Scientific Council of the Russian Academy of Sciences for the Study and Preservation of Cultural and Natural Heritage




НазваниеScientific Council of the Russian Academy of Sciences for the Study and Preservation of Cultural and Natural Heritage
страница7/35
Дата публикации23.05.2014
Размер4.73 Mb.
ТипДокументы
literature-edu.ru > Культура > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   35
Глава 1. Две модели модернизации

сия развивалась в постоянном взаимодействии с Европой, чаще это взаимодействие происходило в процессе военных действий, а не торговых обменов, но война также является частной формой межкультурного взаимодействия, представляя возможность для восприятия инокультурного опыта. Россия без европейского воздействия также развивалась бы по-иному.

В связи с этим нам представляется не только возможным, но и необходимым рассматривать проблему российской модернизации не как саморазвертывающийся процесс, протекающий сам по себе как нечто естественное, а как один из аспектов вышеозначенного макроисторического диалектического взаимодействия.

Что же такое имперская модернизация? Империя не ставит своей задачей эволюционировать в направлении интеграции в цивилизацию модерности, более того, она боится либерального перерождения и внутренней слабости, неизбежной при принятии инокультурных институтов политической демократии, капиталистического рынка, необходимости брать на себя обязательства в сколь-либо значительном объеме соблюдать права человека.

Задачи имперской модернизации состоят не в перерождении, размягчении империи, для нее важно взять у противника только то, что позволит успешно с ним бороться (в более мягком варианте конкурировать). Имперская модернизация предполагает не структурную трансформацию общества, но преимущественно количественные изменения внутри тех или иных сфер, прежде всего связанных с потребностями военного строительства. Более того, имперская модернизация осуществляется, прежде всего, во имя стабилизации и кон-

лений Московии, которая замышляет ни более ни менее, как завоевать или хитростью добыть на берегах Босфора ключ ко всемирному господству... Воодушевление римско-католическими догматами уже поизносилось, идеи революции возбуждают только вялый энтузиазм, и нам, конечно, надо поискать новых, свежих источников фанатизма, которые мы могли бы противопоставить неограниченной славяно-греко-православной вере в императора». См.: Гейне Г. Лютеция: Статьи о политике, искусстве и народной жизни / Пер. с нем. А. В. Федорова: Сочинения: В 10 т. T.8 / Под ред. Н.Я. Берковского, В. M. Жирмунского, Я. M. Металлова. M.: Госиздат, 1958. С. 119.

II. Имперская и либеральная модели модернизации 53

сервации базовых характеристик империи, чему служат как инокультурные заимствования, так и достижение конкурентоспособности отдельных элементов кулътурно-цивилизационной системы.

Так, в отношении частного, но вполне представительного случая имперской модернизации советского периода, Л. Пелликани полагает, что если «общество модерна – правовое общество, то коммунистическое государство в своих действиях не связано никакими законами. Коммунистическое государство не является тоталитарным вариантом государства модерна, поскольку отрицает все главные принципы модерности и заимствует только научно-технические достижения для установления господства партийной бюрократии»32)

Переход в результате модернизации от империи к национальному государству мы наблюдаем на примере Турции33) где национальная элита осознала неэффективность и прямую губительность имперской политики: «В государстве, которое, простираясь от Востока до Запада, соединяет в себе различные национальные элементы, обладающие различными характерами и культурой, внутренняя организация естественно порочна в самой своей основе и является потому несостоятельной»34) Пройдя через длительный период упадка и военных поражений, Турция показала миру редкий пример добровольной деконструкции теократической империи, найдя в себе силы сменить имперскую парадигму на программу построения национального государства 35).
32) Цит. по: Фомичев П. H. Дискурсы глобализации и тенденции развития социологии: Аналитический обзор // Социологические исследования на пороге XXI в. / РАН. ИНИОН. M., 2000. С.36-37.

33) Более подробно см., напр.: Федотова В. Г. Модернизация «другой»
Европы. M.: ИФРАН, 1997. С 212-230; Лурье СВ. Историческая этнология.
M.: Академический проект, 1997. С. 242-254.

34) Кемаль M. Путь новой Турции. Т. III. Интервенция союзников. Греко-
турецкая война и консолидация национального фронта 1920-1921. M.: Гос.
социально-экономическое изд-во, 1934. С. 72.

35) Там же. С. 72-73.

54

Глава 1. Две модели модернизации

Уже в 1923 году Мустафа (Кемаль) Ататюрк пошел на радикальный разрыв с имперским наследием, отказавшись от старой письменности, представлявшей собой турецко-арабо-персидскую смесь на основе арабского алфавита, заменив ее на новый официальный язык, созданный на основе разговорных форм и основывающийся на латинице. «Создание современной Турции в результате реформ Кемаля Ататюрка можно рассматривать как парадигматический образец гражданского национализма... Ататюрк выбрал Запад, наиболее отчетливо выразив это отменой культурного и литературного средства, через которое выражала себя мусульманская элита империи»36). В последние десятилетия Турция активно движется в направлении интеграции в европейское политическое, экономическое, культурное пространство. В то же время возможность аналогичного выбора для России затрудняется инерционным воздействием традиционной феодально-имперской программы.

