Эротический и эротизированный перенос Под общей редакцией М. В. Ромашкевича




НазваниеЭротический и эротизированный перенос Под общей редакцией М. В. Ромашкевича
страница1/17
Дата публикации18.06.2014
Размер2.99 Mb.
ТипДокументы
literature-edu.ru > Авто-обзор > Документы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17

Эротический и эротизированный перенос

Под общей редакцией М.В. Ромашкевича



УДК 615.8 ББК 53.57 Э46

Эротический и эротизированный перенос.

. — М.: Институт общегуманитарных исследований, 2002 — 320 с. (Серия: «Теория и практика психоанализа»).

Данная книга — результат совместной работы известных преподавателей и теоретиков психоанализа — посвящена критическому рассмотрению одной из главных работ З.Шрейда по клиническому психоанализу "Заметки о любви в переносе". В книге показано развитие идей в данной области за столетнюю историю психоанализа. В силу особой значимости книг этой серии они издаются Международной Психоаналитической Ассоциацией на четырех языках (английский, немецкий, французский, испанский). Эта монография представляет интерес в первую очередь для специалистов в области психоанализа и глубинной психотерапии.

Издательство благодарно Хомеру Куртису (экс-президенту Американской психоаналитической ассоциации) за содействие в издании этой книги.

ISBN 5-88230-018-5

© Перевод с английского В.В.Старовойтова, 2003 © Под общей редакцией М.В.Ромашкевича, 2003 © Институт общегуманитарных исследований,2003

ВВЕДЕНИЕ

Это третий том серии "Современный Фрейд: поворотные моменты и критические итоги", вышедший вслед за книгами З.Фрейда "Конечный и бесконечный анализ" и "О нарциссизме. Введение" с последующими комментариями. Данная серия, вначале концептуально задуманная Робертом Валлер-штейном в период его президентства в Международной психоаналитической ассоциации, была предназначена для облегчения интеллектуального общения между центрами психоанализа в различных частях мира.

Каждый том открывается одной из классических работ Фрейда, за которой следуют статьи, написанные известными преподавателями и теоретиками психоанализа разных взглядов и географического места жительства. Каждого из участников просили сделать обзор литературы, которую он или она считает важной по данной тематике, а также выбрать значимые и прошедшие проверку временем вклады и эссе, прояснить некоторые моменты, провести как бы линию преемственности между первоначальной работой Фрейда и текущими обсуждаемыми и спорными вопросами и высказать собственные взгляды па данную статью, как если бы он или она действительно обучали но ней студентов. Эти статьи уже во всем мире признаны полезными в качестве учебных пособий. Мы также надеялись, что читатель

лично вступит в диалог с каждым из авторов статей.

Работу Фрейда и работы современных специалистов для каждого тома выбирает комитет МПА по публикациям на основании рекомендаций большого консультативного комитета и по консультации с президентом МПА Джозефом Сандлером. Нынешний состав комитета по публикациям, состоящий из Этель Персон — председателя, Айбан Хагелин и Питера Фонаги, благодарен за создание консультативного совета. Специалисты, в свою очередь, с полной отдачей и весьма успешно участвовали в данном проекте. Мы высоко оцениваем результаты, достигнутые как в данном томе, так и в предыдущих.

Мы также выражаем особую благодарность Валери Тафнелл, административному директору МПА, и Янису Ахмеду, администратору по публикациям МПА, за прекрасную организацию и координирование столь смелого международного предприятия. Кроме того, мы хотим особо поблагодарить административного помощника д-ра Персон, Джессику Бейн, которая следила за своевременной присылкой материала и работой над рукописями. Глэдис Топкинс со своими помощниками из Yale University Press — квалифицированные и тактичные редакторы. Они превосходно справились с задачей редактирования, а также терпеливо и тщательно готовили данный том к выходу.

