Тезисы Международной научно-практической конференции, посвященной 55-летию гоу спо «Забайкальский техникум искусств»




НазваниеТезисы Международной научно-практической конференции, посвященной 55-летию гоу спо «Забайкальский техникум искусств»
страница1/23
Дата публикации23.09.2014
Размер3.35 Mb.
ТипТезисы
literature-edu.ru > Культура > Тезисы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   23
Министерство культуры Забайкальского края

Управление культуры Администрации городского округа «Город Чита»

ГОУ СПО «Забайкальский техникум искусств»

ХУДОЖЕСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАНИЕ В XXI ВЕКЕ:

ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ
Тезисы Международной научно-практической конференции,

посвященной 55-летию ГОУ СПО «Забайкальский техникум искусств»

Чита

2012


Печатается по решению Методического совета ГОУ СПО «Забайкальский техникум искусств»

Редакционная коллегия
Буданова Т.А. заместитель директора по учебной работе, кандидат искусствоведения

Трофимова Г.В. методист ГОУ СПО «Забайкальский техникум искусств»

Усова Т.М. – зав. ПЦК специальности «Теория музыки»

Художественное образование в XXI веке: проблемы и перспективы: Тезисы международной научно-практической конференции. – Чита, 2012.
В сборнике представлены тезисы международной научно-практической конференции «Художественное образование в XXI веке: проблемы и перспективы», которая проводилась Забайкальским техникумом искусств 3 декабря 2012 г. Тезисы конференции освещают широкий круг вопросов художественного образования XXI века: события и процессы, происходящие в современной культурно-образовательной среде, проблемы сетевого взаимодействия в отрасли, компетентностные технологии в художественной педагогике, вопросы формирования духовной культуры средствами искусства, методологические аспекты музыкального и художественного образования.

Сборник предназначен для преподавателей учебных заведений культуры и искусства разных ступеней и всех интересующихся вопросами художественного образования.

СЕКЦИЯ 1.

СОБЫТИЯ И ПРОЦЕССЫ В СОВРЕМЕННОЙ КУЛЬТУРНО-ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ СРЕДЕ
Д.И. Варламов,

доктор искусствоведения,

Саратовская государственная

консерватория

им. Л.В. Собинова,

г. Саратов
Академизация в музыкальном искусстве и образовании
Процесс академизации искусства и, в частности, музыки сегодня остается наименее исследованной областью искусствознания и художественной педагогики. Это важное обстоятельство решительным образом сказывается на функционировании системы музыкального образования, поскольку без понимания процессов, происходящих в искусстве, невозможно и регулирование системы образования.

Однако проблема, заявленная выше, слишком широка для обсуждения в небольшой статье. Поэтому следует сузить ее до проблемы парадигмы академического музыкального искусства или, точнее, целеполагания в искусстве и образовании. Но прежде чем перейти к изложению обозначенной проблемы, необходимо остановимся на определении понятия «академическое музыкальное искусство» и на том, что понимается под «академическим музыкальным искусством» и собственно под «процессом академизации».

Слово «академия» и производные от него понятия «академизм», «академизация», «академическое искусство» довольно часто используются в практическом обиходе и научном знании. Однако истолкование их содержания в различных справочниках и в научной литературе отличается достаточной противоречивостью. Диапазон оценок определяемого явления простирается от обвинения в воплощении косности и в догматичности до признания в качестве образцов высокой культуры.

Прилагательное «академическое (ая)», употребляемое по отношению к искусству в целом и музыке, в частности, имеет различные синонимы, которые в той или иной степени замещают данное понятие; к ним относятся такие как «художественное» (Б.В. Асафьев), или «профессиональное» (К.А. Вертков) искусство, «европейская», «ученая» (И.В. Мациевский), или «авторская» (Э. Штокман приравнивает ее к профессиональной) музыка, «серьезное», «большое» искусство.

Использование вышеназванных терминов с корнем «академ», в контексте рассуждений о науке, искусстве, культуре, социальной действительности, выявляет их противоречивость, сложность и многозначность.