Имперская модернизация не связана с деконструкцией империи, напротив, ее успешное проведение способствует решению задач имперского строительства и воспроизводства в новых исторических и социокультурных условиях. Именно специфика выполняемых задач позволяет рассматривать имперскую модернизацию как особый историко-культурный феномен.

Мы изложили общую модель имперской модернизации; естественно, что реальные исторические и социокультурные процессы протекают не столь прямолинейно и механистично. Противостояние и конфликт тоже являются формой культурно-цивилизационного диалога, а его диалектика не укладывается в жесткие механистические схемы. Отклонения от этих схем не отменяют общей логики, выстроенной в контексте исторического взаимодействия с Европой, нашедшего свое выражение в асимметричном и неравновесном сочета-

36) Бенхабиб С. Притязания культуры. Равенство и разнообразие в глобальную эру: Пер. с англ.; Под ред. В. И. Иноземцева. M.: Логос, 2003. С. 11-12.

II. Имперская и либеральная модели модернизации 55

нии имперской и либеральной моделей российской модернизации.

Под либеральной моделью мы понимаем такой тип восприятия культурно-цивилизационного опыта Запада, который предполагает трансформацию российского общества в либеральном направлении. Согласно точке зрения Дж. Бербанк, «воображаемый „Запад" стал моделью или антимоделью для воображаемой „России", и эта бинарная оппозиция отрезала возможность иных культурных проектов»37). Таким образом, историческая диалектика отношений России и Запада в контексте модернизации приобретает еще одно измерение, которое лишь на первый взгляд представляется сугубо внутренним измерением российской цивилизации.

Употребление термина «российская цивилизация» небесспорно. Ряд культурологов и исследователей цивилизаций, в частности Гр. Померанц, считают его неправомерным, тем не менее, значительная часть исследователей принимают этот термин38). С нашей точки зрения термин «российская цивилизация» выглядит вполне корректным в качестве обозначения субцивилизации внутри восточнославянской (или православной) цивилизационной общности.

Имперская и либеральная модели модернизации в российской истории находятся не просто в состоянии последовательного чередования, эта последовательность не столь линейна. Как разные по силе проявления тенденции, они практически всегда действуют параллельно. В период, когда империя переживает очередной этап имперской модернизации, инокультурные элементы, нелегитимные по отношению к им-

37) Цит. по: Большакова О. В. Парадигма модернизации в англо-американской русистике (Российская империя) // Политическая наука. Политическое развитие и модернизация: Современные исследования: Сб. науч. тр. / РАН. ИНИОН. Центр социал. науч.-информ. исслед.; Отд. политической науки. Росс, ассоц. полит, науки; Отв. ред. и сост. А. Г. Володин. M., 2003. С. 156.

38) См., напр.: Ерасов Б. С. Цивилизации: Универсалии и самобытность / Б.С.Ерасов; Отв. ред. Н.Н.Зарубина. M.: Наука, 2002. C.419-461.; С.Хантингтон говорит о православной цивилизации с центром в России, см.: Хантингтон С. Столкновение цивилизаций / Пер. с англ. Т. Велимеева, Ю. Новикова. M: ACT, 2003. C.56.

56

Глава 1. Две модели модернизации

перским элементам социокультурной системы, в эту систему неизбежно проникают: «Стремление завершить трансформацию наиболее архаичных общественных институтов соседствовало с негативным восприятием западного опыта капиталистической модернизации. Желание сохранить реальные или мнимые достоинства национальной культуры с теми или иными особенностями социокультурной структуры входило в противоречие с процессом даже сильно ограниченных военно-административных преобразований» 39).

Проникая в российское социокультурное пространство, эти инокультурные элементы способствует внутренней эрозии имперских оснований системы, подготавливая тем самым почву для последующего всплеска либеральной модернизационной тенденции. В свою очередь, изобилие инокультурных элементов, сопровождающееся ослаблением имперских оснований социокультурной системы, вызывает брожение в обществе и, как правило, различную по степени жесткости репрессивную ответную реакцию со стороны имперской системы.

Постоянное проникновение в пределы российской социокультурной системы европейского влияния, инфильтрация в нее западных по своей генеалогии элементов во многом определяют амбивалентное чувство притяжения и отторжения, которое испытывает Россия в отношении Запада, ставшего «...для русских одновременно и целью, к которой стремятся, и целью, по которой стреляют...»40). Что любопытно, для российского западника Запад – это, скорее, воплощенное Должное: «Запад для „западника" – лишь идеальная точка зрения, а не культурно-географическая реальность»41). На другом полюсе общественной и культурной жизни знак
39) Соловьев Э. Г. У истоков российского консерватизма // Политические исследования. M., 1997. №3. С. 146.

