Башкортостана Министерство культуры Республики Башкортостан Министерство образования Республики Башкортостан Русский язык, история и культура на стыках эпох Уфа 2014




НазваниеБашкортостана Министерство культуры Республики Башкортостан Министерство образования Республики Башкортостан Русский язык, история и культура на стыках эпох Уфа 2014
страница9/18
Дата публикации13.10.2014
Размер2.34 Mb.
ТипДокументы
literature-edu.ru > Литература > Документы
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   18

О некоторых итогах изучения русского фольклора в полиэтничном Башкортостане

И.Е. Карпухин

( Стерлитамак, Стерлитамакский филиал БГУ)
Первые русские переселенцы появились на территории современного Башкортостана в связи с добровольным вхождением Башкирии в состав Московской Руси в 1557 г. Естественно, с собою они принесли фольклор, обряды, традиции, образцы материальной культуры и проч. Затем выходцы из северных, средних и южных губерний России заселяли свободные башкирские земли своеобразными волнами [19, с.35-36]. Селились они кучно в окружении прежде всего башкир, а затем других переселенцев: татар, чувашей, мордвы, марийцев, украинцев, белорусов, удмуртов, латышей, немцев и т.п., которые также концентрировались на той или иной территории. В результате сложилась причудливая чересполосица, с одной стороны, русских выходцев из разных губерний России, носителей местных диалектов, обычаев, традиций, фольклорного репертуара и т.п., с другой, - разнонациональных поселений со своими языками и культурой [1]. В такой обстановке избежать каких-либо заимствований друг у друга совместно проживающим народам просто невозможно.

В процессе длительных наблюдений (с середины 1960-х по 2014 г.г.) и изучения названных выше народов обнаружена закономерность: этническое лицо лучше сохраняется ближе к центру национальных оазисов, а в пограничных зонах отчетливее проявляется диффузное взаимодействие культур соседствующих народов, включая в первую очередь их фольклор, обряды, обычаи, традиции и проч.

Здесь дают о себе знать три тенденции и в развитии культуры, и в бытовании фольклора как её основы и значимой части.

Во-первых, четко обозначилась проблема глобализации, т.е. усреднения культур и образа жизни народов, что проявляется и в языках, и в литературе, и в фольклоре.

Во-вторых, по-прежнему даёт о себе знать тенденция к сохранению национального самосознания.

В-третьих, в связи с продуманной официальной национальной политикой, как в Башкортостане [30], а также в связи с многонациональным развитием экономики, совместными процессами проживания и обучения, с созданием двунациональных семей (главными факторами создания таких семей является любовь друг к другу молодых людей, национальная терпимость, знание русского языка как государственного и в значительной мере ставшего бытовым языком для большинства народов Республики Башкортостан) наблюдается отчетливо выраженный процесс взаимодействия языков и фольклора как устного народного творчества, музыкального фольклора, народной хореографии, народного драматического и народного изобразительного искусств.

Процесс сотворческого диалога разнонациональных культур, включая фольклор, заметно усилился в советское время. Способствующими факторами тому были утверждение русского языка в качестве государственного и языка межнационального общения, проведение четкой политики сближения наций, ведение образования во всех звеньях (от начального до высшего) на русском языке и преимущественно по одним программам, работа большинства СМИ также преимущественно на русском языке, тесное сотрудничество народов на производстве, соседство в быту и создание двунациональных семей. В этих условиях, как русский фольклор, так и фольклор титульной нации – башкир (равно фольклор других разместившихся в РБ народов) ведет себя иначе, что убедительно подтвердили и наши исследования, и работы других башкирских ученых.

Так, разные формы взаимодействия обрядовых и необрядовых песен русских, украинцев, белорусов и частично тюркских народов, проживающих в Башкортостане, рассмотрены в монографиях Ф.Г.Ахатовой [3]; некоторые аспекты взаимодействия несказочной прозы прослежены профессором Б.Г.Ахметшиным [4]; о наличии творческих контактов в репертуарах сказочников разных народов РБ неоднократно свидетельствовал крупный фольклорист ХХ века профессор Л.Г.Бараг [5], а его выводы подтверждает и углубляет наш академического типа сборник сказок [20]; процесс сотворческого взаимодействия свадеб 8 народов РБ, сохранивших свое этническое лицо (русские, башкиры, татары, чуваши, мордва, марийцы, украинцы и удмурты), а также бинациональные свадьбы освещены в нашей же монографии «Свадьбы в Башкортостане на стыке тысячелетий» [19]; взаимосвязи частушек с башкирскими такмактар, татарскими такмаклар, чувашскими такмаксем, марийскими такмаквлак, удмуртскими такмакъёс и активному бытованию частушек на русском языке среди нерусских Башкортостана посвящены единственные в своем роде сборник «Частушка (в устах нерусских Башкортостана)» [23] и монография «Частушки в Башкортостане на рубеже тысячелетий» [22]. Процесс сотворческого диалога в детском фольклоре разных народов республики представлен в сборнике академического типа «Русский детский фольклор в Башкортостане» [18].

