Scientific Council of the Russian Academy of Sciences for the Study and Preservation of Cultural and Natural Heritage




НазваниеScientific Council of the Russian Academy of Sciences for the Study and Preservation of Cultural and Natural Heritage
страница9/35
Дата публикации23.05.2014
Размер4.73 Mb.
ТипДокументы
literature-edu.ru > Культура > Документы
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   35
Глава 1. Две модели модернизации

к СССР после подписания Хельсинского заключительного акта, в частности, его гуманитарной «четвертой корзины»: соблюдайте права человека. Причем речь шла о соблюдении прав человека в европейском, западном понимании, которое со временем распространилось в различных цивилизационных ареалах мира.

Поскольку практическое соблюдение прав человека было противоестественно самой природе имперской власти как в советский, так и в досоветский периоды, то этот аспект внутренней российской жизни напрямую зависел от влияния Европы, евроатлантической цивилизации в целом. Но проблема отторжения гражданских прав не носит изолированного характера, она стоит в одном ряду постоянного отторжения импортируемых в Россию западных институтов. Отметим, что институты представительной демократии, суда, избирательной системы получили в России преимущественно внешние, подражательные формы, что не только серьезно меняло их изначальное (западное) содержание, но и уменьшало устойчивость этих институтов перед лицом антимодернизационных тенденций.

Здесь следует коснуться вопроса соотнесения развития военных, промышленных и социальных технологий с эволюцией российской имперской власти. Известный российский философ-эмигрант Б. П. Вышеславцев, говоря о современной ему западноевропейской жизни, совершенно справедливо замечал: «Что новое здесь появилось, чтобы так изменить условия жизни? Ответ ясен: это точная наука (математическое естествознание и биология) и научная техника, это научные открытия, на которых построен индустриализм. А, кроме того, и, прежде всего, это рациональная организация права и государства, это либеральное правовое демократическое государство, обеспечивающее личную безопасность и свободу, без которой нет творчества и изобретения и науки (курсив наш.- С.Г.)»67).

67) Вышеславцев Б. П. Кризис индустриальной культуры / Сост. и прим. Сапова В. В.; Вступ. статья Левицкого C.A. M.: Раритет, 1995. С. 184.

II. Имперская и либеральная модели модернизации 69

Обращаясь к нашему совсем еще недавнему советскому прошлому, вспомним, как на основе мобилизационной модели развития все силы участников этого экстремального процесса использовались для создания современной для того времени тяжелой индустрии. Советская имперская модернизация проводилась на основе широчайшего использования рабского труда, миллионы советских заключенных строили каналы, заполярные и сибирские города, добывали урановую руду, на их костях строился реальный социализм.

Крепостной советский ученый, работавший в шарашке, под угрозой отправки из «круга первого»68) в двенадцатый круг воображенного Данте и воплощенного в реальности И. В. Сталиным ада, на пределе сил добивался военно-стратегического паритета с государствами модерности, прежде всего с США, поддерживая научно-технологический уровень середины XX века. Советский заключенный, попавший в «двенадцатый круг», голыми руками, без всяких средств защиты добывал урановую руду, гарантированно и мучительно умирая через достаточно непродолжительный отрезок времени. Это только крайние примеры, между которыми лежит бесчисленное множество изломанных человеческих судеб, бездна страданий, огромная смертность, по совокупности ведущие к депопуляции нации. В результате этого крайнего перенапряжения народных сил численность российского населения составила к 1995 году около 146 млн против 270 млн человек, которые, по оценкам экспертов, могли бы жить в нашей стране в том же 1995 году. Прямые и косвенные потери России в течение прошлого века составили порядка 121 миллиона человек69).

Во второй половине XX века радикально изменился как внешнеполитический контекст, в котором находился СССР, так и задачи, стоящие перед страной. Наиболее развитые государства модерности стали постепенно переходить к пост-
68) Подробно см.: Солженицын А. И. В круге первом.

69) Вишневский А. Г. Серп и рубль: консервативная модернизация в СССР. M.: ОГИ. 1998.C.125-126.

