Сергей Трофимович Алексеев Россия: мы и мир Сергей Алексеев Россия: мы и мир




НазваниеСергей Трофимович Алексеев Россия: мы и мир Сергей Алексеев Россия: мы и мир
страница9/13
Дата публикации29.09.2014
Размер1.64 Mb.
ТипДокументы
literature-edu.ru > Лекции > Документы
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   13

Элита и империя



Какими бы мы категориями и понятиями ни оперировали, как бы ни скрывали от самих себя неудобоваримую истину, но всякое действие в России, направленное на собирание нации , сопряжено с имперской идеей и построением собственно ИМПЕРИИ. Это как в старом анекдоте: что ни начнем собирать на любом советском заводе, все равно танк получается. Существует своеобразная предопределенность, основанная на многих фактах – от исторических до географических, от сырьевых до метафизических. Наши западные, да и восточные «партнеры» прекрасно об этом знают, поэтому решение задач их внешнего влияния в итоге равняется распаду России. Модель расчленения сейчас отрабатывается на сходном и достаточно древнем государственном образовании – бывшей Югославии. И никакого секрета в этом нет, пропаганда ведется в открытую, и мы пока никак ей не противостоим, поскольку сами себя боимся – а ну как и впрямь снова станем Империей? Это ведь какая ответственность – «володеть» духовным миром! Лучше быть не Третьей цивилизацией, а страной «третьего мира», сырьевым придатком, и тогда никто не укорит тебя, не уличит в имперских амбициях. Хотя все равно будет опасаться и держать ножик за голенищем.
Какими бы мы категориями и понятиями ни оперировали, как бы ни скрывали от самих себя неудобоваримую истину, но всякое действие в России, направленное на собирание нации , сопряжено с имперской идеей и построением собственно ИМПЕРИИ.
Нашим милым и наивным либеральным демократам надо бы отчетливо представлять себе, что мы обречены на вечное недовольство соседних цивилизаций . Равно как и соседствующие цивилизации будут всегда недовольны друг другом: «Запад есть Запад, Восток есть Восток. И с места они не сойдут...» По любому поводу и без повода нас будут одергивать, вынуждать проситься в ВТО или провоцировать исключением из «Большой восьмерки», устанавливать радары у наших границ, унижать арестами наших граждан за рубежом или вносить в списки «оси зла», открыто угрожать или, например, делать такие заявления: мол, почему это сырьевые запасы Сибири и Дальнего Востока должны принадлежать только России?

Если мы уже не Империя, не этнос, способный к самоорганизации, то подобный вопрос уместен.

В ближайшем будущем он всерьез будет обсуждаться в ООН и, конечно же, в НАТО. Будут попытки пересмотреть итоги Второй мировой войны, отнять Калининградский акнлав на Западе и острова на Востоке, потому что эти территории – символические атрибуты Империи.

Все это обыкновенное давление, а если учесть еще и стратегию «непрямых действий», то мы, по сути, оказываемся в состоянии новой «холодной войны», только не открытой, как прежде, а лицемерной, с театральными объятиями, поцелуями и клятвами в дружбе до гроба.

А в театре, как известно, короля играет свита. Если бы не эта перманентная «холодная война», мы бы никогда не узнали, что по-прежнему остаемся Империей, даже после развала СССР. И не поверили бы в свое потенциальное могущество, взирая на упадок промышленного производства, сельского хозяйства, демографии и пр.

Со стороны-то виднее, кто мы на самом деле.

Такое положение вещей вынуждает нацию собираться независимо от желания властей или официальной идеологии интеграции в мировое сообщество. То есть наши «партнеры» достигают обратного результата, а происходит это опять же по причине «загадочности» и непредсказуемости русской души. Признаки непроизвольного «собирания» сейчас хорошо просматриваются в том, что как-то незаметно все политические, даже недавно непримиримые, партии начинают выдвигать одни и те же лозунги – патриотические. Даже самый ленивый сейчас хочет и могучей единой России, и братских, союзнических отношений с Малой и Белой Русью, а политики и журналисты все чаще и с гордостью произносят слово «русский», всего-то несколько лет назад запрещенное, как и всяческая любовь к своему Отечеству. И это неудивительно, поскольку прошла такая команда – наш президент назвал вещь своим именем, определив, что существует Русский Мир.