Этель Спектор Персон Айбан Хагелин Питер Фонаги
ВСТУПИТЕЛЬНОЕ СЛОВО ЭТЕЛЬ СПЕКТОР ПЕРСОН

В настоящее время при столь хорошей организации психоанализа и столь широко распространенном знании (и фольклоре) о нем многие полагают, что пациенты "обязаны" влюбляться в своих аналитиков. Но хотя пациенты достаточно часто влюбляются в лечащих врачей, причины, по которым они это делают, отнюдь не очевидны.

Фрейд был первым ученым, описавшим любовь в переносе, ее предтечей в ходе нашего развития и ее значение в психоаналитическом процессе и выявившим связь между любовью в переносе и любовью в реальной жизни. Но понимание эротического переноса в полной мере не пришло даже к Фрейду. Первый рассказ о любви в переносе, привлекший его внимание, относился к терапии, проводимой его учителем и коллегой Йозефом Брейером с Анной О., и был услышан им от самого Брейера. Хотя их беседы об Анне О. велись в 1882 году, Фрейд лишь постепенно осознал всю их значимость и изложил свои взгляды в статье 1915 года "Заметки о любви в переносе". "Лечение разговором" — ранний предтеча психоанализа — развилось более или менее случайно в ходе терапии Анны О., женщины со многими истерическими симптомами, положив начало разновидности процесса свободных
8___________Эротический и эротизированный перенос
ассоциаций, в ходе которого ее разговор о первопричинах каждого симптома магическим образом вызывал его исчезновение. Она называла данный процесс прочисткой труб. Драматические события, сопутствовавшие завершению ее терапии, были таковы, что любопытным образом привели к концептуализации переноса, в особенности эротического, и к осознанию его опасностей как для пациентки, так и для врача.

Согласно одной версии, именно Брейер прекратил данное лечение, согласно другой — пациентка (см. Саллоуэй, 1979, относительно альтернативных точек зрения). Широко известно утверждение, что Брейер, которого все более занимало лечение Анны О., не обращал внимания на жену и поэтому возбудил ее ревность. Слишком поздно осознав испытываемый женой дискомфорт, Брейер резко прекратил лечение Анны О. Вскоре после этого его пригласили к Анне и он увидел свою пациентку в разгар истерики по поводу мнимого рождения ребенка. Брейер успокоил ее, а на следующий день уехал с женой проводить второй медовый месяц. Фрейд подробно изложил эту историю в письме к своей жене Марте. Согласно Джонсу (1953, 225), Марта отождествила себя с женой Брейера и выразила надежду, что с ней такого никогда не случится, Фрейд же, в свою очередь, упрекнул ее за безосновательное предположение, что другие женщины могут влюбиться в ее мужа, "ибо для этого надо быть Брейером". Другими словами, Фрейд отверг возможность того, что одна и пациенток сможет в него влюбиться, тогда как Марта, по-видимому, интуитивно чувствовала универсальную природу данного явления. Лишь позднее Фрейд пришел к пониманию реакции Анны О. на своего врача ско-
Вступительное слово Этель Спектор Персон
9

рее как правила, чем исключения. По второй версии, сама пациентка настояла на прекращении лечения. Но обе версии согласны в решающем факте, что окончание лечения, чем бы оно ни было вызвано, имело своим результатом ложную беременность пациентки с двусмысленным заявлением с ее стороны: "Вот ребенок, которого я ожидаю от д-ра Б." (Саллоуэй, 77).

