Гульжан Абдезовны «Феномен образовательного знания в диспозитиве культуры»




Скачать 279.53 Kb.
НазваниеГульжан Абдезовны «Феномен образовательного знания в диспозитиве культуры»
страница2/3
Дата публикации24.09.2014
Размер279.53 Kb.
ТипДокументы
literature-edu.ru > Культура > Документы
1   2   3

3. Степень обоснованности и достоверности каждого результата (научного положения), вывода и заключения соискателя, сформулированных в диссертации.

1) Данный результат обоснован и достоверен, потому что опирается на достижения западной философии, начиная с античной и до наших дней, современной российской и казахстанской философии, педагогики, психологии, культурологии. Он опирается на идею деконструкции Ж. Деррида и взгляды Р. Рорти, что философия находится ныне «на изломе», изжила себя в платоновском смысле. Этот результат является отражением тектонического сдвига в гуманитарных науках второй половины XX – начала XXI вв. и сводится к тому, что человек как субъект культуры должен повышать свою способность изменяться, чтобы адекватно отвечать на вызовы жизни (работы А.С. Ахиезера, А.П. Давыдова и др.). Этот результат исходит также из методологических достижений М. Шелера и определений проблематики образовательного знания и сформулирован в духе последних достижений культурологии.

2) Этот результат достоверен, т.к. опирается на апробированный в методологии науки вывод М. Бахтина, что новый смысл всегда зарождается на границе сложившихся смыслов. Зародившись как альтернатива абсолютности этих смыслов, новый смысл становится путем, который ведет к формированию новой, альтернативной бинарности. Новый смысл зарождается всегда как субъективный. Вывод о субъективности нового смысла опирается на постулат о том, что субъектом формирования нового смысла может быть только личность, способная к автономности от всех сложившихся в обществе ролей и смыслов.

3) Этот вывод достоверен, потому что обоснован не только опытом анализа последствий роли Интернета в деятельности человека в XX-XXI вв. в многочисленных исследованиях, которые изучила и обобщила Г.А. Бейсенова, но и личной ее научной позицией, с которой я согласен.

4) Достоверность этого результата вытекает из общей методологической установки Гегеля, что в культуре никогда ничто не возникает на пустом месте, так же, как никогда ничто не умирает окончательно. Любая новизна в культуре, кажущаяся самой революционной, самой шокирующей, это всего лишь новая интерпретация реальности, новая мера ее осмысления. Обоснованность этого результата обеспечивается хорошим знанием и глубоким анализом диссертантом трудов Сократа, Платона, Аристотеля, средневековых авторов, пониманием исторических целей, которые они преследовали, и условий, в которых развивалось их творчество. Обоснованность продемонстрированного Г.А. Бейсеновой подхода основывается на ее прочной теоретической подготовке и культурологической интуиции, а также ее личным ценностным выбором – поиском путей осмысления личностного начала в формировании знания, неувядающей ценностью логики достижений Возрождения и Просвещения во всей последующей истории философской мысли. Одновременно она подтверждается критикой этой логики в работах авторов экзистенциально-феноменологического переворота в науке и постмодернистов. Она подтверждается также неизменным присутствием ссылок на достижения гуманистической мысли в работах всех без исключения использованных в диссертации авторов современных образовательных технологий.

5) Достоверность этого результата не вызывает сомнения, потому что опирается на скрупулезное исследование автором диссертации методологических достижений Школы диалога культур (В.С Библер), теории опережающего обучения и игры (Л.С. Выготский и его школа), теории развивающего обучения (В.В. Давыдов, В.П. Зинченко), концепции глубинного общения (Г.С. Батищев). Этот результат обоснован опорой на методологию анализа способности обучаемого к поиску смыслов инновационно-особенного, интерпретируемого психологически, педагогически, философски. Например, в ШДК Библера акцентируется внимание на формировании в сознании ребенка специфического переходного смысла, который Библер назвал «особенным всеобщего», через который и разворачивается творческий процесс усвоения нового (Библер В.С. Замыслы. М., 2002; Философско-психологические предположения Школы диалога культур. М., 1998).

6) Этот вывод основан на проработке трудов казахстанских философов в области образования – А. Нысанбаева, Г.Соловьевой, разработанного под руководством С.А.Назарбаевой курса «Самопознание» и методических пособий Международной школы Алматы. Г.А. Бейсенова добивается того, что понятие «личность» становится у нее не только гносеологическим и этическим, но онтологическим и культурологическим.

