Интервью с Иосифом Бродским An Interview with Joseph Brodsky, журнал «Maryland Poetry Review»




Скачать 327.99 Kb.
НазваниеИнтервью с Иосифом Бродским An Interview with Joseph Brodsky, журнал «Maryland Poetry Review»
страница1/3
Дата публикации24.09.2014
Размер327.99 Kb.
ТипИнтервью
literature-edu.ru > Литература > Интервью
  1   2   3
Интервью с Иосифом Бродским

(An Interview with Joseph Brodsky, журнал «Maryland Poetry Review», issue 13,

Spring/Summer 1994, p. 47-50)

Интервьюер- Blair Ewing, Блэр Юинг (Б.Ю.), американский поэт [1].

Перевод и примечания Екатерины Платоновой и Григория Яблонского

Бродский Иосиф Александрович (1940-1996) – великий русский поэт ХХ века.

Стихи молодого Бродского Анна Ахматова называла «волшебными».

В 1960-е годы Бродский подвергался преследованям в Советском Союзе как тунеядец. После процесса в Ленинграде (1964 г.) был сослан на Север (Архангельская область). В 1972 г. был выслан на Запад. Жил в основном в США. Работал профессором в ряде американских университетов. В 1979 г. избран членом Американской Академии Искусств (American Academy and Institute of Arts and Letters), в 1987 г. вышел из этой академии в знак протеста против избрания Евтушенко почетным членом. В 1981 г. получил стипендию «гения» от фонда Макартуров (John and Catherine T. MacArthur Foundation). Его книга «Less than one»(«Меньше единицы») признана в 1986 г. лучшей литературно-критической книгой США. Нобелевский лауреат по литературе (1987). В 1991-1992 г. Поэт-Лауреат США. Кавалер французского ордена Почетного Легиона. Умер в 1996 г. во сне, oт инфаркта. Похоронен в Венеции.

см. http://ru.wikipedia.org ;

см. также

“Brodsky through the Eyes of His Contemporaries” by Valentina Polukhina (1992)

Говорит Б.Ю.

Я брал это интервью у Иосифа Бродского (И.Б.) в декабре 1993 года в кафе Маурицио, в новом доме Бродского на Бруклин Хайтс, в его автомобиле на Бруклинском мосту – на обратном пути в Гринвич Виллидж в Нью-Йорке.
[Ч.1. Кафе Маурицио]
Б.Ю. В конце прошлого года, (т.е. в 1992 г.), Вы опубликовали стихотворение “Bosnia Tune”(«Боснийская мелодия») [2] и комментарий на “Op-Ed” странице [3] в «Нью-Йорк Таймс», посвящённые колоссальной трагедии, происходящей на том месте, где когда-то была Югославия. В стихотворении Вы изобразили бессмысленность насилия и смерти: «Вообще не знаю, почему люди умирают», а в своем комментарии Вы резко критиковали президента Клинтона за бездействие, подняв в конце Вашего эссе вопрос о праве американцев называться нравственной нацией. Пожалуйста, прокомментируйте Ваше будущее как диссидента и взаимоотношение между Вашими политическими взглядами и Вашей поэзией.
И.Б. Как у политического диссидента, у меня нет будущего, да и в прошлом я не был диссидентом. Сформулируйте Ваш вопрос поточнее, уверен, Вам это удастся. Так о чём Вы спрашиваете?
Б.Ю. Хорошо, я спрашиваю о Вашей роли как гражданина и поэта.
И.Б. Отлично, это как раз то, чего я и ожидал. Это – гражданская позиция- мне хотелось высказаться по совести, и я это сделал. Так-то. Надеюсь, это было сказано весомо. Именно это мне и было нужно. А что касается стихотворения и эссе, то самая печальная вещь – это то, что они должны были быть написаны и написаны именно мной.
Б.Ю. Вы написали “Bosnia Tune”(«Боснийскую мелодию») сначала на русском, а потом перевели на английский?
И.Б. Нет, я сразу написал на английском.
Б.Ю. Но вообще-то Вы сначала пишeте на русском, а потом переводите на английский?
И.Б. Да, сначала я пишу по-русски.
Б.Ю. Как насчёт Вашего крестового похода в защиту поэзии? Недавно я прослышал о великих победах.