Тем не менее ни Брейеру, ни Фрейду в то время ложная беременность не казалась характерной особенностью данного случая. Саллоуэй сообщает, что в 1932 году Фрейд писал Стефану Цвейгу, что забыл все, связанное с ложной беременностью Анны О., и вспомнил об этом лишь несколько десятилетий спустя, когда работал над книгой "Об истории психоаналитического движения" (Саллоуэй, 1979, 80). Томас Сас (1963) обращает внимание на то стесненное положение, в котором может оказаться врач в связи с возникновением любви в переносе, и считает логичным то, что описания любви в переносе первоначально делались кем-то другим, а не объектом этой любви. Однако поскольку врач Фрейд был приятелем Брейера и должен был помочь тому обрести душевное равновесие, он чересчур близко столкнулся с ситуацией любви в переносе, что предопределило его ошибочное суждение о специфическом содержании окончания лечения Анны О. Фрейду потребовалось некоторое время, чтобы по-настоящему понять то, что Марта интуитивно почувствовала сразу же: сама ситуация лечения может способствовать появлению эротических чувств у пациентки и, как оказалось, также и у врача. Проникнуть в сущность феномена любви в переносе Фрейду помогли рассказы об эротических чувствах, возникающих в ситуации лечения, и о
10
Эротический и эротизированный перенос
связанных с этим проблемах, услышанные им от нескольких аналитиков, а также от их пациенток, включая по крайней мере одно или два сообщения о завязавшемся романе пациентки с врачом, и осознание им собственных эротических чувств к пациентке (случаи, документально засвидетельствованные несколькими нашими сотрудниками). Лишь поняв в дальнейшем сущность феномена любви в переносе, Фрейд смог заново интерпретировать случай Анны О. То, что он так медленно осознавал обширные потенциальные возможности для любви в переносе, в некоторой мере свидетельствует о той мощи и угрозе, которую она представляла в то время и представляет в наши дни.

К 1915 году, когда окончательно сформировавшиеся взгляды Фрейда на данный феномен были отражены в "Заметках о любви в переносе", последней из шести кратких работ по технике, опубликованных им между 1911 и 1915 годами, он сформулировал теорию о переносе и о взаимосвязи между эротическим переносом и состоянием "влюбленности". Утверждая, что эти замечания адресованы начинающим аналитикам, Фрейд выбрал в качестве примера серьезной помехи в умении справляться с переносом конкретную ситуацию, когда пациентка заявляет, что влюбилась в мужчину-аналитика. Фрейд кратко излагает три возможных исхода такой ситуации: постоянное законное соединение обоих, прерывание лечения или незаконная любовная связь. Однако, как указывает Фрейд, имеется еще одна возможность — специфически психоаналитическая. Аналитик должен сознавать, что сама аналитическая ситуация, а не его персона, стимулировала влюбленность в него пациентки, то есть что любовь в переносе является по существу безлич-
Вступительное слово Этель Спектор Персон

П

ной. Аналитик должен настойчиво убеждать пациентку, что переживание ею влюбленности в него — "неизбежность", которая должна быть проанализирована, в противном случае лечение придется прервать.

Любовь в переносе возникает у пациентки как сопротивление при болезненном возвращении вытесненного воспоминания. В 1915 году Фрейд считал, что эротический перенос служит главным образом помехой терапии, и советовал врачу показывать пациентке, что она влюбилась в него лишь ради того, чтобы избежать болезненных воспоминаний, которые ей предстоят. Фрейд предостерегал врача, подчеркивая не только "повсеместно принятые нормы морали", но также, что более важно с его точки зрения, то, что воздержание со стороны аналитика проистекает из приверженности "правде". Страстное желание любви пациентки не должно ни подавляться, ни удовлетворяться. Скорее аналитик должен относиться к любви в переносе "как к чему-то нереальному, как к положению, через которое нужно пройти в лечении, которое должно быть сведено к первоначальным своим источникам и которое должно помочь раскрыть сознанию больной са^ мое сокровенное из ее любовной жизни".

Фрейд хорошо понимал, что перенос видится по-разному пациенткой и врачом. То, что аналитик называет переносом, часто переживается пациенткой как подлинное чувство любви. Фрейд боролся с представлением об отсутствии неразрывной связи между любовью в переносе и подлинной любовью. Наблюдения во врачебном кабинете позволили ему понять, что объектами как переносной, так и романтической любви являются воссозданные первоначальные объекты детства. Согласно Фрейду,
12

Эротический и эротизированный перенос
всякая любовь — это новое издание, воспроизведение инфантильных реакций, но любовь в переносе, утверждал он, по не совсем ясным причинам направлялась смирительной рубашкой навязчивого повторения даже в большей степени, чем романтическая любовь.