В этой связи следует отметить один замечательный факт угодничества, совокупленного с дикой необразованностью, когда Ельцин назвал нас россиянами (у него звучало «руссияне»). То есть наименованием, якобы объединяющим в себе все национальности России, испокон веков проживающих на ее территории. Это не просто неправильно, а даже оскорбительно, поскольку он одним махом превратил чукчей, дагестанцев, татар, мордву и другие народы в русских, ибо Росы – элитное племя Русов. (Росы – наследники сколотов, пришедших на Землю с Солнца, и если «рус» – светлый, то «рос» – сверкающий.)
Итак, нас нерасчетливо (расчет тут прямо противоположный) вынуждают вспомнить о своих «имперских амбициях», вернуться к осознанию Триединства мира, а себя – Третьей Духотворной цивилизацией. И в этом усматривается Промысел Божий, ибо по чьей же еще воле действуют наши «партнеры», всячески загоняя нас в исторический угол? Кто еще может посеять такой необоримый страх перед уже ослабленной во всех отношениях Россией?

Ее, Империю, можно назвать каким угодно термином – это не поменяет сути, ибо никакая иная идея не способна образовать и утвердить цивилизацию, принципиально отличающуюся от сегодняшних порочных, потребительских образцов.
Напротив, от чрезмерного, возведенного в культ потребления погибла уже не одна мощная, тысячелетняя империя.

Однако утверждение Духотворной цивилизации невозможно в принципе без этнической духотворной элиты , которой в настоящее время не существует .

Но это только на первый, сторонний, взгляд...
Внедрение психологии потребления зашло так далеко, что в нынешнем «травоядном» обществе, без четких идеологических установок, под воздействием «жестких лучей» чужеродного влияния невозможно воспитать этноэлиту , способную закрутить пространство в центростремительную воронку, собрать нацию и создать Духотворную Империю, предназначенную быть противовесом Империи Потребления.

В похожей ситуации на Аппенинском полуострове это сделали расены (этруски), и возникла древнеримская империя; в девятом веке наши предки поступили проще и соответственно времени: пригласили варяжских князей со своими племенами, объединенными в родственный славянам народ, называемый Русь, – позвали элиту со стороны, которая потом и организовала мощное, централизованное государство, способное противостоять Римской империи и Хазарскому каганату.

История не любит подобных повторений, а если и случается, то в виде фарса: можно представить трагикомедию, если «володеть» нами придут, например, белорусы или малороссы. Ленин уже попытался воспользоваться элитой со стороны: еврейской, латышской, китайской, кавказской. Что вышло из интернациональной солянки, известно, Сталин отправил ее на удобрение. И назначил свою «элиту», но перед самым концом войны, ощутив высочайший уровень духовно-волевого потенциала и растущую способность к самоорганизации, узрел перерождение «управляемой элиты» и побоялся потерять власть, а вернее, марксистско-ленинские ориентиры, делавшие его, грузина-интернационалиста, значимым в среде русского этноса (скрытый комплекс неполноценности на национальной почве). А то ведь уже раздавались призывы после Берлина пойти на Америку.

И пошли бы...

То есть сегодняшнее положение вещей указывает на иной, однажды уже пройденный, но забытый путь – взращение элиты внутри этноса , что сотворил преподобный Сергий.

