Защита гражданских прав лиц, применяющих электронную цифровую подпись и электронный документ, и признание юридической силы электронного документа, подписанного эцп




Скачать 252.25 Kb.
НазваниеЗащита гражданских прав лиц, применяющих электронную цифровую подпись и электронный документ, и признание юридической силы электронного документа, подписанного эцп
страница1/2
Дата публикации18.10.2014
Размер252.25 Kb.
ТипДокументы
literature-edu.ru > Право > Документы
  1   2


Опубликовано: http://www.russianlaw.net/law/doc/a188.doc

Опубликовано на www.russianlaw.net

6 сентября 2005 года

Защита гражданских прав лиц, применяющих электронную цифровую подпись и электронный документ, и признание юридической силы электронного документа, подписанного ЭЦП
Халиков Равшан, ravchan@rambler.ru
Основные начала гражданского законодательства основаны на признании равенства участников гражданско-правовых отношений (статьи 1, 2 Гражданского кодекса РФ). Юридические и физические лица, вступая друг с другом в отношения по применению электронной цифровой подписи, обладают правами и обязанностями, становятся носителями субъективных гражданских прав. Признавая за тем или иным лицом определенные субъективные права и обязанности, гражданское законодательство предоставляет управомоченному лицу и право на защиту. Право как мера свободы, должно пользоваться охраной со стороны государства; раз свобода лица в известных пределах признана, насильственно вторжение в нее должно быть отражено — без этого пользование свободой будет призрачным и совместная жизнь невозможной. Государство берет право под свою охрану и всякими мерами, могущими привести к желаемой цели, защищает обладателя права от нарушения его1. Как справедливо замечает В.П. Грибанов, субъективное право, предоставленное лицу, но не обеспеченное от его нарушения необходимыми средствами защиты, является лишь «декларативным правом»2.

Заинтересованное лицо может по своему усмотрению пользоваться правом на защиту. Свобода выбора способов защиты возникает в силу принципов самостоятельности и диспозитивности участников гражданского оборота, а также в результате закрепления в различных источниках многочисленных видов и способов защиты и отдельных правил об их выборе заинтересованными лицами3.

А.П. Сергеев понимает под формой защиты комплекс внутренне согласованных организационных мероприятий по защите субъективных прав и охраняемых законом интересов. В своих трудах он выделяет две основные ее формы: юрисдикционную и неюрисдикционную. Рамками юрисдикционной формы защиты охватывается защита в судебном (общий порядок) порядке4. Вершинин А.В. замечает синонимичность терминов формы и способы защиты прав, понимая под способом защиты прав предусмотренные законом действия, которые непосредственно направлены на устранение препятствий на пути осуществления прав субъектами5.

Богданова Е.Е., соглашаясь с мнением Г.А. Свердлыка и Э.Л. Страунинга, определяет в действующем законодательстве три формы защиты: судебная, административная и самозащита6.

В литературе высказано множество суждений в отношении понятия и квалификации форм и способов защиты гражданских прав и интересов, и разрешение этого вопроса выходит далеко за рамки настоящей работы. Но как отмечает Грибанов В.П., правильное решение вопроса о разграничении форм защиты права зависит:

во-первых, от выяснения характера материально-правовых требований, подлежащих рассмотрению;

во-вторых, от выяснения особенностей и характера компетенции того органа, который рассматривает данное требование;

в-третьих, от выяснения специфических особенностей самого порядка рассмотрения спора7.

Исходя из особенностей гражданско-правовых отношений по применению электронной цифровой подписи (далее ― ЭЦП) и электронных документов выделение конкретных и исключительно присущих данным отношениям действий такого способа защиты гражданских прав, как самозащиты является проблематичным. Гражданское законодательство не содержит формулировки понятия самозащиты, допуская ее существование. Самозащита исходя из самого названия предопределяет самостоятельное восстановление субъектами гражданско-правовых отношений своих нарушенных прав без обращения в государственные и судебные органы. Непосредственное урегулирование споров характерно для хозяйственного оборота. Самозащита представляет собой экономную и оперативную форму защиты нарушенных гражданских прав. Однако Д.И.Мейер отводит самозащите второстепенную роль, допуская защиту права самим его обладателем только по исключению, когда помощь со стороны государства может явиться слишком поздно. Самозащита может выражаться или в виде самообороны, то есть самоличного отражения посягательства на право, или в виде самоуправства, то есть самоличного восстановления уже нарушаемого права8.