Проникновение Фрейда в сущность частичного наложения между любовью в переносе и подлинной любовью было важно для понимания любви, но оно также породило дополнительный вопрос, хотя и не имеющий к любви прямого отношения, — о природе реальности. Первая ссылка на реальность в данной работе представляется несколько не относящейся к делу: она связана с тем, что желание Фрейда представлять точные данные о пациенте "сталкивается... с долгом врачебной тайны... [но] поскольку литература по психоанализу имеет отношение и к реальной жизни, здесь возникает неразрешимое противоречие" (159). Я выбрала данный комментарий, который, казалось бы, не относится к теме обсуждения, а открывает более общую проблему перекрывающихся, противоречивых или отличающихся реальностей, что делает оценку или определение единичной реальности трудной, если не невыполнимой задачей. Например, Фрейд поднимает вопрос о "реальной" природе любви в переносе: "Как будто бы игра сменилась ворвавшейся внезапно действительностью" (162). Дав совет врачу объяснять пациентке, что любовь в переносе — лишь трансферентный феномен, он возвращается к вопросу о ее истинности и реальности, рассуждая о том, "действительно ли нельзя считать реальной влюбленность, проявляющуюся во время аналитического лечения? Я полагаю, что мы сказали пациентке правду, но не всю, не думая о последствиях"
Вступительное слово Этель Спектор Персон__________13_
(168). В этом очень тонком и глубоком наблюдении Фрейд поднимает вопрос о природе реальности, вопрос о том, что иллюзорно, а что реально и в чем состоит отличие. Данная тема находит отражение в комментариях различных авторов этого тома. После первого описания Фрейдом любви в переносе психоаналитический взгляд на перенос с течением лет постепенно расширялся. Развитие переноса и его анализ не только не рассматриваются как помеха, но в настоящее время оцениваются как сердцевина психоаналитического процесса. По-видимому, анализ переноса заменил анализ сновидений в качестве "царского пути" к бессознательному. Тем не менее, несмотря на ее несовершенства, статья Фрейда не только описывает и интерпретирует некоторые сохраняющие свое значение истины внутри психоаналитической ситуации, но и открывает много тем, релевантных современным теоретическим вопросам и техническим проблемам, и поэтому является отправным пунктом, с которого исследуется проблема переноса и постфрейдовских вкладов в исследование контрпереноса: в ней обсуждается особая психология женщин, проявляющих крайние формы любви в переносе, затрагиваются серии технических правил, часть которых выдержала испытание временем, тогда как другие были изменены, и она является одним из первых вкладов в психологию любви. В работе имплицитно содержится предположение о половом отличии (или о том, что понимается под половым отличием), поскольку в ней описываются исключительно ситуации, в которых пациентки влюбляются в мужчин-аналитиков. Косвенным образом данная статья предвосхищает дискуссию о роли пола в психоаналитической ситуации. И наконец, в ней любовь
14____________Эротический и эротизированный перенос
к правде явно кладется в основу психоаналитического лечения, хотя в то же самое время поднимаются вопросы о природе виртуальности (что в наше время можно называть виртуальной реальностью) по сравнению с объективной реальностью'.

Обсуждение авторами этого многообразия тем в полной мере оправдало надежды редакторов. Они не только представили различные теоретические перспективы, но также выбрали различные темы обсуждения, варьирующие от контрпереноса до эволюционной перспективы, от парадигмы изменений внутри границ работы Фрейда до природы романтической любви. Каждый из авторов выбирает свою стратегию в подходе к эссе Фрейда: например, приводя стоявшие в то время клинические вопросы, которые побуждали Фрейда провести это исследование, рассматривая те вопросы, которые ранее либо не ставились, либо на них не было получено ответа, или помещая тему любви в переносе и переноса и контрпереноса в целом в контекст современных психоаналитических теорий.