Мы слишком давно не пробовали «молока волчицы» и забыли его вкус, поэтому не стоит обольщаться: даже тщательно отобранная группа пассионарных личностей, с блестящим разносторонним образованием, развитым мышлением и снабженная конкретным планом действий, не составит элиту будущего. Это будет очередная элитарная группа, которая в определенный срок превратится в знакомый нам закрытый чиновничий клан и которую придется сменить, как это не раз бывало в нашей истории. Кстати, тут следует заметить, что российские чиновники – это не тупые исполнители с нарукавниками; это правящая партия со всеми вытекающими. Теперь у них есть табель о рангах, статус госслужащего, свои академии, звания и даже погоны с генеральскими звездами! Так и вспоминается Н.В. Гоголь, воспевший шинель одного из них. Партия чиновников давно бы вытеснила все остальные, официальные, но у нее есть единственное уязвимое место – абсолютное отсутствие способности к самоорганизации. Сброшенные с «поезда современности», они мгновенно рассыпаются в пыль, делаются беспомощными и жалкими, как младенцы, отнятые от материнской груди. Причем независимо от того, кому они служили – коммунистическим ли, демократическим ли хозяевам или по очереди тем и другим.
Для того чтобы говорить о восстановлении Духотворного Мира, не подверженного никакому влиянию, а напротив, влияющего на другие цивилизации, притягивающего их к себе и экспортирующего свои духовные мировоззренческие установки, требуется и совершенно иная элита – элита , вскормленная «молоком волчицы», то есть обладающая высоким духовно-волевым потенциалом и способная к самоорганизации, что обеспечит ее бесконечно долгое существование и приверженность ценностям духотворения .
Опыт самоорганизации этноса и вытекающее отсюда следствие – вскармливание элиты («кормить» – это не значит давать пищу, как сейчас понимается в обществе потребления; «кормить» – править кормовым веслом) можно рассматривать не только на основе казачества; есть еще один ярчайший, но почти неизвестный пример – подвиг Сергия Радонежского, которого принято видеть лишь святым угодником и страстным молельником. Ситуация в раздробленной и покоренной Руси была ничуть не лучше нынешней: обложенная данью, терзаемая нескончаемыми набегами Золотой Орды с юга, крестоносцами с севера, а также внутренними междоусобицами страна, казалось бы, вообще была не в состоянии выкормить элиту , способную поднять и совокупить духовно-волевой потенциал .

Но что произошло? Никому тогда не ведомый монах уходит в леса и создает там первый на Руси монастырь, куда стекаются некие люди, в том числе и высокородного, боярского происхождения. Никто на Руси, а тем паче в Орде, тщательно контролирующей огромные пространства, не знает, что делается в Сергиевой обители. Вскоре оттуда по Русскому Северу, будто рои из улья, разлетаются ученики Радонежского и тоже основывают десяток монастырей, куда также собираются некие отроки-послушники. А в свой срок уже ученики учеников разбредаются по лесам и закладывают новый «духовный рубеж» потаенных монастырей.

Таким образом на протяжении примерно тридцати лет было создано около тридцати (!) монастырей – рекордное, никем никогда в истории христианства не повторенное деяние , которым бы Церкви гордиться надо. А она почему-то стыдливо умалчивает или не придает должного значения этой стороне подвига Сергия Радонежского.

Что за монахи сидели в этих тайных обителях, мир того времени узнал лишь на Куликовом поле. Или чуть раньше, когда прославленный полководец, однажды уже разгромивший войска Мамая на р. Вожа, Великий князь Дмитрий Иванович, будущий Донской, вдруг ни с того ни с сего просит благословения не у официального иерарха, а у малоизвестного монаха Сергия. И почему-то берет у него двух странных черноризных иноков, неприемлемых для христианства вообще и православия в частности: иноков-воинов с языческими именами Ослябя и Пересвет , хотя известно, что такого быть не может по определению, ибо монах – живой мертвец, не имеет права брать в руки оружия, тем паче носить нехристианское имя после пострига. Кроме того, они – настоящие богатыри, а не полузаморенные аскетичные постники и способны сражаться с богатырем противной стороны – Челубеем, такой же исторической личностью, как и сами Ослябя и Пересвет (есть их реальные могилы).

