Практикум по когнитивной терапии




НазваниеПрактикум по когнитивной терапии
страница3/48
Дата публикации20.09.2014
Размер6.34 Mb.
ТипОбзор
literature-edu.ru > Математика > Обзор
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   48

Метод 2.

Представьте изменение В другого человека
Убедить клиентов в могущественности мыслей может другой тип визуализаций. Следующий рассказ представляет гипотети­ческую личность по имени Фред. Терапевты могут поведать эту историю или придумать свою.
Представьте себе, что вы видите, как человек по имени Фред идет по дороге. Он обычен и нормален во всех отношениях — не выдающийся, не сумасшедший и невротик не более, чем кто-либо другой. Он продавец в местном универсаме, имеет жену и двоих детей. По четвергам он ходит с друзьями играть в боулинг, а по субботам тренирует футбольную команду малой лиги. Иногда он выпивает лишнего, когда ходит на праздники к соседям, и начина­ет очень громко спорить по некоторым политическим вопросам, но обычно он не пьет много и в целом довольно приятный парень. У него хорошая интимная жизнь с женой, хотя и не настолько вол­нующая, как раньше, да и супруга кажется пополневшей. Он непло­хой родитель, проводит с детьми больше времени, чем многие отцы, поправляет их, если они неправы, и заботится, когда они больны. Он заслуженно популярен. Умеет ладить с самыми разны­ми людьми — приятелями-продавцами на работе, дворником, друзьями по боулингу, соседями.

Теперь давайте предположим, что мы сделали кое-что для Фре­да. Представим, что мы определили точный химический элемент убеждения. Под этим я имею в виду то, что мы открыли химический состав мыслей типа «Земля плоская» и противоположных им — «Земля круглая». (Мы признаем, что это чистая фантазия. Мысли имеют физическое представление в нашем мозге и не являются химическими элементами. Однако последуем за фантазией.) Те­перь допустим, что мы разложили тысячи убеждений на их состав­ные химические элементы и набрали их в шприц, так чтобы мы могли бы вводить их людям.

Скажем, мы захотели инъецировать определенную мысль Фре­ду — одну, а не целую пачку. Как только мы ее введем, эта мысль даст корни, и Фред за всю жизнь не сможет от нее изба­виться. Больше мы ничего не сделаем Фреду, кроме одного это­го укола.

Мы наугад выберем пузырек, допустим, с мыслью: «Чтобы быть счастливым, мне нужно всем нравиться», вставим в ружье с глуши­телем и подождем, когда Фред будет проходить мимо нашего дома. Наконец в один субботний день мы выстрелим в него мыслью, когда он пойдет мимо.

Если мы последуем за Фредом, мы не заметим в нем никаких перемен, по крайней мере, пока. Однако если бы мы присмотре­лись, то увидели бы кое-какие детали: возможно, у него чуть-чуть изменилась походка. Он всегда ходил не спеша, сейчас же он ка­жется более обеспокоенным. Его волнует, как ходят другие люди, и он начинает им подражать.

Мы будем следить за Фредом до конца дня. Это субботний вечер, и он со своей женой отправился на праздник к соседям. Фреду нравятся эти вечеринки, и он обычно пользуется на них популярностью. Но в этот раз все не так. Он нервничает, не знает, с кем заговорить, и стоит, ломая руки. Один друг спрашивает его жену, не заболел ли он. Двое соседей, как всегда, обсуждают кон­троль над огнестрельным оружием и спрашивают Фреда, что он на этот счет думает. Он отвечает: «Ну, каждый вопрос имеет две сто­роны, и мы не должны слишком поспешно делать выводы». Соседи подозрительно смотрят на Фреда, который никогда раньше не вел себя так неуверенно и обычно выступал со своим мнением. Они качают головами и уходят прочь.

Позднее, ночью, Фред и его жена ложатся в постель. Он хочет заняться любовью, но ведет себя очень скованно и неопределенно. Он говорит жене, по крайней мере, пять или шесть раз: «Знаешь, если ты устала, я пойму». Она беспрестанно убеждает его, что все в порядке. Но Фреду неудобно заняться любовью. Он продолжает спрашивать: «Ты не против?» — и интересуется, хороший ли он любовник.

На следующее утро у него начинаются трудности на футболь­ной тренировке. Отец одного мальчика просит позволить его сыну Мервину чаще играть, но он неважный игрок, не тренируется, не разучивает комбинации и неумело обращается с мячом. Фред бо­ится сказать «нет» и удаляет одного из участников (отца которого сейчас нет) на скамью. Мервин промазывает три раза, и команда с позором проигрывает.

Если мы перепрыгнем на несколько лет вперед, то заметим, что Фред создал себе и другие проблемы. Его брак находится под угрозой, так как у него появились трудности с эрекцией и он уже больше года был не в состоянии заниматься любовью. Он пошел к терапевту и сказал ему: «Это похоже на просмотр собственного выступления».

У Фреда еще появилась язва. Он работает сверхурочно, чтобы угодить своему начальнику. Футбольная команда получила нового тренера после проигранных шести матчей подряд. Его давно не приглашают на вечеринки, хотя он знает, что друзья все еще их проводят. Он испробовал несколько разных видов транквилизато­ров, но и они не помогли.

Вы видите, что случилось: небольшая инъекция полностью из­менила Фреда. Мысль, которую мы ему имплантировали: «Чтобы быть счастливым, мне необходимо всем нравиться», — одна из цен­тральных когнитивных причин того, что психологи называют социо-фобией. Этой инъекцией мы разрушили его счастье — Фред стал угождать людям, бояться их.

Может показаться странным, что одна мысль могла привести к стольким страданиям, однако та мысль, что мы ввели, особенно разрушительна. Она уничтожает то, что делает Фреда уникальным, и превращает его в общественную марионетку. Он теряет свою индивидуальность и бегает, стараясь всем угодить. Любопытно, что вместо того, чтобы начать нравиться людям, эта мысль приводит к противоположной реакции. Люди теряют уважение к тому, кто не выражает собственное мнение и не занимает определенную пози­цию в спорных вопросах. Эта мысль сделала Фреда безответным человеком. Люди видят в нем не личность, а зеркало, отражающее все, что бы на него ни проектировалось.

