Лукашук И. И. Международное право. Общая часть: учебник для студентов юридических факультетов и вузов. Изд. 3-е, перераб и доп




НазваниеЛукашук И. И. Международное право. Общая часть: учебник для студентов юридических факультетов и вузов. Изд. 3-е, перераб и доп
страница9/32
Дата публикации20.10.2014
Размер6.03 Mb.
ТипУчебник
literature-edu.ru > Право > Учебник
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   32
Глава III. МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВОТВОРЧЕСТВО
§ 1. Процесс и формы международного правотворчества
1. Понятие международного правотворчества
Международное правотворчество представляет собой процесс создания норм международного права его субъектами.

Этот процесс отличается значительной сложностью и спецификой в результате отсутствия единого законодательного органа. Достаточно сказать, что субъектами процесса являются около 200 государств. Нет единой конституции, регламентирующей процесс правотворчества. Поэтому сами субъекты по своему желанию определяют методы создания норм права, что облегчает адаптацию этих методов к меняющимся условиям международной жизни.

Институт международного права пришел к заключению: "Государства мира могут создавать для себя право любым путем по своему желанию. Если все они согласны делать это определенным образом, то никто не может отрицать их способность или право поступать таким образом" <*>.

--------------------------------

<*> Annuaire de l'Institute de droit international. Vol. 67. N I. P., 1997. P. 112.
Из-за отсутствия надгосударственной власти в основе всех способов создания норм международного права находится соглашение субъектов. Conventio facit legem (соглашение создает право). Известный индийский юрист Р. Патак подчеркивал, что "соглашение между государствами образует подлинную основу международно-правовой системы" <*>. Юридической формой соглашения являются обычай и договор. В некоторых случаях нормы создаются резолюциями международных организаций. На этом мы остановимся в дальнейшем.

--------------------------------

<*> IJIL. 1984. N 1. P. 2.
Обычная норма и договорная норма различаются не по сути, а по способу достижения соглашения и форме его выражения. Договор - ясно выраженная и, как правило, письменная форма. Обычай - неписаная форма, в большинстве случаев создается молчаливым соглашением.

Эта точка зрения оспаривается немалым числом авторитетных юристов. Утверждают, что обычай отличается от норм, создаваемых соглашением. При его формировании имеет место не молчаливое соглашение, а ряд односторонних актов. Однако односторонние акты представляют собой серию актов согласия с нормой, т.е. соглашение. Аналогичный процесс происходит при присоединении государств путем односторонних актов к договорам. Концепция соглашения как основы обычного права нашла отражение в решениях Международного Суда ООН.

Современное международное право отличается от предшествовавшего ему и по правотворческому процессу <*>. Темп развития международных отношений непрерывно возрастает. Усложняются международные отношения, а следовательно, и их регулирование. Существенные изменения внесены в правотворческий процесс в результате создания системы международных органов и организаций. Как следствие, правотворческий процесс был в значительной мере институционализирован и стал осуществляться на регулярной основе <**>. Процесс демократизирован, поскольку в нем принимают участие все желающие государства. Происходит выяснение взглядов и их согласование, что имеет важное значение как для формирования новых норм, так и для толкования существующих. Все это содействует адаптации правотворческого процесса к растущему динамизму международных отношений.

--------------------------------

<*> Это обстоятельство широко отмечается в юридической литературе. См.: Verma D. Rethinking about New International Law-Making Process // IJIL. 1989. N 1 - 2; Ida R. International Law-Making Process in Transition? // Domestic Law and Policy. N.Y., 1996.

<**> См.: Крылов Н.Б. Правотворческая деятельность международных организаций. М., 1988.
Следует отметить, что влияние государств на правотворческий процесс неодинаково. При этом оно зависит не только от могущества государства, но и от его активности в этой области, от способности выдвигать обоснованные предложения. Следует также учитывать, что своевременное получение согласия на новую норму всех государств - дело нереальное. Поэтому общие нормы принимаются большинством, представляющим основные политико-правовые системы. Для создания нормы и обеспечения ее эффективности необходимо согласие тех, кто реально контролирует международные отношения в соответствующей сфере. Нормы об использовании атомной энергии не могут создаваться без участия ядерных держав. Формально государство вправе не принять любой договор или обычай. Но практически отказаться от того, что принято большинством, непросто.