Можно назвать ещё ряд статей и монографических работ фольклористов Бикбулатова М.В., Брянцевой Л.И., Карпухина И.Е., Мингажетдинова М.Г., Мурзабулатова Р.М., Сулейманова А.М., Султангареевой Р.А. и др. [7-10, 13, 15-17, 21, 25-27, 32-33], где ставились или рассматривались вопросы межэтнических фольклорных взаимосвязей. Следует отметить, что крен в большинстве названных работ направлен в сторону выявления влияния русского фольклора на фольклор нерусских этносов РБ, что в принципе объективно и верно. Но нельзя сбрасывать со счетов обратного процесса воздействия фольклора как титульной нации - башкир, так и других нерусских народов Республики Башкортостан на местный русский фольклор и фольклор нерусских соседей. А процесс этот здесь жил, живет и проявляется в самых разных жанрах фольклора, в обрядах, обычаях, в материальной культуре как взрослого населения, так и детей.

Так, процесс межнационального и межвозрастного сотворческого диалога проявляется в большинстве ставших теперь интернациональными обрядов и праздников, как то: в проведении Нового года, Масленицы, Сабантуя, Дня Победы, праздника прилета птиц, в двунациональных и однонациональных свадьбах, в бытующих жанрах фольклора взрослых (песни, частушки, сказки, пословицы, поговорки, несказочная проза и др.), а также в 3-х разновидностях детского фольклора [2, 557]: 1) в творчестве взрослых для детей, или материнском фольклоре (колыбельные песни, пестушки, потешки, небылицы, прибаутки, сказки, включая докучные), 2) в жанрах фольклора взрослых, творчески адаптированных и обогащенных детской средой (заклички, загадки, страшилки, садистские стишки, частушки, анекдоты и скороговорки) и 3) в подлинно детском фольклоре (жеребьевки, молчанки, считалки, дразнилки, мирилки, приколы про школу, поддевки, кричалки, пародии на произведения профессиональных поэтов и др.).

Обратимся к фактам. В 2003 г. нами опубликован сборник частушек академического типа «Частушки (в устах нерусских Башкортостана)». В нем помещено 3574 текста, записанных на русском языке от разных названных выше народов (это лишь часть из тех, что хранятся в фольклорном архиве СФ БашГУ). Сверх того, в нем опубликовано 187 двуязычных и 3 трехъязычных частушек-такмаков, записанных от представителей народов разных языков и религий. На основе анализа этих текстов мы пришли к следующим выводам.

Русские частушки на русском языке и двуязычные частушки-такмаки стали достоянием практически всех народов РБ не случайно. Во-первых, у каждого народа существовали аналогичные жанры, называемые, если применить общий термин, такмаками, которые испытали сильное влияние частушек. Во-вторых, отсутствие языкового барьера позволило нерусским Башкортостана воспринимать частушки и исполнять их на русском языке, что значительно расширило поле бытования жанра, ибо частушки привлекали нерусских молодых людей своими боевыми, активными героями, не унывающими ни в каких ситуациях и умеющими постоять за себя. Перечислить тематику частушек практически невозможно. Она проникла во все стороны человеческих отношений, выставив на первый план злободневную для молодежи любой национальности тему любовных отношений во всех нюансах ее проявления.

Если в упомянутом выше сборнике опубликовано всего 3764 текста [23], то в сборнике «Частушки (устами русских)» их уже 6565 [24]. Подавляющее число частушек в сборниках идентично, о чем говорят даже названия разделов «Портреты и характеры», «Женитьба и замужество», «Дружба и любовь» или «Любовь и измена» и проч. Всё это является убедительнейшим показателем практики сотворческого диалога русских и нерусских носителей данного жанра. То же можно сказать об анекдотах, произведениях черного юмора, садистских стишках и т.п.

Тщательный анализ репертуара частушек взрослых, осуществленный нами в ряде статей [16, 21, 23] и в монографии [22], и частично детских частушек [25, 451-461], скрупулезное изучение свадеб русских, башкир, татар, мордвы, марийцев, удмуртов, украинцев и чувашей, включая двунациональные (подчеркнем, что частушки и частушки-такмаки заняли там заметное место) [19], а также сказок, записанных преимущественно от взрослых, детского фольклора во всем многообразии его жанров, позволил нам сделать ряд важных выводов.

1. Русский фольклор взрослых и детей в полиэтничном Башкортостане ведет себя несколько иначе, чем в однонациональной русской среде.

