Содержание




Скачать 447.01 Kb.
НазваниеСодержание
страница1/4
Дата публикации06.10.2014
Размер447.01 Kb.
ТипКнига
literature-edu.ru > Психология > Книга
  1   2   3   4

Y9Mtt3»»№

СОДЕРЖАНИЕ

Введение

Теория и методология психологии: Постнеклассическая перспектива ТЗЗ / Отв. ред. АЛ. Журавлев, А.В. Юревич. — М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2007. — 528 с. (Методология, теория и история психологии)

ISBN 978-5-9270-0093-7

В книге, представляющей собой сборник статей ведущих отечественных мето­дологов психологии, рассматриваются ее наиболее актуальные методологичес­кие проблемы — как «вечные», сопровождающие психологическую науку с ее первых тагов, так и новые, обострившиеся на постнеклассической стадии ее развития- Описывается судьба ряда базовых исследовательских направлений отечественной психологии, их современное состояние и перспективы. Анали­зируются возможности интеграции психологии, традиционно разобщенной на различные школы и исследовательские направления, перспективы построения единой психологии в условиях легализации методологического плюрализма, характерного для современного этапа ее развития.

Книга предназначена для психологов, небезразличных к методологическим проблемам психологической науки и практики, а также для представителей смежных наук, интересующихся методологией социогумаиитарного позна­ния.

УДК 159.9.018 ББК88

Издание осуществлено при поддержке

Российского гуманитарного научного фонда (РГИФ)

проект № 06-06-1 в020д

© Институт психологии Российской академии наук, 2007 ISBN 978-5-9270-0093-7

Часть I

СОВРЕМЕННАЯ ПСИХОЛОГИЯ

КАК ПОСТНЕКЛАССИЧЕСКАЯ НАУКА

АЛ. Журавлев

Особенности междисциплинарных исследований

в современной психологии • 15

ТуЦ. Марцинковская

Психология в современном мире 33

М.С. Гусельцева

Постмодернистские перспективы развития психологии 45

ДА Леонтьев

Неклассический вектор в современной психологии 74

Т.В. Корнилова

95

Экспериментальная парадигма, или ложные дихотомиии

в психологии

В.Ф. Петренко . jw

Конструктивистская парадигма в психологической науке ну

А.Н. Поддъяков А М

Решение комплексных проблем в неклассической парадигме ... ijo

С Д. Смирнов i Й

Образ мира как объект психологического исследования ... .- - ■

В.М. Аллахвердов й

Научное исследование как тривиализация обоснованной ^ ^

ахинеи •*! :#'УШ!1

ПОСТМОДЕРНИСТСКИЕ ПЕРСПЕКТИВЫ
РАЗВИТИЯ ПСИХОЛОГИИ

М. С. Гусельцева

Последняя четверть XX в. в искусстве, философии и гуманитарных науках была заявлена как эпоха постмодерна. И ряд зарубежных ав­торов взялись исследовать возможности развития психологической дисциплины в «постмодернистском культурном ландшафте». Итогом такого исследования стал симпозиум, состоявшийся в Дании в июне 1989 г., посвященный проблемам взаимоотношения психологии и пост­модернизма (Psychology and Postmodernism, 1994).

Участники симпозиума искали ответы на вопросы о том, как современная психология будет развиваться, осваивая постмодер­нистский дискурс, и сможет ли постмодернистская мысль радикаль­но трансформировать понятия современной научной психологии. По итогам конференции был опубликован сборник, отражающий разнообразие авторских позиций, который стал своеобразной мо­делью, выражающей методологическую ситуацию в психологии в целом. Несвязанные между собой школы психологии, по мере сил осваивающие постмодернистский дискурс, как и авторы, не могущие договориться о самом термине «постмодернизм» — такой участникам симпозиума предстала калейдоскопическая картина современной реальности (там же). Однако бесспорным результатом осмысления психологии в контексте постмодернизма стало признание, что эпоха постмодернизма явилась одним из методологических «вызовов», обращенных к психологии.

