Концепции культуры повседневности Гусев А. В




НазваниеКонцепции культуры повседневности Гусев А. В
страница1/17
Дата публикации30.09.2014
Размер2.23 Mb.
ТипДокументы
literature-edu.ru > Право > Документы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17
Концепции культуры повседневности
Гусев А. В. 

МГОУ, Москва
МОЛОДЁЖНАЯ ПОЛИТИКА КАК ВАЖНЕЙШИЙ ЭЛЕМЕНТ ПОВСЕДНЕВНОСТИ: ИЗ ИСТОРИИ ФОРМИРОВАНИЯ КОНЦЕПЦИЙ
Молодежная политика представляет собой деятельность государства, политических партий, общественных объединений и других субъектов общественных отношений, имеющую целью определенным образом воздействовать на социализацию и социальное развитие молодежи и, как следствие этого, на будущее состояние общества. «Определенным образом» воздействовать, значит, и создавать условия и стимулы для решения молодежью своих собственных проблем, и принуждать к соблюдению установившихся в обществе социальных норм и правил, и развивать ее творческий, инновационный потенциал, и обеспечивать возможности для участия в управлении делами общества и государства, партнерства с другими участниками социальной жизни. Очевидно, что субъекты молодежной политики не равны в своих возможностях решать такие задачи, в силу этого они только в совокупности и только в тех направлениях, где удается достичь приемлемого уровня согласия и взаимодействия, могут достигать целей молодежной политики. Другая сторона молодежной политики определяется тем, что система идей, мероприятий, учреждений, кадров того или иного субъекта политической жизни в отношении молодежи разрабатывается и реализуется с тем, чтобы получить поддержку своей политической линии от нее или от ее определенной части, имея в виду как сиюминутные, так и стратегические задачи политической конкуренции1.

Субъектами молодежной политики выступают государство и различные общественные силы. Их ресурсы предопределяют, каким образом они могут строить свою политику.

В обществе, основывающемся на принципах правового государства, государственная молодежная политика - центральное звено общественной регуляции процессов становления новых поколений - социализации и самореализации молодежи. При таком подходе у государства имеются возможности опереться на систему права, мобилизуя ресурсы на достижение общественно значимых задач и блокируя воздействие многих неблагоприятных факторов социального развития молодежи2. В то же время в рамках многопартийной системы, значительно сокращены, а чаще всего ничтожны возможности государства по установлению некоторых идеальных образов молодого человека и молодежи в качестве правовой нормы. Здесь возможно лишь косвенное влияние на утверждение тех или иных социальных и норм.

Основным полем реализации положений государственной молодежной политики в правовой сфере остается область прав человека и гражданина. Разрыв между правовым и социальным статусом молодого человека является одним из важнейших аргументов в пользу выделения государственной молодежной политики в особую область государственной деятельности.

Наряду с государственной молодежной политикой развивается общественная молодежная политика3. Это важная характеристика гражданского общества, которая в современной России скорее намечается, чем реально воздействует на политический и социокультурный процесс. В этом отношении следует отметить, что молодежная политика политических партий, общественных объединений и других субъектов общественной молодежной политики ограничена их правовыми возможностями, но имеет важное направление развития, состоящее в том, что вырабатывается некая идеальная модель молодого человека, молодежи, которую организация стремится представить всему обществу как эталон.

Мировой опыт показывает, что юридической составляющей молодежной политики придается большое значение. Организационные и экономические мероприятия закрепляют курс на поддержку молодежи как ресурса социального развития4. Государственные органы по делам молодежи, национальные программы в поддержку молодежи стали обычными для множества стран мира. В зависимости от того, что признается проблемами молодежи в данном обществе, как определяются границы и задачи государственного регулирования социальных процессов, насколько дифференциация общества по возрастному признаку отражает традиции и соответствует сложившимся в данном обществе ценностям и нормам, государственная молодежная политика тех или иных стран существенно различается и по концепции, и по применяемым на практике методам ее осуществления. В настоящее время концепции государственной молодежной политики наиболее определенно различаются по вопросу о роли государства в обеспечении прав молодежи.

