Эдинбургские лекции по ментальной науке. Предисловие




НазваниеЭдинбургские лекции по ментальной науке. Предисловие
страница1/9
Дата публикации17.09.2014
Размер1.15 Mb.
ТипДокументы
literature-edu.ru > Лекции > Документы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9
ЭДИНБУРГСКИЕ ЛЕКЦИИ ПО МЕНТАЛЬНОЙ НАУКЕ.
ПРЕДИСЛОВИЕ
В этой книге представлен основной курс лекций, прочитанный автором в Эдинбурге в Холле Квин Стрит. Цель книги - раскрыть Естественные Принципы, управляющие отношением между Умственной Деятельностью и Состояниями Материи, и таким образом, дать студентам разумную отправную точку для практического исследования данного предмета.

Т. Т.

Март, 1904

Содержание
I. Дух и Материя
II. Более Высокий Интеллект Управляет Более Низким.
III. Единство Духа.
IV. Субъективный и Объективный Разум.
V. Дальнейшие размышления по поводу Субъективного и Объективного Разумов.
VI. Закон Роста.
VII. Восприимчивость.
VIII. Взаимодействие Универсального и Индивидуального Разумов.
IX. Причины и Обстоятельства.
X. Интуиция.
XI. Исцеление.
XII. Воля.
XIII. В Контакте с Подсознательным Разумом.
XIV. Тело.
XV. Душа.
XVI. Дух.

Эдинбургские Лекции по Ментальной Науке.

I
ДУХ И МАТЕРИЯ

Когда лектор начинает курс лекций по Ментальной[1] Науке, у него возникают некоторые трудности по поводу выбора наилучшего метода для раскрытия данного предмета. К предмету, рассматриваемому в лекциях, можно подойти с различных сторон, и каждый из этих подходов будет иметь свои особенные преимущества; но после долгих раздумий мне показалось, что в изучении данного курса нельзя найти лучшей отправной точки, нежели рассмотреть взаимоотношение между Духом и Материей. Я выбрал именно это в связи с тем, что различие между ними - или то, что мы полагаем таковым, - представляет собою нечто, с чем мы так хорошо знакомы, и я наверное допускаю, что каждый признает это; и поэтому я могу сразу же установить это различие, использовав прилагательные, которые мы обычно применяем, выражая естественную противоположность этих двух - живой дух и неживая материя. Эти термины выражают наше современное понимание противоположности духа и материи с достаточной точностью, и данное понимание, рассматриваемое только с точки зрения внешнего проявления, несомненно, является правильным. Общее единогласие всех людей, выражаемое в отношении того, что следует доверять нашим ощущениям, обоснованно, и любая система воззрений, настаивающая на том, что мы не правы, доверяя данным, полученным через наши органы чувственного восприятия, никогда надолго не приживется в разумном и здоровом обществе. В этих данных нет ничего неверного, если они передаются здоровому разуму посредством органов чувственного восприятия здорового тела, но когда мы начинаем рассуждать о смысле этого утверждения, открывается лазейка для ошибки. Мы привыкли судить лишь по внешним проявлениям и посредством некоторых ограниченных значений, которые мы даем словам; но когда мы начинаем докапываться до истинного значения наших слов и анализировать причины, которые породили определенные явления, мы обнаруживаем, что старые значения постепенно теряют для нас всякий смысл, и в конце концов, мы начинаем осознавать тот факт, что мы живем в абсолютно другом мире, нежели тот, который признавали ранее. Старая привычка мыслить ограниченно постепенно исчезла, и мы обнаруживаем, что вступили в новое состояние, где все есть свобода и жизнь. Это работа просветленного разума, проистекающая из настойчивой решимости поведать о том, что истина действительно не зависит от каких-либо предвзятых мнений, из каких бы источников они ни происходили, и эта работа основана на решимости честно мыслить самим, а не стремиться присвоить чьи-либо мысли. Давйте начнем с вопроса о том, что мы в действительности имеем в виду под жизненностью в качестве определения, даваемого духу, и под безжизненностью в качестве определения материи.

