Vitautus Москва «вече»




НазваниеVitautus Москва «вече»
страница4/37
Дата публикации19.06.2014
Размер5.7 Mb.
ТипДокументы
literature-edu.ru > Литература > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   37

Слово «морока», имеющее в наше время лишь один смысл — «затяжное, хлопотное дело, канитель», еще в прошлом веке сохраняло первозданное значение «мрак» (см. Словарь Владимира Даля). В подобном же обличий соответствующая лексическая основа предстает и в других языках индоевропейской группы: от санскритского т-ага— «смерть», а также «убивающий», «уничтожающий»— до французского «кошмар». В конечном счете санскритское т-ага восходит к общеиндоевропейской и доиндоевропейской корневой основе тг, входящей в наименование священной Вселенской горы Меру.

В славянской мифологии смерть была воплощена в образах богини Морены (Марены, Мараны) (рис. 12) и множестве злокозненных духов, порожденных ночью под общим именем «мары» (или «моры»— один из них всем известная русская кикимора). Интересно, что в мунЛо-дравидской мифологии, то есть у автохтонного населения Индостана, еще до вторжения туда индоарийских племен существовал культ кровавой и смертоносной богини с похожим именем— Марай, которой приносились человеческие жертвы (в основном— дети). Культ этот дожил до XX века. Есть все основания утверждать, что имя древнегреческих богинь судьбы Мойр имеет то же этимологическое происхождение.

Морена играла исключительно важную роль в русском языческом мировоззрении и сложившихся на его основе ритуалах и празднествах. Это связано с вселенским обличием смерти (как ее понимали наши предки). Смерть отдельного человека — страшное, но, в обшем-то, частное дело. Гораздо значительней смертное начало в природе: смерть света, Солнца, дня и наступление ночи; смерть животворных времен года— весны, лета, осени — и наступление зимы. Морена как раз и олицетворяла такое всеобщее умирание в природе. Но она не могла выступать в роли необратимой судьбины, ибо на смену ночи всегда приходит новый день, всегда всходит Солнце, а после холодной зимы опять наступает весна. Морена— воплощение смерти, сама такой смерти избежать не могла.

Считалось также, что смерть Смерти (Морены) можно было ускорить с помощью огня и света и в конечном счете победить. Люди всегда старались участвовать в этой космической битве жизни и смерти, света и тьмы, добра и зла. Древние магические обряды, сопровождавшие народные праздники, — лучшее тому свидетельство. Один из самых древних, красочных и сохранившийся в основных чертах доныне праздник Ивана Купалы еще сравнительно недавно сопровождался изготовлением соломенного наряженного чучела, которое так и нарекалось — Мореною. Морена сжигалась в священных купальских кострах, через которые обязаны были перескочить все участники купальского праздника. Чем выше прыжок (чем ближе к небесно-космическим высотам), тем действеннее сила огня, передаваемая человеку и оберегающая его от смерти, болезни, нечистой силы и прочих напастей. В ряде областей Морена заменялась деревом Марины, вокруг которого совершались купальские обряды. То, что пугающее и не для всех знакомое имя Морена переиначивалось на более знакомое Марина, в порядке вещей. Но при этом Марина не утрачивала своей злокозненной и смертоносной сущности, о чем, кстати, свидетельствует былина о Добрыне Никитиче и злой девке Маринке.

С Мореною-смертью, с Мореною-мороком (ночью) связаны и светлые солнечные праздники встречи весны. Здесь ненавистнице жизни также уготавливается сжигание. В весенних календарных обрядах Морена выступает еще в одном своем смертоносном обличий— в виде зимы, мороза. Древнерусская форма слова «мороз»— «мразь», от него более широкое понятие — «мразь» — не только в смысле «мерзости» — слово того же корня — но и в смысле природно-погодной характеристики (ср. «изморозь», «моросить»). Сжигание Морены в виде соломенного чучела происходило и на Масленицу. Древние языческие корни этого буйного и веселого праздника не только в огненном действе, но и в массовом поедании блинов, символизировавших Солнце: тем самым каждый человек как бы приобщает себя к кос-мическо-солярной природе, часть которой он просто-таки физическим образом растворял в себе. Во время огненных действ существовал также обычай (неповсеместный) катать зажженные колеса, которые также символизировали горящее Солнце:

Покотилось колесо с Новгорода,

С Новгорода и до Киева,

С Киева ко Черному морю,

К Черноморью ко широкому,

К широкому ли, к глубокому,

Колесо, гори-катись,

С весной красной вернись.