(Комментарий интервьюера: Иоcиф Бродский и Эндрю Кэрролл [4] вместе работали над проектом “American Poetry and Literacy Project” (Проект состоял в широком распространении лучших поэтических образцов – в продаже книг стихотворений для детей, в сбыте поэтических антологий больницам, отелям и т.д.)
И.Б. Да, действительно, много хороших отзывов в газетах, много добрых чувств вокруг этого, но это как-то не превращается в то, что необходимо для успеха этого проекта, а именно, в наличные. Проект проваливается , доходы минимальные.
Б.Ю. Насколько мне помнится, я читал, что 100 000 экземпляров антологии , которую Вы составили, были куплены клубом «Книга месяца» (Book-of-the-Month) [5] и распределены по гостиницам.
И.Б. Думаю, что это преувеличено. Недавно, неделю тому, я был в Вашингтоне и виделся с Эндрю Кэроллом. Он более информирoван, нежели я, об ежедневных финансовых операциях с отелями. Одна сеть, это я знаю наверняка, подписала кoнтракт, потому что у них были письма от гостей отелей и т.д.
Б.Ю. Неужели? Замечательно!
И.Б. Да, по большому счёту, мы всё ещё закладываем фундамент. И мы обнаружили, что издатели сопротивляются, а это – мягко говоря - парадокс, потому что издатели выигрывают от этого в первую очередь. Но они и пальцем не шевелят.
Б.Ю. Даже Ваш издатель?
И.Б. Даже мой. Но это всё-таки потихоньку движется. Медленно, но движется.
Б.Ю. С Вашей стороны - это, должно быть, огромное, долговременное обязательство.
И.Б. Да. Несомненно. Я даже не знаю, наверное, до конца моих дней. Может быть, это и не столь уж долго.
Б.Ю. Но эта деятельность, по-видимому, отличается от Вашей поэтической.
И.Б. Не сильно – телефонные звонки, письма и подобного рода деятельность. Блэр, Вы курите?
Б.Ю. Нет.
И.Б. Молодец! Закурить не хочешь?
Б.Ю. О’кей, я знаю этот трюк. Мне хотелось бы спросить о чтении Ваших стихов. В прошлом Вы сомневались, стоит ли Вам читать на публике, но так не кажется, когда слышишь ваше исполнение. Вообще я слышал немногих поэтов, читающих свои стихи. Несомненно, Вы – один из самых динамичных. В чём причина Вашего сопротивления? Это же прекрасный способ распространения хорошей поэзии.
И.Б. У меня были большие сомнения по поводу моего анлийского произношения, и это было реальным препятствием. Но по ходу дела я становлюсь более уверенным.
Б.Ю. Но Ваше чтение по-русски производит огромное впечатление [6]. Хотя я не понимаю слов, я чувствую, это – поэзия. Другие в зале чувствовали то же самое. В своих выступлениях Вы читаетe «Письма династии Минь», «Slave, come to my service” [7]. Они входят в обязательный репертуар Ваших выступлений?

И.Б. Не всегда: у Вас так просто совпало. Но мне нравится начинать ”Письмами”. Их очень любил мой умерший русский друг [8] Ну и другой мой давнишний друг, Дерек Уолкотт[9] , который перевел их на английский.
Б.Ю. В прошлом Вы дали поэтам совет: поэты, стремящиеся выделиться из общего ряда, должны , в первую очередь, осмыслить историю поэзии, а уж потом обращаться к свободному стиху. Вы также рекомендовали использовать жаргон.
И.Б. Да, здесь кроются огромные ресурсы. Например, обычно люди обращаются к свободному стиху и разговорной манере, потому что они полагают, что традиционные средства уже использованы другими и поэтому скомпромeтированы, Надо“превосходить” формы, а не просто создавать их . Жаргон и разговорный язык могут быть при этом полезны.
Б.Ю. Однажды Вы заметили, что одним из преимуществ Вашего тюремного

заключения было в том, что Вам стало доступно арго уголовников.
И.Б. Да, действительно, так оно и было. Но в России это - не слишком большое преимущество, так как язык общества был существенно криминализирован. Это просто вопрос средств: Вы пишете “1 а.т.” (по-английски – «час ночи») и думаете, как же это зарифмовать. Всё кажется устаревшим до тех пор, пока Вы не наткнётесь на какое-нибудь “I ат”(по-английски – «Я есть»), хотя этот пример не имеет ничего общего с арго.
Б.Ю. Я предполагал спросить Вас о «чувстве места» в поэзии. Кажется, в основе одних поэтов - сильная корневая система, в то время как другие бегут от своего гнезда с целью обрести свой собственный голос.
И.Б. Да, здесь нет закона. Это всё определяется темпераментом.

Для некоторых императивом является пребывание на одном месте со всем своим набором связей. Для других имеет смысл уход. Многие люди делают Вселенную из своих лацканов, другие строят ее из перемещений. Примером первых может служить Роберт Фрост [10], вторых – Рильке [11].

Б.Ю. Мне также кажется, что однажды диалектика искусства и жизни обручатся, что определённые правила, кажется, уже существуют… Что Вы думаете об этом?
И.Б. Точно то, о чём я уже сказал раньше. Поэт не есть человек действия [12].