Концепция, реализованная в США, основывается на минимальном участии государственных структур в социализации молодежи. Социальная поддержка молодежи объявляется делом благотворительных частных организаций. На государственную помощь в этом случае могут рассчитывать лишь наименее социально защищенные категории молодежи при жесткой регламентации расходования средств и четком ограничении числа нуждающихся в помощи. Модель государственной молодежной политики, характерная для Германии, Швеции, Финляндии и других стран, напротив, основывается на особой роли государства, регламентации законом мер поддержки молодых людей и молодежных организаций. Здесь стратегия предпринимаемых действий исходит из ответственности государства за интеграцию в общество всей молодежи и предусматривает разработку социальных программ, доступных для всех молодых людей. Между этими моделями - множество переходных вариантов. Общая тенденция состоит в том, что в рамках государственной молодежной политики происходит интеграция отдельных программ и проектов, касающихся молодежи, в единое целое при усилении регулирующей роли современного государства5.

В ряде стран государственная молодежная политика рассматривается как составная часть стратегии социально-экономического развития, и речь идет не только о расходах на конкретные молодежные программы, но и об инвестициях, направленных на подготовку новой рабочей силы. Г. В. Куприянова отмечает, что «большинство европейских стран обладает трехступенчатой, каскадной структурой реализации молодежной политики, призванной содействовать молодым людям в становлении их жизненного пути, в том числе, в обеспечении занятости и гражданского участия молодых людей. Основным инструментом такого участия являются молодежные организации, однако их место и роль в осуществлении молодежной политики сильно варьируются и зависят от культурной специфики страны»6. Такой подход к молодежной политике имеет конечной целью социальное развитие молодых людей, их привлечение к сознательному и активному участию в жизни общества и государства.

Следует учитывать, что история становления молодежной политики в различных странах мира и в России противоречива, меняла свое содержание от этапа к этапу и в этом смысле важна для понимания процессов повседневности не по отдельным фрагментам, совпадающим с современными тенденциями, а в целом.

До 1920-х годов отдельные государственные меры, направленные на защиту несовершеннолетних в сфере труда (например, «Регулятив относительно труда молодых рабочих на фабриках», принятый в Пруссии в 1839 г.), не составляли особого направления государственной политики. На первых порах в европейских странах забота о молодежи осознавалась как христианское вспомоществование беднякам. Она постепенно стала пониматься как часть государственной системы снятия конфликтов в обществе. Параллельно строилась система надзора за молодежью. Впоследствии идеи заботы о молодежи и надзора за ней сложились в концепцию помощи молодежи, а частная инициатива в этой области стала регулироваться законом. Правовая регламентация главным образом была направлена на сокращение масштабов юношеского производственного травматизма и предупреждение роста преступности среди несовершеннолетних. В начале XX в. в ряде стран формируются специальные составы судов для несовершеннолетних (1908 г.- в Германии, 1910 г. - в России и др.), в законодательстве появляются положения, направленные на защиту прав молодых граждан, но законом не поощрялась социальная деятельность молодежи: она признавалась ненужной и вредной для ее воспитания.

С 1920-х годов начали строиться две системы государственной молодежной политики, существенно различавшиеся по концепции и механизмам. Одна из них формировалась в Германии периода Веймарской Республики. В ее основе идеи социальной педагогики (прежде всего постулат свободы личности ребенка) и правового государства. В этой связи в 1922 г. принимается Закон о молодежном благоденствии - правовой акт, содержащий нормативное закрепление государственных обязанностей по обеспечению трудовых и некоторых других социальных прав молодого человека. Закон был отменен в годы фашизма и затем возродился в правовой практике обоих возникших после второй мировой войны немецких государств — ГДР (1950 г.) и ФРГ (1949 г.). После объединения ГДР и ФРГ в 1990 г. был принят новый Закон о помощи детям и молодежи, охватывающий вопросы занятости, социального обеспечения, семейных отношений и многие другие. Специальные нормы регулируют государственную поддержку молодежных организаций7.

