Донской Д. И., Игумнов С. А. Общая психотерапия: Рук для врачей. 4-е изд




НазваниеДонской Д. И., Игумнов С. А. Общая психотерапия: Рук для врачей. 4-е изд
страница3/53
Дата публикации28.05.2014
Размер6.54 Mb.
ТипДокументы
literature-edu.ru > Лекции > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   53

Психоаналитическая теория. Зигмунд Фрейд изложил свои взгляды на гипноз в 1921 г. в книге «Психология масс и анализ личности». По Фрейду, гипноз — это перенесение в сфере бессознательного на личность гипно­тизера врожденных воспоминаний о племенном вожде, вытесненных отношений детей к родителям (например, сына к отцу). Этот феномен перенесения и создает, по мнению Фрейда, неодолимую власть гипнотизера по от­ношению к гипнотизируемому.

Гипнотические взаимоотношения, по Фрейду, имеют эротическую основу. «Гипнотические отношения, — пи­шет Фрейд, — заключаются в неограниченном любовном самопожертвовании, за исключением полового удовлетво­рения».

Последователь Фрейда Ференци (1975) видит в гипнозе возрождение комплекса Эдипа с его любовью и страхом. Отсюда два типа гипноза: «материнский», основанный на любви, и «отцовский», базирующийся на страхе.

Шильдер (Schilder, 1938) в основе гипноза также видит феномен перенесения. По Шильдеру, пациент, приписы-

36
вая врачу всемогущество, тем самым реализует собственные сексуально-инфантильные фантазии.

Важный вклад в психоаналитическую теорию гипноза внес Штеварт (Stewart, 1969). Он утверждает, что гипно­тическое состояние содержит не только вознаграждение инстинктивных потребностей, но и сложное уравновеши­вание влечений и защитных тенденций, в которых зна­чительную роль играют недоверие, враждебность. Иначе говоря, Штеварт допускает, что пациент в состоянии гипноза находится в амбивалентном положении по отно­шению к гипнотизеру, которого он любит и ненавидит одновременно. По Штеварту, гипнотическое состояние базируется на фикции: гипнотизер, если он хочет добить­ся гипнотического транса, должен делать вид, что он всемогущ. Но «бессознательное» пациента «знает», что гипнотизер делает вид, и компенсирует эту ситуацию ощущением, что он сам принуждает гипнотизера к этой фикции и сам контролирует гипнотическую ситуацию.

«Фрейд внушил, — пишет Штеварт, — что гипнотизер поставлен на место идеала Я (сверх-Я) субъекта, но, по моему утверждению, идеал Я поставлен на место гипно­тизера, и это сверх-Я спроектировано и проконтролирова­но субъектом в соучастии с гипнотизером. Таким образом* субъект чувствует себя в большей мере освобожденным от власти собственного сверх-Я и может дать волю появле­нию воспоминаний, до сих пор подавляемых».

* * *

Помимо физиологической теории И. П. Павлова и психоаналитической теории Фрейда, являющихся, по существу, антиподами, существует большое количество концепций, пытающихся объяснить природу гипноза.

Бернгейм, как уже упоминалось, считал гипноз одной из форм выражения внушения и, по сути, отождествлял

оба эти понятия.

Шарко идентифицировал гипноз с истерическим не­врозом, рассматривая и то и другое как болезненное помрачение сознания.

Отё (1959) считает гипноз продуктом искусственно созданной экспериментальной ситуации, которая влияет

37
не только на пациента, но и на экспериментатора. Гипноз, цо Огпе, во многих отношениях можно рассматривать как «folie a'deux» (сумасшествие на двоих): каждый вовле­ченный в гипнотические отношения играет ту роль, ко­торую другой от него ожидает. Пациент ведет себя так, как будто он не может сопротивляться внушению гипно­тизера, а тот играет роль всемогущей личности.

В. М. Бехтерев рассматривал гипноз как искусственно вызванный сочетанный рефлекс тормозного характера с подавлением активного сосредоточения.

