Vitautus Москва «вече»




НазваниеVitautus Москва «вече»
страница5/37
Дата публикации19.06.2014
Размер5.7 Mb.
ТипДокументы
literature-edu.ru > Литература > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   37

* * *

Неисчерпаемое многообразие смысловых значений и их оттенков, заключенных в древнейшей корневой основе тг, в данном плане особенно показательно. В русском языке, помимо уже неоднократно помянутых многозначных понятий «мир» и «мера», восходящих к своей смысловой праматери — горе Меру, — есть немало и других слов, содержащих корень тг. Прежде всего это лексическое гнездо, связанное со словом «море». В различных языках корневая основа тг соединена с разными гласными звуками. Так, латинская вокабула таге («море») несомненно взаимосвязана с многозначной лексемой таг в санскрите. А немецкое меег— «море» по своей вокализации практически совпадает с названием самой горы Меру. В русском фольклоре «морской аспект» обшеиндоевропейского и доарийского мировоззрения закодирован в заговорах про Море-Окиян. Кстати, задумывался ли кто-нибудь: что это за океан такой поминается всюду в русском фольклоре? Территории, где традиционно жили предки и прапредки русского народа, реально соприкасаются только с одним океаном— Северным Ледовитым.

«Морской смысл» обнаруживается и в архаичной русской сказке о Марье Моревне. В образе последней просматривается сразу несколько пластов. Наиболее древний из них связан с морским происхождением прекрасной сказочной королевны. Кто она была в прошлом? Русская нереида? Царица морская? Или богиня вод, наподобие великой Ильматар — карело-финской Матери воды и праматери всех людей, или Сарасвати — супруги первобога Брахмы? Вместе с тем в отчестве русской Тефиды (так звали жену Океана и мать Океанид), да и в имени тоже (христианизированное Марья— всего лишь дань позднейшему времени), слышится пугающее и грозное Морена— богиня Смерти. О том же свидетельствуют и некоторые детали русской сказки. Марья Морев-на— воительница и воевода, победительница самого Кощея Бессмертного: всесильный Кощей, как куль, висит у Царь-девицы в чулане, на двенадцати цепях прикованный. Но и без Кощея над вещей Марьей-Моревной веет ореол смерти. Это первое и чуть ли не главное, с чем сталкивается Иван-царевич, когда только

еще СЛЫШИТ ИМЯ СВОЕЙ СУЖЕНОЙ:

«...Лежит в поле рать-сила побитая. Спрашивает Иван-царевич: «Коли есть тут жив человек— отзовися! Кто побил это войско великое?» Отозвался ему жив человек: «Все это войско великое побила Марья Моревна, прекрасная королевна» (рис. 15).

Любопытна судьба архаичной общеязыковой корневой основы тг в саамском языке (при этом следует иметь в виду, что лапландские говоры сильно разнятся). По-саамски «море» звучит почти так же, как во многих индоевропейских языках (сам саамский язык относится к одной из ветвей финно-угорских языков)— миерр, миар. Название Севера по-саамски в точности совпадает с именем полярной горы Меру — Мер, Мерр. Данные понятия после различных фонетических трансформаций наложили отпечаток на чисто саамское слово morsa «морж», откуда оно, как считают многие этимологи, перешло в русский язык— с тем же смыслом и звучанием, а также повлияло на появление этого воистину интернационального слова в других языках, например, на французское и английское morse— «морж».

Память о Вселенской полярной горе навечно запечатлена в языках и обычаях других народов России. Из древнерусских летописей хорошо известно название верхневолжского народа меря. Одно время казалось, что он вообще исчез с лица земли под воздействием бурных событий отечественной истории. Потом догадались: загадочные меря — это современные марийцы, или мари, как они сами себя называют (откуда и название республики— Мари-Эл). Но в данном случае важно другое: самоназвание народа— особенно в прежней вокализации — восходит к имени все той же горы Меру.

В другом конце земли (в Африке, на территории нынешнего Судана) и совсем в другие времена существовал загадочный и ныне полностью разрушенный город Мероэ — столица древнего государства Куш (Мероитского царства), где по традиции всегда властвовала женщина. Конечно, можно утверждать и правдоподобно доказывать все, что угодно, но лично я нисколько не сомневаюсь: в данном топониме также нашло свое отражение название горы Меру. Ибо все народы земли, их языки и культуры — наследники древней полярной цивилизации.