Пересматриваются многосторонние договоры также по соглашению большинства участников. Даже Устав ООН, основополагающий правовой акт, может пересматриваться большинством от 2/3 членов, включая постоянных членов Совета Безопасности.

Темпы и качество правотворческого процесса во многом зависят от наличия специального органа, который разрабатывает соответствующие проекты. Весьма показателен в этом плане опыт Комиссии международного права, Комитета по правам человека, Комитета по мирному использованию космического пространства. Благодаря участию в этом процессе экспертов высокого класса возросло качество норм.
2. Создание обычных норм
Статут Международного Суда ООН (подп. "b" п. 1 ст. 38) определил обычай как доказательство "общей (в русском тексте ошибочно употреблен термин "всеобщей". - И.Л.) практики, принятой в качестве правовой нормы".

В современном международном праве существует два вида обычных норм.

Первый, традиционный, представляет собой сложившееся в практике неписаное правило, за которым признается юридическая сила.

Второй - новый вид, к которому относятся нормы, создаваемые не длительной практикой, а признанием в качестве таковых правил, содержащихся в том или ином акте.

Нормы второго вида сначала формулируются либо в договорах, либо в таких неправовых актах, как резолюции международных совещаний и организаций, а в дальнейшем за ними признают статус норм общего международного права. Юридически они существуют как обычай, а соответствующие акты служат доказательствами их содержания. Так, резолюция Генеральной Ассамблеи ООН может служить доказательством существования и содержания обычных норм международного права. Нормы второго вида быстро создаются и способны не только закреплять сложившуюся практику, но и формировать ее, что чрезвычайно важно в наш динамичный век. Не можем не заметить, что этот взгляд не разделяется многими юристами как за рубежом, так и у нас (Г.И. Тункин, Г.М. Даниленко).

Для понимания процесса формирования обычая необходимо выяснить два основных понятия - понятия практики и признания юридической силы (opinio juris). Практика означает действие или воздержание от действий субъектов, их органов <*>. Речь идет о практике, в процессе которой формируются нормы международного права. Дипломатии известно и иное понятие практики, под которой понимаются сложившиеся во взаимодействии субъектов правила, которым они предпочитают следовать, несмотря на отсутствие у них юридической силы. В доктрине такую практику в отличие от обычая именуют обыкновением.

--------------------------------

<*> Zemanek K. What is "State Practice" and who Makes It? // Recht zwischen Unbruch und Bewahrung. Berlin, 1995.
Практика должна быть достаточно определенной, единообразной, чтобы из нее можно было вывести общее правило. Международный Суд ООН указал на оспоримость обычая в случае "большой неопределенности и противоречий" <*>. В этом одна из причин того, что для установления обычая все большее значение приобретают такие формы практики, в которых позиция субъектов выражена достаточно четко (заявления, ноты, коммюнике, резолюции международных органов и организаций).

--------------------------------

<*> ICJ. Reports. 1950. P. 277.
Практика должна быть достаточно устойчивой и не должна существенно отклоняться от нормы. Вместе с тем это требование нельзя возводить в абсолют. Международный Суд ООН "не считает, что для установления обычной нормы соответствующая практика должна абсолютно точно совпадать с нормой. Суду представляется достаточным, чтобы поведение государств в общем следовало этим нормам" <*>.

--------------------------------

<*> Ibid. 1986. Para. 186.
Наиболее четким и авторитетным доказательством именно юридической практики служат договоры. Заслуживает внимания следующее обстоятельство. Создаваемые в ходе кодификационных работ конвенции долгое время не вступают в силу. Немалое число государств в них не участвуют и, следовательно, юридически ими не связаны. Но если признать, что такие конвенции выражают обычные нормы общего международного права, то в этом качестве они обязывают все государства. Таким путем Международный Суд ООН не раз использовал многосторонние конвенции. В этом видится одна из новелл.