Шерток (Chertok, 1982) расценивает гипноз как своего рода транс. По его мнению, «гипноз представляет собой особое состояние сознания, предполагающее определен­ное изменение психофизиологической реактивности орга­низма». Шерток определяет гипноз как «четвертое состо­яние организма» (наряду с состоянием бодрствования» сна и активностью сновидений).

А. М. Свядощ (1982) полагает, что гипнотический сон — это состояние суженного сознания, вызванное дей­ствием гипнотизера и характеризующееся повышенной внушаемостью.

В. Е. Рожнов (1985) понимает гипноз как особое пси­хологическое состояние, возникающее под влиянием на­правленного психологического воздействия и отличающе­еся как от сна, так и от бодрствования. По его мнению, гипноз — это психофизиологический феномен, при кото­ром постоянно наличествующий синергизм сознательного и бессознательного приобретает известную трансформа­цию в том смысле, что их сочетанная деятельность дис-социируется и одновременно может выступать равно как осознаваемая, так и не осознаваемая психическая продук­ция. «Глубокий гипноз, — пишет В. Е. Рожнов, — есть качественно определенное психофизиологическое состоя­ние, возникающее как результат специфической пере­стройки работы мозга на особый режим. Отличительной чертой гипноза как состояния является строгая, не свой­ственная ни сну, ни бодрствованию избирательность в усвоении информации...»

Многочисленность и разнообразие теоретических под­ходов к природе гипноза уже сами по себе свидетельству­ет о сложности проблемы, еще далекой от своего разре­шения.
38
Под внушением понимают различные способы вербального и невербального эмоционально окрашенного воздействия на человека с целью создания у него опреде­ленного состояния или побуждения к определенным дей­ствиям.

Посредством внушения могут быть вызваны различ­ные ощущения, представления, эмоциональные состоя­ния, волевые побуждения, изменения соматовегетатив-ных функций организма.

Следует отличать убеждение и внушение как психоло­гические категории и гипноз как особое состояние вы­сших отделов центральной нервной системы.

Внушение отличается от убеждения прежде всего тем, что информация при нем воспринимается без должной критической обработки. По образному выражению В. М. Бехтерева, внушение, в отличие от убеждения, входит в сознание человека не с «парадного хода, а как бы с заднего крыльца, минуя сторожа — критику».

А. М. Свядощ (1982) считает, что внушение — это | подача информации, воспринимаемой без критической-оценки и оказывающей соответствующее влияние на те­чение нервно-психических процессов.

Весьма интересной представляется нам верификацион­ная концепция внушения А. М. Свядоща. Согласно этой концепции, в мозге человека постоянно протекают про­цессы верификации. Человек не в состоянии «пропу­стить» через сознание весь огромный поток поступающей из внешней и внутренней среды информации. Только! некоторая ее часть (обычно наиболее существенная) под-| вергается логической переработке и оценке, осуществля-| емоЙ путем целенаправленного мышления. Большая же| часть информации в соответствии с «наработанными»! алгоритмами подвергается неосознанной оценке. Нужное! отбирается, ненужное отбрасывается. Сознание, таким.1 образом, «разгружается от несущественных сигналов, а организм — от неадекватного реагирования на эти сигна­лы». Так, например, если к вашей руке в обычной обста­новке поднесут холодный медный пятак и скажут: «сей­час произойдет ожог», то никакой реакции, кроме скеп­тической улыбки, это не вызовет. Но если то же действие

39

произвести в состоянии гипноза, ожог может произойти. В чем же дело? В состоянии гипноза до минимума сни­жается верификация информации, и поэтому внушение приобретает особую «неодолимую» силу.

Чем ниже верификация информации, тем выше вну­шаемость. Верификация информации бывает сниженной, а внушаемость повышенной при определенном состоянии сознания (просоночное состояние, гипноз), у истероидных исихопатов, алкоголиков, наркоманов. Верификация ин­формации обычно снижена у детей, солдат и спортсменов, привыкших к повиновению. Внушаемость заметно повы­шается при утомлении, в условиях неопределенности или в экстремальных условиях под угрозой опасности. Вери­фикация информации резко снижается в толпе и при использовании средств массовой информации. Антиподом верификации информации является слепая вера.

