Сергей Трофимович Алексеев Россия: мы и мир Сергей Алексеев Россия: мы и мир




НазваниеСергей Трофимович Алексеев Россия: мы и мир Сергей Алексеев Россия: мы и мир
страница13/13
Дата публикации29.09.2014
Размер1.64 Mb.
ТипДокументы
literature-edu.ru > Лекции > Документы
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   13

Вместо послесловия



Более двадцати лет назад я в одиночку странствовал по Северному и Приполярному Уралу в надежде отыскать следы цивилизации, некогда существовавшей в этих ныне диких и холодных местах. Все лето, ползая с горки на горку, иногда на четвереньках, обследовал самые потаенные склоны, уступы, распадки, редкие каньоны и речки, перебирал камни в осыпях с надеждой обнаружить следы обработки, бил шурфы, чтоб добраться до материковой скалы, – все впустую. Ледник снес, срезал, перемолотил все в валуны, в песок, в глину и сровнял древний ландшафт, похоронив его под мощной мореной.

И вот уже осенью, по первому снегу, голодный, простывший насквозь, я выбрался в жилые места и в полузаброшенном поселке бывшего лесоучастка попросился у первой встречной бабушки на постой, чтобы отлежаться пару дней и двигать дальше, в цивилизацию. Но старушка мне бесцеремонно отказала и послала к учительнице, указав на небольшой домишко с палисадником из горбыля. Учительница оказалась во дворе – мела мокрый снег с крыльца. Легенда у меня была отработанная и много раз проверенная: я турист-одиночка и рыбак (для чего таскал с собой спиннинг, блесны, крючки и прочий хлам), а то ведь скажи про древнюю цивилизацию – подумают, ненормальный. То же самое я сообщил и пожилой учительнице, как мне показалось, полностью слепой, ибо она легкими движениями пальцев ощупала мое лицо (к стыду, от неожиданности я отдернулся). Разглядеть она толком меня не сумела ни глазами, ни руками, хотя всегда точно смотрела в лицо большими и будто бы внимательными глазами и вроде бы поверила в легенду. Внешне она явными следами былой красоты напоминала Маргариту Терехову, но сильно постаревшую. Однако под приятным внешним обликом четко угадывался строгий и даже жесткий характер, особенно в речи – голос был хрипловатый и властный. Или это срабатывал еще школьный инстинкт: перед всеми учителями я до сих пор ощущаю некоторую робость.

– Баня за огородом, – сказала она. – Топи и мойся. Потом накормлю.

Я пропарился в бане, после чего наелся огненных щей с настоящим домашним хлебом и лег спать на горячую печь, хотя пасмурное солнце еще было высоко. А моя суровая хозяйка наугад достала навесной замок с полатей, демонстративно замкнула сундук, собралась, взяла палку и куда-то пошла вдоль деревни.

На закате же я сам проснулся с сильной головной болью и мокрый от пота. Слез с лежанки и без особого любопытства стал рассматривать пустые, беленные известью стены старушечьего одинокого жилья. Бросилось в глаза, что нет обычных для деревни фотографий родственников, а также полное отсутствие книг и учебников. Очки на круглом столе с толстыми линзами (что-то все-таки она видела), клубки ниток, спицы, крючки, в одном углу на стуле – гармошка, в другом какой-то несуразный, безыскусный резной столбик, назначение коего вообще было непонятно. Единственным украшением дома были цветы на окнах и разноцветные салфетки с плетением по кромке – что-то наподобие макраме. Они лежали всюду: на столе, спинках старых стульев, на гармошке и даже на деревянном сундуке.

И еще я заметил на полу возле этого сундука брошенный лист вощины, которую используют пчеловоды, но какой-то серый, старый, с неровными краями. Должно быть, хозяйка уронила и сослепу не заметила. Я поднял лист, хотел положить на стол и тут увидел, что это не вощина, а просто тонкая пластинка воска с ровными и выпуклыми строчками какого-то совсем незнакомого письма – будто положили ее на деревянное клише и откатали резиновым катком. Ни одной буквы прочесть не удавалось, поскольку письмо напоминало неразборчивую арабскую вязь, а сами знаки походили на несколько запятых и черточек, сцепленных вместе в разной конфигурации. Я подошел к окну, долго вертел под всякими углами, пока случайно не узрел отражение восковой пластины в зеркале, висящем в простенке...

И все встало на свои места. Это была зеркальная копия текста, снятая, скатанная с какого-то оригинала, строчки которого были не написаны в прямом смысле, а вытравлены, вырезаны или выжжены на каком-то материале. Подобного письма я раньше не встречал, впрочем, как и начертания знаков, хотя в некоторых угадывались знакомые буквы – «К», «Б» и «О». Как только я подумал, что это и есть текст, «написанный» чертами и резами , затряслись руки и голова перестала болеть. Первой мыслью было украсть это восковое свидетельство и немедленно бежать из деревни, дабы подивить мир открытием (тогда мне было всего-то 33 года). И убежал бы, но на глаза попал сундук, в котором наверняка лежали еще какие-нибудь чудеса – а что бы она его тогда запирала?