Конечно, у нас нет пузырьков с убеждениями и пистолета для инъекций. Тем не менее мысли могут вводится так же быстро, глубоко и разительно менее фантастическим способом, который мы и опишем в процессе консультирования.


Метод 3.

Сны и гипноз
Сны тоже показывают силу мыслей клиентов. Когда клиент видит сны, внешней средой является спальня. Эта реальность остается неизменной, что бы человеку ни снилось. Если это кошмар, то страх определенно берется не из окружающей обста­новки (спальни), он идет из сновидения. Меняются сны — ме­няются и вызываемые ими эмоции. Сновидения — это тоже В, такие нее, как мысли; но это мысли, порождаемые челове­ком, когда его ощущения сведены к минимуму и сосредоточены больше на интероцептивных, чем на экстероцептивных сти­мулах.

Успешность гипнотического внушения показывает, что су­ществует несколько ситуаций типа «А вызывает С». Кора голов­ного мозга равномерно вовлечена в процессы, которые представ­ляются мгновенными и автоматическими, в такие, например, как боль. Боль, субъективно испытываемая при проколе пальца иглой, — явный пример ситуации АС. А — игла — напрямую вызывает С — боль. Но гипноз обнаруживает, что даже это явля­ется состоянием ABC. Если вы внушаете гипнотизируемому субъекту: «Ваша рука находится в ледяной воде и сильно зако­ченела, так что вы ничего не чувствуете», — он не ощутит, что его руку укололи. Будучи под гипнотической анестезией, люди тем не менее чувствуют некоторую стимуляцию, но не воспри­нимают ее как боль. Многие описывают ее как ощущение, ко­торое нельзя назвать ни негативным, ни позитивным. Конеч­но, возможность блокировать боль основана у субъекта на его способности воспринимать действительность под внушением гипнотизера.

Гипноз и сновидения показывают, что для эмоционального состояния клиента их воображение гораздо важнее реальности. Если им снится, что они находятся на корабле, тонущем после столкновения с айсбергом на севере Атлантического океана, они испытают весь ужас, который чувствовали пассажиры «Титани­ка», и то, что они в реальности спокойно лежат в своей кровати, не изменит этих эмоций. И если они представят, что им пять лет и они качаются на качелях, они ощутят всю радость от полета в воздухе, не важно, что они взрослые и лежат на кушетке гипно­тизера. Для нас реальным является то, что наш мозг признает таковым.

Метод 4.

Физическое доказательство
Для клиентов с более узким стилем мышления и бедным во­ображением будет полезен фактический подход. Для таких кли­ентов мы представляем физиологические аспекты теории ABC. Мы начинаем с показа изображения мозга со следующими обо­значениями (рис. 1.1).
Обоняние Слух Зрение



Эмоции
Рис. 1.1. Когнитивные и эмоциональные зоны мозга (Casey & McMullin, 1976, 1985)
Более образованным клиентам мы советуем прочитать рабо­ту Антонио Дамасио «Ошибка Декарта» (Damasio, 1994). В этой книге он описывает неврологические механизмы эмоций. Про­цесс начинается с произвольного, осознанного рассмотрения нами А. Сначала мы отражаем, оцениваем содержание ситуа­ции, частью которой являемся. Определяем ее последствия для себя и других людей. Эти когнитивные оценки представлены у нас в сенсорной коре (обоняние, слух и зрение). Наш мозг за­тем берет эти репрезентации и сопоставляет с другими ситуа­циями подобного типа, которые были в нашем опыте. В пре-фронтальной зоне коры мозга автоматически начинается поиск в памяти парных компонентов и ассоциаций. «Оказывались ли мы раньше в похожих ситуациях? Есть ли причины для беспокойства? Что произошло, когда мы последний раз были в та­кой ситуации?»

Весь последующий процесс носит когнитивный характер. Все это В. Несмотря на то что мыслительные процессы мол­ниеносны (часто длятся менее секунды) и непроизвольны, все они про-исходят в коре и лобных зонах мозга. Только тогда, ког­да они завершаются, активизируется биохимия сложных эмо­ций. Эти умозаключения (в префронтальных зонах мозга) авто­матически посылают сигналы в эмоциональные зоны (среди которых миндалевидное тело, передняя извилина, вегетативная нервная система и ствол мозга). Только тогда мы «ощущаем» ту или иную эмоцию. Люди с физическими повреждениями лобных долей не могут испытывать ни эмоций, ни вытекающих из них чувств. Физиологически В является главным компонен­том наших эмоций.
Метод 5.

Лучшие примеры из собственного прошлого клиента
Большинство клиентов уже имеют представление о силе В из своей собственной жизни. Полезно будет напомнить им о том, что они уже знают. Попросите их вспомнить моменты, когда они были чем-то сильно обеспокоены, потрясены или расстроены, но что больше не имеет над ними власти — то, что они смогли пре­одолеть. Попросите их сосредоточиться на первоначальном со­бытии и определить А и С. Пусть они обрисовывают ситуацию, пока она не прояснится в их сознании, а затем попросите их установить В. Что они говорили себе, когда были так расстрое­ны? Наконец дайте им сконцентрироваться на том, в чем они убеждены на сегодняшний день. Что такого они говорят самим себе сейчас, во что не верили прежде?

Многие клиенты начинают понимать, что самое убийствен­ное состоит не в первоначальном событии, а в том, что они о нем думают. Последствия этого события могут пройти очень быстро, но убеждения о нем намного более стойки, а эффект от выводов может быть губителен и продолжаться до конца жизни. Помоги­те своему клиенту увидеть, что не травма вызвала у него пробле­мы, а его В.

Метод 6.