Фридрих-Вильгельм Эйхофф замечает, что статья Фрейда о любви в переносе, хотя она и кратка по объему, "занимает выдающееся место в полемике относительно лечебной значимости интерпретации психических конфликтов в противовес прямому эмоциональному переживанию". Со свойственной ученому изобретательностью Эйхофф рассматривает работу Фрейда о любви в переносе в контексте изменяющихся взглядов Фрейда на перенос И любовь в переносе, упоминая, в частности, слу-

1 В работе Фрейда также встречаются намеки на то, что любовь не может целиком пониматься как запрещенная в направлении цели сублимация сексуального инстинкта, поэтому данная работа указывает путь к расширенной концепции мотивации.
Вступительное слово Этель Спектор Персон

15
чай Анны О., переписку Фрейда, работу "Бред и сны в "Градиве" В.Иенсена", случай Доры и работу "Воспоминание, повторение и проработка". Он обращает внимание на малоизвестную поэму Гейне "Бродячие крысы" как на возможный источник замечания Фрейда о том, что тем женщинам, которые проявляют чрезмерную любовь в переносе, доступны лишь "логика супа и аргументы жаркого".

В истинно научном и в то же время совершенно очаровательном приложении Эйхофф цитирует важные случаи осуществленных или близких к осуществлению любовных связей пациентки с врачом, известных Фрейду (приводя не только хорошо известный случай Юнга и Сабины Шпильрейн, но также недавно описанное лечение Ференци — женщины, позднее ставшей его падчерицей), которые сделали необходимым, если не сказать неотложным делом написание работы о любви в переносе. Он дает четкое описание главных принципов, на которых строится работа Фрейда: нейтральность и воздержание, различия между толкованием и удовлетворением и успокоением, приверженность Фрейда правде и различие между любовным переносом и любовью в переносе (о чем некоторые аналитики говорят, как о различии между эротизированным переносом и эротическим переносом).

Возможно, наиболее интересным вкладом Эй-хоффа является его тонкий анализ описания Фрейдом переноса как "промежуточной области между болезнью и реальной жизнью, через которую осуществляется переход от одного к другому" ("Воспоминание, повторение и проработка"). Он прослеживает влияние и эволюцию этой концепции в работе Лёвальда (промежуточная область как "иллюзия, игра, чье специфическое воздействие зави-
16____________Эротический и эротизированный перенос
сит от одновременного переживания ее как реальности и творения воображения"), Винникотта ("третья сфера, сфера игры, которая охватывает творческую жизнь и весь человеческий культурный опыт"), историка искусства Эрнста Гомбрича ("промежуточная область между правдой и обманом..., в которой мы осознанно и по собственной воле подчиняемся иллюзии") и Кохута ("аналитическая ситуация не является реальной в обычном смысле этого слова... [но] обладает специфической реальностью, которая до определенной степени напоминает реальность артистического переживания"). Эти соображения приводят Эйхоффа к краткой парафразе* совета Фрейда аналитикам: "Решение аналитика не отвечать на предлагаемую любовь основывается на соображениях аналитической техники — а именно, необходимости относиться к ситуации как к "чему-то нереальному", понимать и истолковывать перенос в его сущности".