В. М. Бехтерев неоднократно подчеркивал, что внуше­ние играет большую роль в сознательной жизни общества и прежде всего в воспитании молодого поколения, в организации общественного порядка и дисциплины, в формировании общественного мнения. На внушении очень часто основано влияние родителей на детей, учите­ля на учеников, начальника на подчиненных, командира на солдат...

В то же время внушение является одним из методов психотерапевтического лечения. Врач, пользующийся ав­торитетом и доверием у больных» обстановка и процесс психотерапевтического лечения сами по себе, безотчетно или сознательно, оказывают на больных суггестивное воздействие.

Различают гетеросуггестию — внушение, производи­мое другим лицом, и аутосуггестию — самовнушение. Внушение, вызванное каким-либо процессом, действием, называют реальным, вызванное же с помощью слов — вербальным.

Внушение, реализуемое непосредственно через слово врача, определяют как прямое» Больной обычно может установить связь между произведенным прямым внуше­нием и вызванным им действием, то есть источник по­ступления информации им осознается. При косвенном внушении врач прибегает к помощи добавочного (проме­жуточного) раздражителя, с которым больной, как пра-

40

вило, и связывает полученный лечебный эффект. Нередко косвенное внушение оказывается более эффективным, чем прямое. Объясняется это тем, что в этом случае представления самого больного, связанные с лечебным эффектом, встречают меньшее сопротивление. Больной знает, что головная боль проходит после приема порошка, так что любой индифферентный порошок бывает более действенным, чем слова.

Внушение с лечебной целью может проводиться в бодрствующем состоянии, в гипнозе, а также в состоянии неглубокого естественного и наркотического сна.

Косвенное внушение. Основу медицины, какого бы прогресса она ни достигла, всегда составляли и составля­ют нож, трава и слово. Необычайную силу слова, особенно если оно опосредовано каким-либо лекарством, ритуалом, необычайностью обстановки, знали и учитывали в своей практике все выдающиеся врачи.

Еще в XVI в. Филипп Ауреол Парацельс сказал фразу, ставшую крылатой: «Надобно вам знать, что воздействие волей — немалая статья во врачевании».

В специальной литературе широко известен так назы­ваемый «опыт копенгагенских врачей». Вот как его изла­гает в своей книге «Законы жизни» А. Д. Поповский (1971).

«Группа врачей Копенгагена условились проверить силу самовнушения на человеке. Они обратились к вла­стям с предложением умертвить осужденного преступни­ка не колесованием, как практиковалось тогда, а путем вскрытия вен. Просьбу удовлетворили. Приговоренному завязали глаза и предупредили, какого рода смерть его ожидает. Когда были закончены приготовления, осуж­денному сделали незначительные надрезы на коже и пустили по руке струю теплой воды, которую он должен был принять за кровотечение. Одна уверенность в том, что он истекает кровью, вызвала у него судороги и холодный пот; затем наступила смерть. Картина умира­ния во всех деталях напоминала гибель обескровленного, хотя в сосудах человека осталось еще крови на долгую жизнь».

Это одно из наиболее ранних описаний рефлекторной смерти. Позже таких случаев описано великое множе­ство.

41

...Американская тюрьма «Синг-Синг». Приговорен­ный к смерти на электрическом стуле. Движение рубиль­ника. Конвульсии. Смерть. Позже высняется, что в элек­тросети в то время не было тока.

Чаще всего дело не доходит до убийства, но ранить посредством косвенного внушения очень легко. Стоит рентгенологу в полузатемненном кабинете посмотреть на снимок пациента и многозначительно сказать «Да-а-а», как причина для формирования невроза уже готова. Великое множество ятрогений и дидактогений наблюда­ется при грамотных, но безапелляционных заключениях о «вертикальной оси сердца», «опущении внутренних органов», «миокардиодистрофии» и т. д. Большое коли­чество неврозов формируют статьи профессоров и акаде­миков в журнале «Здоровье» и других средствах массовой информации, плохо продуманные развлекательно-позна­вательные программы радио и телевидения.