И еще, невесть откуда у Дмитрия оказывается Засадный Полк – неизвестное, прекрасно обученное и экипированное «спецподразделение», почему-то не имеющее своего командира , что вообще невозможно для той эпохи. (У каждого полка, пришедшего на Куликово поле, был свой воевода – чужому никто не станет подчиняться, таковы правила времени.) Командовать засадниками Дмитрий назначает своего боярина, князя Боброк-Волынского, или Бренка, передав ему свои одежды и броню, – имя звучит на немецкий манер, но на самом деле это прозвище и абсолютно русского происхождения: «бренк», или «бренка», означает тощего человека, буквально скелет, бренчащий костями.

В критический момент он выводит Засадный Полк из дубравы и решает исход битвы. Можно себе представить, что творили на бранном поле эти четыреста – семьсот человек, сражаясь с силами примерно со стократным перевесом. Воины в буквальном смысле купались в крови, ибо когда одна плотная масса проникает в другую, начинается давка похлеще, чем в метро в час пик; там богатырским своим мечом не размахнешься, а орудовать приходится засапожником, колычем, а чаще всего оружием для рукопашного боя – наручами . Представляют они собой стальную пластину с полуобхватом запястья и тремя ремешками, которыми наручи плотно пристегивают к внешней стороне обеих рук до локтевого сгиба поверх кольчуги. Для удержания их в ладонях есть рукоятки, а на них сверху и снизу, а также спереди и сзади наручей имеются короткие, до пяти-шести сантиметров, острые конусные зубья – жала, для того чтобы пробивать любую кольчугу или панцирь. Подготовленный, натренированный боец с одними только наручами, как нож в масло, проникает сквозь любую вражескую массу, в том числе и вооруженную мечами и саблями, собственно откуда и возникали легенды о заговоренных, ни мечом, ни стрелою не уязвимых воинах. Это особый, сейчас практически забытый вид рукопашной борьбы в толчее сражения. Засадный Полк был подготовлен в Сергиевых обителях прежде всего психологически – именно для такого многочасового боя, когда надо разить супостата, когда с ним лицо в лицо, когда надо плавать в крови его и ходить по горячим еще трупам. Подобной подготовки невозможно достичь, используя христианские нормы морали и нравственности.
Сергию Радонежскому удалось, казалось бы, невероятное: используя двойную маскировку – от официальной Церкви и неоднородного, зачастую предательского общества, на основе древних традиций, обычаев и верований (христианские догмы не годились для воспитания этого «спецназа»), воссоздать духовно-волевой потенциал и вскормить элиту внутри этноса , которую составляли не только ученики преподобного Сергия, но в большей мере представители светского, княжеско-боярского сословия. Образ Радонежского, словно незримый стяг, реял над головами многих потомков, благодаря чему элита просуществовала целый исторический виток и только с реформами Петра была заменена на новую.
За последние сто лет Россия претерпела столько потрясений, связанных с проблемой власти и государственного устройства, что любая другая страна давно бы развалилась, расчленилась, расщепилась на составляющие, непременно утратила независимость и сгинула, аки обры. После каждой революции, смутного времени, перестроечного раздрая, когда все «до основанья, а затем...», кажется: рухнет и фундамент, ан нет, на удивление авторов потрясений – стоит! И самое главное, способен выдержать даже мощнейший внешний удар, каким, например, была Великая Отечественная или Первая «холодная война».