Соломенные и деревянные чучела, олицетворявшие древних славяно-русских богов, сжигались и в процессе других народных праздников. К наиболее известным относятся праздники Костромы (женское воплощение плодородия) и Ярилы (мужское воплощение плодородия). Оба праздника связаны с весенним пробуждением, летней победой Солнца и света над зимним холодом и мраком, с животворящими процессами в природе. Как и в купальских празднествах, огонь играет здесь центральную роль. Имя Кострома вроде бы само указывает на свое происхождение— Костровая (мать?), хотя в самом обряде чучело Костромы чаше всего топится в реке или разрывается на части.

Еще сравнительно недавно в русских деревнях практиковался архаичный обряд отпугивания Смерти-Мораны, неоднократно описанный этнографами. В урочную ночь старые и молодые женщины, вооруженные метлами, кочергами, ухватами и прочей утварью, гонялись по огородам за невидимым призраком и выкрикивали проклятия в адрес Мораны. Обряд этот связан с поминовением умерших родственников на Радуниц-кой неделе, которая начинается, как известно, с воскресного дня, именуемого Красной горкой и открывающего начало весенних поминок и одновременно — предстрадных свадеб. Необычное название— Красная горка— не правда ли? Откуда такое? Ла все оттуда же— из далекой полярной прародины. Красная горка— ритуально-обрядовый символ [пре] красной горы Меру— олицетворения торжества жизни над смертью и вечного круговорота умирания и воскрешения. Исконно русское слово «мор» («смерть») по корневой основе полностью совпадает с латинским mors, mortis и с древнегреческим «мороо\ также означающим «смерть» (и, кроме того, «часть», «жребий», «судьбу»). Ну, а слово, которым эллины называли смерть, по вокализации своей абсолютно идентично русскому слову «мороз* (в живой речи произносится с глухим «с» на конце).

В буддийской мифологии чрезвычайно популярен Мара (рис. 13) — божество, персонифицирующее зло и все, что приводит к смерти живые существа. У Мары древнейшая (добуд-дистская) родословная. Но после рождения Будды злокозненный демон превратился в главного антагониста и искусителя царевича Гаугамы, которого безуспешно пытался победить с помощью несметного воинства темных сил, олицетворяющих ад:
С четырех сторон уродство.

Над собою изогнувшись,

Тело рвут свое на части.

Эти жрут его сполна.

С четырех сторон окрестных

Изрыгают дым и пламя,

Вихри, бури отовсюду,

Сотрясается гора.

Пар, огонь и ветер с пылью

Тьму, как деготь, созидают,

Смоляные дышат мраки,

Все невидимо кругом....

Асвагоша. Жизнь Будды




Обращение к этому исключительно популярному на Востоке образу позволяет сделать еше один интересный вывод. Откроем 3-й выпуск ценнейшего 11-томного издания «Тибетско-русско-английского словаря с санскритскими параллелями». Его автор — Юрий Николаевич Рерих (1902—1960). Но к изданию словаря приступили лишь через 23 года после смерти русского тибетолога и, слава Богу, через десять лет довели трудоемкий проект до благополучного конца. Читать словарь— одно удовольствие, хотя, прямо скажем, с непривычки— не слишком легкое: слова и буквы внутри них расположены в порядке, соответствующем тибетскому алфавиту (совершенно не совпадающем с латинским или русским) и даны, естественно, в тибетской графике. Зато есть латинская транскрипция: ею— здесь и в дальнейшем— мы и будем пользоваться.