Вениамин Петрович Грибанов под самозащитой понимает совершение управомоченным лицом дозволенных законом действий фактического порядка, направленных на охрану его личных или имущественных прав и интересов. При этом необходимо различать предпринимаемые управомоченным лицом для самозащиты своих прав меры превентивного характера и меры активно-оборонительного характера. Необходимая оборона и действия при крайней необходимости относятся к мерам активно-оборонительного характера. К мерам превентивного характера относятся в частности, используемые собственником меры охраны своего имущества9.

Учитывая вспомогательный характер отношений по использованию ЭЦП касательно к конкретным имущественным и обязательственным отношениям (например, направление кредитной организации клиентом платежного поручения по средством системы «Банк-Клиент» или совершение сделки с ценными бумаги через сеть Интернет), подавляющее большинство действий самозащиты представлено в форме предъявления требований по заключенным сделкам. Субъекты электронного документооборота прибегают к возможностям самозащиты при урегулировании споров и конфликтных ситуаций, возникших в результате компрометации закрытого ключа ЭЦП, нарушения нормального функционирования средств ЭЦП. В большинстве случае конфликтные ситуации разрешаются путем создания комиссий из представителей сторон.

Меры превентивного характера при самозащите гражданских прав участников электронного документооборота в большинстве случаев являются многогранными по своей природе и представляют с одной стороны меры по охране имущества (правомочиями собственника или субъекта вещного права), с другой стороны обязанности пользователя ЭЦП. Сюда относятся защита средств криптозащиты от утери, хищения; действия, направленные на сохранение конфиденциальности средств ЭЦП, обеспечение режимного допуска к техническим средствам обработки информации (например в кредитных организациях, брокерских компаниях). На практике указанные меры самозащиты гражданских прав представлены в виде обязанностей для субъектов, применяющих ЭЦП, закрепленных в соглашениях и регламентах.

Основную роль в защите гражданских прав и интересов участников электронного документооборота принадлежит суду. Особый статус суда в обеспечении осуществления прав и свобод предопределен не только гражданским законодательством, но и конституциональными принципами государства. Конституция РФ предоставила каждому гарантию на судебную защиту его прав и свобод (статья 46).

Конституциональное закрепление возможности участников гражданского оборота защиты своих прав в суде обеспечивает устойчивость и стабильность гражданско-правовых отношений и позитивным образом оказывает воздействие на их развитие. Все участники гражданско-правовых отношений согласно статье 11 Гражданского кодекса РФ имеют право на судебную защиту своих нарушенных или оспоренных прав. Любое заинтересованное лицо вправе обратиться в арбитражный или гражданский суд с целью защиты своих прав (ст. 4 Арбитражного процессуального кодекса РФ), ст. 3 Гражданского процессуального кодекса РФ). Не являются исключением и лица, использующие в своей хозяйственной деятельности электронную цифровую подпись и иные средства электронного документооборота и идентификации авторства.

Возможность обеспечить судебную защиту гражданских прав участником электронного документооборота определенно представляет собой важнейший вопрос применения ЭЦП и электронных документов. Способность выступать в судебном процессе в качестве доказательства является необходимым качеством электронного документа, подписанного ЭЦП. Электронный документ можно признать обладающим юридической силой тогда и только тогда, когда его можно признать доказательством в суде. Участники гражданского оборота не будут переходить на электронный документооборот, если у них не будет убежденности в наличии у них возможности отстоять свою позицию в суде.