40) Цит. по: Пивоваров Ю. С. Русская история как «Русская идея». Часть II.
Властецентричные и идеологические основания // Россия и современный
мир.2003.№3. C.29.

41) Лотман Ю. M. Символика Петербурга и проблемы семиотики города //
Избранные статьи: В III т. Т. II. Таллинн: Александра, 1992. С. 18.

II. Имперская и либеральная модели модернизации 57

восприятия западной цивилизации меняется на прямо противоположный: «...от Запада к нам идет зло. Это стимулирует страх, активность субъекта по защите наших ценностей, активной к ним партиципации и нашей высшей Правды, стимулирует страх перед отпадением, что автоматически ведет к партиципации ко злу Запада» 42).

Следует отметить, что рефлексия по поводу азиатской компоненты в российской цивилизации в общественном сознании выражена значительно более слабо, чем постоянная дискуссия о нашем отношении к Европе. Отмечается, что в составе России есть и своя «внутренняя Азия – азиатские народы и азиатская территория, но все-таки она не может причислить себя к Востоку, потому что в течение многих веков модернизировала свое евразийское пространство»43).

Подданные империи испытывают к либеральной цивилизации противоположные чувства притяжения и отторжения. С одной стороны, империя стремится овладеть притягательными благами либеральной цивилизации – товарами, знаниями, технологиями, но с другой стороны, имперское сознание отвергает ту целостную систему, которая эти блага порождает. Сталкиваясь с обилием инокультурных заимствований, имперская социокультурная система боится перерождения, поскольку, достигнув определенных количественных уровней, инокультурные элементы начинают самоорганизовываться и воспроизводить систему целиком. Здесь вполне уместно вспомнить Т. Парсонса, рассматривавшего процессы сегрегации импортируемого социокультурного опыта в странах, осуществляющих модернизацию, и отметившего, что в постоянных попытках подразделить импортируемый инокультурный опыт на приемлемый и не приемлемый проявляется тенденция к сохранению ценностей культуры «высшего уровня, открывая в то же время дорогу радикальным изменениям на следующем уровне ценностной

42)Ахиезер A.C. Россия: критика исторического опыта. Т.II. M.: Филос. общество СССР, 1991. C.352.

43) Федотова В. Г. Между Европой и Азией // Западники и националисты: возможен ли диалог?: Материалы дискуссии. M.: ОГИ, 2003. С. 82.

4 Зак. 200

58

Глава 1. Две модели модернизации

спецификации, т. е. на уровне основных функциональных подсистем»44).

С нашей точки зрения, в России эти изменения на уровне основных функциональных подсистем строго дозировались, поскольку заимствуемое должно функционировать в узких, жестко ограниченных рамках и ни в коем случае «не пускать корни», иначе дисистемные элементы могут оформиться в альтернативную систему. Поэтому дозирование и сегрегация инокультурных элементов является задачей, к решению которой имперское сознание всегда относится очень серьезно.

Существующий механизм поддержания внутренней стабильности российской социокультурной системы, постоянного воспроизводства имперского сознания препятствует инновационным процессам. Система ограждается от внешней среды при помощи контроля и подавления нежелательной, с точки зрения элиты, социокультурной информации. Московское царство, Российская империя, СССР стремились воспринимать инокультурную, прежде всего западную, информацию, относящуюся к сфере технологическо-инструментальной. Таким образом, достигалось воспроизводство социокультурной, религиозной идентичности, замедлялись процессы исторической и социокультурной динамики, когда «образ их воспитания, чуждый всякого основательного образования и гражданственности, признается их (московскими. – С.Г.) властями самым лучшим для их государства и наиболее согласным с их образом правления, которое народ едва ли бы стал переносить, если бы получил какое-нибудь образование и лучшее понятие о Боге, равно как и хорошее устройство. С этой целью цари уничтожают все средства к его улучшению и стараются не допускать ничего иноземного, что могло бы изменить туземные обычаи» 45).

44)Парсонс Т. Очерк социальной системы // О социальных системах / Пер. с англ. А. Харраша; Под ред. В. Ф. Чесноковой и С. А. Белановского. M.: Академический Проект, 2002. С. 662.

45) Флетчер Дж. О государстве Русском // Проезжая по Московии (Россия XVI-XVII веков глазами дипломатов) / Отв. ред. и автор вступит.