Теперь об удовольствии (познавательном, разумеется). Скажем, есть в тибетском языке (древнем и современном) слово тогапа. Как вы думаете: что оно означает? Правильно — то же самое, что и в русском языке: Морана (Морена) = «смерть». (Кстати, и в санскрите имеется точно такое же слово — maraña, — также означающее «смерть».) Разумеется, ни о каком прямом заимствовании (русского слова из тибетского языка, или наоборот) не может быть и речи. Здесь «заимствование» иного рода — заимствование слова с одним и тем же звучанием и одним и тем же смыслом из общего языкового источника— праязыка. И тому есть прямые доказательства.

В книге отечественного тибетолога Бронислава Ивановича Кузнецова (1931—1985) «Древний Иран и Тибет: История религии Бон» (СПб., 1998), которая читается как детективный роман, на основании скрупулезного анализа впервые вводимых в научный оборот первоисточников (в том числе— древней тибетской карты) убедительно доказывается, что добуддистская религия Бон (по существу, древнее мировоззрение тибетского народа) возникла под непосредственным влиянием древнеиран-ской— зороастрийской и дозороастрийской— идеологии.

Имеются в религии Бон и полярные реминисценции, примерно такие же, как и в иранской священной Авесте.

В религии Бон, как и в современном ламаизме (по аналогии с древними ведийскими верованиями и индуизмом), почитается все та же священная полярная гора Меру, явяюшаяся центром Вселенной и расположенная на Северном полюсе. Она и изображается условно-символически в самом центре многих манлал— священных графических даграмм, одинаково распространенных и почитаемых в буддизме и индуизме. Бонская тибетская хронология ведет свое начало примерно с XVI тысячелетия до н.э. И свидетельствует она не столько о прямом заимствовании бонских идей из зороастризма, а о том, что и те и другие черпали свою идеологию из общего источника. Так, согласно архаичным добуддистским (бонским) представлениям, Вселенская гора Меру— это свастиковая гора (и изображалась она в виде свастики), а само бонское учение в древнейших первоисточниках именуется свастика-бон («драгоценное учение свастики»). И в этих текстах, и в представлении всех древних народов (а не одних только индоевропейских) свастика— символ полярного Солнца и Севера вообще. В древнеиндийском языке (и соответственно— мировоззрении) понятие свастики было сопряжено с благом или же удовольстви ем. Санскритское слово svasthya означает и «здоровье», и «удовольствие». Магический возглас «Свасти!» переводится «Хорошо!» Известно и другое магическое заклинание— «Сваха!», издаваемое при бросании жертвенной пиши в огонь. Оно неотделимо от имени Сваха— жены ведийского бога огня Агни. Более чем вероятно, что именно отсюда возникли и русские слова «сваха», «сватья», «свадьба».

Свастика-коловорот— один из древнейших традиционных символов северного орнамента, где он олицетворял кажущееся вращение звезд в зените полярного неба. У саамов свастика жива и поныне: ее рисуют и вышивают даже дети. Одна из самых образцовых этнографических книг «Русские лопари», изданная в 1890 году Николаем Николаевичем Харузиным (1865—1900), вышла со свастикой на обложке. Свастиковые вышивки были испокон веков распространены и среди русского населения: их и сегодня можно увидеть в отделе народного искусства Государственного Русского музея в Санкт-Петербурге.

Однако дискредитация архаичного общемирового символа и древней лексемы германским фашизмом привела к тому, что он оказался под запретом. Во время Отечественной войны одежда со свастиковым узором повсеместно изымалась и уничтожалась органами НКВД. На Севере специальные отряды ходили по русским деревням и силой заставляли женщин снимать юбки, понёвы, передники, рубахи, которые тут же бросались в огонь. (До саамов добраться не успели— война кончилась). Долгое время из спецхрана никому не выдавалась невинная по названию книжка Б.А. Куфтина «Материальная культура русской Мещёры» (М., 1926) только потому, что посвящена она, в частности, анализу распространенности свас-тикового орнамента среди русского населения и касимовских татар. Фашистская свастиковая символика продержалась четверть века и сгинула в небытие вместе с разгромленным фашизмом и его параноиками-идеологами. Но какое отношение данный поучительный исторический факт имеет к тысячелетнему символу солнечного коловорота и полярной горы Меру?