70

Глава 1. Две модели модернизации

индустриальной стадии развития. В книге «Одномерный человек. Исследование идеологии развитого индустриального общества», вышедшей в свет в 1964 году, Г. Маркузе заметил, что «Наше (западное. – С. Г.) общество отличается завоеванием центробежных социальных сил с помощью технологии, а не террора на двойной основе подавляющей эффективности и возрастающего уровня жизни...»70). Уровень постиндустриальньис технологий предполагает наличие эмансипированного менталитета, в новых условиях деятельность ученого раба не может быть сопоставима по эффективности с работой свободного ученого. Эволюция советской системы в сторону большей терпимости, наблюдаемая со второй половины 50-х годов прошлого века, сопровождавшаяся приближением отдельных элементов жизненного уклада к западным стандартам, произошла не только вследствие ее постепенного добровольного перерождения в гуманистическом духе. Во многом само это перерождение было обусловлено вынужденным приспособлением системы к новым историческим обстоятельствам, став своеобразной и неизбежной платой за обеспечение военно-политической конкурентоспособности.

Советское правительство, Политбюро ЦК КПСС стали действовать с оглядкой на Запад, который постепенно становился крупнейшим торговым партнером и всегда был для страны источником новых технологий, получение которых становилось все более важным. Так, например, после выхода на Западе главного труда А. И. Солженицына «Архипелаг Гулаг» члены Политбюро ЦК КПСС пространно обсуждали вопрос, что же в этих условиях делать со столь известным российским писателем, ставшим к тому времени лауреатом Нобелевской премии по литературе. Все предложения, по сути, сводились к двум: выслать за границу и судить в СССР по всей строгости советского закона. И засудили бы, отправили в Верхоянск, как предлагал тов. Косыгин, поскольку

70) Цит. по: Вольф Р. П. О философии / Пер. с англ. О. Л. Безручкина, В. И. Спиридоновой; Под ред. В. А. Лекторского, Т. А. Алексеевой. M.: Аспект Пресс, 1996. С. 133.

II. Имперская и либеральная модели модернизации 71

«туда никто не поедет из зарубежных корреспондентов: там очень холодно»71). Но, как с большим сожалением отметил тов. Соломенцев, «Солженицын – матерый враг Советского Союза. Если бы не внешнеполитические акции, которые осуществляет сейчас Советский Союз, то можно было бы, конечно, вопрос решить без промедления. Но как то или иное решение отразится на наших внешнеполитических акциях? (курсив наш. – С.Г.)»72).

Таким образом, внутренняя политика в СССР оказалась в некоторой зависимости от политики внешней, международного контекста, в котором приходилось действовать Министерству иностранных дел и Международному отделу ЦК КПСС. Оказалось, что в индустриальном, а тем более в постиндустриальном мире достижению военной и технологической эффективности сопутствует внутренняя эрозия имперской системы, активизируется эффект навязанного развития, проявляющийся, прежде всего, в распространении дисистемных элементов, привносимых вестернизацией.

В свою очередь Российская, а затем и советская империя выступали источником навязываемого развития по отношению к своим колониям и полуколониям, внутренней и внешней Азии. Классическим примером может служить советская модернизация в Средней Азии. В 70-е годы прошлого века казалось, что традиционный уклад в этих странах навсегда ушел в прошлое, исламские основы культуры просматривались слабо, сохраняясь скорее в имплицитной форме. Тем не менее после распада СССР эти страны быстро откатились к своему естественному историческому состоянию, т. е. средневековым феодальным деспотиям, а соседний Афганистан после ухода советских войск вернулся «к той ситуации кланово-племенной фрагментарности, которая была характерна для него в течение тысячелетий и которую на время
71) Буковский В. Московский процесс. M.: МИК; Париж: Русская мысль, 1996. С. 125.

72)Там же. С.123.

72

Глава 1. Две модели модернизации

заморозили русско-английское соперничество и затем логика холодной войны»73).

Сегодня максимальное самораскрытие базовых характеристик социокультурной системы среднеазиатских государств сдерживается лишь их существованием в рамках современного международного порядка, не отличающегося благосклонностью к средневековым формам изоляционизма. В то же время в случае ослабления внимания международного сообщества к гуманитарным вопросам навязанные извне атрибуты либеральной политической системы, которые на этой почве трудно назвать даже декоративными, были бы просто отменены. По мере того, как происходит ослабление базовых принципов, на которых организуется империя и смещение цивилизационного уклада от периферии к центру, все больше и больше народов, втянутых прежде в ее орбиту, получают возможность жить в большем соответствии со своей социокультурной традицией. Именно самовоспроизводство этой традиции не позволяет этим народам участвовать в мировом разделении труда, быть частью мира модерности: «Логично предположить, что в XXI веке произойдет сброс целых слоев и зон, которые невозможно социально и экономически утилизовать, а легче и дешевле выбросить»74)