Венская конвенция о праве международных договоров 1969 г. была принята лишь половиной общего числа государств и длительное время не вступала в силу. Среди не принявших ее государств были такие, как США, Китай, Индия, Пакистан, Бразилия. Тем не менее Международный Суд счел, что положения Конвенции отражают обычное право, и применил их <*>.

--------------------------------

<*> Ibid. 1985. P. 21 - 22.
Многое в этом случае зависит от характера норм, содержащихся в конвенции. Нормы, отражающие потребности международного порядка, основные человеческие ценности, гуманитарные нормы, считаются общеобязательными, несмотря на значительную отклоняющуюся практику.

Показателен в этом плане статус положений Женевских конвенций о защите жертв войны 1949 г. Они постоянно нарушались в ходе вооруженных конфликтов и тем не менее рассматриваются как общепризнанные нормы, обязательные даже для тех государств, которые в конвенциях не участвуют. Вот мнение на этот счет Генерального секретаря ООН: "Несмотря на то что Израиль de jure не признал применимость к нему четвертой Женевской конвенции, тем не менее opinio juris мирового сообщества состоит в том, что она должна применяться" <*>.

--------------------------------

<*> Док. ООН. S/19443. 1998. 21 Jan. P. 9.
Весьма распространено мнение, будто кодификация ведет к вытеснению обычного права и замене его договорным. Более того, встречаются высказывания, будто обычное международное право находится в состоянии кризиса <*>. Однако на самом деле происходит нечто противоположное. Как мы видели, воплотившие результаты кодификации конвенции содействовали росту роли обычного права, ускорили его формирование. Международный Суд ООН в последние годы почти во всех решениях опирается преимущественно на обычное право.

--------------------------------

<*> Такого мнения придерживается, например, итальянский профессор Л. Кондорелли (International Law: Achievements and Prospects. P., 1991. P. 183).
Международному Суду ООН принадлежит важная роль в определении практики, в становлении обычных норм. Неслучайно акты Суда активно используются в этом плане не только в литературе, но и в практике государств. Объясняется это высоким авторитетом Суда, квалификацией судей, представительным характером состава Суда. С учетом этого в настоящем учебнике практике Суда уделяется особое внимание.

Существенная роль в формировании норм обычного права принадлежит Комиссии международного права ООН. Обобщая практику государств и учитывая потребности прогрессивного развития международного права, Комиссия готовит соответствующие проекты для Генеральной Ассамблеи ООН. Но еще до принятия их Ассамблеей проекты Комиссии рассматриваются как авторитетное свидетельство существования соответствующих норм. Международный Суд в своих решениях широко использует документы Комиссии. После подтверждения Судом сформулированных Комиссией норм они становятся частью позитивного международного права при молчаливом признании их государствами. В этом видится существенная новелла в правотворческом процессе <*>.

--------------------------------

<*> На встрече с председателем Международного Суда ООН Швебелом нами был задан вопрос: "Комиссия международного права принимает положения в расчете на то, что они уже являются или станут частью международного права. В дальнейшем некоторые из них признаются Судом в качестве норм позитивного международного права. Не является ли это новым явлением в формировании международного обычного права?" Ответ: "Новым является то, что этот подход вошел в постоянную практику Суда, которая важна тем, что она ускоряет инкорпорирование результатов работы Комиссии в совокупность норм обычного международного права... Конечно, Суд не бездумно придерживается этого подхода, а тщательно изучает вопрос о том, является ли тот или иной проект статьи, сформулированный Комиссией, отражением обычного международного права или развитием такового" (Док. ООН. A/CN. 4/SR. 2585. 1999. June 17. P. 9).
Авторитетным свидетельством позиции государства является его законодательство. Комиссия международного права ООН довольно широко очертила круг соответствующих актов, включив в него все акты законодательных органов, а также постановления и даже заявления исполнительных и административных органов.