2. Русское влияние на фольклор, обряды и обычаи местных нерусских народов оказывается приоритетным, хотя ни в коем случае нельзя отрицать ответного влияния, проявление которого ситуативно зависит от концентрации тех или иных народов по районам и селениям, от владения языками, включая государственный русский язык, от наличия бинациональных браков, семей и т.п. [19, с.359-377 или с.395-415].

3. Во взаимодействии фольклора перечисленных выше народов преобладает не механический, а сотворческий процесс, интенсивность которого усилилась в советскую эпоху и продолжается в постсоветское время в эпоху глобализации культур.

4. Схема сотворчества в разноэтничном фольклоре республики во многом одинакова, но степень интенсивности различается в зависимости от этнического состава исполнителей. Так, процент русских текстов, записанных от нерусских детей на русском языке, достаточно велик: страшилки составляют 27,5%, школьные частушки - 55,7%, анекдоты свыше 53% и т.п. Из 488 опубликованных в сборнике русского детского фольклора садистских стишков записано от детей татар – 72, казахов – 33, башкир – 32, чувашей – 25 и украинцев -7 (всего 34,6%), а из 192 колыбельных песен напели: татарки – 19, украинки – 16, башкирки – 12, чувашки – 10, молдованка – 5 и мордовки – 2 (всего 33,3%). Эти цифры не являются исчерпывающими, они порайонно меняются в зависимости от численности там русских и других родственных и неродственных им этносов.

5. Народ-сосед отбирает и усваивает (или присваивает) только то, что близко уровню его развития, его сознанию и сердцу. И здесь, на наш взгляд, слабо ощущается управляющая рука властей.

6. Сотворческий диалог в фольклоре осуществляется в разных формах, а именно:

а) в предпочтительном отношении к отдельным жанрам русского (равно нерусского) фольклора. К примеру, в современном фольклоре среди русских и нерусских детей заняли ведущие позиции сравнительно новые страшилки, садистские стишки, анекдоты и частушки (в ущерб молчанкам, жеребьевкам и др.) и практически не изучавшиеся ранее новые жанры: приколы про школу, кричалки, переделки литературных произведений и т.п.;

б) в использовании инонациональных мотивов, образов, имен собственных и проч. в творчестве. К примеру, во внесении в русские колыбельные песни для усыпления детей антропоморфного образа Бабая, что функционально сближено с подобными русскими образами Буки, Сна, Дремоты, Угомона и др.; или в дразнилках:

Гаяз, Гаяз – карапуз,

Съел у картаны арбуз (у бабушки).

Картаны ругается

Гаяз отпирается:

- Это, картаны, не я

Это рыжая суска (свинья) [18, № 2727].
в) в употреблении в художественных целях (к примеру, с целью рифмы) ресурсов русского и нерусских языков при создании разнообразных двуязычных текстов, как в этих частушках-такмаках:

Ой, девчоночки, беда, Меня милый не берёт,

В кого же я влюбилася?! Говорит: - Перина ёк! (нет)

Поговорка «Кил бында» (иди сюда) - А дерюжка моя бар, (есть)

Четыре года снилася. Будешь спать, как комиссар.

[23, № 3579]. [23, № 3581].

г) в обращении к тюркским аффиксам или суффиксам в русских словах:

Тау астында – под горой Под горой – под горой

Гуси – казлар йөзəләр. Гуси – гуси плавают.

Сандугачлар - соловейлар Соловьи – соловьи

Узəгемне өзәлəр. Трогают мою душу.

[23, № 3673];

д) в создании безымянными нерусскими этносами на русском языке новых произведений или отдельных вариантов существующих, которые затем усваиваются (присваиваются) русскими;

е) в приспособлении нерусских мелодий к русским поэтическим текстам (и наоборот).

7. Русский фольклор в Башкортостане живет достаточно активно как в русской (взрослой и детской) среде, так и на русском языке среди практически всех народов РБ, в том числе и сохранивших свое этническое лицо.

8. Интенсивность сотворческих процессов зависит от таких факторов, как география концентрации того или иного народа в районе, городе, селении, религии респондентов и их образовательного ценза, активность СМИ на русском и нерусских языках, а также свободное владение нерусскими русским языком (и наоборот).

9. В связи с социально-экономическими, политическими и культурными преобразованиями в РБ произошла перестройка жанровой системы фольклора, осовременились в значительной мере его тематика, образная система и язык.

В заключене подчеркнем, что, во-первых, в Республике Башкортостан на рубеже тысячелетий в условиях двуязычия (многоязычия) отчетливо видна закономерность сотворческого взаимодействия взрослого и детского фольклора русских и башкир (и не только их, но и татар, чувашей, мордвы, украинцев и др.); во-вторых, в результате многолетнего сотворческого диалога фольклора (и культур в целом) названных народов, его сближения, переплетения и врастания друг в друга формируется и отчасти уже сформировался общий пласт интернационального современного фольклора, который нельзя считать чисто русским или башкирским (татарским, чувашским, мордовским, марийским, украинским и т.п.), т.к. в нем обнаруживаются черты фольклора и обрядов практически всех народов РБ, и который национально корректируется каждым этносом;

в-третьих, этот пласт разновременного и разноязычного фольклора – живое свидетельство духовного сближения русских, башкир и других народов РБ, это наше богатство, прочный и надежный фундамент, основа основ для дальнейшего развития нашей культуры, ценное, незаменимое средство воспитания достойного молодого поколения россиян и определенная программа действий для властей.