Нельзя также не обратить внимания на поразительную созвучность наименований двух священных гор— полярной Меру и библейской Мории, той самой, где когда-то Авраам устроил жертвенник, а Соломон впоследствии воздвиг Иерусалимский храм, дважды разрушенный, и где ныне высится одна из главнейших святынь ислама— мечеть Омара.

Остается невыясненным еше один вопрос: почему имя полярной горы Меру, ставшее символом Золотого века и бессмертия, породило одновременно семантическое и лексическое гнездо, связанное с понятием «смерть». Здесь возможно двоякое объяснение. Традиционное: смерть— всего лишь ступень при переходе к бессмертию в иной, потусторонней жизни. Нетрадиционное: после вселенской катастрофы, когда процветавший в прошлом Север сковали льды, обширные арктические территории погрузились на дно, а население, не успевшее мигрировать или скрыться в подземных убежищах, вымерло — полярная гора Меру, также скрывшаяся подо льдом в океанической пучине, стала символом смерти.

* * *

С позиций аналитического метода археологии языка и реконструкции смысла вполне допустимо проанализировать и Начальную русскую летопись— любое ее слово, любое имя, топоним или этноним. Обратимся для примера к имени библейского родоначальника большинства народов Евразии — Иафета, который вместе с отцом Ноем, братьями и их женами спасся в ковчеге от Всемирного потопа и получил во владение в ходе послепотопного раздела земель Северный удел. В летописи он прозван Афетом, в научной литературе долго именовался Яфетом (откуда яфетическая теория языка академика Марра).

Между тем известна хроника событий Древнего Мира, написанная на греческом языке по заказу Селевкидского двора вавилонским историком Беросом (III век до н.э.). Сам Берос был халдейским жрецом-астрологом, но после взятия Вавилона Александром Македонским и наступления «смутного времени» бежал в Элладу, выучил греческий язык, затем возвратился на родину и написал по-гречески для царя Антиоха I историческую хронику, опираясь на древнейшие, впоследствии утраченные источники.

При изложении ветхозаветных событий к труду вавилонского собрата охотно обращался и самый знаменитый еврейский историк Иосиф Флавий (37— после 100 года н.э.), ссылаясь в своем фундаментальном труде «Иудейские древности» на авторитетное мнение своего предшественника и приводимые им подробности вселенского светопреставления и Ноевой одиссеи. Так вот, у Бероса имена героев потопа приводятся в несколько иной вокализации: Ной назван Нохом или Ноа[хом] (разные переводчики переводят по-разному) и даже Янусом— знаменитым двуликим древнеримским божеством, чье происхождение теряется во мраке веков; Сим — Самом (откуда легко вывести самоназвание аборигенов Лапландии саамов), Хам — Хемом, а Иафет— Япетом.

Но точно так же — Япетом (Иапетом) — прозывался и один из древнегреческих титанов. Многие ученые и комментаторы (причем совершенно независимо от Бероса) давно обратили внимание на сходство мифологических имен, казалось бы, принадлежащих различным временам, народам и культурам. Была выдвинута вполне закономерная версия: речь, судя по всему, идет об одном и том же персонаже. Другими словами, библейский Иафет и есть эллинский Япет (Иапет), он вместе с


другими титанами и титани-дами относился ко второму поколению греческих богов.
Первое поколение, породившее титанов, гигантов, циклопов и сторуких великанов гекатонхейров, — это Уран-Небо и Гея-Земля. После оскопления и низвержения отца Урана к власти пришли титаны во главе с Кроном (Сатурном), который в скором времени принялся пожирать собственных детей (рис. 16). Единственно спасшимся оказался будущий владыка Олимпа— Зевс (рис. 17). Возмужав, он заставил отца изрыгнуть назад проглоченных детей и вскоре выступил вместе с ними против титанов. В результате кровопролитного сражения, которое длилось не один год и известно под названием Титаномахии, младшее поколение свергло старшее. Победители поступили со своим отцом, дядьями и тетками достаточно сносно: после недолгого низвержения в подземный Тартар их отправили в почетную ссылку на северные острова Блаженных (коррелят Арктиды-Гипербореи).

