но, к сожалению, как не все становятся настоящими людьми, так не все превращаются в подлинных субъектов — творцов собственного экологического мира.
События моей жизни

Из чего состоит наша жизнь? Что вообще мы называем жизнью?
Прежде чем попытаться ответить на этот непростой вопрос, немного порассуждаем. Десять лет почти каждый день (за исключением выходных, праздников и каникул) среднестатистический учащийся одиннадцатого класса выходил из дома и отправлялся по привычному маршруту в школу. Он делал это уже, наверное, более двух тысяч раз. Может ли он вспомнить все эти дни? Нет, конечно! Но почему? Да потому, что большинство этих дней не оставили глубоких следов в его памяти. Они были обычными, рутинными, похожими один на другой. Но наверняка он готов рассказать о таких днях, которые помнятся очень хорошо, несмотря на то что порой они уже очень отдалены от дня сегодняшнего. Ведь были и яркие уроки, потрясшие воображение, и бурные переживания, и незабываемые встречи... В воспоминаниях, дающих доступ к прошлому нашего экологического мира, присутствуют только события — иными словами, только то, что было достаточно важным, значимым для нас.
Именно события обеспечивают изменения в нашем мире и в нас самих. Именно события делают жизнь динамичной и насыщенной и позволяют нам развиваться (а иногда и, увы, деградировать). Но если нет событий, то нет и изменений. Получается, что для расширения наших возможностей нужно, чтобы происходили события. То есть, если мы хотим развить свою субъектность, мы должны превратить нашу жизнь в цепь связанных между собой событий, которые будут переживаться нами как целостность, единство, неразрывность изменений, происходящих в нас и в окружающем. Следовательно, событие это существенное для человека изменение его экологического мира.
Как ошибочно мнение о том, что субъектность формируется в результате внешних воздействий, так заблуждением является и мысль о том, что события с человеком «происходят», «случаются» как следствие работы неких «внешних» факторов. На самом-то деле человек порождает события!
Психологу, работающему с тренинговой группой, непросто донести до своих клиентов эти мысли. Но может быть, и не стоит этого делать? Наверное, куда важнее попытаться — в случае личного принятия субъектной методологии — рискнуть предъявить участникам группы свою собственную субъектность. В этом и будет состоять реализация основного положения субъектной парадигмы в тренинге.
Встреча с умным, глубоким и увлеченным человеком (а именно таким, пожалуй, должен быть психолог), встреча, которая станет событием для участников группы, имеющих какие-то жизненные трудности, это и есть важнейшее условие развития их субъектности. Поэтому главное, что может сделать психолог, помогающий людям, — это построить с ними подлинные субъект-субъектные отношения. Ведь только глядя в другого, мы оказываемся способны увидеть отражение самих себя. И тогда у нас возникает шанс изменить представление о себе в мире, изменить через переживания отношения с людьми, научиться действовать так, чтобы, соучаствуя в жизни других людей, расширять свои возможности без ущерба возможностям других. И строить наш совместный экологический мир, следуя собственным путем.
Известный специалист в области психологического тренинга Ю.М. Жуков очень точно заметил: «Рутина бытия не занимает сознания. Только изменяющееся в мире становится фактом сознания. Тенденция к «вынесению за скобки» констант и удержанию переменных является, по-видимому, фундаментальным свойством живого сознания» (2004, с. 163).
Вместо скучных и пафосных монологов психолога, вместо лекций о том, как нужно перестраивать свою жизнь, — увлекательное совместное творчество. И открытия — в людях, в себе, в мире. Каждое тренинговое занятие должно само по себе стать событием. Лишь тогда возможно глубокое личное движение, лишь тогда возможны изменения во внутреннем мире. В этом случае освоение какой-либо деятельности будет сопровождаться осознаванием роста своих возможностей. А ведь возможность — это взаимодополнительность свойств самого человека и предметов окружающего мира. Следовательно, если в нашей жизни происходят какие-то важные события, то изменяются наши свойства, но изменяются и свойства окружающего! Происходит единое, слитое в одном процессе изменение человека и его мира.
В связи со сказанным хотелось бы вспомнить одну суфийскую притчу о лавке возможностей.