В связи с этим можно заметить, что одной из причин усиления роли обычая являются противоречия между законодательной и исполнительной властями государств. Первая существенно контролирует процесс заключения договоров, но в значительной мере отстранена от участия в формировании обычных норм. В результате исполнительная власть имеет возможность самостоятельно участвовать в создании обычных норм, нередко игнорируя позицию законодательной власти.

После того как выяснилось, что сенат США едва ли даст согласие на ратификацию Конвенции ООН по морскому праву 1982 г., Президент Р. Рейган заявил, что все положения Конвенции, кроме положений о режиме ресурсов морского дна, являются обычными нормами. Профессор Йельского университета М. Ризман констатировал: "Так одним заявлением Президента большое число положений Конвенции, содержащей немало нового, были превращены в обычное право и, следовательно, стали обязательными для США без всякого участия сената" <*>.

--------------------------------

<*> Calif. ILJ. 1987. N 1. P. 134.
Растет роль судов государств в реализации норм международного права. В результате их практика приобретает большее значение как доказательство обычных норм <*>.

--------------------------------

<*> См.: Лукашук И.И. Международное право в судах государств. СПб., 1993.
Новым является то, что все более важную роль в формировании обычных норм играют акты международных органов и организаций. В практике Международного Суда ООН они стали одним из главных доказательств обычного права <*>. Если в прошлом доминировали одно- и двусторонние доказательства, то ныне, когда процесс создания обычных норм стал коллективным, на первый план выдвигаются доказательства многосторонние: конвенции, резолюции международных совещаний и организаций. Общеизвестно значение Заключительного акта Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе 1975 г. как доказательства содержания основных принципов международного права.

--------------------------------

<*> Роль резолюций Генеральной Ассамблеи ООН в формировании обычных норм основательно рассмотрена в Консультативном заключении Международного Суда о ядерном оружии (ICJ. Reports. 1996. Paras. 70).
В общем, можно сказать, что акты международных организаций дали обычаю второе дыхание. С их помощью обычные нормы формируются, фиксируются, толкуются, проводятся в жизнь. Благодаря им удалось преодолеть ряд традиционных недостатков обычая. Теперь он стал создаваться довольно быстро, в более четких формах, его содержание стало общедоступным. Резолюции содействуют утверждению обычая в практике, адаптируют его содержание к новым условиям, что упрочивает связь обычая с жизнью.

Продолжительность практики никогда не имела решающего значения для признания обычая. Многое зависит от конкретных условий. При резких переменах и появлении новых проблем, требующих неотложного решения, обычная норма может складываться в результате единственного прецедента. Запуск Советским Союзом первого искусственного спутника и молчание государств означали появление обычной нормы о праве безвредного пролета в космосе над территорией иностранных государств. Неслучайно идея моментального обычного права находит признание в доктрине международного права.

В результате происходит изменение в соотношении практики и opinio juris. Если в прошлом главная роль отводилась первой, то теперь - второму <*>. При формировании норм общего международного права основную роль теперь играет протест. Нет протеста, значит государство согласно с новой обычной нормой.

--------------------------------

<*> См.: Huesa Vinaixa R. El nueva alcante de la "opinio juris" en el derecho international contemporaneo. Valence, 1991.
Остро встал вопрос о том, может ли резолюция международного органа выражать opinio juris. Международный Суд ООН счел, что opinio juris может быть, хотя и со всеми предосторожностями, выведено из отношения государств к определенным резолюциям Генеральной Ассамблеи ООН.

В Консультативном заключении Международного Суда ООН о правомерности угрозы применения или применения ядерного оружия говорится, что "резолюции Генеральной Ассамблеи, даже если они не являются обязательными, могут иногда обладать нормативным значением. Они могут в определенных условиях служить свидетельством, важным для установления существования нормы или формирования opinio juris. Для определения того, относится ли это к данной резолюции Генеральной Ассамблеи, необходимо рассмотреть ее содержание и условия принятия; также необходимо установить наличие opinio juris относительно ее нормативного характера. Также серия резолюций может демонстрировать постепенное становление opinio juris, требуемое для установления новой нормы".