Иная концепция государственной молодежной политики развивалась в Советской России начиная с 1920-х годов. Советская концепция существенно повлияла на становление молодежной политики в странах социализма и в ряде стран «третьего мира». Но были и отличия. В частности, в СССР длительное время проявлялась недооценка роли правовых средств обеспечения молодежной политики, поскольку партийные директивы были в нормативном отношении не менее значимы, а часто и более действенными. В ряде социалистических стран в период нахождения у власти коммунистических партий идеологическая концепция этих партий в отношении формирования молодого поколения получила законодательное, а в некоторых странах и конституционное закрепление. Соответствующие положения к концу 1980-х годов имелись в конституциях Болгарии, ГДР, КНДР, Кубы, Монголии, Румынии. Специальные «законы о молодежи» были приняты в Венгрии (1972 г.), Кубе (1978 г.), Польше (1986 г.) Проекты таких законов были разработаны в Болгарии, Монголии, Чехословакии. В форме закона закреплялось социалистическое направление государственной молодежной политики, разрабатывавшееся правящими компартиями8. Они провели пленумы своих Центральных Комитетов по проблемам молодежи и работы с нею - Болгарская компартия и Румынская компартия в 1967 г., Венгерская социалистическая рабочая партия в 1970 г., Польская объединенная рабочая партия в 1972 г., Компартия Чехословакии в 1973 г. Развернутые документы о молодежи и молодежной политике приняли ЦК Социалистической единой партии Германии (1961 г.), ЦК КПСС (1968 г.), ЦК Монгольской народно-революционной партии (1975 г.), ЦК Трудовой партии Кореи (1977 г.), ЦК Компартии Вьетнама (1985 г.) и др.9

Нормативные модели правящих партий, таким образом, закреплялись законом, чем повышали уровень требований. Но этот путь не был единственным в мировой практике. Законодательное закрепление отдельных прав молодежи к 1990-м годам стало широким явлением: законы о социальной защите молодежи действовали к этому времени в Австрии, Афганистане, Греции, Индии, Испании, Италии, Китае, Нидерландах, Турции, Финляндии, Швеции и других странах. Во многих странах созданы государственные органы по делам молодежи, приняты программы. Государственная молодежная политика стала предметом ряда актов и мероприятий ООН. Большой резонанс в мире имело проведение в 1985 г. Международного года молодежи. К его 10-летию, в 1995 г., были разработаны и приняты новые акты международно-правового характера, в основу которых были положены экспертные материалы, подготовленные ведущими специалистами по проблемам молодежи. Молодежные исследования получили в этой связи дополнительный импульс и прикладную направленность, что позволило на междисциплинарной основе выйти на обоснование концептуальных положений молодежной политики. Но итогом стало закрепление вовсе не одной, а нескольких моделей государственной молодежной политики, сходных главным образом в том, что они связаны с молодежью как ресурсом общества, а в остальном основательно различающихся.

В советский период становления молодежной политики победили две позиции. Одна связана с особенностями положения государства в политической системе, другая - с пониманием роли молодежи в советском обществе.

Первая позиция соответствует главной особенности советской политической системы: ее ядром было не государство, а правящая политическая партия. Однопартийная система осмыслялась учеными-обществоведами не как ущербность политической жизни советского общества, а как ее безусловное преимущество: курс партии не мог быть оспорен другой политической силой, он закреплялся всей системой «приводных ремней» к массам, среди которых были и государство, и профсоюзы, и комсомол. Линия молодёжной политики всецело определялась партией. На протяжении десятилетий основным программным документом молодежной политики оставалась речь В. И. Ленина на III съезде РКСМ (1920)10. Произнесенная в конкретный исторический момент, она изучалась многими поколениями руководителей, организаторов работы с молодежью, рядовых комсомольцев как документ вне времени и пространства, как прямое указание, что и почему надо делать. Огромное значение приобрело то обстоятельство, что в свете позиции Ленина молодежная общественная организация, Комсомол, приобрел особые полномочия по представительству интересов молодежи и стала важнейшим элементом общественно-государственной системы решения молодежных проблем. В 1921 г. В. И. Ленин подписал Декрет «О практикантстве членов Российского Коммунистического Союза Молодежи», которым устанавливались правовые основы прохождения комсомольцами 6-месячной практики во всех государственных учреждениях, занимающихся вопросами труда, быта, воспитания трудящегося юношества. Этот документ почти не замечался в постсоветский период учеными, исследовавшими становление молодежной политики11, хотя он, среди прочего, показывает, как поэтапно шел процесс освоения комсомолом государственных механизмов, что было необходимой предпосылкой к последующему сужению государственных функций в вопросах молодежной политики.