Однажды человеку приснился сон, будто он идет по городу и заходит в торговую лавку, Он долго ходит среди разнообразных экзотических заморских овощей и фруктов. Там есть весьма странные и необычные плоды и ягоды, даже и близко не похожие на те, что он ранее видел. Одни привлекают его своими невероятными красками, другие манят предвкушением райского аромата, третьи — изысканными звуками, доносящимися из сердцевины фрукта. И конечно же, каждый из людей выбирает то, что ему по душе, и часто оказывается, что именно это ему и необходимо. Но как только человек брал в руки какой-нибудь фрукт, он исчезал, оставяя на ладони крохотное семечко. Немало удивленный, он решил схитрить и подошел к хозяину лавки:
— Дайте мне, пожалуйста, вон тот фрукт, — сказал он и показал на полку.
Однако хозяин ответил ему:
— Мы не торгуем плодами, мы торгуем семенами...



Психологический тренинг и развитие субъектности
Субъектный подход к человеку и его поведению принципиально меняет понимание сущности тренинговой работы. Основной задачей тренинга становится не только формирование определенной системы представлений, отношений и умений и создание «завершенного продукта». В субъектной парадигме ценен сам процесс: не столь важно, каковы имеющиеся сейчас успехи данного человека на пути построения своего экологического мира, главное — какова динамика этого процесса
Реализация субъектной парадигмы в практической деятельности требует кардинального изменения позиции тренера. Тренеры, работающие в рамках традиционных подходов к тренингу, явно или неявно исходят из того, что они «знают, как клиенту лучше». Но поскольку каждый человек живет в своем собственном экологическом мире, то нет и не может быть «правильных» и «неправильных» способов в нем жить. Поэтому для тренера, работающего в парадигме субъектности, невозможна не только позиция всемогущего носителя «абсолютного знания», но даже и позиция мудрого пастыря, пасущего «неразумных овец».
Соответственно, в парадигме субъективности свою задачу тренер видит не в том, чтобы наставлять клиента на «путь истинный» в той или иной форме, а в том, чтобы клиент смог открыть собственный путь, стал субъектом, «лежащим-в-основе» собственной жизни. Но субъектность как сущностное качество человека «пробуждается» только в присутствии другой, «обращающейся» к ней субъектности! Поэтому главное, что необходимо сделать тренеру, — выстроить с клиентом качественно иной, субъект-субъектный способ взаимодействия.
В содержательном плане отношения тренера с клиентами в парадигме субъектности носят характер подлинного взаимодействия, а не двух одновременно существующих, взаимно направленных векторов воздействия (S1 S2, а не S1→ S2 + S1 ←S2). Поэтому в процессе взаимодействия с клиентами тренер может не только вносить коррективы в технический аспект своей деятельности в группе, не только менять стратегию работы, но даже изменять себя, свою личность, что немыслимо для тренеров в трех предыдущих парадигмах, но в этом-то и заключаются настоящие субъект-субъектньте отношения.
Парадигма тренинга как развития субъектности в нашей стране пока еще не очень распространена, и в реальной тренерской практике ее основные положения существуют в основном в виде красивых деклараций. И дело даже не столько в отсутствии в тренерском сообществе соответствующих традиций использования этой парадигмы, сколько в ее относительной сложности и необычности — она требует высокой профессиональной квалификации тренера как психолога, его большой работы над самим собой, пересмотра сложившихся стереотипов, изменения позиции (иногда кардинального) в отношениях с участниками группы и т. д. Кроме того, ориентация на процесс, а не на «завершенный продукт» делает менее очевидными здесь и сейчас результаты тренинга для заказчиков, а иногда и для самих клиентов, что в рыночной ситуации явно не способствует спросу на подобную «услугу».
Тем не менее ее достоинства гораздо более значимы. Во-первых, в парадигме субъектности происходит работа с самыми фундаментальными, сущностными характеристиками клиента: глубина происходящих изменений, как правило, недостижима в рамках привычных подходов, чаще всего сводимых к бихевиористским традициям. И если проблемы, с которыми сталкивается клиент, лежат именно на этом уровне, пожалуй, альтернативы данной парадигме пока нет.
Во-вторых, клиент приобретает «не рыбу, а удочку»: не способность выполнять какую-то конкретную деятельность, а качественно иной способ существования в мире, который уже будет реализовываться им во всех осуществляемых видах деятельности.
В-третьих, динамика достигнутых на тренинге результатов носит характер не регрессии (забывание знаний, распадение паттернов поведения и т. д.), а наоборот — прогрессии. Тренинг в парадигме субъектности как многолетнее растение: приносит плоды не сразу, зато живет долго и все время набирает силы.