Нельзя сказать, что приведенное положение сформулировано достаточно четко для его практического применения. Скорее оно характерно для теоретического труда. Его существенное значение состоит в следующем:

- оно подчеркивает первостепенное значение opinio juris в формировании обычных норм;

- оно свидетельствует о растущей роли резолюций Генеральной Ассамблеи ООН в общем процессе формирования норм международного права;

- из него видно, сколь существенные перемены происходят в международном правотворческом процессе.

Из обычных норм состоит ядро всей международно-правовой системы - общее международное право, которое распространяет свое действие на всех субъектов, включая международные организации. Международный Суд ООН исходит из того, что общее международное право - это обычное право <1>. Это положение постепенно находит признание и в отечественной литературе <2>. Что же касается мировой литературы, то в ней это мнение является доминирующим <3>. Оно находит отражение и в судебной практике государств <4>.

--------------------------------

<1> См.: решение по делам о континентальном шельфе Северного моря // ICJ. Reports. 1969. Para. 63.

<2> Ф.Н. Ковалев констатировал: "Нарастает понимание нашими исследователями общего международного права как права обычного" (МЖМП. 1996. N 4. С. 167. См. также: Суверенiтет Украiни i мiжнародне право. Киiв, 1995. С. 31, 52).

<3> См.: Brownlie J. General Course on Public International Law // RdC. 1995. Vol. 255. P. 50.

<4> Федеральный конституционный суд Австрии определил, что к общепризнанным нормам международного права, являющимся частью федерального права, при всех условиях относится обычное международное право (см.: Walter R., Mayer H. Grundriss der osterreichischen Bundesverfassungsrechts. Wien, 1988. S. 85).
Международное обычное право создается и изменяется общими усилиями субъектов, международным сообществом в целом. Это не означает единогласия. Как уже говорилось, необходимо достаточно представительное большинство, представительное не только в количественном отношении. Оно должно представлять основные политические и правовые системы, а также все континенты.

Общее международное право опирается на презумпцию универсальности действия его норм, поскольку является правом международного сообщества в целом. Поэтому любое государство, в том числе и вновь образованное, обязано уважать это право, что является необходимым условием членства в сообществе. В международном сообществе, как и в любой иной демократической социальной системе, обнаруживается тенденция к усилению роли представительного большинства.

На этом основании юристы констатируют коренные перемены в правотворческом процессе. Насколько далеко идут в квалификации этих перемен, можно судить по высказыванию швейцарского профессора Б. Аби-Сааба: "...мы можем говорить об "обычае", но то, что под этим понимаем, фактически является совершенно иным видом правового процесса, который на самом деле носит законодательный характер" <*>.

--------------------------------

<*> Making Better International Law. N.Y., 1998. P. 73. Аналогичное мнение высказал германский профессор Б. Зимма (Ibid. P. 77).
В этом положении видится определенное преувеличение. Дело в том, что каждое государство вправе заявить о непризнании той или иной новой нормы обычного права. В таком случае она не будет иметь для него юридической силы. Действует норма решительно возражающего (persistent objector) <*>. Непризнание должно быть четко выраженным и недвусмысленным. Решительно возражающий не принимает норму в целом. Принятие обычной нормы с оговоркой считается недопустимым, что подтверждалось и Международным Судом <**>.

--------------------------------

<*> См.: Charney J. The Persistent Objector Rule and the Development of Customary International Law // BYBIL. 1985.

<**> См.: ICJ. Reports. 1969. P. 38 - 39.
В связи с этим следует подчеркнуть принципиальное положение, имеющее значение как для договорных, так и для обычных норм: они не могут обрести силу без согласия наиболее заинтересованного государства, разумеется, если таковое имеется <*>.