Механизмы такого внушения, способного убить или ранить, можно использовать и с лечебной целью. Косвен­ное внушение как средство воздействия на психические и биологические возможности человека таит в себе бога­тые возможности.

Знаменитый терапевт XIX в. М. Я. Мудров окружил свои рецепты ритуалом. Он лечил «специальными» по­рошками: золотыми, серебряными и «простыми» (по цве­ту бумаги, в которую они были завернуты). В руках великого клинициста эти порошки творили чудеса, изле­чивали многие заболевания... И только после его смерти выяснилось, что в состав порошков входил всего-навсего хорошо перемолотый мел. «Назначат ли больному, — писал М. Я. Мудров, — бром, глицерофосфат или пропи­шут, украсив греческим или латинским названием, гром­ким, пышным и обязательно длинным, пилюли из хлеб­ного мякиша или растения «львиный зев», влияние их будет одинаково, если убедить больного, что от них у него наступит облегчение. Тогда лекарство будет принято с восхищением, а сие восхищение, радость и уверенность бывают иногда полезнее самого лекарства». И далее:

«...Есть душевные лекарства, кои врачуют тело, они почерпываются из науки мудрости, чаще из психологии. Сим искусством печального можно утешить, сердитого Умягчить, нетерпеливого успокоить, бешеного остано-

42

вить, дерзкого испугать, робкого сделать смелым, скрытого — откровенным, отчаянного — благонадежным. Сим искусством сообщается больным та твердость духа, кото­рая побеждает телесные болезни, тоску, метание и кото­рая самые болезни тогда покоряет воле больного... Вос­хищение, радость, уверенность больного тогда полезнее самого лекарства.»

И это не шарлатанство, не химера. Это великое искус­ство врачевать, умение использовать возможности одного из методов психотерапии — косвенное внушение.

И. П. Павлов рассказывал о своем учителе С. П. Бот­кине: «Лечили часто одно его слово, одно посещение больного. Сколько раз приходилось слышать от его учеников-клиницистов печальное признание, что те же ре­цепты и, по-видимому, при подобных же случаях оказы­вались неутешительными у них, творя чудеса в руках

учителя».

Современные врачи этим методом психотерапии вла­деют плохо, отдав его на откуп знахарям и народным целителям. Но жизнь сама постепенно напоминает о мощном воздействии косвенного внушения. То все начи­нают принимать мумиё и излечиваются, то едут за сотни километров в Прибалтику за АУ-8 — помогает, то начи­нают пить «кремневую воду» — и здоровы. Меняются «лекарства», меняется терминология, меняется промежу­точный ритуал, но это не меняет механизмов лечебного воздействия самого метода.

Косвенное внушение лежит в основе таких широко известных методов лечения, как «операция» филиппин­ских хиллеров или распространенное у нас в стране «кодирование» алкоголиков.

Я. Л. Шрайберг в качестве суггестивного фактора использовал ароматическое вещество — раствор тимола в спирту, который он капал на марлевую маску и давал вдыхать больному (маска по Шрайбергу); А. М. Свядощ применял эфир (маска по Свядощу).

Пациенту можно дать индифферентный порошок и внушить: «Вы сейчас примете порошок. Он обладает успокаивающим действием. Через 15 минут вы станете спокойным и уравновешенным. В последующем будете принимать порошок 3 раза в день и состояние ваше изменится к лучшему».

43
Промежуточными суггестивными факторами могут служить обычные методы исследования или физиотера­певтические процедуры.

Один из авторов (Кондрашенко, 1959), работая в Ка­лининградском военном госпитале, наблюдал, как по-раз­ному влияют одни и те же физиотерапевтические проце­дуры на больных с периферическими невритами.