ЛИТЕРАТУРА
1. Вачков И.В., Дерябо С.,Д. Окна в мир тренинга. Методологические основы субъектного подхода к групповой работе. — СПб.: Речь, 2004. — 272 с.
2. Гибсон Дж. Экологический подход к зрительному восприятию. — М.: Прогресс, 1988. — 464 с.
3. Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка: Т. 1—4. Т. 2: И—О. — М.: А/О Издательская группа «Прогресс», «Универс», 1994. — 912 с.
4. Жуков Ю.М. Коммуникативный тренинг. — М.: Гардарики, 2004.
5. Оуэн Н. Магические метафоры. 77 историй для учителей, терапевтов и думающих людей. — М.: Эксмо, 2002.
6. Рубинштейн С.Л. Человек и мир. — М., 1997.
7. Хайдеггер М. Европейский нигилизм /В кн.: Проблема человека в западной философии. — М.: Прогресс, 1988. — С. 261—313. <
8. Ясперс К. Смысл и назначение истории. — М.: Политиздат, 1991.


ВОПРОСЫ И ЗАДАНИЯ ДЛЯ САМОКОНТРОЛЯ
1. Раскройте сущность наиболее типичных картин мира, распространенных в рамках обыденного сознания. Какая из них наиболее близка вашей? Какие можно назвать преимущества и недостатки каждой из них?
2. Что представляет собой человек как субъект? Каковы его важнейшие характеристики?
3. Что значит взаимодополнительность человека и мира? Как она связана с категорией «возможности»?
4. Раскройте сущность понятия «субъектность».
5. Каковы основные характеристики экологического мира? В чем отличие этого понятия от традиционного понятия «мир»?
6. Почему именно события можно рассматривать в качестве основных единиц человеческой жизни?
7. Возможно ли формирование субъектности с помощью внешних воздействий? Докажите свое мнение.
8. Может ли психологический тренинг способствовать развитию субъектности? Почему?
9. Каковы, по вашему мнению, основные условия развития субъектности в тренинге?
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   33

Похожие:

И. В. Вачков психология тренинговой работы iconУчебное пособие предназначено для студентов общепедагогических и...
Вачков И. В., д-р психол наук, профессор (Московский городской психолого-педагогический университет)

И. В. Вачков психология тренинговой работы iconИ. В. Вачков основы технологии группового тренинга
Краткая история развития групповых методов психотерапии и практической психологии

И. В. Вачков психология тренинговой работы iconПрограмма дисциплины «Социальная психология»
Примерная программа дисциплины «Социальная психология» составлена в соответствии с государственным образовательным стандартом высшего...

И. В. Вачков психология тренинговой работы iconДисциплина специальности 050703- дошкольная педагогика и психология
Методические рекомендации к организации самостоятельной работы студентов

И. В. Вачков психология тренинговой работы iconТема: криминальная психология
Правовая психология является системно-структурным элементом юридической психологии

И. В. Вачков психология тренинговой работы iconУчебник «Возрастная психология» представляет собой развернутый курс...
В книге реализован периодизационный подход к анализу возрастного развития, методологические принципы которого заложены Л. С. Выготским,...

И. В. Вачков психология тренинговой работы iconОбщие вопросы психологии развития
Психология развития и возрастная психология. Психология развития как прикладная отрасль. Основные задачи психологии развития. Связи...

И. В. Вачков психология тренинговой работы iconОглавление
Хрестоматия является учебным пособием по курсу «Зоо­психология и сравнительная психология» для студентов фа­культетов и отделений...

И. В. Вачков психология тренинговой работы iconПояснительная записка Курс «Дифференциальная психология»
Требования к минимуму содержания и уровню подготовки по дисциплине «Дифференциальная психология»

И. В. Вачков психология тренинговой работы iconКогнитивная психология
С60 Когнитивная психология / Р. Солсо. — 6-е изд. — Спб.: Питер, 2006. — 589 с: ил. — (Серия «Мастера психологии»)

Литература


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
literature-edu.ru
Поиск на сайте

Главная страница  Литература  Доклады  Рефераты  Курсовая работа  Лекции