Сначала, вероятно, мы определили бы жизненность как наличие энергии и движения, а безжизненность как их отсутствие; но краткий экскурс в большинство последних научных открытий очень скоро покажет нам, что такое различие недостаточно глубокое по сути. То, что ни один атом так называемой “неживой материи” не существует без движения, является сейчас абсолютно установленным фактом в физике. Передо мною на столе лежит твердый кусок стали, но в свете современной науки я знаю, что атомы этой кажущейся инертной массы вибрируют крайне интенсивно и энергично, непрерывно мчась взад и вперед, сталкиваясь друг с другом и отскакивая друг от друга, или вращаясь по кругу подобно миниатюрной солнечной системе, с непрерывной скоростью, и их активность достаточно сложна, чтобы озадачить любого человека. Масса как таковая может лежать инертно на столе; но будучи лишенной элемента движения, она является своего рода вместилищем неустанной энергии, движущей частицы с такой скоростью, по сравнению с которой скорость железнодорожного экспресса практически ничто. Вот почему сам факт движения не является основой для проведения различия, которое мы инстинктивно устанавливаем между духом и материей. Сравнение Жизни с тем, что мы называем безжизненностью, никогда не позволит нам решить эту проблему, и причина этому станет очевидной немного позже. Необходимо найти истинный критерий для сравнения одной степени жизненности с другой. Существует, конечно, некое значение, внутри которого качество жизненности не допускает различения по степеням; но есть и другое значение, для которого все сводится к вопросу о степенях. У нас нет сомнения, что жизненность присутствует в растении, но мы также понимаем, что она отличается от той, что присуща животному. И все же, какой обычный мальчик не предпочтет фокстерьера золотой рыбке в качестве домашнего любимца? И почему сам мальчик является шагом вперед по сравнению с собакой? Растение, рыбка, собака и мальчик являются живыми в равной степени; но в качестве их жизненности есть различие, и это не вызывает сомнений, и каждый, без каких-либо колебаний, скажет, что это различие лежит в степени развития их интеллекта. С какой бы стороны мы не посмотрели на предмет нашего обсуждения, мы всегда обнаружим, что то, что называется “жизненностью” любой отдельной живущей особи в конечном счете измеряется уровнем ее интеллекта[2]. На шкале бытия именно обладание более высоким интеллектом ставит животное выше растения, человека выше животного, интеллектуально развитого человека выше дикаря. Высокий уровень интеллекта вызывает к активности формы движения более высокого порядка, соответствующие данному интеллекту. Чем выше интеллект, тем более полно он контролирует форму движения; и когда мы спускаемся вниз по шкале интеллекта, этот спуск отмечается соответствующим повышением автоматического движения, которое не поддается контролю со стороны самосознающего интеллекта. Этот спуск является постепенным: от полного самосознания высоко развитой человеческой личности до самого низкого уровня видимых форм, о которых мы говорим как о “вещах”, и в которых самосознание отсутствует полностью.

Теперь мы видим, что жизненность Жизни заключена в интеллекте, другими словами, в силе Мысли; и поэтому мы можем сказать, что отличительным качеством духа является Мысль, и напротив, отличительным качеством материи является Форма. Мы не можем представить материю без формы. Должна быть хоть какая-нибудь форма, пусть даже невидимая нашему глазу; так как материя, для того, чтобы быть таковой, должна занимать пространство, а такое занятие какого-то определенного пространства обязательно подразумевает соответствующую форму. По этим причинам мы можем принять в качестве основного положения то, что отличительным качеством духа является Мысль, а отличительным качеством материи является Форма. Это и есть радикальное отличие, из которого вытекают важные следствия, и поэтому изучающие данный предмет должны обратить на это особое внимание.