Если изменится В, то изменится и С
Приведите своим клиентам несколько примеров АВ. Возьми­те в качестве константы ситуацию (А), а в качестве перемен­ной — внутренний диалог. Попросите их определить эмоцию, которую будут вызывать различные мысли (В). Вы можете про­читать эти примеры клиенту, включить в домашнее задание, поместить в брошюру, компьютерную программу или показы­вать на слайдах на групповых сеансах. Вот некоторые из них.
1. Представьте, что вы сидите в кафетерии у себя на работе и видите, как двое ваших коллег перешептываются и время от време­ни поглядывают в вашу сторону. То, что вы чувствуете, зависит от того, что вы себе говорите. Если вы думаете: «Это ужасно не­прилично с их стороны обсуждать меня за моей спиной», вы разо­злитесь. А если: «Они, наверное, узнали об ошибке, которую я допустил вчера в счете Хатчинсона», вас охватит чувство вины. Если вам кажется, что они планируют провести праздник-сюрприз в честь вашего дня рождения, который будет на следующей неделе, вы почувствуете себя счастливым. А одинаково во всех случаях. Только В приводит к различным эмоциям.

2. Этот пример взят из книги Хока (Hauck, 1980). Представьте себе, что, когда вы читали книгу, ваш взгляд случайно упал на землю и вы увидели змею, извивающуюся у ваших ног. Если вы не любите змей, то, вероятней всего, забеспокоитесь. Импульсы из вашего мозга передают нейрохимические сообщения, которые вы­зывают эндокринные и иные реакции в системе кровообращения. Последние посылают сигнал мышцам и конечностям и производят у вас ответный испуг. Если кто-то спросит, что вывело вас из душев­ного равновесия, вы, затаив дыхание, покажете на змею.

Это выглядит как типичная АС-ситуация. Вы видите змею (А), и это заставляет вас испугаться (С). Но если бы кто-нибудь подошел, поднял змею и показал вам, что она резиновая, разве вы продолжа­ли бы бояться? В большинстве случаев, скорее, нет. В чем разница? А остается тем же, вы все еще видите змею у своих ног. Отличие состоит в том, что ваши чувства — это исключительно ваши мысли. В первом случае вы, вероятно, мгновенно подумали о нескольких вещах: «Это змея. Она настоящая. Она может быть ядовитой. Она может меня укусить». Помните: несмотря на то что вам потребова­лось несколько секунд, чтобы прочитать эти мысли, вы могли обдумать их за миллисекунду. Во второй ситуации вы подумали: «Это игрушечная змея. Игрушечные змеи безобидны. Нет причин для волнения». Видите, змея не вызвала у вас никаких чувств, вся раз­ница в том, что вы сказали про себя об увиденном.

3. Проанализируйте различные варианты реагирования (С) на одно и то же событие (А).

А = Вы должны встретиться с близким другом, но он опаздывает на полтора часа.

С = Вам страшно.

Что вы должны были бы сказать себе, чтобы усилить свой страх? В = «Он мог попасть в аварию и пострадать». Или:

С = Вы в гневе.

О чем вы должны были подумать, чтобы почувствовать это? В = «Как грубо с его стороны заставлять меня ждать, вместо того чтобы позвонить». Или: С = Вы подавлены.

Что могло вызвать у вас это?

В = «Кажется, он так мало обо мне думает, что не чувствует необходимости появиться вовремя».

А одинаково во всех примерах. Единственная переменная, ко­торая обусловила различные эмоции (С), это ваш внутренний диа­лог (В).
Метод 7.

Создайте эмоцию самым непосредственным образом
1. Заставьте своих клиентов практиковаться в изменении эмо­ций только при помощи преобразования мыслей. Попросите их, чтобы они вызывали у себя ощущение счастья, легкой грусти, смущения, гордости, уверенности в себе, безопаснос­ти и удовлетворенности и пробовали быстро сменять одно на другое. Это упражнение должно выполняться по пять минут в день. (См. о рационально-эмотивном воображении в главе 8.)

2. Попросите клиентов понаблюдать за людьми, чье поведение кажется им странным или необычным, и подумать над тем, что эти люди могут говорить себе, чтобы вести себя таким образом. Во что они должны верить, чтобы преподносить се­бя в такой причудливой манере?
Комментарий
Для клиентов пройти через все упомянутые методы будет слишком утомительно, однако терапевту будет полезно освоить все из них, потому что вы не можете быть уверены в том, какой из них будет наиболее убедительным для того или иного клиента.

Лучшие примеры — те, которые создает сам клиент. Их пре­имущество в том, что они являются лично значимыми и поэтому обладают внутренне присущей им убеждающей силой. Терапевт должен побуждать клиента думать, как в его собственных при­мерах В вызывают С.
Дополнительная информация
Одна из наиболее действенных книг по релаксации — «Гипноз и модификация поведения: тренировка воображения» Крогера и Фецлера (Kroger & Fezler, 1976).

Обратитесь к Дамасио (Damasio, 1994) или Грегори (Gregory, 1977; 1987) за информацией о физиологии мозга среднестатистического че­ловека.

Управление болью в когнитивной терапии исследовалось Бейкером и Киршем (Baker & Kirsch, 1991), см. также Cifer and Fernandez (1997), Litt (1988), Meichenbaum and Genest (1983), Scott and Leonard (1978), Sternbach (1987), Turkat and Adams (1982).

Специалисты в области рационально-эмотивной поведенческой те­рапии (РЭПТ) приводят самые эффектные аналогии для когнитивных принципов, которые вы можете использовать со своими клиентами. Они необыкновенно понятны и образны. Особое внимание обратите на рабо­ты по РЭПТ терапевта Поля Хока (Paul Hauck, 1967, 1980, 1991, 1994).

В некоторых моих прошлых трудах я привожу множество метафор и образов, которые также могут оказаться полезными для терапевтов. Смотрите Casey and McMullin (1976, 1985), McMullin, Asafi, and Chapman (1978), McMullin and Casey (1975), McMullin, Casey, and Navez (1979) (на испанском языке), McMullin and Gehlhaar (1998a), McMullin, Gehlhaar, and James (1990).

НАСКОЛЬКО МОГУЩЕСТВЕННЫ ВНЕШНИЕ СИЛЫ?
Принципы
Несмотря на все усилия терапевта в обучении принципам ABC, многие клиенты продолжают настаивать на том, что опреде­ленные внешние силы настолько могущественны, что перевеши­вают значение любых мыслей и восприятия. Из А они считают наиболее сильными физическую среду, опыт раннего детства, биохимию, бессознательное и наследственность.