ЛИТЕРАТУРА

1. Административно-территориальное устройство Республики Башкортостан: Справочник. – Уфа: Изд-во «Башбланкиздат», 1999. – 416 с., илл.

2. Аникин В.П. Русское устное народное творчество: Учебник. – М.: Высшая школа, 2001. – 726 с.

3. Ахатова Ф.Г. Традиционный музыкальный фольклор восточнославянских народов Башкортостана: к проблеме взаимодействия культур в многоэтничной среде. – Уфа: Филиал МГОПУ им. М.А.Шолохова, 2004. – 214 с. Она же. Восточнославянские песни в Башкортостане: Фольклорные процессы в многоэтничном регионе: Монография. – М.: Наука, 2006. – 286 с.

4. Ахметшин Б.Г. Несказочная проза горнозаводского Башкортостана и Южного Урала. – Уфа: Изд-во Башкирск. университета, 1996. – 192 с. Он же. Горнозаводской фольклор Башкортостана и Урала. – Уфа: Китап, 2001. – 288 с.

5. Бараг Л.Г. О взаимодействии русского и башкирского фольклора// О традициях и новаторстве в литературе и устном народном творчестве. – Уфа, 1968. – С. 37-47. Он же. О роли художественной самодеятельности во взаимодействии русского и нерусского фольклора// Фольклор и художественная самодеятельность. – Л.: Наука, 1968. Он же. Взаимосвязи русского и нерусского фольклора современной Башкирии// Расцвет, сближение и взаимообогащение культур народов СССР: Материалы межвуз. науч. конференции. – Уфа: 1970. Вып. 2. Он же. О межнациональном в сказках восточнославянских народов// Фольклор народов РСФСР. – Уфа, 1974. – С. 60-80. Он же. Межнациональные отношения прозаических жанров фольклора народов СССР// Фольклор народов РСФСР. – Уфа, 1975. – С.44-48.

6. Башкирское народное творчество. – Т.6: Шуточные сказки и кумулясы. – Уфа: Китап, 1992. – 464 с.; Т.12: Обрядовый фольклор. – Уфа: Китап, 2010. – 592 с.

7. Бикбулатов Н.В. Вопросы взаимодействия и сотрудничества народов Башкортостана в советскую эпоху// Современные этнические процессы в Башкортостане. – Уфа, 1992. – С. 35-51.

8. Бикбулатов Н.В., Фатыхова Ф.Ф. Семейный быт башкир XIX-XX в.в. – М.: Наука, 1991.

9. Брянцева Л.И. О взаимодействиях русского и украинского свадебного фольклора современной Башкирии// Фольклор народов РСФСР. – Уфа: 1975. – С. 181-186.

10. Взаимодействие культур народов Урала: Сб. статей. – Уфа: Гилем, 1999.

11. Громов Г.И. Позорище странных и смешных обрядов при бракосочетании разных чужеземных и в России обитающих народов и при том нечто для холостых и женатых. – СПб, 1797.

12. Евсевьев М.Е. Мордовская свадьба. 2-е изд.- Саранск, 1959.

13. Зарипов Н.Т. Изучение межнациональных фольклорных связей Башкирии// Межэтнические общности и взаимосвязи фольклора Поволжья и Урала. – Казань, 1983.

14. Инфантьев П. Башкиры. Очерк «Жена Ахмета». - СПб, 1908.

15. Карпухин И.Е. Об особенностях бытования русского детского фольклора в Башкортостане// Образотворческие и смыслопорождающие функции художественного текста: Сб. статей. – Стерлитамак: Изд-во СФ БашГУ, 2012. – С.29-39.

16. Карпухин И.Е. О взаимодействии русских частушек и тюркоязычных такмаков// Фольклор народов РСФСР. – Уфа, 1987. – С.110-122.

17. Карпухин И.Е. О сходстве и отличиях в русском и башкирском свадебных сюжетах// 12-е Бирюковские чтения. – Челябинск, 1996. – С. 162-165.

18. Карпухин И.Е. Русский детский фольклор в Башкортостане. – Уфа: Гилем, Баш.энцикл., 2013. – 672 с., илл.

19. Карпухин И.Е. Свадьбы в Башкортостане на стыке тысячелетий: Монография. – Уфа: АН РБ, Гилем, 2009. – 480 с.; илл., 2 изд. – Уфа: Китап, 2011. – 544 с., илл.