Проблема придания юридической силы электронным документам, подписанным ЭЦП, неотрывно существует с вопросом признания электронных документов в качестве доказательства в суде. Однако в науке обосновывается концепция, согласно которой доказывание является межотраслевым и комплексным институтом в силу общности в процессе доказывания в различных видах судопроизводства. Одним из направлений влияния Гражданского кодекса РФ является процессуальное законодательство в сфере юрисдикции. Взаимосвязи развития, по крайней мере, гражданского и гражданско-процессуального права отмечены давно в цивилистической и процессуальной науке. Так, В.Ф. Яковлев, характеризуя метод гражданско-правового регулирования, отмечает его воздействие на формирование гражданско-процессуального метода регулирования и его содержательные характеристики.10 Важная особенность доказывания и в том, что источником доказывания является не только процессуальное законодательство, но и материальное право. Так, предмет доказывания, правовые презумпции, допустимость и недопустимость отдельных доказательств и многое другое установлены в нормах материального права.

Документ в процессе судебной защиты гражданских прав рассматривается как разновидность письменных доказательств, а в доказательственном праве Англии и США письменные доказательства чаще называют документальными.11

В науке сформулирован ряд признаков, наличие которых позволяет говорить о наличии у документа юридической и, соответственно, доказательственной силы при использовании документа в процессе защиты гражданских прав.

  • Фиксируемые в документе сведения о фактах, обстоятельствах имеют значение для данного дела (в последнее время в науке такие сведения называют информацией, подлежащих установлению для разрешения спора). Это наиважнейший признак доказательств, определяющих его сущность, который закреплен в ч.1 ст. 67 АПК РФ: «Арбитражный суд принимает только те доказательства, которые имеют отношение к рассматриваемому делу»; и статье 59 ГПК РФ: «Суд принимает только те доказательства, которые имеют значение для рассмотрения и разрешения дела».

  • Документ должен содержать сведения, носитель которых известен и которые могут быть проверены. Необходимо определить лицо, составившее документ. Суд оценивает достоверность каждого доказательства. Не могут быть использованы в суде анонимные источники сведений. Анонимные документы могут иметь негативные последствия для автора, а их информация может быть опровергнута в суде.12

  • Сведения удостоверяются или излагаются органами или лицами, от которых документ исходит в пределах их должностной компетенции или, если документ исходит от гражданина, в пределах его фактической осведомленности.

В гражданском материальном законодательстве электронные документы приравниваются при определенных условиях к письменным (п.2 ст.160, п.2 ст.434 ГК РФ). Электронный документ представляется собой разновидность документа с отличной формой материального носителя. Еще в 1979 году Государственный Арбитраж СССР утвердил инструктивные указания № И-1-4 «Об использовании в качестве доказательств по арбитражным делам документов, подготовленных с помощью электронно-вычислительной техники» (далее — Инструктивные указания)13. Согласно Инструктивным указаниям документы, изготовленные с помощью электронно-вычислительной техники, «поскольку они содержат данные об обстоятельствах, имеющих значение для дела, должны приниматься органами арбитража на общих основаниях в качестве письменных доказательств». Таким образом, правоприменительная практика признала за электронными документами юридическую силу.

Необходимо учитывать, что в электронный документ не представляет сложностей, зачастую обладая лишь общими навыками работы с техническими средствами, внести изменения в электронный документ. Однако, используя электронную цифровую подпись это препятствие можно избежать. ЭЦП неразрывно связывает конкретный электронный документ с конкретным лицом, точнее, с одному ему известным кодом. Если изменить документ, подписанный ЭЦП, то есть заменить в нем хотя бы один символ, то подпись не будет совпадать. При этом стойкость к подделке у электронной подписи гораздо выше, чем у собственноручной. Если в среднем вероятность заключения эксперта по вопросу о подлинности собственноручной подписи составляет 65-70%, то для электронной подписи теоретическая вероятность подделки может достигать 1 к 1021, если, конечно, не получить доступ к конфиденциальному коду.14. Это позволяет сделать вывод о том, что ЭЦП одновременно решает вопросы идентификации авторства и целостности документа. Таким образом, подписание электронного документа ЭЦП придает документу юридическую силу, и обеспечивает использование ЭД при защите своих прав.