Эти А обладают некоторым влиянием, однако, как говори­лось ранее, их способность определять жизнь человека основа­на, скорее, на представлениях о' них, а не на А самих по себе. Наследственность, биохимия и раннее детство не отличаются от других А. Они являются пусковым механизмом, или стимулом, но не управляют личностью. Другими словами, они могут скло­нять, но не принуждать людей к действию. Сильная предраспо­ложенность к чему-либо, обусловленная ранним детством, фи­зическим состоянием, биохимией или наследственностью, мо­жет быть компенсирована или смягчена благодаря В клиента. Следующие методы и примеры показывают как.
Метод
1. Расскажите клиенту о ком-нибудь из ваших знакомых, кому удалось справиться с тяжелым опытом детства.

2. Приведите в пример человека, чьи мысли и настрой взяли верх над тяжелым физическим увечьем.
Пример 1.

Преодоление А трудного детства: история Анны

Одной из моих первых клиенток была женщина, которую я буду называть Анной. Она была уже в возрасте и пришла на консульта­цию по поводу генерализованной тревожности и депрессии. Ей пришлось пережить один из самых тяжелых опытов детства, кото­рые только можно представить.

Анна родилась в небольшом русском городке незадолго до Вто­рой мировой войны. Когда немцы вторглись в этот город, они пора­ботили его жителей и заставили их трудиться на Третий рейх. Партизаны, располагавшиеся в близлежащих районах, сдерживали вражеское подкрепление, и фашисты решили преподать местному населению урок.

Однажды вечером отряд СС собрал всех горожан — мужчин, женщин и детей — и погнал их к оврагу. Анну и ее мать привели со всеми остальными. Нацисты силой заставили всех спуститься в овраг. Затем они выстроились на краю и открыли автоматный огонь. В то время как люди с криками пытались выбраться наружу, мать Анны столкнула ее под падающие тела. Мертвые и умирающие защитили девочку от пуль.

Она пряталась там всю ночь напролет. Она промокла от крови, а везде вокруг нее стонали люди. Через несколько часов стоны замолкли. Все, кроме Анны, были мертвы, но она была так испуга­на, что не могла выбраться.

На следующее утро люди из соседней деревни пришли искать родственников среди трупов. Они услышали хныканье Анны и стали неистово раскидывать тела, следуя звуку ее плача, пока не освобо­дили ее. Они отнесли Анну в дом, накормили ее и успокоили. Она была единственной, кто выжил, и многие партизаны заботились о ней несколько месяцев, перевозя ее из города в город и пряча от СС. Наконец им удалось организовать ее тайный побег за пре­делы России. Она поселилась в США, где жила у дальних родствен­ников.

Все это время ее мучили ночные кошмары. Друзья постоянно предлагали ей обратиться к психотерапевту, но она противилась этому, пока наконец не позвонила мне.

Я, конечно, не мог стереть из ее памяти страшное событие, произошедшее с ней, но я мог помочь изменить на него взгляд. Вместо того чтобы сосредотачиваться на этом опыте, мы скон­центрировались на ее убеждениях и пытались отыскать новую точ­ку зрения, чтобы совладать с ее застаревшей болью. Мы изучили глобальные, всеобъемлющие проблемы, с которыми сталкивает­ся любой человек. Мы говорили о глубинном смысле таких фи­лософских и религиозных предметов, как жизнь и смерть, добро и зло.

Через какое-то время сеансы помогли. Анна всегда будет чув­ствовать некоторую боль, но она научилась принимать то, что с ней случилось. Это был ключ к ее проблеме. Она смирилась с тем, что иногда ужасные вещи могут происходить с хорошими людьми безо всяких на то причин. Она согласилась с тем, что не заслужи­вала такого и не могла сделать ничего, что бы вызвало или пре­дотвратило это. Но что важнее всего, она научилась допускать, что часто вселенная бывает не такой, какой она хотела бы ее видеть. Мир может быть отвратительным и опасным, и он не обязан быть другим. Когда Анна смогла принять жизнь в такой вселен­ной, ее тревога и подавленность уменьшились, и она стала сча­стливее.

История Анны учит нас одной великой истине. Человеческие существа обладают удивительной способностью к адаптации. Не имеет значения, насколько тяжелым было наше детство и насколько ужасным был наш опыт, мы можем вознестись над всем этим и освободиться, изменив свой взгляд на жизнь.
Пример 2.

Преодоление неблагоприятных физических А

Рассмотрите этот пример о человеке, превозмогшем свое тя­желое физическое состояние. Это событие произошло несколько лет назад на марафоне в Нью-Йорке. Состязание закончилось не­сколько часов назад, и был уже поздний вечер. По телевидению передавали интервью с победителями, и, как бы между делом, камера показала эпизод о человеке, который еще был на маршруте. Он был без ног и передвигался при помощи доски. Его руки были забинтованы и кровоточили, но он продолжал отталкиваться что есть силы. Он находился на задворках, и только несколько человек могли за ним наблюдать — пожилая пара, возвращающийся с ра­боты мужчина да сидящий на обочине бездомный. Компания из шести или семи подростков, смотревших марафон, тоже наблюда­ла за ним.

Когда он продвигался по улице, несколько человек смутились при виде его. Все, кроме подростков, которые начали насмехаться и дразнить калеку, отводили взгляды и притворялись, что не заме­чают его.

Человек этот, казалось, игнорировал их и продолжал смотреть прямо вперед, толкая себя со всей мочи. Когда он миновал людей, они, взглянув ему в лицо, должно быть, заметили его выражение или внезапно осознали, что делал этот человек, потому что произошла замечательная вещь. Все, кто игнорировал или дразнил его, начали за него болеть — не просто из вежливости, а крича на всю громкость, подбадривая его на продолжение. Они прыгали, бежали за ним, умоляли не останавливаться, похлопывали по плечу. Уличные мальчишки болели громче всех, и это была не фальшивая и не язвительная поддержка — она была вдохновляющей, ободряю­щей, сильной.