В девяностых, когда рухнул «железный занавес», в Россию приехал пожилой немец Клаус, офицер вермахта, прошедший с боями от Бреста до Москвы и обратно до Минска, где благополучно попал к нам в плен и потому остался жив. Всю оставшуюся жизнь бывший фашист ломал голову, как же это произошло и почему русские до сорок третьего отступали, а потом вдруг переломили ход войны, пошли в наступление и победили? Ни есть, ни спать не мог, занялся статистикой, пересчитал всех солдат, что воевали с каждой стороны, всю бронетехнику, самолеты, орудия и снаряды, исследовал все схватки – от великих сражений до боев местного масштаба до сорок третьего и после – не нашел ответа. Во все официальные, идеологические и экономические версии он не верил. Но когда Клаус несколько месяцев просидел в московских военных архивах, которые к тому времени открыли, и опросил сотни ветеранов войны, его наконец-то осенило. А чтобы проверить неожиданные выводы, он приехал в Вологду и попросил, чтобы его повозили по глухим деревням, где еще есть фронтовики. Недели две он ездил по дряхлеющим русским старикам в оскудевших селах, подолгу говорил с ними, благо, что в плену выучил язык, кое-что записывал, но больше пил водку с недавним противником и парился в банях. Вывод Клауса в то время меня обескуражил и вместе с тем заставил задуматься: по скрупулезным статистическим подсчетам немца выходило, что до конца сорок второго года в Красную армию призывали молодняк, воспитанный на комсомольских и большевистских идеях, который и составлял основу наших войск . Поэтому наряду с героизмом в обороне было и массовое отступление, паника и в результате бессмысленная гибель и миллионы пленных в первые месяцы войны. Как сказал один из фронтовиков – собеседников немца: «Жила не держит». И только когда начали забирать на фронт более зрелых мужчин, от сорока и до пятидесяти лет, уже поживших на свете, повоевавших, опытных, степенных и, главное, незаидеологизированных; то есть когда на передовой оказались мужики коренной России с крепкой жилой , немец не выдержал, и его поперли до Берлина.

Выводы бывшего фрица можно подвергнуть сомнению, но он прав в том, что боевая армия, как и всякое общество, не может состоять из солдат одного возраста и опыта . Что из этого выходит, мы видели при штурме Грозного в первую чеченскую кампанию. С одними молодыми и самоотверженными удальцами в атаку можно сходить только раз, а назавтра в бой идти не с кем. У Суворова вместе с двадцатилетними служили и сорокапятилетние (поскольку срок службы был в 25 лет), и потому генералиссимус никогда не терпел поражений. При подготовке к великим сражениям, в том числе и на Куликовом поле, в первые ряды всегда вставали пожилые воины, прикрывая спинами молодых, – и не только по причине своего опыта: предстоящие в войсковых порядках обречены были на смерть в первые минуты столкновения. Они принимали на себя самый мощный натиск, и честью было не просто храбро умереть на глазах у дружины, но принять на себя удар супостата и сбить с него спесь, дабы исполнить яростью и волей к победе позади стоящих.

Когда у него на глазах убивают старика, ярость вздымает молодого воина и приводит в состояние ража (аффекта).

Старой советской песней «Молодым у нас везде дорога...» сбито с толку не одно поколение и общество введено в заблуждение более чем на полвека. За это время стало принято кидать молодняк на великие стройки и пулеметы, и мы как-то забыли и о репродуктивном возрасте, и о демографии, в результате чего вся страна сейчас выглядит как человек предпенсионного возраста.

Многие тайны выведал хитромудрый немец, однако не узнал самого главного: начиная с послереволюционных времен русское общество умышленно и совершенно четко разделено на молодых и старых. Зачем это делали большевики, понятно: следовало разделить народ, поссорить отцов и детей, отчленить внушаемое молодое поколение и наставить его на коммунистические идеи. Так получились комсомольцы, которых можно было бросать на выполнение любых задач, делать мировую революцию за пределами России, собирать в коммуны, в общем, закалять, как сталь, то есть из огня в воду и обратно. Старое поколение было обречено на вымирание или истребление, как чуждый элемент. В стране, где испокон веков уважалась старость, холодный расчет идеологов поражает своей гнусностью и иезуитской изощренностью. Героями становились павлы морозовы, хотя говорят, это имя вымышленное. Но вот обрушился коммунистический режим, пришли демократы и принесли «общечеловеческие ценности», однако что мы видим? Все повторилось с потрясающей точностью: вчерашние комсомольцы рьяно бросились делить общество не только на партии – на молодых и старых, ибо последние мешали им делать реформы одним только своим существованием – орали на митингах, требовали вернуть украденное, повысить пенсии и т.д. И, разделяя, идеологи рыночной демократии говорят о гражданском обществе!