II. Имперская и либеральная модели модернизации 59

Временами политика контроля и ограничения коммуникаций приобретала черты автаркии, т. е. последовательного и целенаправленного обособления страны в экономической, политической, культурной сферах. Примеров этого ограничительного подхода к информации и человеческим контактам, идущим из Европы, великое множество, здесь же приведем лишь несколько из них. Так, информационные сообщения своего времени – «Куранты», составлявшиеся на основании иностранных источников в Посольском Приказе, – до января 1703 года считались государственной тайной46) это то, что касается контроля за распространением информации. В качестве иллюстрации к сфере ограничения человеческих контактов можно привести следующий исторический факт: уже «Иван III ввел смертную казнь за переход западной границы»47)

Подобная практика не раз впоследствии воспроизводилась в отечественной истории. Еще раз в качестве иллюстрации сказанного обратимся к запискам Дж. Флетчера: «Бежать отсюда (из Московии. – С.Г.) очень трудно, потому что все границы охраняются чрезвычайно бдительно, а наказание за подобную попытку, в случае, если поймают виновного, есть смертная казнь и конфискация всего имущества. Учатся только читать и писать, и то весьма немногие. По той же причине не дозволено у них иностранцам приезжать в их государство из какой-либо образованной державы иначе, как по торговым сношениям, для сбыта им своих товаров и для получения через них чужеземных товаров» 48) На новом этапе исторического развития, уже в XX веке,

статьи H. M. Рогожин; Сост. и автор комментариев Г. И. Герасимова. M.: Междунар. отношения, 1991. С. 137.

46) Пайпс Р. Россия при старом режиме / Пер. с англ. В. Козловского. M.: Независимая газета, 1993. С. 50.

47)Кантор B.K. «...Есть европейская держава». Россия: трудный путь к цивилизации: Историософские очерки. M.: РОССПЭН, 1997. С. 123.

48) Флетчер Дж. О государстве Русском // Проезжая по Московии (Россия XVI-XVII веков глазами дипломатов) / Отв. ред. и автор вступительной статьи H. M. Рогожин; Составитель и автор комментариев Г. И. Герасимова. M.: Междунар. отношения, 1991. С.71-72.

4)

60

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   35

Похожие:

Scientific Council of the Russian Academy of Sciences for the Study and Preservation of Cultural and Natural Heritage iconПериодическое издание «Австрийский журнал технических и естественных наук». Выпуск №3-4/2014
Ассоциация перспективных исследований и высшего образования «Восток-Запад», г. Вена, Австрия («East West» Association for Advanced...

Scientific Council of the Russian Academy of Sciences for the Study and Preservation of Cultural and Natural Heritage iconАкадемия наук Армянской сср, Биологический журнал Армении Academy...
Геккеля, а также связи между филогенезом, мутированием, доминированием и гетерозисом как частные проявления более общей закономерности,...

Scientific Council of the Russian Academy of Sciences for the Study and Preservation of Cultural and Natural Heritage iconFormerly seat of the city council, one of the most valuable Renaissance...

Scientific Council of the Russian Academy of Sciences for the Study and Preservation of Cultural and Natural Heritage iconF0UX0a russian Identities: Past and Present Vraagstukken Russische geschiedenis

Scientific Council of the Russian Academy of Sciences for the Study and Preservation of Cultural and Natural Heritage iconOccultism, witch craft and cultural fashions
Оккультизм, колдовство и моды в культуре / Пер с анг. К.: «София»; М.: Ид «Гелиос», 2002. — 224 с

Scientific Council of the Russian Academy of Sciences for the Study and Preservation of Cultural and Natural Heritage iconThe scientific methods used to estimat the influence of climate changes...
Методы используемые при оценке влияния изменений климатических факторов на хозяйственную деятельность человека

Scientific Council of the Russian Academy of Sciences for the Study and Preservation of Cultural and Natural Heritage iconМосковской церкви
Из книги D. Ostrowski. Muscovy and the Mongols. Cross-Cultural Influences on the Steppe Frontier, 1304-1589. Cambridge University...

Scientific Council of the Russian Academy of Sciences for the Study and Preservation of Cultural and Natural Heritage iconБьюзен Т. 10 способов как стать гением / Т. Бьюзен; Пер с англ. А. Прокопчук
«Head First. 10 ways to tap into natural genius», выпущенного издательством «harper collins»

Scientific Council of the Russian Academy of Sciences for the Study and Preservation of Cultural and Natural Heritage iconThe Bachelor paper "Semantic analysis of the of the English idioms...
Бакалаврская работа «Семантический анализ английских идиом и их русских эквивалентов» …

Scientific Council of the Russian Academy of Sciences for the Study and Preservation of Cultural and Natural Heritage iconNew books in the collection “ Leading Russian Scholarly Publishers”
Антипов И. В. Новгородская архитектура времени архиепископов Ефимия II и Ионы Отенского. — М. Индрик, 2009. — 368 с ил

Литература


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
literature-edu.ru
Поиск на сайте

Главная страница  Литература  Доклады  Рефераты  Курсовая работа  Лекции