Так, термин «академический» имеет несколько определений: 1) прилагательное от слова «академия»; 2) придерживающийся установленных традиций, канонов, свойственный академизму (например, академическая живопись); 3) чисто теоретический, отвлеченный (например, академический спор); 4) академический театр – звание, присваиваемое крупнейшим театрам за достижения в развитии театрального искусства; 5) учебный (например, академический год, академический час – установленное время для урока в школе или для лекции) [1].

Однако в ставших уже классическими словарях русского языка С. Ожегова и Д. Ушакова понятие «академизм» дается в несколько иной интерпретации, как «направление в искусстве, догматически следующее сложившимся канонам искусства античности и эпохи Возрождения» [2]. В этом определении, на мой взгляд, верно схвачена сущность явления, заключающаяся, во-первых, в следовании канонам и, во-вторых, в догматизме данной традиции. То есть, адаптируя представление филологов ХХ столетия к современным реалиям, можно сказать, что сегодня следование парадигме искусства в академическом творчестве уже не ограничивается канонами античности и эпохи Возрождения, а расширяется до следования академической парадигме вообще, как высшей художественной ценности в искусстве.

Опуская длинную анфиладу рассуждений о сущности академического искусства, констатирую итог дискурса в двух следующих определениях:

─ под академическим музыкальным искусством я понимаю универсальное направление в художественном творчестве, использующее унифицированный язык, способный с помощью особых художественно-выразительных средств и осмысленных эмоционально-чувственных интонаций воспроизводить и транслировать антропосоциальные отношения

─ отсюда академизация музыкального искусства есть процесс эволюционирования синкретичного фольклорного мышления, языка и творчества в универсальную систему академического искусства [3].

Казалось бы «стремление к высшей художественной ценности» может и должно быть идеалом в целеполагании занятий искусством в целом. Однако философский анализ проблемы и реалии художественной жизни показывают, что данная тенденция сопровождается и негативными процессами, суть которых станет понятной из изложенного ниже.

Размышления о парадигме музыкального искусства, процессах академизации и тенденциях академического образования привели к ряду важных умозаключений об их потенциальном кризисе и необходимости формирования новой парадигмы воспитания музыкантов. Резюме дискурса можно сформулировать в следующих тезисах:

унификация, как один из двух встречных потоков внутри академизации (вместе с дифференциацией или десинкретизацией), неизбежно приводит к формированию унифицированной парадигмы академического искусства, что направляет процесс музыкального творчества (как и систему музыкального воспитания) на создание эстетических и художественных образцов, которые при всём разнообразии творческих устремлений авторов и исполнителей подчиняются идеальным представлениям общественного сознания;

− такой эстетической и художественной парадигмой музыкального искусства является опус – законченное по форме и содержанию произведение;

− парадигма академического искусства (опус), формирующаяся в ходе эволюции музыкального мышления, неизбежно приводит к дисфункции, в которой коммуникативная функция художественного творчества оказывается ущербной по отношению к другим (возрастание самоценности опуса, как итога творческого процесса, постепенно делает процесс коммуникации, донесения его до слушателя малозначимым);

− система академического музыкального образования, сложившаяся в культуре европейского типа, приняв опус в качестве парадигмы, преимущественно ориентирована на воспитание музыканта-исполнителя не в структуре коммуникации со слушателем, а «раба опуса», подчиненного академической парадигме, что требует научного анализа и коррекции деятельности данной системы;

− успехи развития академического направления национального инструментализма в таких условиях не могут компенсировать снижения роли в нем коммуникативной функции, что в целом демонстрирует ослабление демократических тенденций традиционного искусства.

В ходе академизации музыкального искусства письменная традиция, безусловно, расширила возможности инструментального исполнительства. Сформировавшаяся, благодаря письменности, новая методика обучения исполнительству позволила включить в систему обучения помимо чисто музыкально-эмоциональных составляющих (музыкальный слух, память, вкус, образность и т. д.) еще и иные познавательные способности человека, связанные с рациональным мышлением и привлечением иных органов чувств (визуальных и кинетических).

Комплекс самых разных человеческих способностей стал направляться на развитие способностей к воспроизведению музыкального опуса (парадигма академического искусства). Это, естественно, быстро принесло положительные результаты: стало возможным приобщать к исполнительству, в том числе и профессиональному, людей, не имеющих ярко выраженных музыкально-исполнительских способностей.