Цель данной статьи — рассмотреть разные грани феномена пост­модернизма, представить основные постмодернистские концепции и очертить перспективы развития психологии в постмодернистском контексте.

временная психология Щк постнеклассичвская наука ПОСТМОДЕРНИЗМ: ТЕРМИНЫ И РЕАЛЬНОСТЬ

Проблематична сама по себе трактовка постмодернизма. В нашем пони-постмодернизм — это метафора, указатель пути; это «неадаптив-вая активность» (В.А. Петровский) мысли, возникающая на переломах культуры. Эволюционный смысл постмодернизма в культуре — пе­реосмысление прожитого, демонтаж завалов цивилизации (феномен, который Ж. Деррида обозначил термином «деконструкция»).

Пониманию постмодернистских текстов и их критики нередко препятствует терминология. Так, А.Е. Чучин-Русов отмечает, что не только разные, но даже одни и те же авторы употребляют термины «модерн», «модернизм», «постмодернизм» и «постмодерн» как сино­нимы (Чучин-Русов, 1999).

- Понятие постмодернизму как и большинство культурологических понятий, отличается принципиальной недоконцептуализированнос-тыо и избыточностью смыслов. Под постмодернизмом, взятом в пре­дельно широком контексте, принято понимать «глобальное состояние цивилизации последних десятилетий», совокупность «культурных настроений и философских тенденций», связанных с переживанием завершенности определенного культурологического этапа развития, изжитости «современности», «вступления в полосу эволюционного кризиса» (Скоропанова, 2001, с. 8). В узком смысле постмодернизм трактуется как образ и стиль жизни, особый духовный настрой, при­сущий обществам, завершившим стадию модернизации (postmodern society) (Керимов, 1998).

Под модерном обычно понимают художественный стиль, зародив­шийся в европейском искусстве на рубеже XIX-XX вв. и впоследствии распространившийся на другие культуры. Модернизмом называют ряд авангардистских направлений искусства XX в., объединенных субъективизмом художника в восприятии реальности и подчеркнутой оригинальностью интерпретации1.

Термин «постмодернизм» получает распространение в 70-е годы XX в., обозначая «структурно сходные явления в общественной жизни и культуре современных индустриально развитых стран» (там же)2. Ха-

Представитсли модернизма не только оппонировали модерну: их тяготил и стиль вообще, «они стремились отбросить правила и законы, которые он дик­товал, и усматривали в наличии стиля препятствие на пути к самовыражению* (Чучин-Русов, 1999, с. 27).

•Слово "постмодернизм- следует использовать не столько в литературоведческом или искусствоведческом плане, связывая его с явлениями литературы или архитек-

46

М.С. Гусвльцвва. Постмодернистские перспективы развития психологии

рактерной чертой постмодернизма становится стремление совл в одном произведении разнообразные стили, мотивы и художественные приемы, взятые из разных эпох и культур. Если модернизм стремится попросту к новизне и критикует традицию, то постмодернизм старается поглотить, вместить в себя, растворить в едином произведении разно­образные национальные традиции и художественные языки3.

Л.Г. Ионин трактует постмодерн как «новую культурную эпоху», характерными чертами которой служат своеобразный «культ культу­ры», критика науки и техники, тенденция к глобализации, «недисцип­линированность» и ряд других собенностей художественной жизни

(Ионин, 2000).

А.К. Якимович ставит проблему нового мироощущения людей, по­рождающих искусство XX в.: «Ведь должен был случиться большой тектонический сдвиг в индивидуальной и социальной психике людей, чтобы это новое искусство приобрело всеобщность и даже стало сим­волом XX века» (Якимович, 1994, с. 242). Особенно показательны в этом смысле течения авангарда и постмодерна. «До появления авангардизма культура придерживалась упорядоченных моделей мира» (Якимович, 1994, с. 243). Культура авангардизма «освоила парадоксальное искусство строить дом, в котором крыша — ураган, а пол — землетрясение» (там же, с. 244). Постмодернистские течения искусства разрушали привычный мир, приводили его в состояние подвижности, незавершимости и неопределенности. Наступала эпоха мезальянса, и постмодерн — как стиль неопределенности, размытости, избыточности смыслов — был наиболее репрезентативен для неклас­сического и постнеклассического мироощущения.