« В неврологическом отделении госпиталя в конце 50-х годов лечилось много молодых летчиков с травматически­ми люмбоишиалгиями (результаты катапультирования). Летчики — народ особый. Они не умеют болеть. Часто диссимулируют свое болезненное состояние, но если встречаются с резкой болью и чувством беспомощности, то, как все истинно здоровые люди, быстро раскисают...

Лечили таких больных по одной схеме. Основу физио­терапевтического лечения составляла глубокая диатер­мия. И вот в таких, почти что «унифицированных» условиях одни больные выздоравливали за 10—15 дней, а у других заболевание затягивалось на 3—4 недели. Я терялся в догадках. Случайно зашел в физиотерапевтиче­ское отделение... Две одинаковые кабины для глубокой диатермии. Прием ведут две медсестры... Одна в зрелом возрасте, одета неряшливо, прическа всклокочена, на лице выражение недовольства и даже злобы. Процедуры отпускает стандартно: «проходи», «ложись», «не вер­тись», «не разговаривай», «следующий».

Вторая медсестра была юной и миловидной. Одета красиво. Держится как жрица. В руках ее тонкая изящ­ная палочка, на конце палочки — неоновая лампочка. При входе в кабину зачем-то стоит аппарат для УВЧ-те-рапии.

Медсестра выходит из кабины, загадочно улыбается и приглашает очередного пациента по имени и отчеству. Когда тот, уже завороженный ее видом и улыбкой, встает, она протягивает свой импровизированный «жезл» к ап­парату УВЧ, неоновая лампочка загорается... Это знак входить в кабину. Когда больной, готовясь к процедуре, снял пижаму, медсестра не спешит укладывать его на кушетку. Она внимательно осматривает его поясницу и говорит: «У вас значительное улучшение. Лордоз умень­шился. Ягодичная складка стала более выраженной». Потом нежно проводит рукой по пояснице: «Болевой
44

синдром тоже исчезает». Примерно то же самое повторя­ется и после приема процедуры... Кто научил эту молодую девушку искусству врачевания? Или она пришла к этому сама? Или сыграл роль тот факт, что пациентами ее были молодые летчики?

Я сравнил результаты лечения больных и оказалось, что те больные» которые выздоравливали в два раза быстрее, лечились у Нади (так звали молодую медсестру). По молодости лет я не стал вникать в тонкости механиз­мов проводимого лечения. Я купил Наде красивые цветы, договорился с ней, что все «мои» больные будут лечиться у нее, и число койко-дней сразу снизилось на 30—40 %. С тех пор, сколько бы мне ни говорили о специфичности физиотерапевтических методов лечения, я не возражал, но всегда вспоминал Надю...»

Внушение в состоянии бодрствования. Эффективность внушения наяву зависит от обстановки, в которой прово­дится лечение, от внешнего вида медперсонала, от авто­ритета врача, его мастерства и артистизма. Чем выше авторитет врача, тем меньшую критическую оценку встречает его «формула» внушения.

Не последнюю роль при этом методе психотерапии играет аффективное состояние пациента. Подмечено (Рожнов, 1971; Свядощ, 1982 и др.), что страх, гнев, экстаз и другие эмоционально насыщенные состояния способствуют резкому повышению внушаемости и созда­ют возможность осуществления массового внушения на­яву (при боевых действиях, на митингах и т. д.). Внуше­ние в бодрствующем состоянии показано при всех формах неврозов, особенно при истерическом, при алкоголизме и табакокурении, с целью коррекции девиантного поведе­ния. Особенно эффективен этот метод лечения у детей и у лиц с повышенной внушаемостью.

Существует несколько вариантов техники внушения наяву, но у опытного психотерапевта она каждый раз иная.