Из-за чего такая перемена? Почему они вдруг прекратили на­смешки и стали болеть? Мы не знаем, но можем догадаться. Мы можем представить, будто зрители могли узнать, что этот человек делает все возможное, чтобы прийти к финишу. Он прикладывал все усилия, всю энергию, какую мог собрать, чтобы продолжать идти, и именно эта энергия и дух заставили людей понять и при­знать, и восхититься, и поддержать. Этот человек как был, так и остался калекой, но его моральная сила подняла его над этим и сделала его увечье ничего не значащим.
Комментарий 1
Два наших примера показывают, что преодоление мощнейт ших А (будь то травмирующий детский опыт или физическое увечье) открывают важную закономерность относительно лю­дей. После того как мы приведем эти примеры нашим клиентам, мы часто объясняем им данные принципы с помощью памятки «Почему А — это еще не все».

Оспаривание важности А само по себе может быть психоте­рапевтическим фактором, особенно для клиентов, которым при­шлось преодолевать серьезные внешние или физические препят­ствия. Жертвы посттравматических стрессовых расстройств ча­сто должны справляться с чувством беспомощности, которое вызвано тем, что они подверглись действию сил, выходящих за пределы их контроля. Для таких клиентов несколько коротких примеров не будет достаточным условием для совладания с мыс­лью о том, что А слишком могущественно, чтобы его преодо­леть. Терапевты могут найти эффективным посоветовать книги, которые иллюстрируют, как люди побеждают напасти, изменяя и улучшая свой образ мыслей (см., например, раздел о дополни­тельной информации).

ДОМАШНЕЕ ЗАДАНИЕ
В конце сеансов, посвященных ABC, всем клиентам мы даем домашнее задание. Независимо от любых других заданий это им следует выполнять на протяжении всего консультирования.

Комментарий 2
Существует опасность, о которой терапевт должен знать, ког­да он учит теории ABC о силе убеждений, — некоторые клиенты могут ее излишне, утрировать. Внушаемые люди, не без помощи неразборчивых консультантов, рекламы в средствах массовой информации или самообмана, могут прийти к идее о том, что человек может держать под контролем все на свете, просто тре­нируя силу ума.

Подобное случилось с Джонни, подростком, которого я кон­сультировал много лет назад. Он был членом псевдорелигиозного культа, который проповедовал только один закон: «С помощью силы ума ты можешь контролировать все».

«Фактически все», — заявлял он. Старейшины культа ска­зали ему, что он сможет достичь всего, чего пожелает, если на­учится управлять своими мыслями. Он смог бы изменять пого­ду, обрести огромное богатство, остановить войны, исправить недостатки — все что угодно. Все, что ему необходимо, — это верить в свои возможности.

Джонни потратил год на проверку этого принципа, он пы­тался испортить подачи своего партнера по теннису, старался материализовать бутерброды с ветчиной, когда был голоден. Ко­нечно же, у него ничего не получилось. Когда он пришел назад к старейшинам, говоря им, что они, возможно, ошибаются, те по­качали головами и ответили, что у него не хватает веры. Они настаивали: «Ты не должен сомневаться абсолютно ни в чем. Если ты будешь хоть немного сомневаться, эта неопределенность уничтожит.твою силу». Они также выразили свое разочарова­ние, что он не превратился в такого послушника, каким, они надеялись, он станет.

Джонни ушел и стал пробовать снова, на этот раз усерднее. Бутерброды с ветчиной не появлялись; он стал скорее беднее, чем богаче, из-за всех его пожертвований культу. Что касается партнера по теннису, то тот перестал замечать головную боль, которая отвлекала его внимание.

В течение двух лет Джонни пытался обрести веру, необходи­мую для того, чтобы сделать свои мысли достаточно сильными, но успеха не добился. Он пришел на консультацию из-за чувства вины за свою неудачу. Я сказал ему, что идеи старейшин — абсурд. Мысли на самом деле могущественны, но не в такой степени. Старейшины исказили когнитивную терапию до не­узнаваемости.

В ответ я написал Джонни следующее, и мы с ним это обсудили.

Любое человеческое создание живет в двух сферах — внутрен­ней и внешней. То, что происходит в одной, не может влиять на другую до тех пор, пока ты не построишь мост, соединяющий их. Твои мысли принадлежат внутренней сфере, это значит, что они находятся внутри твоего тела. Твои убеждения и установки могут влиять на все, что также происходит в твоем организме. Поскольку спинной мозг соединяет мозг головной с различными системами органов, твои мысли могут иметь огромную власть. Они могут порождать изменения в пищеварительной системе и вызывать боли в животе, в дыхательной системе приводить к астме или гипервентиляции, в сердечно-сосудистой — увеличивать кровя­ное давление, в эндокринной — выделять гормоны, вызываю­щие панику, ярость или отчаяние, в иммунной и лимфатической системах уменьшать сопротивляемость болезням и инфекциям, в мышечной — вызывать головные или поясничные боли, а изме­нения в репродуктивной системе могут сделать тебя сатиром или импотентом

Но твой головной мозг не связан с бутербродами с ветчиной, фондовой биржей, неограниченными банковскими счетами, погод­ными условиями или объединенным военно-промышленным комп­лексом различных наций. Эти вещи находятся во второй сфере (вне тебя), и их не могут изменить ни твои мысли (внутри тебя), ни твои желания, вместе взятые.

Если ты хочешь изменить окружающую среду и сделать что-нибудь на этой планете, тебе лучше построить мост — мост между твоим внутренним и внешним миром. Один у тебя уже есть. Его называют поведением, а поведение предполагает действие. Оно может принимать форму физической энергии, речи или письма. В отличие от глупой болтовни о всемогуществе ума эти методы не захватывающи, не мгновенны, не драматичны, но они приносят результат. Чтобы обрести силу, ты должен захотеть оставить эти ментальные игры и засесть за какую-нибудь тяжелую, конкрет­ную работу.
Дополнительная информация
Шпенглер, Симоне, Монро и Тэйз (Spengler, Simons, Monroe & Thase, 1997) обнаружили, что А (негативные жизненные события) не являются определяющим фактором успешности клиентов в когнитив­ной терапии.