Но умение воспроизвести в идеальном виде опус еще не есть исполнительство. Сложно говорить об эмоциональном воздействии на слушателя тогда, когда мышление исполнителя оперирует не звуками, а клавишами и нотными знаками, когда вместо интонационных тяготений он мыслит «крещендо» или «диминуэндо», когда приемы и штрихи доминируют над живыми художественными интонациями.

Музыкальное искусство в своем изначальном предназначении есть интонационная музыкальная речь, обращенная к слушателям, то есть коммуникация, и никакое даже художественное моделирование заменить живое интонационное музыкальное общение не может.

Тем не менее, сложившаяся система академического музыкального образования не нацелена на развитие коммуникативных способностей музыканта-исполнителя. Эти способности остаются прерогативой «божьего дара». В результате система стала готовить профессиональные кадры, способные не к музыкальному диалогу, а лишь к воспроизведению академической парадигмы (опуса). Об этом красноречиво говорит, к примеру, форма отчетности по специальности на исполнительских кафедрах: исполнение нескольких произведений в условиях закрытого экзамена или зачета может в лучшем случае продемонстрировать способность учащегося грамотно воспроизводить требуемый музыкальный опус. Передавая этот опыт из поколения в поколения система воспитывает себе подобных, развивая кастовость искусства: музыкальная элита стала создавать свое искусство, понятное и любимое замкнутым кругом избранных.

Более всего от негативных процессов псевдоакадемизации пострадало народно-инструментальное искусство ХХ столетия. Постепенно включаясь в ранее уже разработанную систему академического музыкального воспитания, музыканты-народники надеялись, что демократические массы вместе с ними вырастут до «высокого» искусства. Вспомните лестницу, которую «изобрел» М.И. Имханицкий, для доказательства своей теории «посреднической функции» национального инструментализма. Но массы в эту систему обучения включены не были и потому надежды оказались тщетными: массы ждали своего искусства, а им предлагали академизированную парадигму (с ними не говорят музыкальным языком, а преподносят образец хотя и высокого, но все же элитарного «покроя»). Подобная социальная практика даже без научных доказательств красноречиво опровергает теорию «посреднической миссии» народно-инструментального музыкального искусства, проповедуемую М.И. Имханицким. Идол, на который молились народники академического направления, на поверку оказался колоссом на глиняных ногах.

Демократическое искусство может строиться только на демократических принципах, в которых системе коммуникации (композитор ─ исполнитель ─ слушатель) должно отводиться первостепенное место.

Новый подход к организации музыкальной подготовки специалистов народно-инструментального искусства необходимо начинать со смены приоритетов в системе образования. Образовательный стандарт для деятеля в сфере национального инструментализма должен иметь специфическую окраску, обусловленную особенностями традиционной коммуникации. Для этого в первую очередь необходимо начать исследования в области традиционной музыкальной коммуникации и проблем профессиональной музыкальной педагогики (как традиционной, так и академической).

Такая постановка вопроса вовсе не означает, что я призываю вернуться к бесписьменной традиции передачи исполнительского опыта или возродить традиционную музыкальную терминологию. Отказ от развития традиций, так же как и отказ от их сохранения, равно ведут к разрушению цивилизации и возвращению в пещеры. Необходимо не возвращаться назад, а взять все лучшее, чем были богаты традиционная коммуникация и педагогика, наполнить их современным содержанием и адаптировать к сложившейся системе музыкального образования.

Сначала нужно изменить мышление участников образовательного процесса, направив его на развитие коммуникативных способностей будущих профессиональных музыкантов. Затем, если удастся совершить этот труднейший переворот, переходить к созданию нового типа искусства, основанного на синтезе национальной традиции и академической коммуникации, а не на существующей академической парадигме. Это позволит не только сохранить национальный дух народно-инструментального академического искусства, но и создать перспективу развития традиций национального исполнительства.
Сноски и примечания:

  1. Большой иллюстрированный словарь иностранных слов: 17 000 слов. – М., 2002. С.

28.