Вариант 1. После предварительной разъяснитель­ной беседы врач усаживает пациента напротив себя и, пристально глядя ему в глаза, повелительным, не вызы­вающим сомнения тоном повторяет несколько раз: «Вы безразличны к алкоголю, вы будете отказываться от алкоголя везде, где бы вам его ни предлагали». У наиболее

45

внушаемых пациентов можно выработать тошнотно-рвотную реакцию на вид и запах алкоголя.

Вариант 2. Пациент усаживается поудобнее на стул или в кресло. Врач становится напротив и негромким, но уверенным голосом приказывает: «Закройте глаза!». За­тем кладет пальцы своих рук на виски больного и, слегка сдавливая голову, напряженным, уверенным голосом 3— 4 раза подряд с интервалом в несколько секунд произно­сит формулу внушения: «Вы спокойны, сердце ваше совершенно здорово. Здорово!». В интервалах между фра­зами нужно несколько уменьшить сдавливание висков. Можно положить руку на область пищевода и несколько раз повелительным тоном повторить: «Пища по пищеводу будет проходить легко и свободно».

Речь врача может быть тихой или, наоборот, нарочито громкой, ко обязательно эмоционально окрашенной, вы­разительной и уверенной.

Вариант 3. Пациент укладывается на кушетку, закрывает глаза и внимательно слушает врача, который проводит внушение (Консторум, 1962). И. С. Сумбаев (1946) в таких случаях рекомендовал предварительно проводить внушение полного безволия, полного подчине­ния. «Вы не спите, — говорит врач, — вам совершенно не хочется спать, но вы не оказываете сопротивления, вы полностью подчиняетесь мне, и все будет так, как я вам говорю...» Далее следует внушение, которое можно рас­ценивать как вариант гипносуггестии.

Вариант 4.П.И. Буль (1974) предлагает следую­щий способ внушения в состоянии бодрствования: «Рас­слабьте всю мускулатуру вашего тела... Дышите спокой­но, глубоко... В этом состоянии покоя, отдыха вы будете хорошо воспринимать все мои слова, все мои внушения! С каждым последующим сеансом вы будете все лучше расслабляться в этом кабинете, все лучше воспринимать и фиксировать в своем сознании все мои формулы внуше­ния. Спать вы не будете, никакого гипноза у вас не будет, но тем не менее с каждым последующим сеансом терапии вы будете отмечать, как улучшаются ваши состояние, самочувствие и настроение... Вы будете замечать, что восстанавливается ваш обычный нормальный ночной сон... Вы будете ложиться в постель в строго определенное вами самими время... К этому часу вы будете отмечать,
46

как с каждым разом все больше и больше хотите спать... Вы охотно будете ложиться в постель и, как только голова коснется подушки, вы будете быстро, приятно и совер­шенно безмятежно погружаться в физиологический сон. Ваш сон будет крепким и глубоким, без всяких неприят­ных сновидений, без неприятных ощущений, без излиш­них пробуждений. Сон имеет огромное значение для клеток вашей нервной системы, поэтому я внушаю вам — спать лучше, спать крепче и не менее 7—8 часов

в сутки.

По мере того как будет нормализоваться ночной сон, вы будете отмечать, что исчезают боли в области сердца, которое, как показали специальные исследования, совер­шенно здорово и не имеет никаких органических измене­ний! У вас прекрасное, молодое и совершенно здоровое сердце, нормальное кровяное давление! Боли в сердце возникли у вас из-за расстройства нервной системы функ­ционального и вполне излечимого характера в связи с переживаниями и нарушениями сна.

Теперь, по мере того как ваш сон нормализуется, станет лучше и совершенно безболезненно работать ваше сердце. У вас исчезнет раздражительность, повысится аппетит, улучшится настроение. С каждым последующим сеансом внушения вы будете замечать, как все новые и новые запасы сил, бодрости и энергии как бы вливаются в организм и делают вас здоровым, бодрым и жизнерадо­стным человеком».