Мы полагаем, что модернизационный процесс в российском обществе во внешнем аспекте детерминируется телеологией имперского противостояния Западу, которая выражается в амбивалентном отношении притяжения и отталкивания. Во внутреннем аспекте модернизационный процесс детерминируется динамикой борьбы доминирующей имперской и выступающей в качестве компоненты либеральной моделей модернизации. Такова общая схема; тому, как эта схема проявляется в истории, посвящен наш следующий параграф.
73) Фурсов А. И. Срединность Средней Азии (об историческом месте Центральной Азии в региональной системе мира) // Рубежи. 1997. № 2. С. 99.

74) Там же.

III

Историческая последовательность российских модернизаций

Прежде чем обратиться к исторической последовательности российских модернизационных трансформаций и проанализировать на эмпирическом материале чередование и взаимодополняемость имперской и либеральной моделей модернизации, хотелось бы выразить свое отношение к одной достаточно распространенной в научных и околонаучных кругах аберрации исторического зрения. Ее суть заключается в метафизическом рассмотрении России как объекта исторически неподвижного и всегда равного самому себе. Однако границы страны, состав населяющих ее народов, соответствующий этому составу культурно-цивилизационный ландшафт многократно менялись. Кроме того, «В истории мы видим пять разных Россий: Россию киевскую, Россию татарского периода, Россию московскую, Россию петровскую, императорскую и, наконец, новую советскую Россию» 1) Игнорирование этих изменений является шагом в направлении мифологизации истории. Но в области мифа нет и самой истории в ее развитии, а есть единая Богоданная имперская держава, в любой момент времени содержащая в себе всю полноту своего исторического бытия.

Такой статичный взгляд на отечественную историю и культуру, с нашей точки зрения, не правомерен, он не учитывает изменения, происходящие под воздействием исторической и культурной динамики: «Живая культура не может

1) Бердяев H.A. Истоки и смысл русского коммунизма. Репринтное воспроизведение издания YMCA-PRESS, 1955 г. M.: Наука, 1990. C.7.

74

Глава 1. Две модели модернизации

представлять собой повторения прошлого – она неизменно рождает структурно и функционально новые системы и тексты. Но она не может не содержать в себе памяти о прошлом» 2) Вместе с тем мифологический взгляд на российскую историю обусловлен преемственностью устойчиво воспроизводящихся ментальных стереотипов народного сознания и соответствующих им форм социальных отношений.

Ментальные стереотипы, возникшие еще в эпоху Киевской Руси, набрали силу и утвердились во времена возвышения Москвы и формирования русской народности на основе различных этнических групп на территории Владимиро-Суздальского княжества и прилегающих к нему территориях. Собирание земель и формирование государственного типа по московской модели закрепило эти тенденции, воспроизводящиеся при различных исторических потрясениях, географических и этнокультурных трансформациях. Рассматривая воспроизводство традиционных программ, вновь и вновь организующих жизнь общества, А. С. Ахиезер отмечает, что «высокая степень их неизменности гарантируется не только соответствующей культурной ориентацией на воспроизводство некоторого „абсолютного", „естественного", неизменного порядка, не только мощью исторической инерции, но и системой репрессий, возникающих вместе с культурой»3).

Эти универсальные программы в самых разнообразных исторических обстоятельствах воспроизводятся достаточно регулярно с большей или меньшей степенью полноты. В частности, Б. Кагарлицкий полагает, что эти особенности российской истории возможно определить преимущественно в рамках миросистемного подхода, и объясняются они периферийным положением России в миросистеме и столь же

2) Лотман Ю. M., Успенский Б. А. Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века) // Успенский Б.А. Избранные труды: В 2 т. Т. 1. Семиотика истории. Семиотика культуры. M.: Гнозис, 1994.C.245.

3) Ахиезер А. С. Как «открыть» закрытое общество. M.: Магистр, 1997. C.15.

III. История российских модернизаций

75

периферийным участием страны в процессах международного разделения труда и торговли 4).

Одно из следствий выборочного инокультурного заимствования заключалось в образовавшемся колоссальном разрыве между постоянно подтягиваемым к европейскому уровню военно-техническим потенциалом и отсталостью социальной жизни. Повседневная жизнь основной массы народа, которую составляло крестьянство, вплоть до Октябрьской революции 1917 года во многом сохраняла архаичный языческий уклад 5) следы которого сохраняются в некоторых субкультурах и сегодня. Изменения повседневной народной жизни происходили внепланово, главным образом в результате побочных следствий имперских модернизаций. Процесс этот протекал как в виде инокультурных (субкультурных) заимствований, так и в форме вынужденной адаптации тех или иных сторон социальной жизни к актуальным на данный момент задачам имперского строительства.