7) Достоверность этого результата достигается блестящим знанием соискателем работ М. Фуко. Она является автором научной монографии – Бейсенова Г. А. Концепция власти-знания М. Фуко: Учебное пособие по специальному курсу (для студентов, аспирантов и магистрантов философских отделений университетов). – Алматы: Искандер, 2004. Она также хорошо знает научную критику работ Фуко. Но самое главное, она выработала собственный оригинальный метод анализа его работ, достоверность которого несомненна.

8) Достоверность этого результата обусловлена тем, что Г.А. Бейсенова – специалист по Ж.-Ф. Лиотару. Блестяще знает его тексты. Ее методология анализа идей Лиотара вносит, пожалуй, основной вклад в формирование ею концепции теоретической модели образовательного знания. Я бы поставил анализ соискателем Лиотара в ряд достижений лиотароведения.

9) Анализ «процессуального» субъекта, говорящего субъекта Ю. Кристевой не часто встретишь в научной литературе. Заслуга Г.А. Бейсеновой в том, что она провела его квалифицированно. Достоверность ее анализа обеспечивается тем, что она анализирует Кристеву с помощью апробированной методологии Фрейда, опираясь также на достижения культурологии.

10) Достоверность этого результата в том, что автор опирается на общепринятые оценки достижений постмодернизма. Это помогает ей обоснованно, надежно «укомплектовать» свою концепцию отнюдь не всеми, а тщательно отобранными оценками. В этот «комплект» не вошло многое из того, что выглядит апробированно, но не прошло теста Г.А. Бейсеновой на обоснованность.

Достоверность стратегической цели исследования не вызывает сомнения, потому что она подтверждается идентичностью стратегических целей гуманитарных наук в наши дни. Методология совмещения эпистемического, культурологического и исторического планов исследования – это сегодня единственно возможный путь продуктивно анализировать образовательное знание – именно этим совершенно обоснованным путем идет сегодня любая мысль, пытающаяся совместить достижения греко-римской классики, модерна, постмодерна, и отдавая предпочтение ценностям постмодерна. Представление различных оснований образовательного знания в диспозитиве культуры – это обоснованный результат исследования, потому что дает надежные теоретические ориентиры для формирования политики и практики образования, а также достаточно убедительно обосновывает степень новизны исследуемой проблемы.
4. Степень новизны каждого научного результата (положения) и вывода соискателя, сформулированных в диссертации.

1) Анализ образовательного знания через смысл культуры это новый способ его анализа. Учитывая, что культура двойственна – ориентирована и на сохранение традиции и на освоение инновации, философский анализ через эту двойственность обогащает и конкретизирует его. Новизна анализа диссертанта в том, что она включила в предмет анализа не только научное знание, но и ненаучное – вопросы веры, переживаний, привычек, не только разум, но и экзистенцию. Раздвоение предмета анализа позволило преодолеть «болезни» современной философии и приблизить анализ к потребностям человека.

2) Попытка Г.А. Бейсеновой разложить образовательное знание на составляющие основывается на новой бинарности. Бинарность автора не та, статичная, в рамках которой мыслили Платон и Аристотель, средневековые аналитики, Декарт и Кант, и против которой борются постмодернисты. Новая бинарность рождена современной культурологией – динамичная, через беспощадное отрицание себя преодолевающая абсолютность и простоту смыслов «субъекта», «метанарративов», «образования», «культуры», «духовности» и их противоположностей в альтернативном смысле личности, чреватом новой дуальностью. Новая бинарность нацелена на выход субъекта культуры за рамки исторически сложившихся оппозиций смыслов и поиск адекватной меры выхода в противоречивом, сложном и незавершенном смысле нового знания. Носителем новой бинарности является субъект культуры, способный к самокритике, переосмыслению и нацеленный на совершенствование своих способностей.

Новым является понимание Г.А. Бейсеновой феномена образовательного знания через смысл его границы. Это позволяет понять корни знаниевого феномена как радикально субъективного и одновременно его логику как динамику культуры. Более того, это понимание открывает путь к анализу таких сложных явлений психики и культуры как внутренние противоречия, вероятностность, креативность, творческий порыв, интуиция, ответственность человека за свое знание. Атомизация феномена знания и новое бинарное мышление существенно продвигают диссертанта по пути формирования теоретической модели образовательного знания.

3) Вывод автора о том, что Интернет-образование должно вести к развитию у человека способности анализировать и думать, как это ни парадоксально звучит, выглядит сегодня новым. Потому что общая тенденция в Интернет-образовательных технологиях, принятых на Западе и в России, противоположная – ориентирует человек на получение информации. Вывод Г.А. Бейсеновой важен для теории тем, что он формирует основание не для попыток механического складывания противоположностей на основе получения новой информации, а для прокладывания путей к новому органическому синтезу рациональности и иррациональности, физики и метафизики, микронарративов и метанарративов, достижений дезинтегрирующих культур Запада и интегрирующих культур Востока в новом синтетическом представлении об образовательном знании.