Это или беспросветная необразованность и глупость или, хуже того, знакомое иезуитство.

До той поры, пока народонаселение будут расчленять по такому принципу, а оно, народонаселение, будет позволять с собой это проделывать, можно и не мечтать о национальной элите, способной к самоорганизации, и даже о гражданском обществе пока можно забыть. Боярство, вельми могущие мужи, появляются исключительно в полноценном этническом пространстве, где всю внутреннюю, бытовую и бытийную жизнь определяет мудрая старость. Однако разобщенные по самым разным причинам (политическим, социальным, интеллектуальным) и объединенные лишь нищенской пенсией да судьбой, старики сегодня сами оказываются неспособными что-либо определять . Старость, как и младенчество, уравнивает всех, ибо приходит немощь тела, но возвышается дух, который и должен объединять. Однако сегодня можно констатировать вещь для русского (Русь Великая, Белая, Малая) этноса необычную, парадоксальную: старики перестали называть себя стариками . Они представляются как угодно – пожилыми, зрелыми мужами, дамами, особами, придумывают всяческие ухищрения, что-то вроде «бальзаковского возраста», поскольку стыдятся старости – скорее всего потому, что сегодняшние старики – это вчерашние комсомольцы и комсомолки. Бабушки не хотят нянчиться с внуками, ибо все еще молодятся и хотят урвать от жизни еще кусочек удовольствия, редкие нынче дедушки стали осторожными, опасливыми, и уж редко кто из них навертит ухо подростку-хулигану в своем дворе. Старость не почитают в том обществе, где она не почитает саму себя . Отсюда и широко пропагандируемая мода, которую иначе как извращение назвать нельзя, – неравные браки. Разве уважающий себя старик возьмет замуж девушку, приходящуюся ему внучкой по возрасту? Даже для того чтобы облагодетельствовать ее богатым наследством? А богатая бабушка пойдет замуж за юнца?
Вернемся к магии языка. Произнося заимствованное слово «элита», мы не в состоянии до конца понять, что же это такое. Каста? Избранная часть общества? Аристократия? Или все-таки что-то еще, весьма национальное?

Синоним этого слова, а вернее, равное по смыслу – боярство. Произошло оно от указания – «бо ярый муж» (он, этот ярый муж), коих старцы определяли на вечевом круге по заслугам перед обществом и личным качествам. Чуть позднее появилось слово «вельможа» – великий муж или «вельми могущий». То есть первоначально ярость (солнечность, светоносность) и могущий (способный, мощный, могучий) – ключевые определения качества, необходимые для выделения из общей массы – если по Гумилеву – пассионариев, образующих элиту. Причем боярином мог стать всякий, независимо от социального положения, кто на общем фоне проявлял ярость в походе, на бранном поле, на вече, а главное, имел «ярое сердце» – неистощимый источник энергии, коей был способен одухо творять общество. Такое боярство никогда не передавалось по наследству, не приносило социальных льгот, более высокого материального положения, а поэтому не становилось аристократией.

Это – русское понимание элитарности, к счастью сохранившееся до сей поры, почему в России и любят народных героев (и слагают о них песни) типа Кудеяра, Стеньки Разина, Чапаева, Жукова. Они, по большому счету, бессребреники и никогда не были апологетами какой-либо привнесенной извне догмы. Но вы не услышите песен о таких же исторических личностях, как Болотников, Пугачев, Софья Перовская, Рокоссовский, и прочих.