С этим соглашается и Олег Макаров. «Применение электронной цифровой подписи позволяет не только надежно идентифицировать автора электронного документа, но и предотвратить последующее искажение информации — случайное или умышленное».15

Морозов Д.В справедливо замечает, что в Инструктивных указаниях не конкретизировалось, как исполнить требования о предоставлении машинного документа в удобном для восприятия виде. Таким образом, могли возникать споры о допустимости таких документов. Каждая из сторон могла изготовить и представить свою версию машинного документа.16 В таком случае, ответственность за достоверность документа возлагалась на вычислительные центры. Как указывалось Наумовым В.Б.,17 во время разработки и принятия Инструктивных указаний доступ к вычислительным центрам был весьма ограничен, а вычислительных центров на территории СССР не было в большом количестве, и действовали они в основном в крупных городах и в столицах Республик. Таким образом, в виду малого количества учреждений, которые преобразовывали данные на машинном носителе в форму, пригодную для восприятия, проблема существования разных версий электронных документов не стояла остро.

Вершинин А.П., отвечая стоящий в практике вопрос, считает, что электронные документы должны предоставляться в суд не в виде технического носителя, а в письменном текстовом виде, который позволяет визуально и устно исследовать и обсудить доказательство. Данные, содержащиеся на техническом носителе могут быть использованы в качестве доказательств по делу только в случаях, когда они преобразованы в форму пригодную для обычного восприятия и хранения в деле.18 Однако, на взгляд автора, электронный документ, удостоверенный ЭЦП, возможно представить на рассмотрение суда и в электронной форме с помощью технических средств (например, ноутбук). В данном случае, суд может непосредственно удостовериться в авторстве документа и целостности ЭЦП. При необходимости приобщения к делу документ возможно распечатать.

Пленум Верховного Суда СССР в постановлении от 1 декабря 1983 г. N 10 "О применении процессуального законодательства при рассмотрении гражданских дел в суде первой инстанции" (с изменениями от 3 апреля 1987 года)19 в пункте 9 дал аналогичное по смыслу Инструктивным указаниям разъяснение: «В случае необходимости судом могут быть приняты в качестве письменных доказательств документы, полученные с помощью электронно-вычислительной техники… Эти материалы оцениваются в совокупности с другими доказательствами». Но какие-либо конкретизирующие нормы и разъяснения в постановлении не приводились.

До января 2003 года действовало Постановление Верховного Суда СССР от 9 июля 1982 г. N 7 "О судебном решении"20. (Данное Постановление не подлежит применению на территории РФ согласно Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 20 января 2003 г. N 221). Верховный Суд СССР указал, что суд в случае необходимости вправе сослаться и на письменные доказательства в виде документов, полученных с помощью электронно-вычислительной техники.

Также относительно применения электронных документов и документом, заверенных ЭЦП, в качестве доказательств в суде необходимо отметить один из первых судебных актов нового периода — Письмо Высшего Арбитражного Суда РФ от 24 апреля 1992 г. № К-3/9622, в котором Высший Арбитражный Суд РФ в соответствии с Инструктивными указаниями «считает возможным принимать в качестве доказательств по рассматриваемым им делам документы, заверенные … электронной печатью» (подписью). Данные судебный акт был принят по конкретному делу, и не обобщал судебную практику. Однако нельзя не признать важным и актуальным и в настоящее время то обстоятельство, что правоприменительная практика признает электронный документ обладающим юридической силой в случае, если он заверен ЭЦП.

Наиболее часто цитируемым документом, который отвечает на вопрос о юридической силе электронного документа и возможности его использования при судебной защите гражданских прав лиц, применяющих ЭЦП, является Письмо Высшего Арбитражного суда «Об отдельных рекомендациях, принятых на совещаниях по судебно-арбитражной практике» от 19 августа 1994 г. № С1-7/ОП-58723 (в редакции информационного письма ВАС РФ от 12 сентября 1996 года N С1-7/ОП-554)

В Письме ВАС РФ от 19 августа 1994 года определены критерии допустимости признания юридической и доказательственной силы ЭД при применении ЭЦП, а также порядок их анализа и оценки, которые можно привести к следующему:

1. Если стороны изготовили и подписали договор с помощью электронно-вычислительной техники и использовали ЭЦП, они могут представлять в арбитражный суд доказательства по спору, вытекающему из этого договора, также заверенные ЭЦП.