--------------------------------

<*> Международный Суд считает "необходимым условием" создания норм общего обычного права поддержку нормы государством, "интересы которого затронуты особо" (решение по делам о континентальном шельфе Северного моря) // ICJ. Reports. 1969. P. 74, 77).
Тем не менее нельзя недооценивать значение перемен в правотворческом процессе. Весьма показательна в этом плане реакция американской доктрины. Появились работы, провозглашающие закат обычного права. Их авторы особо подчеркивают, что США "не признают нормы, которые ограничивают их суверенные полномочия без ясно выраженного согласия" <*>. Доказывают необходимость отказа от существующего положения, согласно которому международное обычное право является частью обычного права США, особенно если речь идет о новом международном обычном праве.

--------------------------------

<*> Kelly P. The Twilight of Customary International Law // Virginia JIL. 2000. N 2. P. 542.
Обычная норма общего международного права может быть изменена или отменена только новой нормой такого же характера. Происходит это тем же путем, что и ее создание.

В отличие от общего международного права партикулярный обычай выражает особые интересы ограниченного круга государств. Поэтому для его формирования необходимо согласие всех заинтересованных государств.

Таким образом, международное сообщество осознало потребность упрочения позиций общего международного права. Многие области сотрудничества могут регулироваться лишь нормами универсального действия. Необходим достаточно эффективный способ формирования значительного числа норм в сравнительно короткие сроки. Как это ни парадоксально, но к решению новых задач было привлечено, казалось бы, наименее подходящее средство, которое многими было осуждено на неизбежную утрату своих позиций. Таким средством явился международно-правовой обычай, правда, не традиционный, а современный. Обычай продемонстрировал удивительную способность к адаптации к новым условиям, к решению задач, непосильных договорам.

В заключение напомним, что международное право развивается не только путем создания новых принципов и норм, но и в результате обновления, развития содержания уже существующих. Это происходит как в обычном, так и в договорном правотворческом процессе.
3. Создание договорных норм
Договору всегда принадлежала важная роль в формировании международного права. Это издавна отмечали российские специалисты <*>. Усложнение задач международно-правового регулирования обусловило дальнейшее усиление роли договоров. С этим фактом не спорят, а вот относительно роли договоров в правотворчестве существуют противоположные мнения.

--------------------------------

<*> См.: Мартенс Ф.Ф. Современное международное право цивилизованных народов. СПб., 1898. Т. 1. С. 393; Командировский Л.А., Уляницкий В.А. Международное право. М., 1908. С. 116.
Высказано даже такое мнение, будто в настоящее время договор - единственное средство формулирования международных правил (Дж. Гендри, США). С другой стороны, весьма распространено мнение, что договоры не являются источниками общего международного права (Б. Ченг, Великобритания).

Характерная черта современного международного права - рост числа и значения многосторонних договоров, которые за последние десятилетия преобразовали его основное содержание, создали в нем новые отрасли. Только в рамках ООН заключено свыше 200 договоров. Есть основания полагать, что этот процесс получит дальнейшее развитие.

Как уже отмечалось, воздействие на общее международное право многосторонние договоры оказывают не в качестве прямых источников, а содействуя созданию обычных норм. Объясняется подобное положение прежде всего тем, что даже договор, рассчитанный на всеобщее участие, обязателен лишь для его сторон.

Еще в меньшей мере можно считать, что источниками общего международного права могут быть двусторонние договоры, хотя им и принадлежит огромная роль в правовом регулировании международных отношений. Они создают нормы лишь для участников, на общее международное право влияют как разновидность практики, при этом весьма авторитетной.

Рост числа и значения многосторонних договоров объясняется умножением количества глобальных проблем, урегулирование которых возможно лишь совместными усилиями государств. В том же направлении действует необходимость поддержания глобального мирового порядка на основе общих для всех государств принципов и норм.

Создание множества многосторонних договоров было бы невозможно без международных организаций. Они предоставляют постоянную организационную основу для разработки проектов договоров, обеспечивают участие экспертов высокой квалификации и т.д. Современные договоры требуют высоких профессиональных знаний, причем не только юридических, но и специальных, например в таких областях, как военные науки, транспорт, связь, здравоохранение и т.д.