  1. Ожегов С.И. Словарь русского языка: 70000 слов / Под ред. Н.Ю. Шведовой.  23-е изд., испр.  М., 1991. С. 27.

  2. Более подробно вопросы академизации искусства рассматриваются в монографическом сборнике Д.И. Варламова «Онтология искусства» (М.: Композитор, 2011).



Э.С. Маковский,

кандидат философских наук,

Заслуженный деятель искусств России,

МГИМ им. А.Г. Шнитке,

г. Москва
О генезисе эстетического воспитания в русской культуре
Вопросы, связанные с эстетическим воспитанием, осмыслением сущности и содержания данного феномена, а тем более генезисом проблемы в русской культуре имеют свои особенности и самобытность. Во-первых, вначале следует вести речь о природе, сущности, содержании таких понятий как «эстетическое», «эстетика», «воспитание» и об их родовой взаимосвязи. Во-вторых, учитывать особенности формирования этих феноменов в условиях становления русской культуры в целом.

Эстетическое. В контексте современной теоретической парадигмы мы вправе исходить из понимания того, что «эстетическое» является одной из важных и наиболее общих категрией эстетики. «Эстетическое» «…означает одну из наиболее доступных людям … систем приобщения человека к духовному путём оптимальной (творческой) реализации себя в мире материальном. Более того, эстетическое свидетельствует о полной сущностной гармонии человека с Универсумом…» [2, с. 157].

Следует иметь в виду то обстоятельство, что остальные эстетические категории являются, как правило, более конкретными модификациями эстетического. Это - возвышенное, прекрасное, безобразное и др., среди которых именно эстетическое, не являясь ни онтологической, ни гносеологической, ни психологической, ни какой-либо иной категорией, кроме собственно эстетической и является главной категорией эстетики. А если иметь в виду то обстоятельство, что одной из категорий эстетики наряду с другими является и искусство, то именно эстетическое может являться единственным показателем и критерием оценки современных форм авангардизма, модернизма и постмодернизма, в том числе их претензиями на «новое искусство» (или искусство вообще).

Эстетика. Феномен «эстетика» проявлял себя во все времена, начиная с древности (египетские пирамиды, античные храмы и скульптуры Греции, Рима, живопись эпохи Возрождения и др.), но термин «эстетика» был введён лишь в середине ХVIII века немецким философом-просветителем и теоретиком искусства Александром Баумгартеном. Предложенное Баумгартеном новолатинское лингвистическое образование восходит к греческому прилагательному «эстетикос» - чувствующий, ощущающий, чувственный и «эстетик» - ощущение, чувствование, чувство и переносное понимание, познание. Латинский неологизм позволил А. Баумгартену обозначить эстетику и эстетическое как низшую форму познания: чувственное познание в отличие от высшей формы – логики. В связи с этим эстетическое предшествует логическому: предмет эстетического это прекрасное (другие категории эстетики); предмет логического (Логика) – истина.

Тем самым эстетика и эстетическое «генетически» в понятийном плане определялись в гносеологическом статусе как изучающая область смыслообразующих выразительных форм действительности, апеллирующих к познавательным процедурам на основе чувства прекрасного, а также их художественных экспликаций [5, с. 1272]. Сегодня термин «эстетика» применяется и для обозначения эстетической составляющей культуры – эстетика той или иной деятельности: эстетика дизайна, эстетика быта, промышленная эстетика, эстетическое воспитание и др. Таким образом, анализируя данный феномен, мы можем отметить: понятие «эстетика» является одним из направлений философии (как онтология, гносеология и др.), восходит к греческому прилагательному «чувствующий», «ощущающий» (т.е. носит психологический характер) и апеллирует к одной из форм познания (гносеологии) – логическому (Логике).

Воспитание. Сегодня, когда существует много подходов к понятию этого феномена, нет надобности говорить лишь о внешнем воспитательном воздействии, при котором не только обучаемый, воспитуемый и воспитатель идут от системы готовых заданий и рецептов. «Необходимо вести речь об организации жизнедеятельности, которая требует не прямого воздействия на воспитанников, а взаимодействия с ними» [4, с. 186-189]. Именно в условиях взаимодействия изначально складывалась древнерусская культура.