Роберт Валлерштейн с его моделью прозрачности рассматривает как работу о любви в переносе, так и более раннюю статью Фрейда " Движущие силы переноса" (1912), чтобы показать, что у Фрейда было два до некоторой степени противоречивых отношения к переносу. С одной стороны, он, по-видимому, предполагал, что крайне сильные реакции переноса являлись артефактом ситуации психоаналитического лечения, с другой стороны, считал перенос повсеместным, окрашивающим всякое поведение и взаимоотношения в повседневной жиз-

* Парафраза - выражение, являющееся описательной передачей смысла другого выражения или слова. - Прим. персе.
Вступительное слово Этель Спектор Персон___________/7
ни людей. Валлерштейн полагает, что этот дихотомический взгляд соответствовал склонности Фрейда к дуализмам, которые соседствовали с более утонченным восприятием континуума между нормальным и аномальным поведением, а иногда уступали ему место. (Склонность Фрейда к делению на две части очевидна в его различении между негативным переносом и эротическим переносом, с одной стороны, и "не вызывающим возражений" позитивным переносом, с другой, — дихотомии, которая оказалась непрочной и со временем распалась.) Современная концепция переноса стала значительно более утонченной, так что анализ так называемого не вызывающего возражений позитивного переноса считается неотъемлемой частью анализа, в такой же мере способствующей обнаружению лежащих в основе поведения движущих сил, как и анализ любой другой формы переноса.

Тем не менее, Валлерштейн признает наличие прочных и важных инсайтов в работе о любви в переносе: 1) осознание Фрейдом частой встречаемости эротических чувств, пробужденных обстановкой лечения, и тех технических и моральных опасностей, к которым они приводят; 2) выделение им небольшой группы пациенток, для которых эротическая любовь усиливается как сопротивление и неспособна прекращаться; 3) разработка им технических предписаний по обращению с такими переносами — "правило воздержания" и нейтральности со стороны аналитика. Валлерштейн отмечает, что все эти проникновения в сущность любви в переносе были сделаны в контексте топографической теории. Последующее развитие структурной теории дало возможность более комплексного понимания этих феноменов и соответственно усовершенствования
18__________Эротический и эротизированный перенос
технических предписаний. Например, нейтральность, которая в топографической теории рассматривалась как по существу синонимичная воздержанию, теперь соответствует императиву, чтобы аналитик оставался равноотстоящим от манифестаций эго, ид и суперэго пациента(ки), в то время как воздержание сохраняет свой смысл отказа удовлетворять либидинозные и агрессивные влечения па-циента(ки). Особенно полезен обзор Валлерштей-ном тех путей, которыми, по мнению различных теоретиков, достигается предрасположенность к развитию чрезмерных эротических переносов (теперь называемых эротизированными переносами) и тех причин, по которым они могут оказаться неподдающимися воздействию. Среди других формулировок он рассматривает выявление Раппапортом "интенсивности голода доэдиповой и зависимой привязанности у этих пациенток".

Рой Шафер, отмечая широту охвата работы Фрейда, несмотря на ее краткость, рассматривает ее с пяти направлений, соответствующих основным ее положениям, и в то же самое время отмечает "присущие ей ограничения и спорные моменты". Сила Фрейда, считает он, заключается в присущем ему даре "разрушения общепринятых границ" мышления путем подчеркивания "степени отличия", а не различий в природе вещей. В рецензируемом эссе Шафер отмечает, что в узком смысле Фрейд показывает непрерывность между любовью в переносе и подлинной любовью, а в более широком — непрерывность между аналитическими взаимодействиями и связями в реальной жизни. Однако признание Фрейдом непрерывности между любовью в переносе и "обычной" любовью не привело его к разработке современных формулировок (таких, как
Вступительное слово Этель Спектор Персон
19
у Лёвальда), которые открывают возможность новых форм восприятия себя и других и поэтому "новой" любви в защитных рамках анализа. Очевидно, Фрейд не смог довести свои прозрения до логического завершения потому, что еще не была развита эго-психология — подход, дающий возможность сохранять концепции детерминизма и непрерывности и все же оставлять в теории место для нового и автономного.

Второй аспект, к которому обращается Шафер, — это умение справляться с эротическим переносом. Эротический перенос заменяет воспоминание действием, но в то же самое время является окном в бессознательное. Здесь также понимание Фрейда было ограничено, так как он все еще основывался на топографической теории. Поэтому он уделял чрезмерное внимание тому, чтобы сделать бессознательное осознаваемым, считая это единственным целительным фактором.