Среди поверженных изгоев оказался и титан Япет — отец Прометея, Эпимитея и Атланта. Но что означает его имя и есть ли у него аналоги в русском языке? С именем Япет (Иапет) — Яфет сопрягается имя Ипат— мистически-роковой символ русской истории: с Ипатьевского монастыря началась история династии Романовых, а в Ипатьевском доме в Екатеринбурге она трагически завершилась. Полное имя для Ипата— Ипатий, он же— Евпатий, древнерусское написание— Еупатий (так звали организатора сопротивления Батыю в Рязанском княжестве), восходящее к греческому Евпатору, что означает «благородный» (такое прозвище было у знаменитого властителя Боспорского царства Митридата VI). Русское имя Ипат, исходя из греческой первоосновы, также переводят обычно: «знатный», «важный».

Однако нахождение иноязычного эквивалента — лишь первый шаг на пути отыскания истины: корни и греческого, и славяно-русского слов наверняка уходят в более глубокие лексические и смысловые пласты, особенно когда речь идет о легендарном прародителе индоевропейских и прочих народов. Не исключено, что имя Иапет— обычное прозвище, связанное с древнегреческим глаголом /арго, значение которого многопланово: «кидать», «бросать», «низвергать», «произносить», «нападать», «поражать», «носиться», «мчаться», «плясать». Соответственно и Иапет может считаться и Низвергателем, и Мчащимся, и Плясуном и т.д. Среди неавтохтонных пришлых народов, известных античным авторам, были иаподы, жившие на стыке Балканского и Апеннинского полуостровов, а также иапиги, поселившиеся в конечном счете в Италии, куда они прибыли с Крита под водительством Иапига, сына легендарного мастера Дедала и неизвестной критянки. Что заставило критян спешно покинуть остров — колыбель доэллинской цивилизации, — об этом история умалчивает. Известно, однако, что сам Дедал был связан с Севером (Арктом), о чем писали античные авторы, например, Вергилий в «Энеиде».

Просматриваются параллели и с русским языком. Так, хорошо известное русское слово «ябедник» в прошлом означало «служитель» и писалось, начиная с «Русской правды» Ярослава Мудрого, «ябет[ь]ник», уходя своими корнями, по мнению большинства специалистов, в скандинавские языки. Впоследствии, но не ранее XVI века, из существительного «ябедник» образовался глагол «ябедничать» со смыслом «доносить», «клеветать», а «ябедник» превратился в «ябеду-доносчика». С учетом взаи-мопреврашаемости согласных звуков «б» и «п» можно допустить форму «япетник», где лексическая основа «япер> обнаруживается очень четко. Кроме того, в русле индоевропейской фонетической трансформации известно превращение «б» в «пф» (или наоборот). Русское «яблоко» имеет общую корневую и генетическую основу с немецким Apfel, где «б» = «пф». Отсюда понятно, почему в вокализации имени Япета возможен вариант со звуком «ф» вместо «п». Конечно, созвучность имени-символа Япет-Яфет и древнерусского слова «ябеть[ник]» может оказаться случайной, но во всякой Истории— в том числе и в истории языка— ничего случайного по большому счету не бывает. Таков вкратце смысл имени (или прозвища?) праотца северных народов— библейского Иафета.

* * *

Вообще вопрос о титанах достаточно запутан и относится к числу «темных». Еще у Гомера и Гесиода по поводу их генезиса существовали разные мнения. По Гесиоду, как уже отмечалось, отец двенадцати титанов и титанид — это Уран-Небо, а мать — Гея-Земля. В дальнейшем титанами именовались и их дети первого поколения, например, Прометей— сын Япета (Иапета) и Климены. Понятие и слово «титан» образуют общее лексико-смысловое гнездо с исконно русскими словами: «тита» (женская грудь— «титька»), «тётя», «тятя» («тата— отец», откуда и слово «отечество») — все они предполагают некоторую близкородственную основу. У Гомера титаны— дети не Урана и

Геи, а Океана и Тефиды— родоначальников всего живущего. (Между прочим, то, что наименование «титаны» образовано от имени матери— Тефиды (Титии), свидетельствует о матриар-хальности отношений, доминировавших во времена их владычества. Напротив, с воцарением Олимпийцев утвердились отношения патриархальные.) Аполлодор в «Мифологической библиотеке» придерживается версии Гесиода. Впоследствии их точка зрения и была канонизирована, хотя уже многие античные авторы— и в их числе знаменитый философ Гераклит Эфес-ский— выражали глубокие сомнения в компетенции Гесиода. Это подтверждают и некоторые, как принято выражаться, независимые источники.