20. Карпухин И.Е. Сказки. – Уфа: Китап, 2008. – 440 с., илл.

21. Карпухин И.Е. Художественное своеобразие двуязычных частушек-такмаков (по записям в Республике Башкортостан)// Вестник Бирского гос. пед. ин-та. Вып.4: Филология. – Бирск, 2004. – С. 59-69.

22. Карпухин И.Е. Частушки в Башкортостане на рубеже тысячелетий (состояние, поэтика, межнациональное сотворчество). Монография. – Уфа: АН РБ, Гилем, 2011. – 220 с., илл.

23. Карпухин И.Е. Частушка (в устах нерусских Башкортостана) – Уфа: Китап, 2003. – 528 с., илл.

24. Карпухин И.Е. Частушки (устами русских). – Уфа: Китап, 2006. – 776 с., илл.

25. Карпухин И.Е. Школьные частушки как жанровая разновидность частушек взрослых// «Любить дело в себе». Книга памяти профессора Валентина Айзиковича Зарецкого: воспоминания, материалы личного архива, статьи./ Ред.-сост. А.С.Акбашева. – Стерлитамак: СФ БашГУ, 2013. – С.451-461.

26. Мингажетдинов М.Г. О путях проникновения русских сказочных тем, мотивов и героев в башкирские народные сказки// Расцвет, сближение и взаимообогащение культур народов СССР. – Уфа, 1976. – С.176-181.

27. Мурзабулатов Р.М. Национально-смешанные браки среди сельского населения РБ (1939-1980-е г.г.)// Современные этнические процессы в Башкортостане: состояние, проблемы, перспективы исследования. – Уфа, 1992.

28. Назаров П. К этнографии башкир// Этнографическое обозрение. – 1890. № 1.

29. Никольский Д.П. Башкиры. Этнографическое и санитарно-антропологическое исследование. – СПб, 1899.

30. Программа по изучению, возрождению и развитию фольклора народов Республики Башкортостан// Постановление Кабинета Министров РБ от 23 декабря 2002 г. - № 369.

31. Руденко С.И. Башкиры. Опыт этнологической монографии. Ч.2: Быт башкир. – Л., 1925.

32. Султангареева Р.А. Башкирский свадебно-обрядовый фольклор. – Уфа, 1994.

33. Султангареева Р.А. Жизнь человека в обряде: фольклорно-этнографическое исследование башкирских семейных обрядов. – Уфа: Гилем, 2006.

Хозяйственное наследие крестьян с. Большеустьикинское
Л. Л. Корягина

(РБ, Мечетлинский район, с.Большеустьикинское, МБОУ лицей№1)
Эта работа посвящена проблеме типологии жилищ жителей села Большеустьикинское, сохранению народных традиций в строительстве и хозяйственном быте. В своем исследовании я использовала воспоминания старожилов, архивные документы о строительстве церкви, открытии школы в селе в XIX веке, подшивки газеты «Коммунист», сборник статей «Хозяйство и быт западносибирского крестьянства XVII - начала XX века», монографию Чемериса В.П. «Большеустьикинское в моей памяти и свидетельствах прошлого». В работе сделана попытка описать, как выглядел, как возводился типичный дом жителей с. Большеустьикинское в начале XX века, как строился хозяйственный быт сельчан. Свидетельства старожилов (Ковиной А.А., Крючковой К.Г., Михайлова Ф.М.) описывают занятия жителей села Большеустьикинское в конце XIX – начале XX веков. Сопоставляя их с данными, касающимися быта западносибирского крестьянства, мы можем отметить интересные параллели в хозяйстве и быте жителей Урала и Сибири. Использованные документы и материалы, конечно, не позволяют охарактеризовать все локальные особенности хозяйственного быта крестьянства, но традиционные черты бытовой и хозяйственной культуры я попыталась выявить и подчеркнуть в своём исследовании.

Воспоминания старожилов-устьикинцев подтверждаются теоретическими материалами и архивными документами. Именно эти воспоминания индивидуализируют события прошлого и показывают их многообразие. К большому сожалению, мне удалось познакомиться всего лишь с несколькими архивными документами, отражающими различные стороны жизни устьикинцев. Например, долгое время была неизвестна точная дата строительства церкви в селе. И только благодаря появлению нового священника, иеромонаха отца Арсения, который помог найти архивные документы в Уфимской епархии, стало известно, что церковь сооружена в 1830 году, через 30 лет после появления села. Очень интересные сведения в архивах сохранились о школе и ее влиянии на развитие села.

В советское время село Большеустьикинское стало районным центром Мечетлинского района, где с 1935 года издавалась местная газета «Коммунист», которая стала ценным источником знаний по истории села, школы, хозяйственных традиций. Конечно, статьи журналистов требуют критического отношения, но, в любом случае, они являются интересными свидетельствами прошлого.