Модернизм, постмодернизм и постпостмодернизм Н.Б. Мань-ковская относит к «трем китам» неклассической4 эстетики XX в.

туры, сколько во всемирно-историческом плане»,— полагает X. Кюнг (Кгонг, 1990, с. 225). Согласно Л.В. Карасеву, «постмодернизм вмещает в себя все культурные эпохи, свободно берет материал откуда угодно и применяет его где угодно. Он предлагает игру в целое культуры» (Карасев, 1993, с. 14).

3 «Изобразительные, литературные, музыкальные произведения, театр и кинема­
тограф, относимые к этому ряду явлений, построены часто по принципу коллажа
культурных символов, изобилуют цитатами, которые, свободно комбинируясь,
создают новые смыслы, а также отсылками к разным авторам, историческим эпохам,
культурам и субкультурам» (Чучин-Русов, 1999, с. 28).

4 Подобно тому, как смешиваются термины «модернистский» и «постмодернистский»,
зачастую не различаются термины «неклассичсский» и «иостнеклассическиЙ».
В широком смысле термин «нсклассический» означает все, что пришло на смену
«классике*, но в рамках более летального анализа уместно различать «неклассичес-
кнй» и «постнеклассический» стили. На смену «классике» в начале XX в взрывным

47

я психология как постнеклассическая t

M.G. Русвльцвва. Постмодерн иотские перспективы развития психологии


. В своем культурном выражении постмодернизм л собой кхлггаж и пастишх поп-искусство, лас-вегасовс-кмй ctj ль з архитектуре, неразличение реального и воображаемого. В социокультурном выражении постмодернизм был связан сдецен-грализацией власти, гетерогенностью жизненных контекстов, пере­ходом к информационному состоянию мира (Kvale, 1994). Согласно Иванову, смысл авангарда заключался в превращении культуры из «застывшей» в действительно «горячую», в разрушении традиционных классических форм посредством эстетической игры с ними. Важно ггь происшедшую в XX в. перемену механизмов культурогенеза: традицию не опровергают, с ней не воюют, но освобождаются от нее, критикуя и переосмысливая. Не «бороться ср, а «участвовать в» — кре­до авангарда. Логика новой парадигмы подобна логике сфинкса. Аван­гард и постмодернизм сражались с формальной логикой, со здравым смыслом, причинностью — в частности, средствами «коллаж-абсурда» (Иванов. 1989).

В философском осмыслении действительности в постмодернист­ском дискурсе происходило снятие дихотомии внутренней и внешней реальности, критика традиции в форме ее семиотического переосмыс­ления (это «текстовый анализ» Р. Барта, «деконструкция» Ж. Деррида, «семанализ» Ю. Кристевой). Важное место в философском постмо­дернистском дискурсе занимал также анализ власти знания (Р. Барт, М. Фуко).

С другой стороны, если принцип рационализма и эмпиризма — ос­новных методологических установок европейской культуры — за­ключался в непосредственном познании (так, эмпиризм стремился опереться на достоверные факты, а рационализм — на «врожденное знание» или рациональные интуиции), то современная методология, как отмечает Н.С. Автономова, все большее внимание начинает уде­лять именно посредникам (Автономова, 2000). Такими посредниками становятся интеллектуальный стиль, способ рассуждения, письмо, осо­бенности коммуникации. Последние являются предметом исследова­ния немецкого философа 10. Хабермаса. Иными словами, на передний

образом пришел неклассический стиль, плавно перетекая к концу столетия в постпе-классический. Однако последние ие всегда легко разделить, и в культурологии эти различия не так очевидны, как в истории науки. Поэтому в том контексте, где речь .идет об искусстве и литературе, термины «псклассичсскпй* и «постмеклассический» разведены не так строго, как там, где речь идет о науке.