Сохранились свидетельства так называемых Сивиллиных книг, некогда обширных мифологических источников древнейшего происхождения. Первоначально Кумекая Сивилла принесла последнему царю Древнего Рима Тарквинию Гордому девять священных книг, и уже тогда шесть из них были сожжены. Оставшиеся не раз переписывались, сокращались, пока их окончательно не уничтожили варвары после захвата Рима. Тем не менее некоторые отрывки уцелели, среди них— касающиеся происхождения титанов. Иногда утверждают: перед нами не подлинник, а позднейший пересказ. Ну и что! Ничуть не меркнет заслуга нередко безымянных авторов, сумевших донести до нас голос подлинника, в том или ином виде бывшего у кого-то перед глазами. Ценность первоначальных свидетельств не снижается, оттого что они передаются от поколения к поколению.

В III Сивиллиной книге излагается версия, отличная от общепринятой: титаны вовсе не были первобогами, а представляли десятое поколение, жившее после потопа (какого по счету потопа— не говорится). Самое интересное, что Титан в Сивиллиной книге— имя собственное: «И владычествовали тогда Крон, Титан и Япет, названные превосходнейшими детьми Геи (Земли) и Урана (Неба), по причине того, что они были лучшими земными людьми. Вся земля была разделена между ними на три части, и каждый владычествовал в своей части бесспорно, ибо отец наложил на них клятву, а дележ был справедливый. Но когда старому отцу пришел конец и он умер, тогда клятва была нарушена постыдным образом, и сыновья заспорили о царском достоинстве и владычестве над всеми людьми. Воевали же (преимущественно) Крон и Титан». Далее подробно рассказывается о перипетиях этой борьбы. Поражает обыденность и приземленность данной версии: титаны и будущие Олимпийцы оказываются простыми людьми (Зевс, кстати, прозывается Дисом и признается таким же смертным, как все люди, боги и полубоги). Любопытна интерпретация и самого образа Титана: первоначально это брат-соперник Крона и Япета (в Сивиллиной книге— вопреки Гесиоду и Аполлодору— они не называются титанами; зато таковыми именуются 60 сыновей первородителя).

Еще больше путаницы вносит версия, изложенная известным античным историком Диодором Сицилийским (ок. 90— 21 годов до н.э.) в его многотомном труде «Историческая библиотека» (единственный русский перевод был сделан и издан по заказу Екатерины Великой в 1771 году). Диодор как бы объединяет свидетельства Гомера и Гесиода, называя отцом титанов Урана (как в «Теогонии»), а матерью— Тефиду (как в «Илиаде»). Правда, он оговаривается: Тефида-Тития лишь первоначально была водным (океаническим) божеством, а впоследствии получила имя Земли-Геи. У античных мифографов встречается еще одна версия, в которой Тефия называется дочерью Урана и Геи. Но такая оговорка ничего по существу не добавляет, ибо семейная жизнь древних богов — и не только Олимпийских— это сплошной инцест: небожители вступали в брак, находясь друг с другом в прямом и косвенном родстве. Так, Земля-Гея вступает в брачную связь с собственным сыном Небом-Ураном, которого «равного себе ширью» родила, «чтоб точно покрыл ее всюду», а от внука своего Посейдона порождает чудовищного великана Антея, возводившего кумирни из черепов загубленных им людей, пока его самого не задушил, подняв в воздух, Геракл. Среди бессчетного множества любовных избранниц владыки Олимпа Зевса— его сестры Деметра и Гера, дочь Персефона (римская Прозерпина), внучка Ниоба, тетка Фемида, племянница Метида (первая жена и мать Афины-Паллады) и т.д.

Между прочим, Уран, по Диодору, первоначально был обыкновенным человеком и лишь впоследствии его обожествили за заслуги перед родом человеческим. Именно он— Уран— как классический культурный герой отвадил людей от «зверской жизни», научил сельскому хозяйству и искусству наблюдения за звездами. И происходило это все не где-нибудь, а в Атлантиде (у Диодора приводится очень много важных сведений, касающихся этой части света). Вот доподлинные слова историка в современном переводе А.Ф. Лосева:

«Повествуют, что первый начал царствовать у них (атлан-тийцев) Уран, который свел разбросанно живущих людей в городскую ограду, причем они согласились прекратить внеза-конную и звериную жизнь. Он изобрел употребление и накопление домашних плодов и немало из других полезных вещей. Он овладел большей частью вселенной, по преимуществу — странами к западу и северу. Ставши усердным наблюдателем звезд, он предсказывал многое из того, что должно совершиться в мире. Он ввел для народа исчисление года по солнечному движению, месяцев же— по луне и научил распознавать времена каждого года. Потому-то многие, не зная вечного порядка звезд, удивлялись происходящему по предсказанию; и, с другой стороны, предположили, что сообщавший об этом прича-стен божественной природе. После его ухода от людей, ввиду его благодеяний и распознания им звезд, ему стали воздавать бессмертные почести. Его прозвище перенесли на мир; одновременно с тем, что он оказался причастен к восходу и заходу звезд и к прочему, что совершается на небе, как и одновременно с размером почестей, стали чрезмерно расцениваться и его благодеяния. И его навеки объявили вечным царем Всего.

<...> Повествуют, что <...> сыновья Урана разделили царство; из них наиболее видными являются Атлант и Кронос. Атлант получил по жребию местности, прилегающие к Океану, и этот народ получил название атлантийцев, и самая высокая гора в этой стране подобным же образом получила название Атланта. Рассказывают, что он точно преподал [людям] астрономию и первым же дал людям науку о сферах. По этой причине составилось мнение, что весь Космос держится на плечах Атланта».

Таким образом, Диодор Сицилийский считал Урана первым царем загадочной страны (и одноименного материка) Атлантида, исчезнувшей впоследствии в пучинах океана. Именно Уран объединил атлантов «в одно общество, или гражданство». При этом подчеркивается: Уран властвовал не только в странах Запада, но и на Севере.

Аналогичным образом представлялся в прошлом и верховный бог древнегерманского пантеона Один. Первоначально он мыслился в человеческом обличий и лишь впоследствии был обожествлен. Дадим слово Снорри Стурлусону— самому прославленному скандинавскому историку (1178—1241):
«Один был великий воин и много странствовал и завладел многими державами. Он был настолько удачлив в битвах, что одерживал верх в каждой битве, и потому люди его верили, что победа всегда должна быть за ним. Посылая своих людей в битву или с другими поручениями, он обычно сперва возлагал руки им на голову и давал им благословение. Люди верили, что тогда успех будет им обеспечен. Когда его люди оказывались в беде на море или на суше, они призывали его, и считалось, что это им помогало. Он считался самой надежной опорой. Часто он отправлялся так далеко, что очень долго отсутствовал».
Имеются веские основания предполагать, что Титан— вообще не имя, а прозвище. Исходя из значения древнегреческого слова и близких ему по смыслу слов, «титан» означает: «простирающий руку», «стремящийся», «мыслитель», «властелин», «питатель» («властелин» уместно признать основным смыслом). Точно так же Прометей— сын Япета (Иапета)— не имя собственное, а прозвище: «провидец», «промыслитель», «прозорливец», «ведун» (от слов: «ведать, «проведать»), то есть из одного ряда с русскими словами: «ведьма» (ж. род), «волхв» (м. род)*.

* * *

А какие сведения можно почерпнуть в древнерусских источниках? Крупнейший русско-украинский историк Николай Иванович Костомаров (1817—1885) в монографии «Севернорусские народоправства во времена удельно-вечевого уклада (История Новгорода, Пскова и Вятки)», ссылаясь на хронографы XVI и XVII веков, пересказывает известный литературный памятник «Сказание о Словене и Русе», где рассказывается о. потомках Яфета (Япета) Скифе и Зардане, переселившихся на юг в Причерноморье; в свою очередь их потомки— Словен и Рус вернулись в места прежнего проживания своих предков на Севере. Трудно нынче отыскать эти старорусские первоисточники. В полном объеме тексты нигде и никем не воспроизводятся (за исключением разве что издания некоторых летописцев и хронографов в составе малотиражного «Полного собрания русских летописей»). Поэтому тем более интересно посмотреть свежим взглядом на сокровенные сказания, которые определяли мировоззрение и умонастроение русских людей триста-четыреста лет тому назад (нижеследующий фрагмент приводится по списку Хронографа 1679 года):