Психология и коллективное поведение в «век толп»
Форналёва К. А.

ВГАСУ, Воронеж

ПОВСЕДНЕВНАЯ ТОЛЕРАНТНОСТЬ: КОММУНИКАТИВНЫЙ И ГЕНДЕРНЫЙ АСПЕКТЫ
В силу экономической неустроенности, политически неоднозначной ситуации и отсутствия относительно точных прогнозов будущего и по многим другим причинам, люди, как правило, становятся агрессивными по отношению друг к другу, что особенно проявляется в повседневной жизни. Более того, агрессивность стала восприниматься как неотъемлемая часть в модели поведения, направленного на достижение целей. В таких условиях толерантное поведение как альтернатива конфликту, может послужить решением многих социально-психологических проблем современного общества. На бытовом уровне повседневности, толерантность проявляется, прежде всего, в уважительном отношении к другим, к признанию их права на отдых и частную жизнь. Повседневную толерантность мы определяем как терпимость к иного рода взглядам, нравам, привычкам, возникающая в процессе межличностных взаимоотношениях и социальных практиках. Помимо традиционно выделяемых в связи с этим межэтнической и межконфессиональной толерантности, нам хотелось бы обратить внимание на гендерную и коммуникативную составляющие толерантности, которые обязательно существуют в повседневной жизни каждого человека. Более того, на наш взгляд именно коммуникативная толерантность, сформированная в процессе повседневного общения между представителями разных полов, социальных групп, различных вероисповеданий, национальностей, политических взглядов, да и просто общения отдельно взятых разных людей, становится фактором укрепления или ослабления других видов толерантности и, как следствие, укрепление толерантности в целом.

В широком смысле коммуникативную толерантность можно описать как отношение к другому человеку в процессе непосредственного взаимодействия с ним, в процессе формирования которого (отношения) происходит выбор своей позиции к контрагенту – «насколько я толерантен по отношению к нему». На наш взгляд коммуникативная толерантность как часть повседневности прежде всего связана с понятием идентичности, с разделением своего окружения на группы «своих» и «чужих» по различным признакам, и с отнесением себя к одной из них. Сама философская дихотомия «свой-чужой» не нова, ею занимались еще Г.Зиммель и А.Шюц. Последний категорию чужака рассматривал в единстве близости и удаленности, понимая под чужаком индивида, «пытающегося добиться постоянного признания или, по крайней мере, терпимого к себе отношения со стороны группы, с которой он сближается»12.

А.Л. Темницкий выделяет следующие уровни проявления коммуникативной толерантности13:

1) активное осуждение, требование применения к культурному иному репрессивных мер;

2) осуждение, выступление за общественный запрет «чуждого», но без применения репрессивных мер;

3) терпимость, т.е. способность подавлять в себе реакции негативизма по отношению ко всему культурно «чуждому» (чужому мнению, традициям, образцам поведения, чужим привычкам, словом, к иной культуре в целом);

4) безразличное отношение к «чуждому», «иному»;

5) неприятие «чуждого», как несовместимого с моей культурой, но уважительное отношение к его носителям;

6) практическое уважение, т.е. рассмотрение другого мнения как уместного, имеющего место быть наряду с другими, признание права на его достойное представление в обществе;

7) эмпатия, т.е. не только уважительное отношение к «чужакам», иному мнению, но и попытка стать на сторону другого и посмотреть на свои действия с его позиции, готовность на этой основе к взаимодействию;

8) доброта, т.е. попытка не только понять «чуждое» мнение, но и готовность в случае необходимости принять другую позицию. Но при этом взаимодействие с другими осуществляется не на равных, а с позиций некоторого превосходства, сочувствия другому как более «слабому, низшему»;

9) общение и взаимодействие с культурно другими, как правило, на равных.