Для дальнейшего изложения несомненный интерес представляет наличие корневой основы тг и в имени римского бога Меркурий. Между прочим, по-кельтски Меркурий звался Мир-длин, который в более поздней вокализации превратился в Мерлина— знаменитого героя-волшебника средневекового цикла сказаний о короле Артуре и рыцарях Круглого Стола. Логично предположить, что имя покровителя торговли образовано от соответствующих латинских слов: тегх— «товар», mercare «торговать», mercator— «купец» и т.п. Однако не менее вероятно и предположение, что все эти слова и имена, в свою очередь, замыкаются на некоторую более архаичную первооснову— mr, восходящую, как нетрудно догадаться, к названию горы Меру. В этом случае в имени римского Меркурия отчетливо проступает главный и наиболее архаичный смысл древнего божества, выраженный в русском слове «мера». Меркурий-Гермес, действительно, в первую очередь бог жребия-судьбы, то есть меры. И в данном смысле ему полностью соответствует русский Чур, о котором речь еще пойдет ниже.

Еще один, достаточно неожиданный поворот в развитии про-толексемы тг обнаруживается в хорошо знакомом слове «пирамида». Общеизвестно, что в русский язык слово «пирамида» попало из греческого, а эллины заимствовали его непосредственно у египтян. По-гречески оно звучит piramis (окончание da появляется в винительном падеже). А как в первоисточнике? Обратимся к отечественному учебнику Н.С. Петровского «Египетский язык»
Лексика § 36

Слова пирамида”, и лабиринт египетского происхождения: первое от гр.* , второе от тронного имени Аменемхота Ш, устроителя лабиринта, гр.
Рис. 14. Древнеегипетское и древнегреческое написание слова «пирамида
(1958) и... (рис. 14). Здесь сердце не может не дрогнуть! Звуковая основа египетского слова «пирамида» с учетом отсутствия гласных в иероглифическом письме оказывается тг, то есть тождественным и доиндоевропейскому названию священной горы Меру и, соответственно, смыслоемкому русскому понятию Мир.

Но что особенно воодушевляет— в русском языке также сохранилось древнейшее название пирамиды — мар. Так испокон веков (см. Словарь Даля) зовется на Руси безрастворная кладка из камней (высотой примерно 2 метра: чаше— ниже, реже— выше). Особенно распространены мары (по-другому — гурии) на Русском Севере. На высоких берегах они выполняют функции «темных маяков», в иных местах (и в частности на горах)— путевых ориентиров (рис. 14а; фото С. Зеленцова).

Итак, снова шг— таинственное созвучие, пронизавшее века и тысячелетия! Правда, в иероглифическом оригинале к корневой основе тг добавлена еще приставка ра. В итоге получается рат\г— Памир. Круг замкнулся: идея о функциональной идентичности и этимологической общности древних эзотерических понятий горы Меру и Памирских гор, впервые высказанная великим русским философом-космистом Николаем Федоровичем Федоровым (1828—1903), находит прямое подтверждение в египетских иероглифах. Пирамида — это общемировой символ полярной горы Меру.

Русский мыслитель отталкивался в своей концепции прародины человечества от древних мифологических сказаний и апокрифов. Эта тема красной нитью проходит через всю его «Философию общего дела». Федоров выделял два центра мировых цивилизаций: 1) вселенский— полярная гора Меру — ось мира; 2) духовный— Памир— «могила праотца» и бывший рай (Эдем), куда, согласно апокрифическим преданиям, Ной во время потопа вывез тело (или прах?) первочеловека Адама и где «покоятся забытые предки всех арийских и анарийских племен (Иафета, Сима и Хама)».