«В лето от сотворения света 2344, во второе лето по потопе, по благословению Ноя-праотца разлелися вся вселенная на три части трем сынам— Симу, Хаму и Афету. <...> Афе-ту же по благославению отца своего Ноя излиявшуюся на за-палныя же и на северныя страны лаже и по полунощия. По мале же времени првнуцы Афетовы Скиф и Зардан отлучи-шася от братие своея, и от рода своего от западных стран и коснушася полуденных и вселишася по Евксинопонте и живя-ху тамо многа лета, и от сих порадившася сынове и внуцы, и умножася зело и прозвашася по имени прадеда своего Скифа — скифы. И бысть между ними распря и междусобие и крамола многа тесноты ради места. Началницы же тогда родители их княжаху единого отца сынове пяточислении кров-ницы, им же имена суть: первый Словен, вторый Рус, третий Болгар, четвертый Коман, пятый Истер. От сего же племени во время последнее и каган-сыроядец изскочи, о нем же греческая история изъясняет».
* Более подробно см.: Демин В.Н. Тернистыми путями титанов (М., 2005).
Имя Зардан в русских источниках нигде более не зафиксировано. Хотя, как было отмечено, встречается в III Сивил-линой книге и у Мовсеса Хоренаци. Оно может быть интерпретировано двояко: во-первых, с учетом чередования согласных звуков и по аналогии с понятием Зрван, означающим Время и прямиком выходящим на его греческий эквивалент Хронос-Крон[ос]; во-вторых, как собственно русское имя, состоящее из двух русских корней «зар» (ср.: «заря») и «дан» (ср.: «данный»)— в таком случае Зардан сродни имени Богдан. Думается, однако, что различие между обоими подходами условно, если обратиться к теории единого происхождения языков мира; впрочем, общая основа наверняка отыщется уже в общеиндоевропейских корнях. Но пусть продолжит летописец:

«Князем бо скифским Словену и Русу мудростию и храб-ростию в роде своем всех превозшедшим, и начата размыш-ляги с поддаными своими премудре, рекоша же сине: или то-лико всея вселенныя, иже под нами ныне, еда несть во жребии праотца нашего Афета eme земли благи, и ко вселению человечу угодны, слышахом от отец своих, яко благословил праотец наш Ной прадеда нашего Афета частью земли всего западнаго и севернаго и полуношнаго ветров и ныне убо, братие и друзи, послушайте совета нашего: оставим далече вражду сию и несогласие, иже ныне тесноты ради творится в нас и подвигнемся убо и идем от земли сея, и от рода нашего и пойдем по вселенней света сушей во жребии прадед наших, иде-же нас преведет счастие и благословение прадеда нашего Афега, и подаст нам землю доброплодну и в обитование нам и родом нашим.

И люба бысть речь сия Словенова и Русова всем людем, и вси яко едиными усты реша: благ совет князей наших, и добра речь и чюдна премудрых держателей наших. И бысть в лета от Адама 3099 Словен и Рус с роды своими отлучишася от Евк-синопонта и идоша от роду своего, и от братий своея и ход-жаху по странам вселенныя, яко острокрилати орли прелетаху сквозь пустыни многи, имуще себе места благо приятна, и во многих местах почиваху мечтуюше, но нигде не обретоша вселения по сердцу своему, 14 лет пустыя страны обхожаху, дон-деже дошедше езера некого велика Мойска зовомого, последи же от Словена Илмер проименовася во имя сестры их Илме-ри, и тогда волхование повеле им бьгги населником места того».

Далее следует подробное изложение легенды об основании города Великого Словенска на Волхове, на месте которого впоследствии отстроили Великий Новгород. Подобные предания «о корнях и истоках» были когда-то чрезвычайно популярны на Руси и породили вереницу апокрифических сочинений. Насчитывается около ста списков «повестей», вроде процитированной. Однако их публикация, исключительно важная для понимания русской предыстории и становления национального самосознания, всячески тормозится. Многие ученые вообще считают их продуктом чистого сочинительства. Но нет! Безымянные авторы допетровской эпохи, вне всякого сомнения, опирались на какие-то не дошедшие до нас источники (если не письменные, то устные) и, подобно Нестору-летописцу, органично включали их в ткань своих исторических сочинений.