Размышляя о том, почему Фрейд интересовался любовью в переносе прежде всего как сопротивлением, а не формой коммуникации, Шафер обращается к третьему направлению — контрпереносу. Он полагает, что хотя глубинные постижения Фрейда сокрушали основы, тем не менее они оставались рудиментарными в том отношении, что Фрейд писал до того, как была понята полезность контрпереноса для интерпретативной работы. Шафер остроумно предполагает, что у Фрейда был контрпе-реиос к контрпереносу, выраженный его верой в возможность реагирования аналитика тотально рациональным образом — разновидность мифического контроля и господства.

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Эротический и эротизированный перенос Под общей редакцией М. В. Ромашкевича iconДетская сексуальность и психоанализ детских неврозов
Шедевры мировой науки библиотека психоаналитической литературы под общей редакцией профессора M. M-решетникова

Эротический и эротизированный перенос Под общей редакцией М. В. Ромашкевича iconБ. Беренс Энциклопедия мудрецов, мистиков и магов От Адама до Юнга
Под общей редакцией Альберта Егазарова Дизайн серии Ирины Егазаровой Редактор Евгений Фомин Портретная графика и заставки Николая...

Эротический и эротизированный перенос Под общей редакцией М. В. Ромашкевича iconБорис Миронов Иго жидовское Под общей редакцией Миронова В. Л
Борис Миронов — сибиряк, из семьи фронтовиков, служил на границе, начинал работать монтёром связи, стал журналистом и прошёл профессиональный...

Эротический и эротизированный перенос Под общей редакцией М. В. Ромашкевича iconПрограмма рассчитана на 2 часа в неделю, всего 68 часов (3 контрольных урока)
«Литература» под редакцией В. Я. Коровиной, 10-е издание, М. «Просвещение» 2008 года и учебниками под редакцией В. Я. Коровиной,...

Эротический и эротизированный перенос Под общей редакцией М. В. Ромашкевича icon243240 Брянская область город Стародуб улица Урицкого 24, тел. 2-22-67, 2-31-82
«Литература» под редакцией В. Я. Коровиной, 11-е издание, М. Просвещение, 2009 год (учебник литературы для 6 класса под редакцией...

Эротический и эротизированный перенос Под общей редакцией М. В. Ромашкевича iconРабочая программа по обж
Рабочая программа по курсу «Основы безопасности жизнедеятельности» для 8 класса составлена на основе программы «Основы безопасности...

Эротический и эротизированный перенос Под общей редакцией М. В. Ромашкевича iconРабочая программа по литературе 10 класс
Программы по литературе 5-11 кл., Т. Ф. Курдюмова, Н. А. Демидова и др.; под редакцией Т. Ф. Курдюмовой, М., Дрофа, 2009 г с учетом...

Эротический и эротизированный перенос Под общей редакцией М. В. Ромашкевича iconУгнту краткий курс лекций по дисциплине «химия» для студентов нехимических...
Авторы: О. Ф. Булатова, С. Б. Денисова, Л. Н. Зорина, О. И. Михайленко, М. А. Молявко, М. Н. Назаров, Л. З. Рольник, Л. Е. Салова,...

Эротический и эротизированный перенос Под общей редакцией М. В. Ромашкевича iconРабочая программа по литературе для 11-ых классов Составлена учителем Матреничевой И. В
Федеральным компонентом «Стандарта основного общего образования по литературе» и «Примерной программой среднего (полного) общего...

Эротический и эротизированный перенос Под общей редакцией М. В. Ромашкевича iconПояснительная записка литература, 5 класс рабочая учебная программа
Рф №1312 от 9 марта 2004 года), программы по литературе для общеобразовательных учреждений 5 11 классы под редакцией В. Я. Коровиной...

Литература


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
literature-edu.ru
Поиск на сайте

Главная страница  Литература  Доклады  Рефераты  Курсовая работа  Лекции