2. Если между сторонами возник спор о наличии договора и других документов, подписанных ЭЦП, арбитражный суд запрашивает у сторон выписку из договора, в котором указана процедура порядка согласования разногласий, на какой стороне лежит бремя доказывания тех или иных фактов и достоверности подписи. С учетом этой процедуры арбитражный суд проверяет достоверность представленных сторонами доказательств. Суд вправе назначить экспертизу, используя данную процедуру.

3. При отсутствии в договоре процедуры согласования разногласий и порядка доказывания подлинности договора и других документов, а одна из сторон оспаривает наличие подписанного договора и других документов, арбитражный суд вправе не принимать в качестве доказательств документы, подписанные ЭЦП.

Однако при применении Письма ВАС РФ от 19 августа 1994 года возникают ряд вопросов. Например, возможно ли представление электронные документы, заверенные ЭЦП, если договор составлен на бумажном носителе, либо между сторонами отсутствуют договорные отношения. Во-вторых, не ясно, чьей подписью должны быть заверены документы, чтобы отвечать признаку допустимости: подписью лица, непосредственно представляющего документ в суд, либо лица, от которого исходит документ. Кроме того, как представить выписку из договора, если возник спор о его наличии?24

Представляет, что в случае, если документ составлен на бумажном носителе, и стороны имеют намерение в будущем в рамках исполнения своих обязательств по договору обмениваться электронными документами и соглашениями, заверенными ЭЦП, то желательно в основном договоре предусмотреть процедуру порядка согласования разногласий. При отсутствии же договорных отношений между сторонами имеется вероятность того, что суд может не признать за такими электронными документами юридической силы и не принять в качестве доказательств документы, подписанные ЭЦП, в связи отсутствием порядка согласования разногласий. Но ЭЦП представляет собой достаточно надежное средство идентификации автора электронного документа, и поэтому с точки зрения относимости документы, подписанные с помощью ЭЦП, следует за электронными документами признавать юридическую силу и принимать их в качестве доказательства по делу при судебной защите гражданских прав.

Но как бывает и в зарубежной практике, принцип договорной свободы в согласовании сторонами электронной подписи при совершении сделок, реализованный в рекомендациях Высшего Арбитражного Суда РФ от 19 августа 1994 года, вошел в противоречие с общим административным подходом к электронному документообороту на уровне закона. Так, в соответствии с п.2 ст.5 Закона «Об информации, информатизации и защите информации» документ, полученный из автоматизированной информационной системы, приобретает юридическую силу после его подписания должностным лицом в порядке, установленном законодательством Российской Федерации, а вовсе не только договоренностью сторон.

Примечательно, что в российской договорной практике можно констатировать наличие абсолютно тех же проблем, что и в странах со значительно более развитым применением электронного обмена данными, а именно:

  • неопределенность юридической силы положений договора, предусматривающих достаточно неформализованную процедуру электронного заключения сделок, в случае судебного разбирательства;

  • отсутствие четких указаний (или ограничений) закона относительно того, какие документы могут (или не могут) быть использованы в коммерческом обороте в виде электронного сообщения, и требований к структуре и форме такого сообщения;

  • отсутствие прямой обязанности посредников - поставщиков услуг по организации электронной связи, в частности торговых систем, - хранить, предоставлять по запросу сторон или официальных органов, а также подтверждать подлинность созданных и переданных с их помощью электронных документов.25

Высший Арбитражный Суд РФ в своем письме от 7 июня 1995 г. N С1-7/ОЗ-31626 воспроизвел положения статьи 5 Федерального закона "Об информации, информатизации и защите информации", уточнил, что при соблюдении указанных в данной статье условий, в том числе при подтверждении юридической силы документа электронной цифровой подписью, этот документ может признаваться в качестве доказательства по делу, рассматриваемому арбитражным судом.