Из районной газеты «Коммунист»: «После поражения крестьянской войны под предводительством Пугачева, русские государственные крестьяне Пермской губернии начали заселять территории нашего и соседних районов. В 1800 году появилось село Большеустьикинское (далее Устьикинск) на земле в устье реки Ик, куда переселились крестьяне 50 дворов во главе с Самуилом Окуловым и Семеном Редькиным» [1]. 1 декабря 1800 года был составлен договор на пользование землей, принадлежащей вотчинникам – башкирам.

Устьикинск разрастался быстро, уже к 1836 году было 430 душ мужского пола. Земли, отведенной по договору, не хватало, и крестьяне стали самовольно захватывать участки. По данным архива, в 1910 году в Устьикинске жило 2996 человек. Сеяли овёс, пшеницу, ячмень, рожь, урожайность была 25-26 пудов с десятины. В селе к тому времени имелось 3 мельницы (одна - однопоставная, вторая - двухпоставная, третья – трехпоставная), 60 молотилок, 100 сеялок. С развитием капитализма в сельском хозяйстве активно шло расслоение среди крестьянства. В то время существовало три крупных магазина. Один принадлежал Городецкому Александру Александровичу – «Торговля мануфактурными товарами: чай, сахар, табак», другой магазин – «Контора международной компании жатвенных машин» (о владельце данных нет). Третий магазин принадлежал Никанору Крючкову – Кузьмину. Крупная мельница была у Степана Лешкова, в его семье было восьмеро сыновей, он обладал правом голоса в губернском земстве. Кстати, таким правом во всей Оренбургской губернии обладали только десять человек, поскольку существовал высокий имущественный ценз - 1,5 тысячи рублей. Вот таких успехов добились устьикинцы почти за сто лет. Основными их занятиями до 1917 года были земледелие, животноводство, пчеловодство, резьба по дереву, которой по сей день занимаются мастера народного искусства.

Из воспоминаний Ковиной А.А.: «Село Большеустьикинское в народе называли Большие Шигили – по названию ключа, бившего практически в центре села (сейчас уже не существует – прим. автора). Издавна устьикинцы занимались земледелием, сеяли участками: в первый год пшеницу, затем на этом же участке оставляли пар, после этого снова засевали пшеницу. Рожь обычно сеяли в августе, многолетние травы вообще не сеяли, так как хватало естественных. Летом начинали готовить сено, а до этого окучивали и готовили пары. Вспашку паров проводили два раза: сначала на небольшую глубину, затем – глубже. С Ильина дня (около 20 июля) уже начинали косить рожь. Приходилось начинать рано, потому что все делали вручную»11 [1].

История русского жилища помогает раскрыть содержание быта русского крестьянства XIX века. В перевозке бревен, сборке сруба, в его окантовке, посадке на мох и других тяжелых строительных работах принимали участие родственники и соседи; помочь имела широкое распространение среди русского крестьянства. Помочь собирали «за угощение», иногда «за отработку». Если она собиралась за угощение, то обычно на один день, на воскресенье. В ней участвовало пять – восемь человек, как мужчин, так и женщин, работавших наравне с мужчинами. Работали с утра до вечера. Хозяин кормил помочан завтраком и обедом, а вечером устраивал праздничное угощение. В помочах за отработку участвовало несколько хозяйств. Они строили дома по очереди друг другу. Обычай помочей носил характер взаимных услуг. На помочи звали соседей и родственников, в основном зажиточные крестьяне, которые хотели управиться с работой за один день. Во время помочей крестьяне работали дружно и скоро, заранее предвкушая весёлый ужин с песнями и плясками. Таким образом, помочи являлись для крестьян своего рода празднеством. На помочи не распространялись церковные запреты, ограничивающие работу в воскресные дни, т.к. помощники работали не за деньги [4].

Из воспоминаний Михайлова Ф.В. (жителя села Большеустьикинское, 1903 года рождения, ныне покойного): «Помочами готовили лес и рубили дома, камень готовили по нескольку человек и зимой доставляли на лошадях при помощи разных приспособлений (камень – глинистый сланец, добываемый в окрестностях села, из него делали ограждения, фундамент для домов, погреба и другие хозяйственные постройки, выкладывали тротуары. – прим. автора). В последние годы мы объединялись для работы в уборку, особенно с теми, у кого была жатка или молотилка. Хлеб убирали, затем свозили его домой на гумно и молотили день и ночь до снега»12 [2].