Внушение в состоянии естественного сна. В настоящее время сон рассматривается как результат активного функционирования синхронизирующих сомногенных си­стем головного мозга (Вейн, 1974 и др.). Доказано нали­чие в мозге (гипоталамус) не только активных аппаратов, поддерживающих бодрствование, но и систем, участвую­щих в организации сна. Иными словами, за последние годы изменились и углубились наши представления о физиологических механизмах сна. Однако это совсем не означает отрицания нейродинамической теории сна, ос­нованной на трудах классиков отечественной физиологии А. А. Ухтомского, И. П. Павлова, Л. А. Орбели и др.

Выделяют несколько стадий сна: переход от релакса­ции к дремоте, дремота, поверхностный сон, сон средней глубины и глубокий сон. В связи с различной глубиной

47
сна могут возникнуть различные фазовые состояния:

уравнительная, парадоксальная, ультрапарадоксальная и наркотическая фазы сна.

Фазовые состояния во время сна обусловливают изби­рательную чувствительность к определенным раздражи­телям, посредством которых имеется возможность под­держивать контакт с внешним миром* Образуются так называемые сторожевые пункты. В литературе широко известны примеры «сторожевых» пунктов во время сна, описанные В. Н. Сперанским (сторожевые животные, охраняющие спящее стадо), Л. А. Орбели (головоногий моллюск осьминог с выпущенной во время сна дежурной «сторожевой» ногой) и др. Стали классическими примеры сна матери, чутко реагирующей на слабый крик своего ребенка, или мельника, спящего под грохот жерновов и просыпающегося при внезапно наступившей тишине.

Мы наблюдали пациента, у которого «сторожевой» пункт был ориентирован на слабый специфический звук противоугонного устройства автомобиля, стоящего под окном. Этот человек глубоко спал под самые разнообраз­ные звуки шумной столичной улицы, но каждый раз просыпался, если срабатывало противоугонное устрой­ство.

В состоянии бодрствования сила возбуждения кор­ковых клеток адекватна силе раздражителя. Для пе­реходных (фазовых) состояний характерно изменение реактивности клеток на воздействие раздражителей:

при уравнительной фазе сильные и слабые раздражи­тели вызывают равные по силе реакции; при пара­доксальной фазе слабые раздражители вызывают силь­ную реакцию, а сильные — слабую или реакция отсутствует. При образовании «сторожевого» пункта важную роль играют уравнительная и особенно пара­доксальная фазы.

У спящего человека или животного сторожевые пунк­ты образуются под воздействием раздражителей, несу­щих жизненно важную информацию, и возникающих переходных фаз сна.

Раппорт со спящим человеком можно установить с помощью речи. При этом верификация внушаемой ин­формации в силу изолированности сигналов бывает очень низкой, а эффект внушения высоким. Не обязательно

48

добиваться, чтобы пациент запомнил информацию, вводимую во время сна. Наоборот, внушение более действен­но, если сказанное во время внушения после просыпания подвергалось амнезии.

В практике наиболее часто применяются следующие варианты внушения в состоянии естественного сна.

Вариант 1. Больного переводят из состояния сна в просоночное, налаживают с ним речевой контакт и после этого осуществляют внушение. Для этого прикасаются к спящему и, когда он слегка проснется, ему предлагают пошевелить рукой, ногой. Убедившись, что речевой кон­такт установлен, проводят лечебное внушение. Напри­мер: «Спите спокойно, не просыпайтесь. На счет десять вы уснете еще глубже. Раз, два... Лечению вы поддаетесь хорошо. Вы стали бодрым, спокойным. Появилась уве­ренность в выздоровлении и желание трудиться. Вам стал противен запах и вид алкоголя». Ребенку с ночным энурезом внушают: «Теперь ты сможешь удерживать мочу всю ночь. Твоя кроватка всегда сухая и чистая» и т. п. Этот вариант более приемлем при индивидуальной психотерапии.