Теперь посмотрим на современное «боярство» в России. Для краткости всего один красочный пример – Собчак, выделившийся из серой массы еще на съездах Верховного Совета СССР. Только собственное проворство, личный самолет президента спасли его от суда и тюрьмы. Но боярыня Собчаковна и даже боярышня Собчаковична, без всяких заслуг, а так, по определению, – высшая элита сегодня.

Говорить о прочих олигархах и вовсе не прилично.

Будут ли о них слагать песни?

Элиты сегодня призываются, как новобранцы, вместе с приходом нового президента. Наверное, это не плохо, когда всенародно избранный приходит со своей командой сподвижников: Ельцин привел «свердловских» и «московских», Путин – «питерских», но все это звучит точно так же, как «люберецкие», «солнцевские», и только потому, что набор такого боярства происходит по принципу личной преданности , то есть так же, как в организованной преступной группировке. А еще создается впечатление, что управлять страной и впрямь могут домохозяйки!
Элиты сегодня призываются, как новобранцы, вместе с приходом нового президента.
Сегодняшним определением элитарности в основном являются богатство, в большинстве случаев нечестно нажитое, и чиновничество, так или иначе связанное с капиталом (иначе тогда откуда коррупция?). Вторым эшелоном идут журналисты, обслуживающие первых и вторых, и «звезды» шоу-бизнеса, обслуживающие всех. И вот эта крепко повязанная между собой когорта называет себя сливками общества и определяет сегодня внутреннюю и внешнюю политику, пути развития государства, национальную идеологию, а самое опасное – она формирует потребительское сознание, таким образом растворяя этноисторические ценности , чем и усиливает противостояние народа и государства . Эта, с позволения сказать, элита, а точнее, правящая чиновничья партия , сейчас одержима единственной идеей – обезопасить себя писаными законами, дабы сохранить свое положение (почти животный инстинкт самосохранения цивилизации потребления), а еще обезопасить себя от себя, не дать проснуться совести .

Символ ее – змея, кусающая свой хвост, символ самоистребления .

Российская «элита», исповедующая принципы цивилизации потребления , не способна к самоорганизации , в чем и состоит ее «кощеева» смерть.

Боярство, ярые, могущие мужи, всегда было примером для подражания. Но это явление подразумевает чисто мужское начало. С принятием христианства к ним добавился сонм святых, мужчин и женщин, праведно проживших земную жизнь, преподобных (пре, пра – божественное) , то есть уподобившихся жизни Христа. Их количество на Руси, включая местночтимых, не поддается подсчету и вряд ли имеет мировые аналоги. (Семена православия пали в добрую почву – все это к вопросу о России как Духотворном Мире.)

Короче, подражать есть кому, но чувствуете отличие?

Для того чтобы взрастить элиту внутри этноса, необходима прежде всего воля носителей элитарности – ярых мужей, которые, слава богу, еще есть в коренной России, но которым и в голову не приходит собраться в круг и поискать власти – напротив, они шарахаются от любых предложений чиновничьего кресла. Это вовсе не крикуны на митингах, не предводители партий, не ура-патриоты, призывающие к революциям, и даже не Зюганов с Жириновским. Мы никогда не видели их на экранах и политтусовках. Они пока что в студенческих аудиториях, в каких-нибудь закрытых лабораториях НИИ, в воюющей на Северном Кавказе армии, в геологических маршрутах, в сельском хозяйстве, на земле и в море, в небе и космосе. И чтобы отыскать их и собрать, нужна уже воля владетельного князя , то есть президента.

Кто они конкретно, к сожалению, говорить рано, да и не нужно. Эту книгу будут наверняка читать не только соотечественники, и не следует расстраивать младосущее воображение. Придет время, и не только наша страна узнает своих героев...
Для того чтобы взрастить элиту внутри этноса, необходима прежде всего воля носителей элитарности – ярых мужей, которые, слава богу, еще есть в коренной России.
Только элита, способная к самоорганизации, в состоянии выкормить Императора Духотворного Мира, не властвующего, но владеющего .