В XIX - начале XX веков в строительстве активно использовался местный строительный материал - глинистый сланец, который у нас называют «плитняк» или просто «камень». Плитняк имеет форму плоской плиты произвольной формы с природной поверхностью и рваными краями. В Устьикинске до наших дней прекрасно сохранились и используются по назначению постройки из глинистого сланца, возведённые более 150 – 180 лет назад. Это ограды, сараи, фундаменты. Вспоминает Крючкова Капитолина Геннадьевна: «На горах около Большеустьикинска много хорошего стройматериала, это камень-плитняк. Каменными плитами крыли крыши домов, сараев, бань для пожарной безопасности. Из камня складывали стены-изгороди, кладовые. Кроме того, по улицам тротуары были выстланы плитами и крупными камнями. У большинства хозяев во дворах домов также было выстлано плитами, чтобы можно было в сухую погоду сушить зерно на солнце»13.

Глинистый сланец применяли не только в строительстве. В 1929 году из плитняка был сложен памятник первым коммунарам (приложение). В 2009 году эту традицию продолжили при возведении памятника участникам Крестьянской войны 1773-1775гг. Этот строительный материал придаёт данным памятникам естественную неповторимость, а также связь с природой и исторической средой обитания.

Из воспоминаний Крючковой Капитолины Геннадьевны: «Устьикинск строился вразброс, кому где понравилось. Дома рубили на месте из огромных вековых сосен. На территории Устьикинска рос такой толстый лес, что из трех бревен можно было построить избушку, амбар, баню, конюшню. Бревна распиливали вдоль пополам, называли «однорезником»14.

Ещё сохранились добротные дома, поставленные в XIX веке. Толщина брёвен позволяла рубить стены всего в 12-14 венцов. Срубы опирались на массивные каменные тумбы и фундамент из камня-плитняка. Крыши были покрыты тёсом на 2 или 4 ската. Наружное украшение дома, в общем, было небогатым. Под крышей наживляли тесовый карниз, окна окаймляли наличниками со ставнями, их орнаментировали, чаще всего покрывая резьбой или росписями. Дома, как правило, огораживались. Устройство ограды зависело от экономических возможностей владельца и наличия строительных материалов. Во второй половине XIX века сооружались различные виды ограды: тесовый сплошной забор, изгородь из жердей, частокол, забор из диких камней. В зависимости от природных условий и сложившихся традиций в той или иной местности преобладал определенный вид ограждения. Замкнутым усадьбам был присущ установленный традицией и закрепленный временем набор хозяйственных строений, размещенных определенным образом. Как правило, дом занимал один из передних, обращенных к улице углов усадьбы, а хозяйственные постройки размещались по другую сторону усадьбы, у ее грани, противоположной дому. Этим достигалась возможность постоянного наблюдения за наиболее ценным имуществом семьи, хранившимся в этой постройке [4].

Важным этапом в строительстве дома было складывание печи, ее обычно делали сами хозяева. Чтобы глина не пересохла, печь нужно было сбить за один день. Печь ставили не вплотную к стене. В середине XIX века между печью и стеной оставляли пространство в 60 – 70 сантиметров, где устраивали вход в подполье. Позднее стали оставлять небольшое запечье (20 – 25 сантиметров) для складывания хлебных лопат и ухватов. Во второй половине XIX века печи делали большие, по форме близкие к квадрату. Печь стояла у входной двери, обычно налево от нее, с устьем, повернутым к противоположной стене.

В старинных домах между стеной и печью помещался «голбец» - вход в подполье, устроенный в виде невысокого шкафа, позже сменился голбцом в виде ларя с подъемной или задвижной крышкой, пристроенным к печи возле входной двери. Над ним часто делали помост для сна, так называемый «верхний голбчик». Рядом с печью помещался «залавок» для хранения посуды и продуктов.

Над входной дверью, на 50 – 70 сантиметров от потолка, сооружали полати. Полати укрепляли на специальном упоре на задней стене и на толстом брусе, проходящем посередине избы. На полатях в большинстве случаев спали дети.

В переднем углу, расположенном по диагонали от печи, стоял массивный обеденный стол, как правило, прямоугольной формы, с прямыми ножками. Над столом помещалась божница с иконами. Вдоль передней и боковой стен дома шли широкие лавки, над ними полки. Около стола ставили скамейки и табуретки. В домах поддерживалась чистота, полы, столы, лавки, полати терли веником с песком. К большим праздникам мыли потолок и стены, а пазы между бревнами промазывали глиной [4].