Так, В. И. Ленин указывал на то обстоятельство, что «неграмотный человек стоит вне политики и поэтому должен выучить алфавит. Без этого не может быть политики» 6), то есть необходимость достижения всеобщей грамотности обусловлена, прежде всего, задачами текущего момента, чтобы у простого человека была возможность читать декреты и указы советской власти, что в секулярной форме продолжало традицию Средневековья, когда человек должен был знать грамоту, прежде всего для того, чтобы читать Священное Писание. Декрет Совета народных комиссаров «О ликвидации безграмотности среди населения РСФСР» от 26.12.1919 года устанавливал санкции за нежелание учиться грамоте, то есть за фактическое уклонение от участия в общественно-политической жизни СССР: «Уклоняющиеся от установленных

4) См.: Кагарлицкий Б. Периферийная империя: Россия и миросистема. M.: Ультра. Культура, 2004. 528 с.

5) См., напр.: Ломоносов M. В. О сохранении и размножении российского народа // Избр. произв. Архангельск: Сев.-Зап. кн. изд-во, 1980. С. 131-148.

6) Цит. по: Геллер M. Машина и винтики. История формирования советского человека. M.: МИК, 1994. С. 43.

76

1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   35

Похожие:

Scientific Council of the Russian Academy of Sciences for the Study and Preservation of Cultural and Natural Heritage iconПериодическое издание «Австрийский журнал технических и естественных наук». Выпуск №3-4/2014
Ассоциация перспективных исследований и высшего образования «Восток-Запад», г. Вена, Австрия («East West» Association for Advanced...

Scientific Council of the Russian Academy of Sciences for the Study and Preservation of Cultural and Natural Heritage iconАкадемия наук Армянской сср, Биологический журнал Армении Academy...
Геккеля, а также связи между филогенезом, мутированием, доминированием и гетерозисом как частные проявления более общей закономерности,...

Scientific Council of the Russian Academy of Sciences for the Study and Preservation of Cultural and Natural Heritage iconFormerly seat of the city council, one of the most valuable Renaissance...

Scientific Council of the Russian Academy of Sciences for the Study and Preservation of Cultural and Natural Heritage iconF0UX0a russian Identities: Past and Present Vraagstukken Russische geschiedenis

Scientific Council of the Russian Academy of Sciences for the Study and Preservation of Cultural and Natural Heritage iconOccultism, witch craft and cultural fashions
Оккультизм, колдовство и моды в культуре / Пер с анг. К.: «София»; М.: Ид «Гелиос», 2002. — 224 с

Scientific Council of the Russian Academy of Sciences for the Study and Preservation of Cultural and Natural Heritage iconThe scientific methods used to estimat the influence of climate changes...
Методы используемые при оценке влияния изменений климатических факторов на хозяйственную деятельность человека

Scientific Council of the Russian Academy of Sciences for the Study and Preservation of Cultural and Natural Heritage iconМосковской церкви
Из книги D. Ostrowski. Muscovy and the Mongols. Cross-Cultural Influences on the Steppe Frontier, 1304-1589. Cambridge University...

Scientific Council of the Russian Academy of Sciences for the Study and Preservation of Cultural and Natural Heritage iconБьюзен Т. 10 способов как стать гением / Т. Бьюзен; Пер с англ. А. Прокопчук
«Head First. 10 ways to tap into natural genius», выпущенного издательством «harper collins»

Scientific Council of the Russian Academy of Sciences for the Study and Preservation of Cultural and Natural Heritage iconThe Bachelor paper "Semantic analysis of the of the English idioms...
Бакалаврская работа «Семантический анализ английских идиом и их русских эквивалентов» …

Scientific Council of the Russian Academy of Sciences for the Study and Preservation of Cultural and Natural Heritage iconNew books in the collection “ Leading Russian Scholarly Publishers”
Антипов И. В. Новгородская архитектура времени архиепископов Ефимия II и Ионы Отенского. — М. Индрик, 2009. — 368 с ил

Литература


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
literature-edu.ru
Поиск на сайте

Главная страница  Литература  Доклады  Рефераты  Курсовая работа  Лекции