Форма подразумевает протяженность в пространстве, а также наличие совершенно четких границ. Мысль такого не подразумевает. Вот почему, когда мы думаем о Жизни как существующей в какой-то определенной форме, мы ассоциируем ее с идеей протяженности в пространстве, таким образом, можно сказать, что слон обладает гораздо большим количеством жизненной субстанции, нежели мышь. Но если мы думаем о Жизни с точки зрения жизненности и не ассоциируем Ее с идеей протяженности в пространстве, то нам сразу становится ясным, что мышь жива ровно настолько, насколько жив слон, несмотря на их различие в размере. При допущении такого различия важным является то, что, если нам дано постичь что-либо, начисто лишенное элемента протяженности в пространстве, то оно должно присутствовать целиком и полностью где угодно и повсюду, другими словами, в каждой точке пространства одновременно. Научное определение времени таково: время - это период, занимаемый телом при прохождении его из одной заданной точки пространства в другую, и в соответствии с этим определением, если нет пространства, то нет и времени. Следовательно, та концепция духа, которая определяет его как нечто, лишенное элемента пространства, должна определять его и как нечто, лишенное элемента времени. Вот почему мы приходим к мнению, что понимание духа как чистой Мысли, а не конкретной Формы, является пониманием его в качестве существующего абсолютно независимо от элементов времени и пространства. Из этого следует, если идея чего-либо понимается как существующего на данном уровне, это что-либо может собою представлять только то, что в действительности существует здесь и сейчас. При таком понимании это что-либо не может быть удаленным от нас ни во времени, ни в пространстве: или идея этого чего-либо рассыпается, или она есть как объективно существующее нечто в настоящем, а не как нечто, что будет в будущем, поскольку где нет последовательности во времени, там не может быть и будущего. Точно также, где нет пространства, там не может быть и понятия чего-то, находящегося на расстоянии от нас. Если удалить элементы времени и пространства, то все наши идеи вещей должны обязательно существовать в универсальном здесь и вечном сейчас. Нет сомнений, это весьма абстрактная концепция, но я хотел бы попросить учащихся постараться тщательно разобраться в ней, потому что она является жизненно важной для практического применения Ментальной Науки, как мы увидим далее.

Противоположная концепция - это концепция о вещах, выражающих себя посредством состояний в пространстве и времени, и устанавливающих, таким образом, разнообразные отношения с другими вещами, такими как, объем, расстояние и направление или последовательность во времени. Эти две концепции трактуют понятия абстрактные и конкретные, необусловленные и обусловленные, абсолютные и относительные, соответственно. Они не противопоставляются друг другу с точки зрения несовместимости, они дополняют друг друга, и только через призму этих двух концепций можно рассматривать реальность. Ошибка убежденного идеалиста заключена в его стремлении понять абсолютное без учета относительного, а ошибка убежденного материалиста в том, что он стремится познать относительное, не принимая во внимание абсолютное. С одной стороны, ошибочное стремление понять внутреннее, не рассматривая внешнее, с другой стороны, не менее ошибочная попытка постичь внешнее, не уделив должного внимания внутреннему. Для формирования объективной реальности как внешнее, так и внутреннее являются необходимыми условиями.

II.
Более ВЫСОКИЙ ИНТЕЛЛЕКТ Управляет Более Низким.

Мы уже проследили, что снижение по шкале интеллекта от личности, знакомой нам, так как каждый из нас является таковой, до материи, которую мы наблюдаем в так называемых неодушевленных предметах, является постепенным снижением от формы бытия, в которой присутствует осознание собственной воли и силы как способности порождать новые ряды причинно-следственных связей, до формы бытия, в которой полностью отсутствует самосознание. Чем выше уровень жизни, тем выше интеллект. Из этого следует, что высший принцип Жизни должен быть также и конечным принципом разума. Величественный естественный порядок вселенной совершенно четко демонстрирует это. Нам всем знаком принцип эволюции в свете современной науки; и точное согласование, существующее между всеми частями космической схемы, также очевидно и не требует дополнительных доказательств. Каждый шаг вперед в науке - это открытие новых нюансов во взаимосвязях этого удивительного порядка вселенной, который уже существует, и лишь через наше признание этого порядка мы сможем практически его использовать. В таком случае, если высочайшая цель работы величайших умов состоит лишь в признании уже существующего порядка, то неизбежен вывод, что высший интеллект, должно быть, свойственен Принципу Жизни и проявляет себя в качестве этого порядка; и следовательно, мы видим, что должен существовать великий космический интеллект, стоящий за всей совокупностью вещей.