Наш XXI век заставляет переосмыслить мир в его целостности и взаимосвязи, базирующихся на приоритетах ценностей человеческой морали и культуры. Определяющим в отношении человека к окружающему миру и к другим людям должна стать система ценностей, связанных с лучшими народными традициями и с общечеловеческой традицией гуманизма. А почерпнуть лучшее из народной культуры мы можем и должны на малой родине, знакомясь с ее историей, обычаями, традициями, духовными ценностями. Наше исследование показало устойчивость традиций при строительстве домов в селе Большеустьикинское - длительное сохранение основных типов построек, а также использование местных строительных материалов. Безусловно, напрашивается вывод об общности черт хозяйственной культуры, сложившейся в нашем селе под влиянием переселенцев, и культуры тех мест, откуда они приехали. Можно с уверенностью говорить об общности землепользования и хозяйства устьикинских крестьян с северорусскими крестьянами Пермской, Вятской губерний. Народные обычаи и традиции были и остаются способом единения людей, не безразличных к будущему страны. Знание наследия необходимо каждому народу. Если не будут передаваться обычаи и традиции из поколения в поколение, не будут воспитываться у молодежи должное к ним уважение, то через несколько десятков лет мы просто потеряем свою культуру. Наш долг, наша святая обязанность сохранить неоценимые сокровища живой народной культуры, составляющей содержание жизни миллионов людей в течение многих столетий.

ЛИТЕРАТУРА

1.Ахмадеев Ф.С. Страницы истории моего села / газета «Коммунист» (орган Мечетлинского районного комитета КПСС и районного Совета народных депутатов БАССР). - №154, 25 декабря 1980 года.

2.Тарасов.Ю.М. Русская крестьянская колонизация Южного Урала в период феодализма и ее последствия / Вопросы истории. 1975. №11. С. 23.

3.Хозяйство и быт западносибирского крестьянства XVII - начала XX вв. / М.: Наука, 1979.

4.Чемерис В.П. Большеустьикинское в моей памяти и в свидетельствах прошлого -Большеустьикинское, 2011.

5.Энциклопедия Мечетлинского района Республики Башкортостан. / Уфа: Мир печати, 2010.
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   18

Похожие:

Башкортостана Министерство культуры Республики Башкортостан Министерство образования Республики Башкортостан Русский язык, история и культура на стыках эпох Уфа 2014 iconРоссийской Федерации Министерство образования Республики Башкортостан...
Мбоу сош с. Сюльтино муниципального района Илишевский район Республики Башкортостан

Башкортостана Министерство культуры Республики Башкортостан Министерство образования Республики Башкортостан Русский язык, история и культура на стыках эпох Уфа 2014 iconДолгожители села Бураево
...

Башкортостана Министерство культуры Республики Башкортостан Министерство образования Республики Башкортостан Русский язык, история и культура на стыках эпох Уфа 2014 iconИнститут развития образования республики башкортостан
Путина, Институт развития образования при поддержке Министерства образования Республики Башкортостан проводит республиканский профессиональный...

Башкортостана Министерство культуры Республики Башкортостан Министерство образования Республики Башкортостан Русский язык, история и культура на стыках эпох Уфа 2014 iconПоложение о iy международном конкурсе-фестивале детского литературного...
Танским филиалом но «Российский Фонд культуры», Научно-методическим центром развития одаренности гаоу дпо институт развития образования...

Башкортостана Министерство культуры Республики Башкортостан Министерство образования Республики Башкортостан Русский язык, история и культура на стыках эпох Уфа 2014 iconУчебные предметы Количество часов в год Всего
«Средняя общеобразовательная школа с. Менеузтамак муниципального района Миякинский район Республики Башкортостан» на 2013-2014 учебный...

Башкортостана Министерство культуры Республики Башкортостан Министерство образования Республики Башкортостан Русский язык, история и культура на стыках эпох Уфа 2014 iconПриказ по отделу образования администрации муниципального района...
На основании письма Министерства образования рб» №04-05/1043 от 23 сентября 2013 года «О проведении в Республике Башкортостан школьного...

Башкортостана Министерство культуры Республики Башкортостан Министерство образования Республики Башкортостан Русский язык, история и культура на стыках эпох Уфа 2014 iconКонкурс исторических сочинений проводится в 3 этапа
Республики Башкортостан по теме «Отечественная война 1812 года в судьбах народов Башкортостана»

Башкортостана Министерство культуры Республики Башкортостан Министерство образования Республики Башкортостан Русский язык, история и культура на стыках эпох Уфа 2014 iconРабочая программа на 2013-2014 учебный год Предмет: окружающий мир...
Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение башкирская гимназия имени народного поэта Республики Башкортостан Назара Наджми...

Башкортостана Министерство культуры Республики Башкортостан Министерство образования Республики Башкортостан Русский язык, история и культура на стыках эпох Уфа 2014 iconРабочая программа на 2013-2014 учебный год Предмет: литературное...
Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение башкирская гимназия имени народного поэта Республики Башкортостан Назара Наджми...

Башкортостана Министерство культуры Республики Башкортостан Министерство образования Республики Башкортостан Русский язык, история и культура на стыках эпох Уфа 2014 iconДоклад муниципального бюджетного общеобразовательного учреждения...
Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение основная общеобразовательная школа деревни Тимашевка муниципального района...

Литература


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
literature-edu.ru
Поиск на сайте

Главная страница  Литература  Доклады  Рефераты  Курсовая работа  Лекции