Формы участия международных организаций в правотворческом процессе многообразны. На сессиях Генеральной Ассамблеи ООН выясняются потребности и возможности создания новых норм, в том числе и путем заключения многосторонних договоров. В результате подготавливается почва и инициируется их подготовка. Порой не участвующие в договоре государства призываются присоединиться к нему и тем самым содействовать его вступлению в силу или расширению сферы действия содержащихся в нем норм.

Нередко в своих резолюциях организации определяют также принципы и нормы, подлежащие воплощению в договорах.

Резолюции Генеральной Ассамблеи ООН сыграли первостепенную роль в создании комплекса договоров по правам человека.

Они предшествовали заключению и таких договоров, как Договор о нераспространении ядерного оружия, Договор о мирном использовании космического пространства и т.п.

В общем, международные организации вносят вклад в социализацию международного права, с тем чтобы оно отражало интересы международного сообщества в целом.

Сказанное относится и к специализированным учреждениям ООН, которым сегодня принадлежит главная роль в регулировании сотрудничества в специальных областях. В немалой мере это осуществляется путем подготовки многосторонних договоров. Значительное число таких договоров подготовлено Международной организацией труда (МОТ) и Организацией Объединенных Наций по вопросам образования, науки и культуры (ЮНЕСКО). Что же касается других организаций, занятых в области транспорта, связи, здравоохранения и т.п., то для них форма договора оказалась недостаточно динамичной. Поэтому Международная организация гражданской авиации (ИКАО), Всемирный почтовый союз, Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) и др. принимают регламенты, содержащие не правовые, а административные и технические нормы.

К международному правотворческому процессу привлекается и национальное право государств. На протяжении многих лет международное право развивалось на базе опыта внутригосударственного права. Сегодня гораздо больше учитывается специфика международной жизни и международного права, усиливается обратное влияние последнего на национальное право. Так, международные нормы о правах человека целиком основаны на опыте национального права, взяв из него лучшее. А в дальнейшем уже международное право оказало огромное влияние на институт прав человека в национальном праве многих государств.
4. Роль неправовых норм в международном правотворческом процессе
Правотворческий процесс опирается на имеющийся опыт. Все живое предпочитает идти испытанным путем. Опытным путем отбираются наиболее целесообразные правила поведения. Это упрощает принятие решения, экономит силы. В международных отношениях роль неформальных стандартов поведения весьма значительна. В целом государства предпочитают поступать так, как принято. Привычное поведение встречает меньше сопротивления, чем неожиданное. Так, отбираются оправдавшие себя правила, образуя нормы обыкновения (usage), международной вежливости (comitas gentium), т.е. правила, принятые в практике, но не обладающие юридической силой. Такие правила могут лечь в основу как обычных, так и договорных норм. Издавна известна истина - право создается опытом (leges experientia facit).

Мы подошли к еще одной особенности формирования современного международного права. Имеется в виду растущее влияние на этот процесс иных, неправовых международных норм. К ним, помимо обыкновения и вежливости, относятся политические и организационные нормы, традиции, рекомендательные нормы.

Особо отметим усиление роли норм международной морали <*>. Нравственный уровень международного права становится выше. Юридические последствия этой тенденции немаловажны. Закрепляющие достигнутый уровень нравственности и гуманности международно-правовые нормы считаются действующими, несмотря на значительные расхождения с практикой. Постановления Женевских конвенций о защите жертв войны 1949 г. далеко не всегда соблюдались в послевоенных конфликтах, и тем не менее их авторитет даже для не участвующих в них государств непререкаем.

--------------------------------

<*> См.: Дмитриева Г.К. Мораль и международное право. М., 1991.
Сказанное подтверждается и практикой Международного Суда ООН, решения которого обнаруживают в этом вопросе определенную тенденцию. Суд зачастую игнорирует недостаточность доказательств общей практики в тех случаях, когда полагает, что моральные, гуманные принципы заслуживают признания государствами в качестве правовых.