И этот сундук перевесил. Я пристроился у зеркала с записной книжкой и стал перерисовывать знаки с воска, при этом находя новые знакомые буквы. Но складывать их в слова не было времени, поскольку текст на пластине состоял из восемнадцати совершенно слитных строк, а я подолгу возился с каждым знаком – попробуйте, глядя в зеркало, что-нибудь нарисовать вслепую?

Успел переписать только три с половиной строки, когда увидел в окно, что хозяйка возвращается. Спрятав книжку с иероглифами, я положил воск на кухонный стол и сел на лавку. Учительница вошла в избу и сразу же меня обнаружила, хотя сидел тихо. Она отставила палку и, не снимая пальто, вдруг уверенно подошла к столу и точно взяла восковую пластину.

– На полу валялась, – объяснил я и в тот же миг пожалел.

Она глянула на сундук, потом на меня и с торопливым отчаянием смяла пластину в комок, с силой сдавливая воск, после чего бросила его к печи, где лежали дрова. И указала на дверь:

– Ну-ка иди отсюда. Живо!

Будто из класса выгоняла.

Положение было дурацкое, всякое оправдание только бы усугубило ситуацию: уж лучше бы украл вощину и убежал. Я молча собрался, натянул сапоги и взял рюкзак, думая, что учительница все-таки отойдет и остановит в последний момент, – ничуть!

– И больше никогда сюда не приходи, – велела она в спину.

Я ушел на ночь глядя и остановился уже в полной темноте, километрах в пяти от деревни. Развел костер и стал рассматривать срисованные черты и резы. Вначале записал в строчку все узнанные буквы, а неизвестные перевел по смыслу.

И получилось наставление по очистке рос...

«Не ищите камней на дне росы и не поднимайте, ибо камни легки в воде и не подъемны на поверхности, а повлекут на дно с головой... Дабы очистить росы, затворите, воду пустите на нивы. И обнажатся камни и прочие наносы... И будет труд тяжел, но благодарен...»
Москва 2005—2007 гг.
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   13

Похожие:

Сергей Трофимович Алексеев Россия: мы и мир Сергей Алексеев Россия: мы и мир iconСписок литературы ппш поступившей за 2012 г
Алексеев, Сергей Алексеевич. Декабристы [Текст] : историческая повесть : для среднего шк возраста / С. А. Алексеев, 2012. 344 с

Сергей Трофимович Алексеев Россия: мы и мир Сергей Алексеев Россия: мы и мир iconТематическое планирование курса II курс «История» Учебник ««Россия и мир», 10 класс
Учебник ««Россия и мир», 10 класс О. В. Волобуев, В. А. Клоков, М. В. Пономарёв, В. А. Рогожкин, 2004 г

Сергей Трофимович Алексеев Россия: мы и мир Сергей Алексеев Россия: мы и мир iconБудагов Р. А. Введение в науку о языке [Текст] / Р. А.
Алексеев П. М. Частотные словари [Текст] / П. М. Алексеев. Спб, Издательство С. Петербургского ун-та, 2001. 156 с

Сергей Трофимович Алексеев Россия: мы и мир Сергей Алексеев Россия: мы и мир iconСергей Степанов Большой мир маленьких детей Мы и наши дети: грамматика...
Если обманывает по любому поводу? Если не хочет делиться с другими? Курит? Как отнестись к первой детской любви? Как вести себя,...

Сергей Трофимович Алексеев Россия: мы и мир Сергей Алексеев Россия: мы и мир iconТематическое планирование курса «История. Россия и мир с древнейших...
Тематическое планирование курса «История. Россия и мир с древнейших времён до конца 19 века». 10 класс. 70 часов

Сергей Трофимович Алексеев Россия: мы и мир Сергей Алексеев Россия: мы и мир iconКонкурс «Единство в различии: Россия и англоговорящий мир»
Ооо "Олимпус" организует общероссийские предметные олимпиады для учеников 1-9 классов

Сергей Трофимович Алексеев Россия: мы и мир Сергей Алексеев Россия: мы и мир iconСергей Аксентьев Россия на всех одна Исторические очерки Севастополь...
Владимиром Ивановичем Вернадским. Великолепная интуиция и скрупулезный анализ происходящего, позволяли ему безошибочно различать...

Сергей Трофимович Алексеев Россия: мы и мир Сергей Алексеев Россия: мы и мир iconМурза Александр Александрович Александров Михаил Алексеевич Мурашкин...
Москвы, устремились на Запад. И пежде всего под крыло Америки. Не случайно в Грузии, на Украине, в Киргизии прокатились так называемые...

Сергей Трофимович Алексеев Россия: мы и мир Сергей Алексеев Россия: мы и мир iconАлексеев В. П. К краниологии калмыков в связи с их происхождением....
Алексеев В. П. К краниологии калмыков в связи с их происхождением. // Вопросы сравнительной этнографии и антропологии калмыков. Калмыцкий...

Сергей Трофимович Алексеев Россия: мы и мир Сергей Алексеев Россия: мы и мир iconРабочая программа «Россия и мир» 10 класс (базовый уровень) 2012-2013 учебный год
Основная цель курса формирование целостного представления исторического пути России с древнейших времен до конца 19 века, а также...

Литература


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
literature-edu.ru
Поиск на сайте

Главная страница  Литература  Доклады  Рефераты  Курсовая работа  Лекции