Таким образом, Вселенская гора Меру, олицетворяющая прародину всех мировых цивилизаций, получила свое рукотворное воплощение в тысячах моделирующих ее пирамид Старого и Нового Света. В культурах Ближнего Востока, Египта, ацтеков и майя, других доколумбовых цивилизаций Америки они представлены в классической своей форме— в виде искусственных каменных сооружений. Что же касается других индоевропейских и неиндоевропейских этносов и культур, то здесь символ горы Меру нашел свое законченное воплощение в насыпных пирамидах— курганах, разбросанных повсюду на необъятных просторах Евразийского материка от Тихого до Атлантического океана и сочетавших в себе погребальные и ритуальные функции. Между прочим, в Приазовье обнаружены курганы с пропорциями, в точности соответствующими некоторым египетским пирамидам.

Пирамиды известны по всей Евразии. Встречаются они и на Русском Севере, откуда, как только что было сказано, скорее всего и ведут свое происхождение. В ходе научно-поисковой экспедиции «Гиперборея» по наводке рыбаков и краеведов целый комплекс насыпных пирамид был обнаружен в самом центре Кольского полуострова. Добраться к ним из-за заболоченной местности очень трудно, но можно: или в конце лета, когда спадает вода в тундре; или же после первых заморозков, когда топкий грунт сковывается морозом. До недавнего времени мы руководствовались только устными рассказами очевидцев да любительской видеосъемкой.

Летом 2005 года была предпринята целенаправленная попытка добраться до загадочных объектов по суше и по воздуху с целью их научного обследования. Успехом увенчался лишь первый вариант: небольшая группа хорошо тренированных поисковиков во главе с Гиви Адамашвили сумела пешком добраться до пирамид, произвела их фотографирование (рис. 146; фото Гиви Адамашвили) и обмеры. Попытка же добраться до пирамид по воздуху окончилась неудачей: вертолет, который взял на борт киносъемочную группу Мурманской телекомпании «Блиц» и руководителей экспедиции, через пятнадцать минут полета неожиданно сломался и был вынужден повернуть назад. Попытку предстоит повторить, однако о ее конкретных сроках пока сказать трудно.



Геологи отрицают искусственное происхождение подобных объектов и именуют их мамами. Считается, что они в течение длительного времени образуются на тектонических плитах, покрытых сеткой трещин. На их пересечении из гравийно-песча-ных и валунных пород под воздействием вымывания, гравитации и тектонических подвижек складываются в конечном итоге конусообразные камы различной высоты и размеров, образующие иногда целые гряды. Однако с культурологической точки зрения любой необыкновенный геологический ландшафтный объект может вписаться в контекст реальной истории или обрести социальный смысл, если начинает использоваться людьми для своих практических, эстетических и культовых нужд. В целом же проблема требует дальнейшего углубленного изучения с привлечением не только геологов, но и археологов.

Промчались тысячелетия, исчезли с лица земли многие народы, увяли культуры. Только Слово и Символы оказались нетленными и неуязвимыми для всепоглощающего Хроноса-Времени. От поколения к поколению, от прапредков к нам с вами, а от нас в необозримые дали будущего передается устно и письменно древний символ полярной прародины, закодированный в звукосочетании тг. доарийская гора Меру— Памир («Крыша мира») — египетские и другие пирамиды — смыслозначимое русское слово «МИР», такое же неисчерпаемое и космически-емкое, как сам объективный Мир. И столь же нетленным оказался древний символ креста, олицетворяющий проекцию пирамиды сверху. Да-да, именно так: крест как один из архаичных общемировых символов непосредственно связан с глубоким смыслом, закодированным во всякой пирамиде, которая, в свою очередь, олицетворяет полярную гору Меру.