По нашим представлениям культура Руси формируется в период Х – начала ХIII веков, что совпадает и со становлением русской государственности, поскольку в этот период государственность развивалась одновременно по хозяйственной, политической и культурной линиям. Следует иметь в виду, что Русь складывалась и развивалась как средоточие огромного для того времени народа, состоявшего поначалу из различных племён, а затем как государство, жизнь которого развивалась на огромной территории. И, конечно, в первую очередь весь оригинальный культурный опыт восточного славянства стал достоянием единой русской культуры, сохраняя в то же время свои региональные черты.

В общей культуре Руси нашли отражение как традиции, скажем древнерусских племён - полян, северян, радимичей, новгородских словен, так и влияние соседних народов – угрофинских и тюркских племён, балтов, иранских народностей, с которыми Русь обменивалась производственными навыками, торговала, воевала, мирилась. Одновременно Русь испытывала сильное влияние соседней Византии, которая для того времени была одним из наиболее культурных государств мира. Христианство в форме Православия, пришедшее на Русь, оказало сильное воздействие на русскую культуру, особенно в области литературы, архитектуры, музыки, развития грамотности, школьного дела, библиотек – на те сферы, которые были теснейшим образом связаны с жизнью Церкви, с религией. Однако христианство так и не смогло преодолеть языческих истоков русской культуры. Долгие годы на Руси сохранялось двоеверие: официальная религия, преобладавшая в городах, и язычество, которое ушло в тень, но по-прежнему существовало в отдалённых частях Руси, особенно на северо-востоке, где сохраняла свои позиции в сельской местности. Развитие русской культуры отразило эту двойственность в духовной жизни общества, в народном быту.

Такая открытость и синтетичность древнерусской культуры, её мощная опора на народные истоки и народное восприятие, выработанные всей многострадальной историей восточного славянства, переплетение христианских и народно-языческих влияний привели к тому, что в мировой истории называют феноменом русской культуры.

Таким образом, культура Руси с самого начала складывалась как синтетическая, то есть находящаяся под влиянием различных культурных традиций, стилей и направлений.

Одновременно Русь не просто слепо копировала чужие образцы и в целом заимствовала их, но применяла эти образцы к своим культурным традициям, к своей, дошедшей из глубины веков, духовной специфике, народному опыту, пониманию окружающего мира. Русская культура формировалась, перерабатывая существующие культурные образцы с учётом реалий, постоянно преломляя их в абсолютно русском стиле, то есть с позиций своего понимания и представления о прекрасном [3, с. 137], другими словами - своего «видения» эстетического, которое органически влияло на воспитательно-образовательные традиции.

Первоначально обучение на Руси по издревле сложившийся традиции начиналось с семи лет и продолжалось около двух лет. Дети заучивали азбуку, затем слоги. Письмо изучалось параллельно с чтением. Приобретались и навыки счёта. В процесс обучения включалось и изучению народного искусства. В частности, много «…места в программах обучения отводилось пению» [1, с. 25].

Но гораздо раньше, нежели человека начинали учить грамоте и музыке, его вводили в единый для всех возрастов мир специфической русской культуры, учили жить в нём самостоятельно, ответственно и серьёзно, наравне со взрослыми. Этот мир органически сплочён вокруг письменно-литературного творчества в городах, устно-народного на селе – прикладного искусства, живописи, зодчества, музыки. В ансамбле искусств не делалось существенного различия между взрослыми и детьми [1, с. 6]. Древняя Русь была и мудрей, и умней, и эрудированней, и искусней, чем её часто представляют. Настоящая мудрость не преследовала временных эффектов, превосходства силы над справедливостью, нечестной добычи. Она стремилась распространять ко всему в жизни нравственные отношения. Однако именно духовная мудрость требовала упорной работы, постоянного и вдумчивого чтения книг, знакомства с мировой историей, осмысления своего собственного места в ней, требовала «литературного, музыкального и эстетического развития – но только вдобавок к нравственному» [1, с. 8].