48

«В одном художнике могут уживаться/чередоваться модернист и постмодер­нист»,— пишет И.С. Скоропанова (Скоропанова, 2001, с 59).

план выходят сами условия процесса познания, и эта проблематика по принципу взаимодополнительности знания сближает философию с психологической наукой.

ДУХОВНЫЕ И МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПОВОРОТЫ XX В.

Новое мироощущение стояло за духовными течениями XX в., такими как футуризм, акмеизм, символизм, дадаизм. За присущей им фено­менологией прорисовывался совершенно иной образ мира. Согласно новому взгляду, мир многомерен, многогранен, гетерогенен и мозаичен, и то, каким он нам предстает, зависит прежде всего от фокусировок нашего сознания. События в этом мире не ограничиваются причин­но-следственными детерминистическими связями, но могут быть рассмотрены через связи смысловые, синхронистичные (см.: Азроянц, Харитонов, Шелепин, 1999; Юнг, 1997), энергетические, структурные (см.: Лаврухин, 2001; Харре, 1995). В этой логике мир представляет собой не что иное, как способ описания. Мир рукотворен, мир вы­страивается видящим сознанием, но, с другой стороны, мир неопре­делен и непредсказуем. Мы живем в реальности, где Порядок вечно сражается с Хаосом. Не случайны в XX в. ни популярность теории самоорганизации И.Р. Пригожина и соавторов, ни рождение литера­турного жанра фэнтези, представленного такими авторами, как У. ле Гуин, Р. Желязны, М. Муркок и др. (см.: Young, 1995), ни появление психологических концепций конструкционизма (см.: Бергер, Лукман, 1995;Джерджен, 1995)5.

Теория самоорганизации И.Р. Пригожина не столько поставила под сомнение существование универсальных законов и механизмов, сколько показала, что они адекватны лишь тогда, когда речь идет о ста­бильном развитии системы. Но такие моменты редки в реальности, поскольку даже повседневный мир состоит из асимметричных, неопре-

Болес того: «Критика Пригожиным не только классической научной картины мира как царства тотального детерминизма и каузальности, связанного с единственной моделью действительности и ее становления во времени, но и квантово-реляти вистского неклассического естествознания первой половины XX в., способ вала выработке представлении о постнеклассическом научном и художественном творчестве как вероятностных системах с низким коэффициентом вероятности, соответствующих современному образу мира как совокупности нелинейных про цессов* (Маньковская, 2000, с. 200).

49

4acs

Современная психология как постнеклассцческая наука

'.С. Гусельцева. Постмодернистские перспективы развития


стенных» неустойчивых процессов» уникальных и неповторимых си-алий. Системы, с которыми имеют дело ученые за пределами своих лабораторий, являются чаще всего открытыми, характеризующимися состояниями бифуркации и появлением диссипативных структур. Поведение же открытых систем в критических ситуациях невозможно предсказать, поскольку они готовы развиваться в любом направлении (в психическом мире эта открытость возможностям становится обос­нованием феномена свободы воли). В критических ситуациях будущее системы зависит от ее индивидуальности, он неповторимых и случай­ных событий, а не определяется универсальными законами.

И теория самоорганизации, и постмодернизм, и история повсед­невности6,— все эти направления XX в. подготовили для психологии методологический переворот: смещение интереса от универсальных законов к уникальным событиям, от общих схем исследования — к част­ному анализу, от «объективизма» — к «культурной аналитике».