Но доказательственную силу цифрового аналога собственноручной подписи нельзя смешивать с его материльно-правовым значение. По мнению Вершинина А.П. материально-правовое значение электронной подписи состоит в придании электронному документу письменной формы сделки. Отсутствие или дефект ЭЦП может иметь последствия в виде невозможности использования свидетельских показаний (согласно статье 162 ГК РФ) или недействительности сделки. В последнем случае какие-либо доказательства сделки вообще исключаются, если они не направлены на доказывания факта заключения сделки в письменной форме. Доказательственное значение ЭЦП состоит в установлении тождества автора документа с лицом, которое является субъектом соответствующих правовых отношений. При этом доказательственное значение электронной подписи является также предпосылкой отнесения электронного документа к письменному, то есть отвечающему требованиям письменной формы.27

Однако необходимо учитывать, что юридическая сила электронного документа, в том числе и электронной сделки, может удостоверяться не только наличием ЭЦП. В банковской практике и на рынке ценных бумаг субъекты зачастую используют иные аналоги собственноручной подписи для удостоверения электронного документа и придания ему юридической силы. ЭЦП в понимании российского законодательства представляет собой самый надежный, но не единственный инструмент, приводящий электронный документ в соответствие с требованиями, установленными для письменных документов. Статья 160 ГК РФ позволяет при заключении сделок в письменной форме использовать иные аналоги собственно ручной подписи.

Необходимо помнить, что гражданско-правовые отношения складываются не только в рамках Российского государства, но и часто носят международный характер. Особенно в настоящее время, когда Россия активно развивает международное экономическое сотрудничество и торговлю. Бесспорно, становится актуальным вопрос о юридической силе электронного документа, подписанного иностранным ЭЦП. Федеральный закон от 10 января 2002 года № 1-ФЗ «Об электронной цифровой подписи» предусматривает возможность признания иностранного сертификата ключа подписи, тем самым наделяя юридической силой электронные документы, удостоверенными иностранными сертификатами ключа подписи. Однако иностранный сертификат ключа подписи будет иметь юридическое действие только в случае выполнения установленных законодательством РФ процедур признания юридического значения иностранных документов (статья 18). Важно не просто приложить к делу письменное доказательство, подтверждающее соблюдение требований законодательства той страны, в которой ЭЦП была создана. На самом деле требуется установить совершенно другое - возможность юридического признания в России ЭЦП, созданной в соответствии с правом другой страны, основанным на других стандартах, других подходах, другой технологии.

Подобное признание может быть осуществлено, если иностранный сертификат ключа подписи является документом на бумажном носителе. Но на сертификаты ключей ЭЦП в виде электронных документов «Инструкция о консульской легализации» (утвержденная МИД СССР 6 июля 1984 года)28 и Конвенция, отменяющая требование легализации иностранных официальных документов (Гаага, 5 октября 1961 года)29 не распространяется.30

При осуществлении защиты нарушенных гражданских прав также необходимо учитывать проблемы легализации документов. АПК РФ позволяет предъявлять в суд в качестве доказательства документы, полученные в иностранном государстве. Но необходимо соблюдать требования, установленные в пунктах 6 и 7 статьи 75 АПК РФ. Такие документы признаются в качестве письменных доказательств, если они легализованы в установленном порядке. Иностранные официальные документы признаются судом без их легализации в случаях, предусмотренных международными договорами Российской Федерации. Сдерживающим фактором является то обстоятельство, что, признавая такие документы в качестве доказательств, АПК не определяет процедуру их легализации.

Как упоминалось выше, международное право и законодательство многих стран либеральнее относятся к процедуре признания иностранных сертификатов ключей подписи. Порядок признания юридической силы ЭД, подписанного иностранным ЭЦП, намного проще и доступнее для реализации субъектами гражданско-правовых отношений. Например, Закон ФРГ «Об электронной цифровой подписи» предусматривает, что ЭЦП, которые могут быть проверены с помощью открытого ключа удостоверенного сертификатом, выданного в одной из стран-участниц ЕС, приравниваются к ЭЦП, предусмотренными германским законодательством, при условии, что они обеспечивают такой же уровень безопасности. Данное положение действует также в отношении других государств, если с ними имеется соответствующий международный договор. Таким образом, наряду с признанием ЭЦП, выработанных в других странах ЕС, немецкий законодатель оставляет за собой право поставить под сомнение применяемую за рубежом технологию ЭЦП.