Вариант 2. С пациентами проводится предваритель­ная беседа, во время которой им объясняется смысл лечения. Им говорят, что ночью они будут спать, но сквозь сон услышат сигнал (например, счет до десяти) и слова внушения. Текст внушения записывают на ленту магнитофона и предварительно дают прослушать (весь или только начало) пациентам в бодрствующем состоя­нии. Внушение проводится непосредственно врачом или посредством магнитофонной записи, которая включается и выключается автоматически или медицинским персо­налом. Текст внушения может быть унифицирован (при однородном контингенте больных) или, наоборот, инди­видуализирован. Чаще применяется при коллективных

сеансах.

Вариант 3. Предложен А. М. Свядощем (1982) под названием никтосуггестии (от греч. никтос — ночь и суггестия — внушение). Предварительно проводится се­анс коллективной гипнотерапии или суггестии наяву, во время которого пациентам внушается, что они ночью будут спать, но сквозь сон услышат сигнал (счет до десяти) и внушение, которое принесет им исцеление.

49

Сигнал и слова внушения записываются на магнитофон и подаются ночью через наушники или динамик.

Наиболее широкое применение этот метод нашел при лечении фобий и истерических симптомов у детей. Ис­пользуется также для коррекции девиантных форм пове­дения, при ночном энурезе. У взрослых применим при различных формах неврозов и хроническом алкоголизме.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   53

Похожие:

Донской Д. И., Игумнов С. А. Общая психотерапия: Рук для врачей. 4-е изд iconПсихология и психотерапия потерь
Психология и психотерапия потерь. Пособие по паллиативной медицине для врачей, психологов и всех интересующихся проблемой. — Спб.:...

Донской Д. И., Игумнов С. А. Общая психотерапия: Рук для врачей. 4-е изд iconКлиническая психотерапия
Книга предназначена для психотерапевтов, психиатров, врачей всех лечебных специальностей (включая врачей общей практики), медицинских...

Донской Д. И., Игумнов С. А. Общая психотерапия: Рук для врачей. 4-е изд iconПсихология и психотерапия потерь. Пособие по паллиатив­ной медицине...
Психология и психотерапия потерь. Пособие по паллиатив­ной медицине для врачей, психологов и всех интересующихся проблемой. — Спб.:...

Донской Д. И., Игумнов С. А. Общая психотерапия: Рук для врачей. 4-е изд iconПсихотерапия в группе
Руководство предназначено для обучающихся и практикующих психологов, клинических психологов и психотерапевтов, врачей, педагогов...

Донской Д. И., Игумнов С. А. Общая психотерапия: Рук для врачей. 4-е изд iconКнига предназначена для врачей акушеров-гинекологов, семейных врачей,...

Донской Д. И., Игумнов С. А. Общая психотерапия: Рук для врачей. 4-е изд iconРабочая программа по истории для 6-го класса по учебникам: Агибалова...
Агибалова Е. В., Донской Г. М. «История средних веков» 6 класс, М., «Просвещение»

Донской Д. И., Игумнов С. А. Общая психотерапия: Рук для врачей. 4-е изд iconВ. К. Лавренов Природные лекарства против рака
Общая редакция — председатель Общества православных врачей Санкт-Петербурга священник Сергий Филимонов

Донской Д. И., Игумнов С. А. Общая психотерапия: Рук для врачей. 4-е изд iconДинамическая психиатрия и клиническая психотерапия. М.: Изд-во Высшей школы
Руководство составлено в соответствии с мкб-10, а также с учетом В5М-1У 4-го изда

Донской Д. И., Игумнов С. А. Общая психотерапия: Рук для врачей. 4-е изд iconМуниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение средняя общеобразовательная...
Анализ адаптационного периода в 5х классах (докладчик – зам директора по увр саитова Р. М., содокладчики –классный руководитель 5...

Донской Д. И., Игумнов С. А. Общая психотерапия: Рук для врачей. 4-е изд iconНевыдуманные истории из жизни врачей
Эта книга для пациентов и врачей, больных и здоровых, готовых встать на путь естественного оздоровления. Она дарит больным надежду,...

Литература


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
literature-edu.ru
Поиск на сайте

Главная страница  Литература  Доклады  Рефераты  Курсовая работа  Лекции