Если Путин, закончив свой второй срок президентства, уйдет сажать капусту, то, пожалуй, из него впоследствии при определенных условиях вырастет император. Если сядет в какое-нибудь кресло, приносящее доход и прочие блага потребительской цивилизации, дабы пересидеть и вновь пойти на выборы, – не вырастет даже президента...

1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   13

Похожие:

Сергей Трофимович Алексеев Россия: мы и мир Сергей Алексеев Россия: мы и мир iconСписок литературы ппш поступившей за 2012 г
Алексеев, Сергей Алексеевич. Декабристы [Текст] : историческая повесть : для среднего шк возраста / С. А. Алексеев, 2012. 344 с

Сергей Трофимович Алексеев Россия: мы и мир Сергей Алексеев Россия: мы и мир iconТематическое планирование курса II курс «История» Учебник ««Россия и мир», 10 класс
Учебник ««Россия и мир», 10 класс О. В. Волобуев, В. А. Клоков, М. В. Пономарёв, В. А. Рогожкин, 2004 г

Сергей Трофимович Алексеев Россия: мы и мир Сергей Алексеев Россия: мы и мир iconБудагов Р. А. Введение в науку о языке [Текст] / Р. А.
Алексеев П. М. Частотные словари [Текст] / П. М. Алексеев. Спб, Издательство С. Петербургского ун-та, 2001. 156 с

Сергей Трофимович Алексеев Россия: мы и мир Сергей Алексеев Россия: мы и мир iconСергей Степанов Большой мир маленьких детей Мы и наши дети: грамматика...
Если обманывает по любому поводу? Если не хочет делиться с другими? Курит? Как отнестись к первой детской любви? Как вести себя,...

Сергей Трофимович Алексеев Россия: мы и мир Сергей Алексеев Россия: мы и мир iconТематическое планирование курса «История. Россия и мир с древнейших...
Тематическое планирование курса «История. Россия и мир с древнейших времён до конца 19 века». 10 класс. 70 часов

Сергей Трофимович Алексеев Россия: мы и мир Сергей Алексеев Россия: мы и мир iconКонкурс «Единство в различии: Россия и англоговорящий мир»
Ооо "Олимпус" организует общероссийские предметные олимпиады для учеников 1-9 классов

Сергей Трофимович Алексеев Россия: мы и мир Сергей Алексеев Россия: мы и мир iconСергей Аксентьев Россия на всех одна Исторические очерки Севастополь...
Владимиром Ивановичем Вернадским. Великолепная интуиция и скрупулезный анализ происходящего, позволяли ему безошибочно различать...

Сергей Трофимович Алексеев Россия: мы и мир Сергей Алексеев Россия: мы и мир iconМурза Александр Александрович Александров Михаил Алексеевич Мурашкин...
Москвы, устремились на Запад. И пежде всего под крыло Америки. Не случайно в Грузии, на Украине, в Киргизии прокатились так называемые...

Сергей Трофимович Алексеев Россия: мы и мир Сергей Алексеев Россия: мы и мир iconАлексеев В. П. К краниологии калмыков в связи с их происхождением....
Алексеев В. П. К краниологии калмыков в связи с их происхождением. // Вопросы сравнительной этнографии и антропологии калмыков. Калмыцкий...

Сергей Трофимович Алексеев Россия: мы и мир Сергей Алексеев Россия: мы и мир iconРабочая программа «Россия и мир» 10 класс (базовый уровень) 2012-2013 учебный год
Основная цель курса формирование целостного представления исторического пути России с древнейших времен до конца 19 века, а также...

Литература


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
literature-edu.ru
Поиск на сайте

Главная страница  Литература  Доклады  Рефераты  Курсовая работа  Лекции