Из истории физического развития нашей планеты мы видим, что сначала была светящаяся туманность, рассеянная в бесконечности космоса; позднее туманность конденсируется в центральную планету - солнце, окруженное целым рядом светящихся планет, почти еще не сформировавшихся в плотные тела из пластичной первичной материи; затем следуют неведомые тысячелетия медленного геологического формирования; земля, заселенная самыми низшими формами жизни, растениями или животными; из этих примитивных форм посредством магического, непрекращающегося, неторопливого продвижения вперед все сущее, стадия за стадией, достигает того состояния, которое мы видим сейчас. Наблюдая это постепенное движение, мы понимаем, что можем постичь природу эволюционного принципа, он безошибочно обеспечивает непрерывное развитие определенного вида. Но он выполняет эту функцию, создавая такое большое число особей каждого из видов, что даже при наличии огромного количества различных несчастных случаев в отношении отдельных особей, сам вид не прекратит своего существования:

“Столь заботлив по отношению к определенному виду,

И столь беспечен по отношению к отдельной жизни.”

Короче говоря, мы можем сказать, что космический интеллект работает согласно Закону Больших Чисел,[3] который разрешает высокую предельно допустимую величину несчастных случаев и неудач для отдельных особей.

Но движение в направлении более высокого интеллекта, сопровождается снижением предельно допустимой величины несчастных случаев и постепенным ограничением действия закона больших чисел, на смену ему приходит закон естественного отбора. На обычном научном языке это называется выживание наиболее приспособленных. Рыбы воспроизводят себе подобных в таком масштабе, что если каждая отдельная рыбка будет выживать, то очень скоро море станет перенасыщенным рыбой; но в отношении рыб предельно допустимая величина гибели соответственно огромна, и следовательно, закон больших чисел просто поддерживает нормальное соотношение видов. Но на другом конце шкалы воспроизведенное количество особей не превышает в таком количестве число выживающих. Конечно же, существует вполне достаточная предельно допустимая величина несчастных случаев и болезней, снижающих численность людей до того, как они достигают средней продолжительности жизни, и все же это совсем иное соотношение по сравнению с гибелью сотен тысяч на одну выжившую особь. Вот почему можно принять за установленный факт, что подверженность влиянию закона больших чисел отдельного индивидуума постепенно снижается при повышении интеллекта вида в целом, и одновременно постепенно увеличивается его способность контролировать условия собственного выживания.

Поэтому мы наблюдаем выраженное различие между космическим интеллектом и интеллектом личности, и фактор, определяющий данное различие - это наличие индивидуальной воли. Теперь необходимо выяснить взаимоотношение между этой индивидуальной силой воли и великим космическим законом, который обеспечивает сохранность и развитие вперед человечества; и нужно обратить особое внимание на то, что сила индивидуальной воли есть сама по себе производная космического эволюционного принципа в момент достижения им своего наивысшего уровня. Усилия Природы всегда были направлены вперед и вверх с момента заселения земли самыми низшими формами жизни, и сейчас Природа переживает кульминационный момент, создав существо с разумом, способным абстрактно мыслить, и мозгом в качестве физического инструмента для жизнедеятельности такого разума. На этой стадии всесозидающий Жизненный Принцип воспроизводит сам себя в форме, способной признать работу эволюционного закона, а единство и непрерывность цели, красной нитью протянувшиеся через весь процесс развития до настоящего момента, вне сомнений, указывают на то, что назначение такого существа в схеме мироздания заключается в том, чтобы ввести тот фактор, который до данного момента блистал отсутствием, фактор, называемый разумной индивидуальной волей. Эволюция, приведшая нас к этой точке, опиралась на космический закон больших чисел; и до какого-то момента это был процесс, в котором отдельное существо не принимало сознательного участия. И если человек должен развиваться дальше, и потому что он есть то, что он есть, и именно он управляет ведущей колесницей эволюционной процессии, чтобы это дальнейшее развитие имело место, у человека нет другого пути, кроме сознательного сотрудничества с законом, который привел его к этой точке, где он способен понять, что такой закон существует. Его эволюция в будущем состоится лишь при его сознательном участии в этой великой работе и может быть обусловлена лишь его собственным индивидуальным интеллектом и усилиями. Это процесс развития интеллекта. За нас никто не может развиваться: каждый из нас должен развиваться сам; и это развитие интеллекта заключается в нашей растущей способности признавать закон вселенной, который привел нас туда, где мы сейчас находимся, а также в нашем индивидуальном отношении к этому закону, основанном на том факте, что мы являемся наиболее развитым его созданием. И всем известно то, что Природа подчиняется нам ровно в той мере, в какой мы сначала подчиняемся Ей. Предположим, что электрик пытается противодействовать закону движения электричества от более высокого потенциала к более низкому, в итоге он ничего не добьется; но если он подчинится во всем этому фундаментальному закону, он может использовать электроэнергию в любых сферах, где только можно ее применить.