Если взглянуть на методологию как на систему «линз», которые мы непроизвольно меняем от эпохи к эпохе (механизм, посредством которого это происходит, описан Т. Куном), то мы обнаружим, что современная европейская мыслительная культура созрела для обре­тения произвольного контроля над этим процессом, и для ученого становится привычным (благодаря влиянию герменевтики и теорий языка) менять эти «линзы» при работе с разными текстами, добиваясь более продуктивного понимания7.

Искусство импрессионистов современники поначалу тоже встреча­ли в штыки, поскольку общественному сознанию надо было научиться видеть в хаотической пестроте красок авторский замысел, угадывать в намеках штрихов целое произведение. Но, научившись этой проце­дуре, публика легитимизировала импрессионизм как направление ис­кусства. Постмодернистский текст — своего рода импрессионистская философия. Для постижения такого рода текстов приходится менять на некоторое время «линзы», мыслительные установки, привычные настройки восприятия. Можно, конечно, отмахнуться, сказать, что все

Об истории повседневности см: Оболенская, 1990; Ястребицкая, 1991. Постижение постмодернизма сродни пониманию восточных культур, требующих для этого построения «функционального органа» видения, произвольного «разворота* сознания. Понимание постмодернизма предполагает повышенную рефлексивность, семантическую «бдительность» и некоторое предварительное знакомство с прави­лами игры. «Постмодернистский текст творит нового читателя — принимающего правила множественности языковых игр, с удовольствием в них участвующего»,— пишет П.С. Скоропанова (Скоропанова, 2001. с. 60).

50

это вздор, бессмысленный набор слов, а можно, осуществив усилие по смене привычного взгляда, произвольно выстроить иное состояние сознания, осуществить процедуру, результатом которой станет неожи­данное понимание автора.

В отечественной культуре XX в. работал философ М.К. Мамар-дашвили, и тот способ философствования, который он практиковал, представляется нам сегодня именно постмодернистским. В одной из своих статей М.К Мамардашвили ввел понятие презумпции ума как принципа работы с философскими текстами. «Презумпция ума» озна­чает, что не следует думать будто Декарт, Кант, или Ницше не видели тех недостатков своих концепций, которые обнаруживаем у них мы; как умные люди, они многое видели, но — они не о том говорят*. И то, что мы замечаем недостатки концепций и не понимаем того главного, что авторы хотели до нас донести,— это проблема не Декарта или Ниц­ше, а нашей неконгениальности, нашего сегодняшнего недопонимания. Иными словами, смотреть на авторов прошедших эпох свысока: этого не видели, того не учли — непродуктивная позиция, гораздо эвристич-нее услышать, о чем они говорят.

Тот же принцип «презумпции ума» должен руководить нами, когда мы имеем дело с работами современников, поскольку прежде, чем приступать к погружению в постмодернистский текст, необхо­димо выстроить особый функциональный орган понимания — «глаза», в противном случае «сезам не откроется». Чтобы увидеть и понять, что хочет донести до читателя автор, надо произвести некоторую работу над собой, осуществить своего рода процедуру «феноменоло­гической редукции» — очистить свое сознание от шаблонов, установок и готовых теорий. И здесь, на наш взгляд, в постмодернизме происхо­дит любопытное сближение европейской философии с восточными традициями, где ученика долго готовят для возможности восприятия той или иной реальности (так, К. Юнг писал о «западной йоге», кото­рая должна быть выработана европейской культурой самостоятельно, а не перенята с Востока) (см.: Юнг, 1994).

«Презумпция ума» (принцип «методологического сомнения») и коммуникативная рациональность стали методологическими до­стижениями постмодернизма.