Заканчивая этимологический и семантический анализ понятия и символики пирамиды, нельзя не обратить внимания, что в греческом языке лексема рУг (как бы случайно оказавшаяся в составе слова piramis— «пирамида») означает «огонь», а pira«жертвенный костер», отсюда весь набор современных научных — в основном химических — терминов с исходной основой «пиро» (наиболее известные из них— «пиротехника» и «пироксилин»). Представляется более чем вероятным, что и русские слова «пир», «пиршество», вопреки существующим объяснениям этимологов, скорее всего, ведут свое происхождение от протолексемы, означавшей в нерасчлененных еще протославянских и протогре-ческом языках— «огонь». Именно у огня (костра, очага) совершались древние коллективные трапезы, на огне зажаривались туши животных, варилась пища в огромных котлах. И так далее.

В современных языках древние протолексемы продолжают жить полнокровной, но вполне самостоятельной жизнью. На протяжении многих тысячелетий, нередко в фонетически и морфологически измененном виде они медленно дрейфовали внутри языков, отпочковывавшихся от первичного праязыка, обретая все новые и новые смыслы. Пример семантического дрейфа: «огонь» (греч.) — «пир, пиршество» (рус.) — всего лишь одна из великого множества подобных смысловых метаморфоз. Но это уже совершенно другой вопрос. Таковы в целом неисповедимые пути передачи через века и тысячелетия закодированной в языке, знаках и символах (в том числе и в материализованных моделях) емкой и никуда не исчезающей информации.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   37

Похожие:

Vitautus Москва «вече» iconК ак научиться оптимизму советы на каждый день москва
Москва, ул. Красной сосны, 24. Акционерное общество «Вече», телефон: 188-16-50, 188-88-02

Vitautus Москва «вече» iconЕстественные науки
Алтай. Жемчужина и сердце Евразии / [авт сост. С. М. Бурыгин]. Москва: Вече, 2010. 283с. (Исторический путеводитель)

Vitautus Москва «вече» iconПредсказания оракул2000 на тысячелетия оракул 2000
Книги различных жанров можно приобрести по адресу: 129348, Москва, ул. Красной сосны, 24, издательство «Вече»

Vitautus Москва «вече» icon«100 великих авиакатастроф»: Вече; Москва; 2004 isbn 5 9533 0029 8
Стремление человека подняться в воздух и даже прорваться в космос всегда было сопряжено с огромным риском. В книге И. А. Муромова...

Vitautus Москва «вече» iconГрэм Хэнкок Следы богов издательство «вече»; москва; 2001 в поисках истоков древних цивилизаций
Книга «Следы богов» не могла бы быть написана без самозабвенной сердечной и неизменной любви дорогой Санты Файя, которая всегда отдает...

Vitautus Москва «вече» iconСергей Марков Блудницы и диктаторы Габриеля Гарсия Маркеса. Неофициальная биография писателя
«Блудницы и диктаторы Габриеля Гарсия Маркеса. Неофициальная биография писателя / Сергей Марков»: Вече; Москва; 2012

Vitautus Москва «вече» iconА. Скляров Сенсационная история Земли *
...

Vitautus Москва «вече» iconВаракин А. С. – Розенкрейцеры рыцари Розы и Креста
В18 Розенкрейцеры рыцари Розы и Креста / A. C. Вараютн. М. Вече, 2007. 416 с ил. (Тайные общества, ордена и секты)

Vitautus Москва «вече» iconПеречень учебников Предмет, наименование образовательной (учебной) программы
В. А. Кирюшкин Москва «Просвещение2011г Рекомендовано монрф 10 Математика 1 класс Часть 1,2 фгос школа России М. И. Моро С. И. Волкова...

Vitautus Москва «вече» iconЛуитпольд Штейдле От Волги до Веймара «От Волги до Веймара»: Вече; 2010 isbn 978-5-9533-4803-4
Свободная Германия. После окончания войны он вошел в правительство гдр от Христианско-демократического союза, где занимал пост министра...

Литература


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
literature-edu.ru
Поиск на сайте

Главная страница  Литература  Доклады  Рефераты  Курсовая работа  Лекции