Серьезное практическое значение приобрел принцип справедливости. Международный Суд ООН обосновывает свои решения ссылками на справедливость. Отсылки к ней все чаще встречаются и в договорах. Примером могут служить случаи распределения природных ресурсов и разграничения морских пространств. Исключительно велика роль принципа справедливости в формировании современного международного экономического права.
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   32

Похожие:

Лукашук И. И. Международное право. Общая часть: учебник для студентов юридических факультетов и вузов. Изд. 3-е, перераб и доп iconЛукашук И. И. Международное право: особенная часть: учебник для студентов...
Автор и соавтор девяти учебников, а также около 400 научных работ. Член делегации на сессиях Генеральной Ассамблеи ООН и на межгосударственных...

Лукашук И. И. Международное право. Общая часть: учебник для студентов юридических факультетов и вузов. Изд. 3-е, перераб и доп iconУчебник для вузов / Под ред. Г. С. Никифорова. 2-е изд., доп и перераб....
Учебник предназначен для студентов и преподавателей факультетов психологии университетов, а также для специалистов, занятых на практике...

Лукашук И. И. Международное право. Общая часть: учебник для студентов юридических факультетов и вузов. Изд. 3-е, перераб и доп iconУчебник для студентов юридических вузов и факультетов Часть 1 История...
История государства и права зарубежных стран. Часть Учебник для вузов. Под ред проф. Крашенинниковой Н. А и проф. Жидкова О. А. М....

Лукашук И. И. Международное право. Общая часть: учебник для студентов юридических факультетов и вузов. Изд. 3-е, перераб и доп iconВ этой лекции мы рассмотрим следующие основные вопросы: что изучает...
Бекетов А. И. Курс лекций по фармакологии (учебное пособие для отечественных и иностранных студентов): в 2 ч. Часть – 2-е изд., перераб...

Лукашук И. И. Международное право. Общая часть: учебник для студентов юридических факультетов и вузов. Изд. 3-е, перераб и доп iconФатхутдинов Р. А. Ф27 Разработка управленческого решения: Учебник для вузов. 3-е изд., доп
Министерством общего и профессионального образования Российской Федерации в качестве учебника для студентов высших учебных заведений,...

Лукашук И. И. Международное право. Общая часть: учебник для студентов юридических факультетов и вузов. Изд. 3-е, перераб и доп icon080100. 62 Экономика (бакалавр)
Акулов О. А. Информатика: базовый курс: учебник для студентов вузов, бакалавров, магистратов, обучающихся по направлению «Информатика...

Лукашук И. И. Международное право. Общая часть: учебник для студентов юридических факультетов и вузов. Изд. 3-е, перераб и доп iconДонской Д. И., Игумнов С. А. Общая психотерапия: Рук для врачей. 4-е изд
К 64 Общая психотерапия: Рук для врачей/ В. Т. Кондрашенко, Д. И. Донской, С. А. Игумнов. — 4-е изд., перераб и доп. — Мн.: Выш шк.,...

Лукашук И. И. Международное право. Общая часть: учебник для студентов юридических факультетов и вузов. Изд. 3-е, перераб и доп iconУчебник. 2-е изд., перераб и доп. Отв редакторы: В. Д. Губин, Т....
Философия: Учебник. 2-е изд., перераб и доп. Отв редакторы: В. Д. Губин, Т. Ю. Сидорина, В. П. Филатов. М.: Тон остожье, 2001. 704...

Лукашук И. И. Международное право. Общая часть: учебник для студентов юридических факультетов и вузов. Изд. 3-е, перераб и доп iconУчебник написан в соответствии с программой подготовки психологов...
Учебник предназначен для преподавателей, аспирантов и студентов факультетов психологии и высших педагогических учебных заведений

Лукашук И. И. Международное право. Общая часть: учебник для студентов юридических факультетов и вузов. Изд. 3-е, перераб и доп iconУчебник. М., Российское педагогическое агентство. 1996, 374 с
Учебник предназначен для студентов психологических факультетов университетов, педагогических вузов и колледжей, а также всех тех,...

Литература


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
literature-edu.ru
Поиск на сайте

Главная страница  Литература  Доклады  Рефераты  Курсовая работа  Лекции