Многие произведения великих классиков основаны на человечес­кой способности побеждать непреодолимые силы путем изменения своих взглядов. Терапевты могут сами сделать свой выбор, но на нас произве­ли впечатление работы Виктора Франкла «Человек в поисках смысла» (Frankl, 1980) и «Дневник Анны Франк». Есть множество романов и рассказов, вдохновляющих описанием того, как человеческая природа может вознестись над А.

ПАМЯТКА: ПОЧЕМУ А — ЭТО ЕЩЕ НЕ ВСЕ
Величайшее воздаяние за то, что мы являемся людьми, в конечном счете состоит не в чудесном детстве, не в победе в соревновании, не в безмятежной и спокойной жизни. Это не груда денег, не слава, не удо­вольствия и не обещанные награды в лучшем мире. Настоящий пода­рок может быть в том, что мы вкладываем всю нашу сущность в дос­тижение какой-либо цели, будь то победа в беге, принятие кошмарного детства или совладание с травмирующим событием. Незрелый чело век видит в каждой ситуации только сиюминутные потери и приобре­тения, но личность, которая познала боль жизни, ищет отсроченные награды. Такой подарок, как был у Анны и марафонского бегуна, превос­ходит любые моментальные возмещения. Это конечная плата за всю нашу энергию, все наши способности, за всю силу одного великого фи­нального толчка стремление к цели до тех пор, пока мы не придем к ней или не умрем в попытках ее достичь. И дело, конечно, не в цели и не в ее достижении, наши старания вот что имеет значение.

ДОМАШНЕЕ ЗАДАНИЕ

Имя ___________________________

Если вы хотите попытаться себе помочь с помощью материала, данного вам на консультации, то первым шагом будет научиться различать А, В и С. На практике люди сначала находят С, затем А и в последнюю очередь В. Каждый день делайте следующее.

1. Определите самую сильную негативную эмоцию, которую вы испытали в течение последних 24 часов. У вас могло их быть несколь­ко, но выберите самую сильную. Обратите внимание на такие эмо­ции, как страх, печаль и гнев. Позвольте себе сосредоточиться на этом чувстве. Пусть оно появляется до тех пор, пока вы не ощутите его отчетливо, но в самой малой степени.

2. Затем найдите А. Что происходило непосредственно перед тем, как у вас возникла эта эмоция? Проверьте, не включили ли вы туда ваши мысли. А — это то, что было бы зафиксировано на звуковую видеокамеру, если бы ею была захвачена эта сцена. На кассете не было бы никаких интерпретаций происходившего — только запись.

Чтобы найти А, вам может понадобиться вспомнить точное вре­мя, когда вы испытали эмоцию. Если это сразу не удается, пересмот­рите все, чем вы занимались за прошедшие сутки. Начните с того момента, когда вы проснулись, и в деталях визуализируйте все, что вы делали. Продолжайте просматривать день до того момента, когда вы впервые ощутили искомую эмоцию. Когда вы найдете правильное время, вспомните все, что тогда происходило вокруг. На что вы смот­рели? Какие слышали звуки? Присутствовали ли какие-нибудь запа­хи или вкусовые ощущения? Болел ли у вас живот или рука, тошни­ло ли вас и были ли иные внутренние ощущения непосредственно перед возникновением эмоции?

3. Наконец найдите В. Что вы говорили себе в ситуации, которая вызвала вашу эмоцию? В большинстве случаев вы произнесли про себя несколько вещей. Попытайтесь вспомнить все. Со временем у вас появится целый список ваших самых типичных убеждений, но пока вы должны будете угадывать. Вы поймете, что нашли нужную мысль, если она служит мостиком между А и С. Если вы сможете представить, что любой человек с такими же убеждениями почув­ствовал бы то же, что и вы, то, скорее всего, вы правы. Если же кто-то, думающий сходным образом, не испытал бы подобной эмоции, значит, вы нашли неверную мысль.

4. Продолжайте постоянно проделывать процедуру, описанную выше. Исследуйте свои эмоции в течение недели или более. Впослед­ствии, когда вы будете испытывать сильную эмоцию, ищите ABC. Записывайте свои находки. Через какое-то время вы обнаружите, что проявляются одни и те же ситуации, мысли и эмоции. Тогда вы сможете найти стереотипы своего мышления.


УСВОЕНИЕ ПОНЯТИЙ
Принципы
Одного часа в неделю объяснения клиентам принципов ког­нитивной терапии вряд ли достаточно для того, чтобы усилить ее эффективность, особенно если клиенты сохраняют изначаль­ный образ мыслей во время остальных 167 часов. Чтобы понять и запомнить когнитивный подход, клиентам необходимо прак­тиковаться в новом типе мышления и после того, как они поки­дают ваш кабинет. Мы нашли несколько методов, эффективных для лучшего запоминания материала клиентами.
Метод 1.

Памятки для клиентов
Мы даем памятки всем своим клиентам, которые посещают групповые или индивидуальные сеансы. Все они очень полезны и практически незаменимы для закрепления идей, представлен­ных на занятиях. Неформальные исследования показали, что клиенты вдвое лучше запоминают материал, если они могут про­смотреть его в соответствующих памятках. В качестве таковых вы можете использовать опубликованные пособия других те­рапевтов. Вы, возможно, сочтете более полезным создать свои собственные, в которых бы отражался ваш стиль консульти­рования.

Мы написали подобные памятки, адресованные клиентам с самыми разными проблемами. «Мудрый разговор с собой» (Talk Sense То Yourself, McMullin and Casey, 1975) и ее испанский перевод (McMullin, Casey, and Navez, 1979) посвящены генерали­зованной тревожности и депрессии у взрослых. «Откровенный разговор с родителями» (Straight Talk to Parents, McMullin, Asafi, and Chapman, 1978) был написан для родителей, имею­щих трудности со своими детьми. «Ящерица» (The Lizard, McMullin, Gehlhaar, and James, 1990) — это начальное пособие, в котором обсуждаются проблемы людей с алкогольной зависи­мостью. Пятое пособие более продвинутое и посвящено наркома­нам и алкоголикам (McMullin and Gehlhaar, 1990a). Эти пособия соответствуют нашим индивидуальным и групповым занятиям; если на сеансе были раскрыты методы изменения разрушающих убеждений, клиенту стоит посоветовать прочитать раздел посо­бия по устранению той или иной иррациональной идеи.