В повседневной жизни русского человека гендерные и коммуникативные аспекты толерантности как бы сплетаются в единое целое не в последнюю очередь благодаря языку. Обучающийся в аспирантуре человек вне зависимости от пола носит статус аспиранта; женщина и мужчина, занимающиеся научной деятельностью называются одним словом – ученый и так далее. С феминистской позиции это можно оценить положительно – благодаря этому все остаются равными между собой. С другой стороны, тот факт, что у некоторых слов в русском языке нет женского рода, вероятно, может кого-то оскорбить.

В Швеции повседневная гендерная толерантность проявилась в отдельно взятом месте, в отдельно взятом городе в экспериментальном порядке. Для борьбы со стереотипами и интолерантностью в Стокгольме открыли детский сад, где все дети как бы одинаковые – «дружочки», то есть не разделяются на мальчиков и девочек. А вместо местоимений он или она используют новое, специально придуманное слово, которое по своей форме содержит оба местоимения и, к сожалению, не переводится на русский язык14. Такая половая нейтральность воспитывает в детях понимание, что все люди равны между собой. Здесь, как можно увидеть, также гендерная толерантность в повседневной жизни достигается через языковые средства.

Итак, на уровне повседневности толерантность действует как категория межличностного поведения. И через отношения отдельных личностей, повседневная толерантность может стать основой формирования установок толерантного сознания в современном обществе.

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Концепции культуры повседневности Гусев А. В iconКонцепции этничности
В предыдущей главе утверждалось, что народы не возникают естественным путем, как это предполагают натуралистические концепции общества,...

Концепции культуры повседневности Гусев А. В iconКозлов В. В. К 59 интегративная психология: Пути духовного поиска, или освящение повседневности
К 59 интегративная психология: Пути духовного поиска, или освящение повседневности. — М.: Психотерапия, 2007. 528 с

Концепции культуры повседневности Гусев А. В iconА. А. Гусев; А. П. Горкин; В. И. Бородулин. М. Большая Российская...
Иллюстрированный энциклопедический словарь (малый) / А. А. Гусев; А. П. Горкин; В. И. Бородулин. М. Большая Российская энциклопедия,...

Концепции культуры повседневности Гусев А. В iconРефератов по дисциплине «Культурология»
Игра и культура (по работам Й. Хейзинги, Г. Гессе и др представителей игровой концепции культуры)

Концепции культуры повседневности Гусев А. В iconГусев д. А
...

Концепции культуры повседневности Гусев А. В iconРабочая программа по обж для 9 класса на 2013-2014 учебный год
При разработке программы были учтены требования, отраженные в Концепции государственных стандартов общего образования второго поколения...

Концепции культуры повседневности Гусев А. В iconПредпосылки возникновения денег. Концепции возникновения денег
Основные концепции происхождения денег — рационалистическая и эволюционная. В рамках этих концепций используются принципиально различные...

Концепции культуры повседневности Гусев А. В iconРекомендации для специалистов, осуществляющих подготовку граждан
Решение проблем защиты детства отражено в Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период...

Концепции культуры повседневности Гусев А. В iconПлан мероприятий Управления образования муниципального района «Печора»,...
Привлечение внимания обучающихся и молодежи к вопросам развития культуры, сохранения культурно-исторического наследия и роли российской...

Концепции культуры повседневности Гусев А. В iconРабочая учебная программа по предмету «Музыка»
Просвещение, 2011г., Концепции духовно-нравственного развития и воспитания личности гражданина России, планируемых результатов начального...

Литература


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
literature-edu.ru
Поиск на сайте

Главная страница  Литература  Доклады  Рефераты  Курсовая работа  Лекции