4) Анализ античных и средневековых представлений об образовании никогда не устареет. Он нужен и для использования опыта классиков, и для того, чтобы методом от противного выработать пути преодоления авторитарного стиля в преподавании, формировать между учителем и учеником личностно-партнерские отношения, то есть обогащает теоретические возможности реформаторов образования. Рассмотрение достоинств и недостатков перехода знаниевых представлений от концепции иерархии к концепции круга в философии Возрождения, Нового времени, Просвещения обязательно при построении философско-культурологической модели образовательного знания. Концепция круга как символ некоторой знаниевой цельности, как бы успешно ее ни атаковали постмодернисты, никогда до конца не устареет, хотя сегодня она уже не воспринимается как абсолют. Ее неувядающая новизна для культурологии в том, что она постоянно нацелена на поиск нового основания, которое объединяло бы культуру в процессе преодоления ею внутренних противоречий, обновления. Все гуманитарные науки говорят, что сегодня такого основания нет, но оно, тем не менее, предчувствуется в поиске науками новой интерпретации личности. Именно новая личность, способная в процессе глобализации к формированию через себя нового культурного многообразия, овладевшая новой бинарностью, беспощадно самообновляющаяся в смысловом пространстве за пределами властных полюсов (в сфере между ними), способна создать существенные элементы идеи новой культурной цельности. Новизна анализа соискателя в том, что она предчувствует эту культурную миссию личности будущего.

5) Новизна анализа достижений современных образовательных технологий, проведенного автором, в том, что она собрала их вместе и обобщила на высоком абстрактном уровне. Эти технологии разворачиваются в смысловом пространстве между изначальным незнанием ученика и сложившимися в обществе представлениями. В этой специфической «сфере между» отрицаются знаниевые абсолюты, рождаются новые познавательные методы, тесты, технологии, которые позволяют и ученику, и учителю создавать новое основание для совместного формирования новых смыслов.

6) Вывод о том, что для дальнейшего развития культуры необходимо изменение ее типа – это очень новый и мужественный вывод, свидетельствующий о высокой научной подготовленности диссертанта и ее гражданской зрелости. На Западе не говорят об изменении типа западной культуры. Там говорят либо о ее закате, гибели, либо обновлении, развитии. В России слова об изменении типа культуры – это то, что часто является предметом шельмования в СМИ и на заседаниях некоторых ученых советов. В своих статьях, а также в лекциях по философии русской литературы в Торонтском университете (Канада) я давно применяю этот термин и ссылаюсь на русских писателей, чей анализ русской культуры был нацелен на изменение ее типа. К этому термину, родившемуся в русской литературе, на Западе относятся с пониманием. Я уверен, приживется он и в России – это дело времени. Под изменением типа культуры Г.А. Бейсенова имеет в виду изменение типа доминирующей логики культуры. Изменение типа культуры – это переход от понимания основания как одного и единого для всех времен и народов к постмодернистскому представлению о том, сколько людей, столько может быть и оснований. Конечно, эти полюса в чистом виде в обществе не встречаются. Но логически Бейсенова их четко различает. И в сложном переплетении этих полярных смыслов она устанавливает свою доминирующую логику – формирование смысла новой личности через повышение уровня ее свободы.

7) Соискатель выделяет в текстах Фуко атомизацию человеческого в человеке как нового предмета науки и одновременно ищет в его дискурсе духовное, то есть интегрирующее, которое создает общество. Это, на мой взгляд, свежий взгляд в фуковедении. Гульжан Абдезовна ставит вопрос о сущности духовности. И вслед за Фуко отвечает на него так – детство и взрослость, или школа и образование через всю жизнь – это и есть не прерывающийся никогда путь к духовности. И далее, цитируя Фуко, говорит, что в этой школе происходит постоянное обновление знания и способов образования, но это обновление и есть путь к истине (с. 201), которую Г.А. Бейсенова понимает как величину постоянную, заданную инерцией культуры, и в то же время переменную, зависящую от творческих усилий человека.

8) Ж.-Ф. Лиотар публиковал свои работы в 70-е годы XX в. и анализировал важнейшую тенденцию в развитии общества – его атомизацию, каждый «направляется к самому себе» (с. 220). Но тогда не существовало такой проблемы для человечества как терроризм, не выросла еще в гигантскую проблему информационная, энергетическая и экологическая безопасность, еще не достигли нынешних масштабов процессы глобализации, и конкуренция за ресурсы не была столь острой. В нынешних же условиях в борьбе за выживание побеждает общество, которое оказалось способным сформировать в себе такое новое многообразие, которое в качестве нового единства способно через новое знание не раскалывать культуры, а объединять их. Теоретизирование Г.А. Бейсеновой глубже теоретизирования Лиотара – оно ведет не только к атомизации знания на составляющие, но и к инициации интеграционных процессов. В этом его новизна.