Эти размышления показывают нам что, то, что отличает более высокий уровень интеллекта от более низкого, заключается в признании собственной индивидуальности или в самосознании, и чем осознаннее это признание, тем большей силой этот интеллект обладает. Для низшей степени самопризнания характерно осознание себя как существа отдельного от других существ, другими словами, как эго (я) отличается от не-я[4]. Но более высокая степень самопризнания выражается в том, что, сознавая свою духовную природу, такой интеллект во всех других формах видит не столько не-я, или то, что не является им самим, сколько свое второе я (альтер-эго), т.е. то, что является им самим тоже, но имеет другую форму выражения. Итак, именно эта более высокая степень самопризнания является той силой, с помощью которой последователь Ментальной Науки достигает своих результатов. В связи с этим абсолютно необходимо четко понимать разницу между Формой и Высшим Существом; понимать то, что первое есть модель относительного и признак подчинения условиям, а второе является соответствием абсолютному и контролирует условия.

Далее, это более высокое признание себя в качестве индивидуализации чистого духа должно, и это обязательное условие, контролировать все модели духа, которые еще не достигли того же уровня самопризнания. Эти низшие модели духа зависимы от закона их собственного бытия, так как они не знают этого закона; и вот почему индивидуум, постигший это знание, может их контролировать посредством этого закона. Но чтобы понять это, мы должны более тщательно исследовать природу духа. Я уже показал, что великая шкала взаимосвязи всех частей космической схемы и адаптации их друг к другу доказывает, что где-то присутствует изумительный интеллект, являющийся основой всего сущего, и вопрос заключается в том, где искать этот интеллект? В конечном итоге мы можем постичь его лишь как нечто присущее первичной материи, которая является истоком всех более грубых моделей материи, известных нам и видимых нами, или же невидимых, но существование которых доказано научными методами на основании ощутимых эффектов, производимых ими. Именно эта энергия в каждом виде или индивидууме становится этим видом или индивидуумом; и следовательно, мы можем познавать ее как самообразующийся интеллект, присущий первичной субстанции, проявлением которого является каждая отдельная вещь. То, что эту первичную субстанцию необходимо рассматривать как самообразующуюся посредством присущего ей интеллекта, становится очевидным на основании того факта, что этот интеллект является существенным качеством духа; и если бы мы должны были исследовать первичную субстанцию как нечто отдельное от духа, тогда нам пришлось бы обосновать существование какой-то другой энергии, которая не является ни духом, ни материей, но дает начало и тому, и другому; но такое понимание было бы шагом назад в понимании идеи саморазвивающейся энергии и попыткой доказать создание низшего недифференцированного[5] духа высшим, что является как ничем необснованным допущением, так и противоречием любой идее, которую мы вообще можем сформулировать в отношении недифференцированного духа. Вот поэтому, возвращаясь к нашей отправной точке, мы не можем избежать вывода от том, что дух содержит первичную субстанцию в себе самом, что приводит нас к общепринятому утверждению, что он творит все из ничего. Таким образом, мы обнаружили два фактора, из которых создаются все вещи: Дух и Ничто; и если прибавить Ничто к Духу, остается только дух, т.е. x + 0 = x.