Таким образом, на основании вышеизложенного мы можем заключить, что древнерусская культура как изначальное основание феномена русской культуры в целом складывалась на основе многих факторов. Для неё характерна мощная опора на народные истоки и народное восприятие, выработанные всей историей восточного славянства, угро-финских и тюркских племен, а также переплетение христианских и народно-языческих влияний, на основе своего «видения эстетического». Что касается понимания эстетического воспитания как процесса формирования определённого эстетического отношения человека к действительности [6, с. 424], сложившегося в конце прошлого столетия, мы полагаем, что его лучше рассматривать как отдельную проблему.

В настоящее время генезис постсоветской российской государственности и самоиндентификация русской культуры происходит на фоне общемировых глобальных процессов, а именно: стремительного «притока» других национальных культур и традиций. В связи с этим осмысление сущностных и содержательных оснований русской культуры, истории и особенностей ее культурного начала может и должно являться ориентиром дальнейшего формирования, развития и самосохранения культурного типа, называемого «русская культура», в русле которой осуществляется процесс дальнейшего формирования и эстетического воспитания.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   23

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Тезисы Международной научно-практической конференции, посвященной 55-летию гоу спо «Забайкальский техникум искусств» iconОтчет о работе гоу спо «забайкальский техникум искусств» за 2012-2013 уч. Год
Дополнительное образование, маркетинг и связи с общественностью стр. 35

Тезисы Международной научно-практической конференции, посвященной 55-летию гоу спо «Забайкальский техникум искусств» iconКонференция состоится 11 12 марта 2014 года в мгу имени М. В. Ломоносова...
Приглашаем Вас принять участие в работе Международной научно-практической конференции «Евразийство: от диалога к взаимодействию»,...

Тезисы Международной научно-практической конференции, посвященной 55-летию гоу спо «Забайкальский техникум искусств» iconПрограмма Международной научной конференции «Великая, Священная,...
Торжественное открытие международной научно-практической конференции и молодежной ассамблеи

Тезисы Международной научно-практической конференции, посвященной 55-летию гоу спо «Забайкальский техникум искусств» iconVii международной научно-практической конференции личность в межкультурном пространстве москва
Личность в межкультурном пространстве: программа VII международной научно-практической конференции. Москва, рудн, 15-16 ноября 2012г....

Тезисы Международной научно-практической конференции, посвященной 55-летию гоу спо «Забайкальский техникум искусств» iconБелорусский государственный университет
Белорусского государственного университета приглашает принять участие в III международной научно-практической конференции “Слово...

Тезисы Международной научно-практической конференции, посвященной 55-летию гоу спо «Забайкальский техникум искусств» iconХирургическая тактика при переломах верхней челюсти. Институт хирургии...
Хирургическая тактика при переломах верхней челюсти. ( Институт хирургии им. А. Л. Микаеляна. Тезисы докладов совместной научно-практической...

Тезисы Международной научно-практической конференции, посвященной 55-летию гоу спо «Забайкальский техникум искусств» iconГоу спо «Смоленский промышленно-экономический колледж» Активизация...
Активизация управления развитием карьеры студентов учебных заведений спо: Сборник материалов всероссийской научно-практической конференции....

Тезисы Международной научно-практической конференции, посвященной 55-летию гоу спо «Забайкальский техникум искусств» iconПоложение о XIV всероссийской научно-практической конференции с участием...
К участию в конференции приглашаются все заинтересованные. В сборнике публикуются статьи всех желающих. Организаторы оставляют за...

Тезисы Международной научно-практической конференции, посвященной 55-летию гоу спо «Забайкальский техникум искусств» iconМеждународная заочная научно-практическая конференция
Организатор Международной заочной научно-практической конференции – Консалтинговая компания «ар-консалт», г. Москва. Издание сборника...

Тезисы Международной научно-практической конференции, посвященной 55-летию гоу спо «Забайкальский техникум искусств» iconТеория и методика обучения и эстетического воспитания в новой образовательной среде
Автор Бодонова М. М. Материал для II международной научно-практической конференции. (Махачкала, 19 декабря 2013 г.)

Литература


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
literature-edu.ru
Поиск на сайте

Главная страница  Литература  Доклады  Рефераты  Курсовая работа  Лекции