9) Анализируя тексты Ю. Кристевой, диссертант по-своему осмыслила роль невроза и психоза при обучении ребенка и включила эти смыслы в концепцию теоретической модели образовательного знания. Бейсенова пишет: «В отличие от классического (модернистского) текста, являющегося по характеру невротическим дискурсом, особенность постмодернистского, являющегося в своей сущности постневротическим, постпсихотическим, заключается в борьбе не реального и воображаемого с моментом отрицания реального, обращения к прошлому, а в подавлении символического» (с. 247). Этот теоретический вывод позволяет строить обучающие программы для детей с учетом роли невроза и психоза и возможностей их преодоления.

10) Построение знания на основе принципов разрыва, противодействия, вероятности, идентичности и недоверия, учитывая различные основания, логики в образовательном знании – все это вытекает из методологических достижений постмодернизма и является сегодня новым и необходимым. Диверсифицирующий подход Бейсеновой к концепции теоретической модели образовательного знания позволяет разрушать знаниевые абсолюты, создавать новое знание, он никогда не устареет, потому что по мере усложнения знания потребность в нем нарастает.

Стратегическая цель исследования несет высокую степень новизны, потому что эта цель совпадает с новой стратегической целью гуманитарных наук, которая заявила о себе лишь с появлением идей постмодернизма во второй половине XX в. Методология совмещения эпистемического, культурологического и исторического планов исследования также является новым достижением в методологии науки, потому что культурология – это молодая наука и присутствие элементов культурологических методологий в философском дискурсе делает этот дискурс существенно новым. Концептуализация образовательного знания в диспозитиве культуры это новое направление в науке о человеке.
1   2   3

Похожие:

Гульжан Абдезовны «Феномен образовательного знания в диспозитиве культуры» iconКультурология
Структура и состав современного культурологического знания. Культурология и философия культуры, социология культуры, культурная антропология....

Гульжан Абдезовны «Феномен образовательного знания в диспозитиве культуры» iconКак специфический феномен русской культуры
Наша русская интеллигенция, настолько характер­ная, что дала иностранным языкам специфичес­кое слово intеlligentsia (в транскрипции...

Гульжан Абдезовны «Феномен образовательного знания в диспозитиве культуры» iconМифологические компоненты личностных смыслов любви в юношеском возрасте Богдановская И. М.
В настоящее время в сфере социогуманитарного знания существует большое число теоретических концепций и эмпирических исследований...

Гульжан Абдезовны «Феномен образовательного знания в диспозитиве культуры» iconНастоящее диссертационное исследование выполняется в рамках культурологии....
«принадлежит одновременно области социального знания (этому способствуют социология культуры и антропология), использующего количественные...

Гульжан Абдезовны «Феномен образовательного знания в диспозитиве культуры» icon"Традиции русской культуры и современный кинематограф" А. С. Брейтман...
Методология гуманитарного знания в перспективе XXI века. К 80-летию профессора Моисея Самойловича Кагана. Материалы международной...

Гульжан Абдезовны «Феномен образовательного знания в диспозитиве культуры» iconЕсли бы сегодня в Азербайджане, как давно уже в Японии, было учреждено...
Плям поистине человек-феномен, достигший высоких результатов во многих сферах музыкальной культуры — исполнительской, просветительской,...

Гульжан Абдезовны «Феномен образовательного знания в диспозитиве культуры» iconЗаболотных Ольга Владимировна гбоу спо «Соликамский педагогический...
Преподавателю необходимо мобилизовать знания студентов, полученные ими на занятиях по истории искусств, истории мировой культуры,...

Гульжан Абдезовны «Феномен образовательного знания в диспозитиве культуры» iconИгорь Шафаревич Феномен эмиграции

Гульжан Абдезовны «Феномен образовательного знания в диспозитиве культуры» iconИнформация о деятельности Представительства Россотрудничества в Республике...
Гуо «Гродненский областной центр туризма и краеведения» №140/1-8 от 29. 12. 2012г информирует о деятельности Российского центра науки...

Гульжан Абдезовны «Феномен образовательного знания в диспозитиве культуры» iconСведения об обеспечении образовательного процесса учебной литературой
Муниципальное образовательное учреждение культуры дополнительного образования детей

Литература


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
literature-edu.ru
Поиск на сайте

Главная страница  Литература  Доклады  Рефераты  Курсовая работа  Лекции