Из этих рассуждений мы видим, что первичной основой каждой объективно существующей вещи является дух, и, следовательно, универсальный интеллект существует во всей Природе и присущ каждой форме ее проявления. Но этот скрытый интеллект принадлежит определенной форме лишь в той мере, какая физически необходима для создания самопризнающего индивидуума: он сокрыт в той первичной субстанции, из которой создается видимая форма, являющаяся плотным проявлением этой субстанции. Философские рассуждения неизбежно приводят нас к понятию первичной субстанции, и мы можем представить ее лишь как нечто, состоящее из частиц намного более мелких нежели атом, который сам в свою очередь является теоретическим предположением в физике: и все же, для большего удобства мы можем условно говорить об этом первичном интеллекте, свойственном самой субстанции, как об Атомном Интеллекте. Этот термин, вероятно, может вызвать некоторые возражения, но для нашей цели - проведения различия между этой моделью интеллекта духа и ее противоположностью, называемой Индивидуальным Интеллектом, - он вполне пригоден. На это различие необходимо обратить особое внимание, так как именно благодаря тому, что атомный интеллект откликается интеллекту индивидуальному, на плане объективной реальности энергия мысли способна давать такие результаты, как излечение заболевания посредством ментальной работы, и т.п. Интеллект проявляет себя на уровне отклика, и вся деятельность космического разума в осуществлении эволюционного процесса, от его начала до настоящей стадии, на которой находится человечество, есть ничто иное как непрерывное реагирование разума на требования, возникающие на каждой ступени развития в связи с необходимостью достижения согласованности между человеком и окружающей его средой. Таким образом, поскольку мы признали присутствие универсального интеллекта, пронизывающего все сущее, мы также должны признать способность самой природы адекватно реагировать, которая глубоко скрыта в ней и готова проявиться в виде реального действия при непосредственном к ней обращении. Вся ментальная работа зависит от этой способности духа к реагированию. Именно здесь вступает в силу различие между ученым, представителем Ментальной Науки, и несведущим в этой области знания человеком; первый знает об этой способности к реагированию и использует ее, последний же не может ее использовать, так как не знает о ней.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Эдинбургские лекции по ментальной науке. Предисловие iconПредисловие наука и религия
Известные ученые рассматривают доказательства существования Бога, обширный репортаж о Конференции на тему о науке и религии, которая...

Эдинбургские лекции по ментальной науке. Предисловие iconМ. В. Карапетян лекции по теоретической грамматике английского языка владимир
Предлагаемые в пособии лекции разрабатывались автором с 2004 года и читались во Владимирском государственном университете студентам,...

Эдинбургские лекции по ментальной науке. Предисловие iconВведение в философию права лекции и тестовые материалы
Берус В. В. Философия права. Лекции и тестовые материалы: Учебное пособие. Барнаул: Барнаульский юридический институт мвд россии,...

Эдинбургские лекции по ментальной науке. Предисловие iconM. Штайнер Предисловие к первому изданию (1927) Было особенно тяжелой...
В ближайшее время эта книга появится в философско-антропософском изда­тельстве под названием «Основные элементы эвритмии». Она является...

Эдинбургские лекции по ментальной науке. Предисловие icon«природа жертва войны» (название лекции) Просветительская лекция. Лекция информация
Тема моей лекции «Природа – жертва войны», а основной целью – на основе фактов воздействия войны на природу, взятых из произведений...

Эдинбургские лекции по ментальной науке. Предисловие iconМаркс К., Энгельс Ф.; Избранные произведения. В 3-х т. Т. 3
Предисловие к первому изданию 1884 года предисловие к четвиртому изданию 1891 года

Эдинбургские лекции по ментальной науке. Предисловие iconСимонов П. В. Лекции о работе головного мозга. Потребностно-информационная...
Лекции о работе головного мозга. Потребностно-информационная теория высшей нервной деятельности. — М.: Издательство «Институт психологии...

Эдинбургские лекции по ментальной науке. Предисловие iconО п и т энциклопедического изложение духовной науке рудольфа штайнера

Эдинбургские лекции по ментальной науке. Предисловие iconО п и т энциклопедического изложение духовной науке рудольфа штайнера

Эдинбургские лекции по ментальной науке. Предисловие iconО п и т энциклопедического изложение духовной науке рудольфа штайнера
Гете

Литература


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
literature-edu.ru
Поиск на сайте

Главная страница  Литература  Доклады  Рефераты  Курсовая работа  Лекции