XX в. был богат на «методологические повороты», такие как антро­пологический, лингвистический, исторический, культурологический, нарратологический, постмодернистский. «Лингвистический поворот сделал язык ведущей методологической доминантой, возникло направ­ление, известное как структурализм, оказавшее широкое влияние

51

Чз$ты I- Современная психология как постнеклассическая наука

на различные науки. Не стала исключением здесь и психология. Однако »отечественной культуре 60-х годов XX в. структурализм оказал существенное влияние лишь на развитие тартуско-московской семиотической школы, связанной с именами Ю.М. Лотмана, В.Н. То­порова, Б. А. Успенского и др., практически не затронув психологию. Последовавший «постмодерннсткий поворот» способствовал превра­щению структурализма в постструктурализм (различие между ними в том, что первый ориентирован на синтез, а второй на гетерогенность; структурализм использует системный анализ, а постструктурализм придерживается анализа сетевого и контекстного).

Подобный культурный контекст оказал влияние и на ментальные установки в целом. К концу XX в. интеллектуальный мир стал рефлек­сивнее и толерантнее: дурным тоном сделалось пребывать в убеждении, что исключительно наша точка зрения верна, а незыблемость личнос­ти — признак ее душевного здоровья. В психологии возникли теории множественной личности, а в методологию проникли идеи либерализма и -«системного плюрализма». Пришло понимание того, что любая теория спекулятивна (особенно четко эту методологическую проблему высветил постпозитивизм), поскольку имеет в своей основе интуиции и внелоги­ческие предпочтения. Настало время для толерантности, для осознания взаимодополнительности разных познавательных «логик» — -«божес­твенной» (где 1в3), «восточной» (где результат зависит от контекста), -«научной» (2x2=4), для презумпции ума (М.К. Мамардашвили).

Подобного рода культурные и ментальные предпосылки побужда­ют задуматься о методологических ориентирах развития психологии в этой новой реальности. Какая методология адекватна современности и способна решить встающие перед культурно-психологическим иссле­дованием задачи? На наш взгляд, это методология постмодернистской, постнеклассической, сетевой парадигмы (название которой еще не устоялось, но общим ее признаком является установка на коммуни­кативность и «связь всего со всем»).

ПОСТМОДЕРНИЗМ КАК ЯВЛЕНИЕ КУЛЬТУРЫ И ФЕНОМЕН ФИЛОСОФИИ

'. Гусельцева. Постмодернистские перспективы развития

читать тексты критически. Деконструкция была направлена против любого вида «центризмов», объединенных Ж. Деррида под термином «логоцентризм» (Hepburn, 1999)*.

Возникновение постмодернизма связывают также с развитием «новейших средств массовой коммуникации». Постмодернизм стая опытом духовного сопротивления тоталитаризму, диктату идеоло­гии, массовой культуре, навязываемой посредством масс-медиа. Это был рожденный европейской культурой способ защиты ума от «про­мывания мозгов». Постмодернизм поставил во главу угла индивиду­альность, вариативность, ситуативный контекст, а не универсальные схемы; частные интерпретации в постмодернизме оказывались важнее канона. Постмодернизм не только срывал маски, осмысливая и пока­зывая, как осуществляются процессы означивания, но и значительно раскрепощал творческую активность.

Постмодернизм — эвристика, усилитель. Однако каждому он дает нечто в зависимости от того, что уже есть за творческой душой. Между тем, содержательная монография Н.Б. Маньковской позволяет заинтересованному исследователю глубже разобраться в феномене постмодернизма. Н.Б. Маньковская отмечает, что если в западном контексте назвать человека постмодернистом, то это будет воспринято как похвала, но у нас чаще всего слово «постмодернизм» вызывает негативное отношение. Что стоит за подобным негативизмом? Может быть, недостаточная осведомленность? Н.Б. Маньковская показыва­ет, что «в настоящее время существует ряд вэаимодополнительных концепций постмодернизма как феномена культуры» (Маньковская, 2000, с. 133). Следовательно, прежде, чем выносить суждение, стоит разобраться: о каком псстмоденизме идет речь, в чьей конкретно авто­рской интерпретации? Так, для Р. Панвица (1914), А. Тойнби (1947), В. Вельша и X. Кюнга (1990) постмодернизм представляет собой культурологическую реальность. Согласно А. Тойнби, постмодернизм означает конец доминирования западного стиля в культуре и религии. «Подлинно постмодернистская парадигма требует большего, чем плюрализм, релятивизм и историзм»,- отмечает В. Вельш, а именно, «базисного консенсуса»отношении определенных человеческих ценностей и прав» (цит. по: Кюнг, 1990, с. 226). Для X. Кюнга пост­модернизм - это новое состояние эпохи, характеризующееся утратой