Его существование, его качества определяются не его поступками, а тем, что он делает. Он –творец, созидатель. Решающим для созидателя является материал. Вы можете вести образ жизни, который Вам нравится: страхового агента, капитана ядерной подводной лодки, неважно, что Вы делаете. Это не имеет значения. Вы можете делать нечто, совершенно не относящееся к этой другой активности. И по этой причине биографии наших поэтов зачастую совершенно нелепы. Можно написать биографию капитана подводной лодки или политика, поскольку их ремесло - действие. Ремесло же поэта – слова, делание слов, языка. Таким образом, если Вы намерены писать биографию поэта, Вы должны писать биографию его стихов…
Б.Ю. То есть показать оборотную сторону, как это было сделано?
И.Б. Практически, да. Однажды я был сильно поражён очень странным выводом. Я просматривал биографию Марселя Пруста, в которой биограф на сотнях и сотнях страниц пытался доказать, что Альбертинa в действительности был Альбертом [13]. Это –класс! Но суть ведь в том, что Пруст написал целый pомaн для того, чтобы полностью запутать это. Иными словами, перо биографа двигалось в направлении, противоположном его гeрою.
Б.Ю. Ну а что по поводу поэтов, которые сознательно пытаются переплести своё искусство с их собственной жизнью? Относительно битников [14], например, законно ли это yтверждeниe?
И.Б. Законно, незаконно; всё это сводится к результату. В случае Гинзбeргa [15] это были прекрасные результаты. Что до их метода - как бы это Вам объяснить- я могу сказать очень грубо: Ваша способность жить, существовать, творить нечто из материала жизни значительно более ограничена, нежели Ваша способность создавать нечто из языкового материала. Если же Вы склонны к подобному переплетению, результат может получиться очень незначительный.
Б.Ю. Кaк определяется поэтический «успех»? Одна великая поэма? Две? Выдающаяся книга?
И.Б. Нет того единственного, который определил бы успех[16]. Широкая публика определяет Ваш успех. Или читатели его определяют. По существу, душевные возможности, доступные любому индивиду в контексте его существования, в высшей степени ограничены. Возможности, доступные же с точки зрения языка, не ограничены. Отсюда и ответ – я действительно не знаю, как определить успех.
Б.Ю. Является ли успех гарантией остаться в памяти читателей?
И.Б. Мне бы хотелось считать это определeние таким же хорошим знаком, как и всё остальное. Даже, возможно, одним их лучших.
Б.Ю. Многие из моих друзей хотят узнать, что Вы читаете в последнее время. Кого Вы читаете?
И.Б. О, я читаю разные вещи. Например, сегодня ночью я читал собрание стихотворений Кристофера Мидлтона [17]. Очень хороший поэт, а им пренебрегают. Это и скучно, и трагично, и так, и эдак, но мне нравится. А еще я также люблю истории, исторические сочинения, потому что по необходимости они ограничены пространством эпохи.
Б.Ю. Вы написали несколько интересных стихотворений об исторических лицах: Тиберии [18], королеве Марии Шотландской [19]…
И.Б. Будет ещё больше. Очевидно, историки всегда имеют дело с парадоксами,. Как бы объяснить это? Геродот, в самом началe своей Истории, в первом же абзаце, сказал нечто подобное по поводу парадоксов, относящихся к причинам Троянской войны – согласно некоторым мнениям - причины были в этом, согласно другим – в том. Я (Геродот) лично думаю, что причиной было это. Тем самым он даёт Вам альтернативы. Фукидид , а затем Плутарх обратили это множество мнений в искусство парадоксального письма [20].