Кстати, правильность событий, излагаемых в крамольных летописцах и хронографах, подтверждает и Иоакимовская летопись, в пересказе включенная в «Историю Российскую» В.Н. Татищева. Подлинность утраченной летописи, названной так по имени первого новгородского епископа Иоакима, у специалистов не вызывает сомнений. Тем не менее сообщаемые в ней факты, касающиеся русской истории до «призвания варягов», в упор не замечаются официозной наукой: ни в учебниках, ни в энциклопедиях (за малым исключением) не найти имен Сло-вена, его ближних и дальних потомков— Вандала, Буривого, Гостомысла, У милы. Для решения проблем истории и предыстории громадное значение имеет сообщение Иоакимовской летописи о доваряжском государственном строительстве на территории Русского Севера:

«Буривой, имея тяжку войну с варяги, множицею побеж-даше их и облада всю Бярмию до Кумени. Последи при оной реце побежден бысть, вся свои вой погуби, едва сам спасеся, иде во град Бярмы, иже на острове сый крепце устроенный, иде же князи подвластнии побываху, и тамо, пребывая, умре. Варяги же, абие пришедше град Великий и протчии облада-ша и дань тяжку возложиша на словяны, русь и чудь».

Бярмия и Бярма— страна и город на острове, о которых здесь идет речь— одно из древних наименований северных территорий России — до Полярного Урала и далее. («Бьярмия», «Биармия»— таково современное написание этого древнего топонима, искаженного автохтонного названия Перми). Известный шведский историк Олаус Магнус (1490—1557) в самом знаменитом своем труде «История северных народов» так определяет границы обширного северного края, включающего и Лапландию:

«Биармия — северная область, зенитом которой служит сам Северный полюс, а его горизонт составляет равноденный и равнонощный [то есть Северный полярный. — В.Ц.] круг, который, разрезая и разделяя Зодиак на две равные части, делает так, что половина года составляет там один день, а другая— ночь; таким образом, год в этой стране длится один естественный день [то есть — сутки. — В.Д.}».

Исторические предания, затрагивающие невообразимые глубины русской истории, были чрезвычайно живучи и популярны в народной среде. Известный собиратель северного русского фольклора Елпидифор Васильевич Барсов (1836—1917) к немалому удивлению своему записал в середине прошлого века в глухой Олонецкой деревне оригинальное известие о князе Рюрике и его исконно русском происхождении. Оказывается, по/шинное имя Рюрика было Юрик и явился он в Новгород из Приднепровья. Новгородцы «залюбили» его за ум-разум и согласились, чтобы он стал «хозяином» в Новограде. (Р) Юрик наложил на каждого новгородца поначалу небольшую дань, но затем стал постепенно ее увеличивать, пока не сделал ее невыносимой (что впоследствии усугублялось с каждым новым правителем). Первые летописцы, упоминавшие Рюрика, также, скорее всего, опирались на какие-то устные известия. Постепенно исконно русское имя Юрик, помянутое в северорусском предании, оваряжилось.

Впрочем, есть все основания полагать, что летописные варяги, ставшие первопричиной пресловутой «норманской теории», на самом деле были никакими не скандинавами, а славяно-русским воинским объединением. Именно поэтому Нестор упорно именовал их русью в смысле этнической и языковой принадлежности («зваху тьи варязи русь»); от них пошло и название Руси как государства («от тех варягъ прозвася Русская земля»). При этом особо подчеркивается: русский язык— славянский, а славяне-новгородцы род свой ведут от варягов («ти суть людье ноугородьци от рода варяжьска, прежде бо беша словени»). Чтобы это значило, если не мудрствовать лукаво, а воспринимать текст как есть? Только одно: варяги изначально были русскими и также изначально говорили на русском (славянском) языке! В противном случае по логике вешей (то есть, если не выходить за рамки формулы «варяги = скандинавы») получится, что население Великого Новгорода (оно ведь «от рода варяжского») и до призвания Рюрика, и, надо полагать, в дальнейшем тоже говорило на одном из скандинавских языков. Абсурд? В самом деле — другого слова не подберешь!

Ведь, перечисляя через запятую «потомство Иафетово»: варяги, шведы, норвеги, готы, русь, англы, галичане, волохи, римляне, немцы, венецианцы и прочие,— Нестор-летописец почему-то не говорит, что варяги— это шведы или норвеги (хотя в летописном перечне все они стоят рядом и даже раньше руси). Ибо для русского летописца, как и для всех русских людей той эпохи, было абсолютно ясно: варяги— никакие не шведы и не норвеги, а такие же русские люди, как они сами — коль скоро даже переводчиков для общения не требовалось. Еще Михайло Ломоносов в яростном споре с немецкими нор-манистами-русофобами, подвизавшимися в Российской академии наук, указывал на отсутствие в русском языке хоть каких-то варяжских слов. Ответ на вопрос, заданный Ломоносовым, напрашивался сам собой: никакого собственно варяжского языка, тем более из числа скандинавских, никогда и в помине не было. Ибо варяги— это русь, но не в смысле принадлежности какому-то неведомому иноземному племени, а в смысле славяно-русского происхождения их самих и языка, на котором они говорили.