Изначальный смысл постмодернизма (по крайней мере, в концепции Ж. Деррида) заключался в критике европейского рационализма. Раз­работанный им методологический прием деконструкции служил цели

52

тлия

Заметим, что аналогичным образом в 1911 г. ГГ. Шпет критиковал лэявип

яогии за то, что абстрактные схемы психологических теорий загораживали яЕПвуго действителыюсть.

53

ЧзстьГГЛ^врёыённая психология как постнеклассическан наука

доминирующих установок модернизма, касающихся роли разума, естествознания, евроцентризма, абсолютизма индустрии и демокра­тии. Также Х- Кюнг считает поверхностным, хотя и распространен­ным мнение, что постмодернизм возник в последней четверти XX в. «Слово "постмодернизм* — это всего лишь предварительный шифр, отражающий то затруднительное положение, в котором оказывается исследователь, пытающийся дать определение новой эпохе, начавшей­ся в период первой мировой войны, эпохе, содержание и специфика которой исследуются все тщательнее и глубже, но все еще не опреде­лены с исчерпывающей точностью и полнотой» (Кюнг, 1990, с. 225). Как известно, связной постмодернистской философии не сущес­твует, во это название объединяет мыслителей, обсуждающих раз­личные проблемы постсовременной реальности. Так, Ж.Ф. Лиотаром был проанализирован статус знания в постмодернистскую эпоху, и если классическая наука находилась в конфликте с нарративами, то в постнеклассической науке Ж.Ф. Лиотар обнаружил ряд кор­реляций с постмодернистской эстетикой (Lyotard, 1979). М. Фуко изучал власть знания и роль бессознательного в историческом про­цессе. Он показал, что наши представления о реальности обусловле­ны языком, аза ним скрываются неявные источники власти (Фуко, 1994). Ж. Бодрийяр сфокусировался на отдельных темах «соблазна» и создании гиперреальности симулякра, когда образ, многократно усиленный техническими возможностями, берет верх над реальностью (отечественный пример, возникновение виртуальной партии «Единая Россия» на выборах 1999 г., доказывает, что такие исследования весьма актуальны). Ж. Деррида взял на вооружение темы языка и деконс­трукции. Деконструктивизм стал одним из влиятельных направлений современной литературной критики, в рамках которой новую лите­ратурную парадигму иногда разумеют под тяжеловесным названием «посгструктуралистско-деконструктивистско-постмодернистский комплекс» (Скоропанова, 2001, с. 53).

Для Д. Белла и Ю. Хабермаса понятие «постмодернизм» изна­чально ассоциировано с постиндустриальными изменениями об­щества. Д. Белл, известный как автор концепции деидеологизации и постиндустриального общества, связывает с последним социокуль­турную возможность постмодернизма (его черты — гетерогенность, разнородность, плюрализм) (Bell, 1967). Но если для Ж.Ф. Лиотара открытия провоцируются разногласиями, то, согласно Ю. Хаберма-су, согласие достигается посредством дискуссии: он вводит понятие «коммуникативной рациональности» как синтетического механизма