Все памятки, или пособия, написаны в сходном стиле. Они охватывают наиболее важные детали каждого терапевтического сеанса, а обучающая программа составлена в такой форме, что клиент может попрактиковать то, что было пройдено на сеансе. Они небольшие (50 страниц и менее) и включают большое число иллюстраций и комиксов.
Метод 2.

Внеклассное чтение
В связи с финансовыми ограничениями, которые в настоя­щее время сопутствуют терапевтическим сеансам, важно, чтобы клиент как можно больше информации усваивал вне консульта­ции. Книги по самопомощи могут сэкономить бесценное время, отведенное на сеанс, как для терапевта, так и для клиента. В отличие от памяток они не дают пошаговых схем отработки материала занятий, однако предлагают более детализированную информацию о некоторых понятиях и упражнениях, которые могут быть лучше усвоены вне терапевтического часа. Поэтому терапевты часто советуют к следующему сеансу прочитать как памятки, так и главы из подходящей книги по самопомощи. У некоторых терапевтов есть собственные излюбленные издания, но наши клиенты по прошествии многих лет назвали наиболее полезными следующие когнитивно-ориентированные работы.

На первом месте — одна из самых популярных из опублико­ванных по самопомощи книг «Руководство к разумной жизни», написанная Альбертом Эллисом и Робертом Харпером и выдер­жавшая уже три издания: A Guide to Rational Living (Ellis & Harper, 1961), A New Guide to Rational Living, 2"d Edition (1975), A Guide to Rational Living, 3rd Edition (1998). На втором месте — одна из первых книг, в которой объясняются основные принци­пы когнитивной терапии, это «Зоны ваших заблуждений» {Your Erroneous Zones, Dyer, 1993). Номер 3 представлен комбинаци­ей различных когнитивных подходов — «Чувствую себя отлич­но: новая терапия настроения» {Feeling Good: The New Mood Therapy, Burns, 1980, 1989). Номер 4 — более поздняя работа доктора Эллиса «Как сделать себя несчастным» {How to Stubbornly Refuse to Make Yourself e Miserable about Anything, Yes, Anything, Ellis, 1988a). Номер 5 — книга, написанная специалистом по семейному консультированию, которая в целом не пользовалась популярностью, но нашим клиентам понравилась, «Счастливый брак» {A Guide to Successful Marriage, Ellis & Harper, 1961).
Метод З.

Мультимедиа, аудио- и видеозаписи, карикатуры и компьютерные программы
Обучая ABC и другим аспектам когнитивной терапии, кон­сультант должен использовать как можно больше вспомогатель­ных средств. Способность клиента понять и сохранить в памяти вербальный материал ограничена, но если терапевт трансфор­мирует информацию в визуальные подсказки, закрепляться она будет лучше. Раздел, который вы читаете, иллюстрирует этот принцип: вместо того чтобы перечислять библиографические ссылки на пособия, книги по самопомощи, слайды и комиксы, я показываю реальные иллюстрации. Не правда ли, что при помо­щи зрительных стимулов будет легче запомнить услышанное?

Слайды. Ключевые точки всех терапевтических сеансов мо­гут быть отображены на слайдах. В «Пакете для когнитивной реструктурирующей терапии» {Cognitive Restructuring Therapy Package, Revised, Casey & McMullin, 1976, 1985) представлено 54 слайда, использующихся на групповых сеансах.

Видео- и аудиозаписи. Один из лучших источников аудио- и видеокассет — Институт рационально-эмотивной поведенческой терапии Альберта Эллиса, находящийся в Нью-Йорке по адресу: Albert Ellis Institute for Rational Emotive Bihavior Therapy, 45 E. 65th St., New York, NY 10021. Телефон (800) 323-4738. E-mail: orders@rebt.org.

Американская психологическая ассоциация предлагает мно­жество ценных книг, фильмов и кассет. Загляните на их сайт: http://apa.org/books/.

Карикатуры. Вы можете определить основные понятия сво­ей терапии и изобразить их в виде комиксов или карикатур, которые окажут значительную помощь вашему клиенту в пони­мании и запоминании ключевых идей. Пройдет много времени, и все, что вы говорили по какому-либо предмету, будет забыто, все, кроме этой картинки, которая поможет вашему клиенту справиться с проблемной ситуацией. Следующие карикатуры были названы нашими клиентами самыми полезными (рис 1 2) Компьютеры. Терапевты также могут проиллюстрировать понятия с помощью компьютеров. Компьютеры сопровождают
Неистребимый оптимизм

Все...

должно быть

иначе!»



Рис. 1.2. Психотерапевтические карикатуры: 1 - McMullin and Casey, 1975; 2 - McMullin and Gehlhaar, 1990a;

3 — McMullin, Asafi, and Chapman, 1978;

4 — McMullin, Gehlhaar, and James, 1990.
сейчас большую часть наших индивидуальных и групповых се­ансов. Они имеют то преимущество, что являются более гибки­ми, чем остальные обучающие методы, при индивидуальной консультации терапевт может установить второй монитор для клиента, чтобы тот незамедлительно мог увидеть идеи консуль­танта и свои ответы. В случае групповой терапии мы обычно проводим весь сеанс с портативного компьютера, подсоединен­ного либо к проектору с жидкокристаллическим дисплеем, либо посредством телевизионного скан-конвертера к широкоэкранно­му телевизору. Терапевт может использовать электронный мар­кер на экране в качестве указки.