В Модельном законе "Об электронной цифровой подписи" (принят на шестнадцатом пленарном заседании Межпарламентской Ассамблеи государств - участников СНГ 9 декабря 2000 г) странам СНГ предлагалось закрепить положения о том, что иностранный сертификат открытого ключа ЭЦП, выданный в соответствии с законодательством одной из стран СНГ, обеспечивающий равноценную безопасность электронных сообщений, признается наравне с сертификатом, выданным в соответствии с законодательством каждой страны31.
  1   2

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Защита гражданских прав лиц, применяющих электронную цифровую подпись и электронный документ, и признание юридической силы электронного документа, подписанного эцп iconПоложение о ведении электронного журнала мкоу «сош с. Лесного»
Установление единых требований по ведению электронного классного журнала (далее — электронный журнал)

Защита гражданских прав лиц, применяющих электронную цифровую подпись и электронный документ, и признание юридической силы электронного документа, подписанного эцп iconЕникеев марат исхакович структура и система категорий юридической психологии москва 1996
Методологические основы юридической психологии: предмет, принципы, структура и задачи юридической психологии. Историческое развитие...

Защита гражданских прав лиц, применяющих электронную цифровую подпись и электронный документ, и признание юридической силы электронного документа, подписанного эцп icon2 Развитие законодательства о правах человека в Российской империи к началу ХХ столетия
Институт основных политических и гражданских прав в контексте развития законодательства Российской империи во второй половине XIX...

Защита гражданских прав лиц, применяющих электронную цифровую подпись и электронный документ, и признание юридической силы электронного документа, подписанного эцп iconКонвенция о правах ребенка
Государства-участники настоящей Конвенции, считая, что в соответствии с принципами, провозглашенными в Уставе Организации Объединенных...

Защита гражданских прав лиц, применяющих электронную цифровую подпись и электронный документ, и признание юридической силы электронного документа, подписанного эцп iconЗакон белгородской области об оказании юридической помощи гражданам...
Фз "О бесплатной юридической помощи в Российской Федерации" регулируются отдельные отношения, возникающие в связи с оказанием юридической...

Защита гражданских прав лиц, применяющих электронную цифровую подпись и электронный документ, и признание юридической силы электронного документа, подписанного эцп iconАкадемические программы ef от 17 лет и старше австралия международное признание
Отличное качество наших программ и условий обучений заслужило признание и аккредитации таких престижных организаций как Британский...

Защита гражданских прав лиц, применяющих электронную цифровую подпись и электронный документ, и признание юридической силы электронного документа, подписанного эцп iconАкадемические программы ef от 17 лет и старше великобритания международное признание
Отличное качество наших программ и условий обучений заслужило признание и аккредитации таких престижных организаций как Британский...

Защита гражданских прав лиц, применяющих электронную цифровую подпись и электронный документ, и признание юридической силы электронного документа, подписанного эцп iconТема Защита частных прав и судебный процесс в древнем Риме
Нужно отметить высокую степень формализма первой стадии – неуклонное следование процедуре, букве закона или договора, невозможность...

Защита гражданских прав лиц, применяющих электронную цифровую подпись и электронный документ, и признание юридической силы электронного документа, подписанного эцп iconЮридический научный электронный журнал
Электронный журнал включен в перечень электронных специализированых изданий Украины на основании Приказа мон украины от 10 октября...

Защита гражданских прав лиц, применяющих электронную цифровую подпись и электронный документ, и признание юридической силы электронного документа, подписанного эцп iconКурс Курсовая работа студентки: Ивановой Светланы Юрьевны по дисциплине:...
Это определенно нормативно структурированные свойства и особенности бытия личности, которые выражают ее свободу и являются неотъемлемыми...

Литература


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
literature-edu.ru
Поиск на сайте

Главная страница  Литература  Доклады  Рефераты  Курсовая работа  Лекции