54

M.G. Гусвльцвва, Постмодерн истеки» перспективы развития психологии

преодоления противоречий. Заметим, что наша трактовка кош кативной рациональности более широка, поскольку мы исходим из постмодернистской установки, в соответствии с которой чем сильнее способность не отражать, а искажать чужие теории, тем креативнее исследовательское сознание. На наш взгляд, коммуникативная раци­ональность — это инструмент, посредством которого из отдельных фрагментов складывается мозаика, и постмодернизм выступает здесь в качестве силы, позволяющей увидеть общую картину еще до того, как та стала реальностью. Например, концепция полифонии сознания и диалога М.М. Бахтина— это один фрагмент изменившейся реаль­ности XX в., а теория самоорганизации И.Р. Пригожина— другой. Но это фрагменты одной картины, свидетельствующей о смене куль­турной парадигмы, включающей изменение и методов, и способов познания в целом. Характеристиками постмодернистской науки здесь становятся неопределенность, неверифицируемость, антиномичность, диалогичность. Причем, постнеклассическая наука возникает только в открытом обществе.

Французский философ и историк науки М. Серр развивает идеи о недостаточности естественного и гуманитарного образования; резуль­тат первого он назвал -«образованием без культуры», а результат второ­го — «культурой без образования». Он предложил способ осуществления коммуникации между гуманитарным и естественным знанием, назван­ный им «беспорядочным энциклопедизмом». Естественнонаучное и гу­манитарное знание взаимодополнительно. Так, если естественные науки представляют собой центр, фокус с его атрибутами точности и четкости видения, то гуманитарные науки открывают горизонты, дали, но они смутны и расплывчаты. Согласно М. Серру, существует три основных способа познания: философский, научный и художественно-мифологи­ческий. На примере творчества Ж. Верна, Э. Золя (предвосхитившего своим генеалогическим древом Ругон-Маккаров будущие открытия генетики), Т. Лукреция М. Серр исследовал эвристичность совмещения (коммуникации) разных видов знания. Теория информации, согласно Серру, и есть точка пересечения гуманитарного и естественного знания. «Классическая рациональность вытеснила миф из науки в литературу и искусство. Задача постмодернистской культуры — воссоединить науку и мифологию с помощью эстетики»,- заключает Н.Б. Маньковская

(Маньковская, 2000, с. 217).

Ф. Джеймсон в своей концепция «психоидеологии» рассматривал постмодернизм как логику позднего капитализма, а Р. Рорти пред­ложил неопрагматический подход к постсовременности. Согласно

55

  1   2   3   4

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Содержание icon1. Требования к выполнению и структуре рефератов выполнению индивидуальных...
Содержание (содержание включает: введение; наименования всех разделов, подразделов, пунктов и подпунктов основной части задания;...

Содержание icon1. Требования к выполнению и структуре рефератов выполнению индивидуальных...
Содержание (содержание включает: введение; наименования всех разделов, подразделов, пунктов и подпунктов основной части задания;...

Содержание icon1. Требования к выполнению и структуре рефератов выполнению индивидуальных...
Содержание (содержание включает: введение; наименования всех разделов, подразделов, пунктов и подпунктов основной части задания;...

Содержание iconРабочая программа по литературе представляет собой целостный документ,...
«Литература». Программа детализирует и раскрывает содержание стандарта, определяет общую стратегию обучения, воспитания и развития...

Содержание iconРабочая программа по литературе представляет собой целостный документ,...
В. Я. Коровиной, 8-е издание, М. Просвещение 2009. Программа детализирует и раскрывает содержание стандарта, определяет общую стратегию...

Содержание iconРабочая программа по литературе представляет собой целостный документ,...
В. Я. Коровиной, 7-е издание, М. Просвещение 2006. Программа детализирует и раскрывает содержание стандарта, определяет общую стратегию...

Содержание iconРабочая программа по литературе представляет собой целостный документ,...
В. Я. Коровиной, 7-е издание, М. Просвещение 2006. Программа детализирует и раскрывает содержание стандарта, определяет общую стратегию...

Содержание iconСодержание

Содержание iconТемы и ее содержание

Содержание iconТемы и ее содержание

Литература


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
literature-edu.ru
Поиск на сайте

Главная страница  Литература  Доклады  Рефераты  Курсовая работа  Лекции