В помощь клиентам предлагается компьютерное программ­ное обеспечение, например работа Мартина Сэндри (Ideas that Make You Feel, Sandry, 1992). Терапевты также могут сами со­здавать собственные программы с использованием сканера и цифровой камеры. Полезным может оказаться и сканирование пособий по самопомощи, карикатур, домашних заданий или ключевых принципов терапии, чтобы это просматривалось кли­ентами на своих компьютерах.

Большая выгода от использования компьютеров в консуль­тировании состоит в том, что это экономит время терапевта и деньги клиента. Если компьютер с интерактивной программой установить в приемной терапевта, то клиент сможет учиться оп­ределенным ключевым принципам во время ожидания сеанса или после него. Насколько это возможно, обучение посредством компьютера позволяет оставить наиболее дорогостоящие тера­певтические сеансы для индивидуализированных инструкций. Например, принципы, обсуждаемые в данной главе (базовые формулы, анализ ABC и т. д.), могут быть с большей легкостью, чем самим терапевтом, преподаны клиенту при помощи компь­ютерной программы, но для информации из последующих раз­делов (определение специфических В клиента, выбор индивиду­альной техники когнитивного сдвига) лучше предусмотреть се­ансы тет-а-тет.

Клиенты могут также использовать компьютеры для прак­тики в отдельных техниках когнитивного сдвига. Они могут но­сить с собой карманные компьютеры, чтобы записывать свои мысли, отрабатывать контраргументы (см. главы 6 и 7) и повто­рять применение определенных когнитивных реструктурирую­щих методик (см. Newman, Kenardy, Herman, & Taylor, 1997).
Комментарий
Представленные обучающие методы — лишь дополнение к терапии, они не заменяют необходимого общения между терапев­том и клиентом.
Дополнительная информация
Неймейер и Фейкзес (Neimeyer & Feixas, 1990) обнаружили, что клиенты, от которых требовалось выполнение домашних заданий по когнитивной терапии, были гораздо успешнее тех, кто проходил ту же терапию без домашней работы.

Ньюман с коллегами (Newman, 1997) эффективно использовал пор­тативные компьютеры в работе с клиентами с паническими расстрой­ствами и сопоставил свои результаты с результатами типичной когни­тивно-поведенческой терапии. Компьютеры оказались полезными в вы­полнении многих когнитивных реструктурирующих техник (Buglione, DeVito, & Mulloy,1990; Chandler, Burck Sampaon, & Wray, 1988; Selmi, Klein, Greist, Sorrell, & Erdman, 1990).

Обширные исследования проводились по эффективности использо­вания памяток, пособий и книг по самопомощи (что известно как биб­лиотерапия) в качестве дополнения к регулярным психотерапевтичес­ким сеансам (см. Gould, Clum, & Shapiro, 1993; Jamison, & Scogin, 1995; Scogin, Jamison, & Davis, 1990; Smith, Floyd, Scogin, & Jamison, 1997; Wehrly, 1998).

Возможно, лучшим справочником по книгам самопомощи является The Authoritative Guide to Self-Help Books (Santrock, Minnett, & Campbell, 1994). В нем не просто перечисляются издания, но и приводится их рейтинг по полезности. Самые лучшие книги на сегодняшний день — это работы Эллиса, Бэка, Фримена и Девулфа (Ellis, 1995; Ellis, & Lange, 1995; Ellis, & Tafrate, 1997; Freeman, & Dewolf, 1993; Freeman, Dewolf, & Beck, 1992).

Майкл Фри (Michael Free, 1999) разработал мультимедийную пси­хологическую образовательную программу, рассчитанную на 12 сеан­сов. В его книге содержатся все необходимые для ведения группы мате­риалы: накладные расходы, домашние задания, полные конспекты мини-лекций, упражнения, указания по проверке домашней работы, памятки и образцы визуальных пособий, которые могут быть скопиро­ваны непосредственно из книги.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   48

Похожие:

Практикум по когнитивной терапии iconСправочник практического психолога «И. Г. Малкина -пых Техники гештальта и когнитивной терапии»
Книга является справочным пособием по методам и техникам гештальт-терапии и когнитивной терапии, используемым в индивидуальном психологическом...

Практикум по когнитивной терапии iconПрактикум по гештальт-терапии abbyy fineReader 11
Книга предназначена для психологов, психотерапевтов, а также для всех интересующихся психологией

Практикум по когнитивной терапии iconПрактикум по спортивной психологии Санкт-Петербург
...

Практикум по когнитивной терапии iconИммуномодуляторы в терапии хронического вирусного гепатита С
Продолжаются исследования, направленные на определение клинических и иммунологических признаков хронического воспалительного процесса...

Практикум по когнитивной терапии iconПрактика рациональной терапии
В работе раскрываются основные понятия и методы рациональной терапии, обозначается спектр проблем, в работе с которыми обозначенный...

Практикум по когнитивной терапии iconКнига написана так, что она будет интересна и специалистам психологам,...
Автор приводит теоретические и методологические основы своего терапевтического подхода, реализующегося средствами арт-терапии и гештальт-терапии,...

Практикум по когнитивной терапии iconПрактикум л. И. Губарева о. М. Мизирева т. М. Чурилова экология человека...
Учебное пособие предназначено для студентов высших учебных заведений, оно может быть использовано также преподавателями вузов, учителями...

Практикум по когнитивной терапии iconДжеймс Олдхейм Техники гештальт-терапии на каждый день «Психотерапия» Москва 2009
Яро старак, Тонн кей, Джеймс олдхейм с 77 техники гештальт-терапии на каждый день: Рискните быть живым / Пер с англ родред. Г. П....

Практикум по когнитивной терапии iconЯньшин П. В. Я67 Практикум по клинической психологии. Методы исследования...
Яньшин П. В. Я67 Практикум по клинической психологии. Методы исследования личности. – Спб : Питер, 2004. – 336 с: ил. – (Серия «Практикум...

Практикум по когнитивной терапии iconК. В. Патырбаева практикум по философии: историко-философское введение
П 20 Практикум по философии: историко-философское введение (для нефилософских специальностей): методическое пособие / К. В. Патырбаева;...

Литература


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
literature-edu.ru
Поиск на сайте

Главная страница  Литература  Доклады  Рефераты  Курсовая работа  Лекции