Можно назвать их и племенем, но, скорее всего, это мужское воинское братство— прообраз будущих рыцарских орденов. Жили они в основном на побережье Балтийского (Варяжского) моря, а также в районе современного Варангер-фиорда (то есть Варяжского залива) Баренцева моря, были хорошо организованы и сплочены, обладали богатым опытом во всех областях хозяйственной жизни, торговли, государственного управления и особенно— воинского искусства (рис. 17а).


Потому-то и обратились в 862-м году новгородцы к Рюрику с братьями, как бы сказали сейчас, за организационной помощью. И русские варяги охотно и плодотворно поучаствовали в становлении Руси.

Впоследствии варяжская дружина, насчитывая иногда до шести тысяч гвардейцев, служила при дворе византийских императоров. Здесь их тоже всегда считали только русскими. Между прочим, когда дотошные греки спрашивали: «Откуда же вы, варяги?»,— те, не задумываясь, отвечали: «Из Тулы...» Ничего себе ответ, если вдуматься. Однако под Тулой, про которую во всеуслышание говорили во дворцах Царьграда, подразумевалась древняя Гиперборея (Туле). Так, может быть, русские варяги и есть последние гиперборейцы, хранители традиций погибшей арктической прародины? Быть может, в их социальной структуре отчасти сохранились и архаичные черты древнеарийского кастового сословия. Почему бы не предположить, что варяги — это транфармированный вариант одной из одной из классических каст кшатриев? Ведь она как раз и объединяла правителей, воинскую аристократию и дружинников!
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   37

Похожие:

Vitautus Москва «вече» iconК ак научиться оптимизму советы на каждый день москва
Москва, ул. Красной сосны, 24. Акционерное общество «Вече», телефон: 188-16-50, 188-88-02

Vitautus Москва «вече» iconЕстественные науки
Алтай. Жемчужина и сердце Евразии / [авт сост. С. М. Бурыгин]. Москва: Вече, 2010. 283с. (Исторический путеводитель)

Vitautus Москва «вече» iconПредсказания оракул2000 на тысячелетия оракул 2000
Книги различных жанров можно приобрести по адресу: 129348, Москва, ул. Красной сосны, 24, издательство «Вече»

Vitautus Москва «вече» icon«100 великих авиакатастроф»: Вече; Москва; 2004 isbn 5 9533 0029 8
Стремление человека подняться в воздух и даже прорваться в космос всегда было сопряжено с огромным риском. В книге И. А. Муромова...

Vitautus Москва «вече» iconГрэм Хэнкок Следы богов издательство «вече»; москва; 2001 в поисках истоков древних цивилизаций
Книга «Следы богов» не могла бы быть написана без самозабвенной сердечной и неизменной любви дорогой Санты Файя, которая всегда отдает...

Vitautus Москва «вече» iconСергей Марков Блудницы и диктаторы Габриеля Гарсия Маркеса. Неофициальная биография писателя
«Блудницы и диктаторы Габриеля Гарсия Маркеса. Неофициальная биография писателя / Сергей Марков»: Вече; Москва; 2012

Vitautus Москва «вече» iconА. Скляров Сенсационная история Земли *
...

Vitautus Москва «вече» iconВаракин А. С. – Розенкрейцеры рыцари Розы и Креста
В18 Розенкрейцеры рыцари Розы и Креста / A. C. Вараютн. М. Вече, 2007. 416 с ил. (Тайные общества, ордена и секты)

Vitautus Москва «вече» iconПеречень учебников Предмет, наименование образовательной (учебной) программы
В. А. Кирюшкин Москва «Просвещение2011г Рекомендовано монрф 10 Математика 1 класс Часть 1,2 фгос школа России М. И. Моро С. И. Волкова...

Vitautus Москва «вече» iconЛуитпольд Штейдле От Волги до Веймара «От Волги до Веймара»: Вече; 2010 isbn 978-5-9533-4803-4
Свободная Германия. После окончания войны он вошел в правительство гдр от Христианско-демократического союза, где занимал пост министра...

Литература


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
literature-edu.ru
Поиск на сайте

Главная страница  Литература  Доклады  Рефераты  Курсовая работа  Лекции