Это множество даётся не в трех абзацах, а внутри одного предложения. Это был тип письма, который дал нам литературу, скорее, начало литературы.
Б.Ю. Не поэзии?
И.Б. Да, поэты дали нам нечто, но изначально это были историки, давшие литературу, которую мы знаем, если хотите, наш литературный язык.
Б.Ю. Вы упомянули, что многое уже готово к публикации. Когда выходят Ваши следующие книги?
И.Б. Согласно моим издателям, это должно быть следующей осенью (осень 1994), а я мог бы сделать это вчера. Но у них свои планы.
Б.Ю. Возвращаюсь к вопросу о влияниях. Вы всегда упоминали Одена [21], Милоша [22] и даже Элиота [23] , поэтов умерших, оказавших влияние на Вас. Как насчёт влияния ныне живущих?
И.Б. О, хороший вопрос (продолжительная пауза). Я попытаюсь ответить. Видите ли, всю свою жизнь я нахожусь под чьем-либо влиянием. И я думаю, что и сейчас, так или иначе, я всё еще нахожусь под влиянием, но не так очевидно, это заметно лишь одному мне. Я не думаю, что кто-то оказывает на меня влияние, нет, не то чтобы никто не влияет на меня, я лишь думаю, что я как-то закоснел так или иначе. Может, это оттого, что моя восприимчивость к влияниям стала избирательной – на Вас может влиять тот, кого Вы читаете, но до того как Вы собираетесь использовать это, оно уходит. Да, вдохновение, которое я, естественно, получаю от умерших, как ни странно, является не следствием болезненности моих склонностей, а потому, что они как бы взывают ко мне: “Делай то, делай это”. Я не нахожусь под влиянием ни одного современного поэта, хотя сам я думаю о влиянии на меня Монтале [24], но это не Монтале, каков он есть, а моя фантазия о нём. В нём я нашёл то, чего я не видел ни в ком другом: понять проблемы цивилизации опосредованно –через Италию , потому что «Италия» синонимична , по моему разумению, цивилизации. И он шёл обходными путями, путешествуя по периферии цивилизации, не так ли? Это не столько сам Монтале, сколько моя фантазия о нём.
Б.Ю. Кажется, Вы чувствуете реальную близость к Италии, и, в частности, к Венеции. Недавно Вы опубликовали сборник эссе о Венеции (“Watermark” [25])
И.Б. Да, я люблю этот город и хотел бы писать эту книгу бесконечно.
Б.Ю.Но однако же я не нашел слишком много стихов на итальянскую тему.
И.Б. Я как-то подумывал о выпуске «Избранного», состоящего из моих «итальянских» стихов, и я обнаружил, что таких стихов примерно 15-20.

Это могла бы быть книга, но не слишком большая… (смеется).
  1   2   3

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Интервью с Иосифом Бродским An Interview with Joseph Brodsky, журнал «Maryland Poetry Review» iconИнтервью Ярослава Могутина Ярослав Могутин интервью с григорием петровичем климовым
Князя Мира Сего” самой известной своей книги, он стал вскоре одним из самых печатаемых (и, соответственно, читаемых) современных...

Интервью с Иосифом Бродским An Interview with Joseph Brodsky, журнал «Maryland Poetry Review» iconЛитература poetry uazone net
Охватывает поэзию от классического периода XVII xix ст к современной поэзии. Содержит и переводи зарубежных классиков, народные и...

Интервью с Иосифом Бродским An Interview with Joseph Brodsky, журнал «Maryland Poetry Review» iconЮридический научный электронный журнал
Электронный журнал включен в перечень электронных специализированых изданий Украины на основании Приказа мон украины от 10 октября...

Интервью с Иосифом Бродским An Interview with Joseph Brodsky, журнал «Maryland Poetry Review» icon3. Русская литература. Журнал. Вопросы литературы. Журнал
Рады сообщить Вам, что в период с 2014 по 2015 гг для организаций российских соотечественников, которые сотрудничают с представительством...

Интервью с Иосифом Бродским An Interview with Joseph Brodsky, журнал «Maryland Poetry Review» iconУстный журнал активная форма пропаганды новинок печати. По содержанию...
Массовая работа библиотеки совокупность форм и методов устной и наглядной пропаганды произведений печати и других документов среди...

Интервью с Иосифом Бродским An Interview with Joseph Brodsky, журнал «Maryland Poetry Review» iconИнтервью с Алексеем Сонком, президентом компании «нка-групп»
Из интервью с Алексеем Сонком, президентом компании «нка-групп», производящей ноутбуки iRU

Интервью с Иосифом Бродским An Interview with Joseph Brodsky, журнал «Maryland Poetry Review» iconЮрген Граф Миф о холокосте Правда о судьбе евреев во второй мировой...
В издательство «Русский Вестник», с просьбой опубликовать этот материал, обратился Институт пересмотра истории (Institute Historical...

Интервью с Иосифом Бродским An Interview with Joseph Brodsky, журнал «Maryland Poetry Review» iconИсследовательская работа История выборов
Интервью с председателем комиссии мо поселок Добрятино (сельское поселение) Садковой Н. Н

Интервью с Иосифом Бродским An Interview with Joseph Brodsky, журнал «Maryland Poetry Review» iconДрузья! Сегодня мы нуж-даемся в Вашей помощи – без подписки наш журнал...
«Салатавия-Алмак». Это, конеч-но, полу-шутка. Но в каждой шутке есть, как говорится, доля правды. Как же Ты можешь любить землю своих...

Интервью с Иосифом Бродским An Interview with Joseph Brodsky, журнал «Maryland Poetry Review» iconИнтервью с адвокатом Ларисой Октябристовной Павловой Часть вторая «Гарри Поттер»
Международный проект «половое воспитание российских школьников» и национальная безопасность

Литература


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
literature-edu.ru
Поиск на сайте

Главная страница  Литература  Доклады  Рефераты  Курсовая работа  Лекции