Донбасса




Скачать 1.01 Mb.
Название Донбасса
страница 5/8
Дата публикации 11.06.2014
Размер 1.01 Mb.
Тип Документы
literature-edu.ru > История > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8
ОСАДЧИЙ МИХАЙЛО ЧЕБОТАРЕВ

На берегу Северского Донца, в устье речки Красной, стоял донской казачий городок. В этом городке, по прозванию Краснянский жил да был казак Михайло Чеботарев. Казак как казак. Как все: ходил в боевые походы, защищая донецкий край от кочевников, охотился на дичь, сеял хлеб. “Такой, да не такой”, - скажете вы. И будете правы. Одинаковых людей не бывает. Чуть больше у него было понятия о жизни, о наблюдаемых событиях и явлениях. А в груди стучало более чуткое, чем у других, сердце.

Видит Михайло: много земли у жителей городка, бывших донских казаков, которых после разгрома булавинс- кого восстания стали называть однодворцами. Так много, что тысячи десятин гуляет, как бы она излишняя у них. А тем временем другие жестко страдают от безземелья. Особенно братья-украинцы, бегущие с правого берега Днепра от гнета шляхты, как там называют помещиков-крепо- стников. Задумался казак. И пришла ему в голову светлая мысль. Оседлал он коня, поехал в Бахмут, в провинциальную канцелярию. Заходит, а там сидит полковник - и воевода, и главный гражданский чиновник в одном лице.

  • Господин полковник, - обращается к нему Михайло Чеботарев. - Не по личному я делу ходатай^ О людях заботу имею. Много у нас гуляет земли, которой сообща владеют краснянские и сухоревские казаки. И места там добрые, привольные. Поселить бы на речке Кременной или в урочище Бычок пришлых черкас из-за Днепра. Да дать бы им льготы года на три. Обжились бы они там как следует, и глядишь, - налог стали бы платить исправно. Казна бы


37



государственная пополнилась...

  • А что, дело ты сказываешь, казак, - говорит полковник. А сам подумал: “Видать, умный, даром, что одно- дворец, по-государственному мыслит”. И уже вслух:

  • Народ нам нужен. Будут люди - будут и деньги. Поняли друг друга полковник и рядовой казак. Не долго думая, полковник приказал писарям сочинить документы. Михайле Чеботареву вручил Указ и Инструкцию от 12 июля 1733 года. В документах Бахмутской провинциальной канцелярии велено Михайле Чеботареву осадчим быть и на речке Кременной или в урочище Бычок черкас, т.е. вольных малороссиян, для жилья и поселения принимать. В Инструкции Чеботареву написали: “Сколько оных черкас в котором месяце и числе прибудет, рапортовать в Бах- мутскую провинциальную канцелярию в сентябре месяце. И тем пришлым черкасам от всяких работ дать льготы с поселения на год.”

Так в Донбассе благодаря заботам Михайлы Чеботарева появилось новое поселение - слобода Кременная. В 1733 году, в год основания, в ней насчитывалось 13 душ. Вскоре она превратилась в крупный населенный пункт. В 1763 году в Кременной уже насчитывалось 680 мужских душ. А ныне это известный в Украине город, центр Кре- менского района Луганской области.

ВЕЧНЫЙ ЖИТЕЛЬ СЁЛА

Гулял запорожский казак Андрей Сологуб по просторам Кальмиусской паланки. Гулял не год, не два, а много лег. Видел здесь прекрасные поля и речки, луга и балки. И не на шутку влюбился в этот цветущий край. Сядет, бывало, Андрей на высоком берегу речки Волчьей, притока Самары, по которым пришел сюда от самого седого Днеп- ра-Славутича. Сидит и смотрит во все стороны. Вокруг - ни души. Только в лугу да в бескрайней степи тихо колышутся высокие травы. То склонятся они к земле от легкого дуновения ветерка, то вновь поднимутся, словно зеленые морские волны. И кажется ему, что живая степь дышит, как великан. А когда над речкой промчится стайка быстроногих диких коз или мимо не спеша проковыляет длинноухий заяц, не обращая на тебя никакого внимания, слов


38





но и нет тебя тут, или низко пролетят и сядут неподалеку, сложив свои широкие крылья., красавцы журавли или тяжелые дрофы - хочется каждого из них поймать, прижать к себе, и нежно погладить и сказать: “Век бы с вами не расставался, друзья мои!”

В такое время у Андрея рождались добрые мечты. “Вот бы, - думал он, - поставить тут, над речкой, хату, обзавестись хозяйством. И жить бы себе, поживать. Сколько тут можно было бы скота развести! И пшеницу да гречку можно было бы посеять, а около хаты садок вишневый посадить. А в хате бы хозяйничала моя милая Галя. Давно я ее не видел, года три, наверное. Крепко обещала ждать. Ждет ли?

Не сразу, однако, мечты Андрея Сологуба стали реальностью. Долго еще по Донецкой земле кочевали крымские татары и ногайцы. Только в 1769 году, когда российские войска совместно с казаками избавили эти земли от нашествия турок и их сателлитов, над Кальмиусской паланкой забрезжил рассвет. Опасность набегов миновала. Отвоевался и запорожский казак Сологуб, отходил в походы. После полученного в стычке с кочевниками ранения вышел в отставку и над тихой речкой Волчьей стал строить зимовник. Теперь он только и мог, что хозяйствовать возле дома.

Живет себе отставной старшина Андрей Сологуб в своем зимовнике, превратившемся в хутор. Крутом тишь да благодать. Целых пять лет прошло в такой тиши над речкой. И скотом уже Андрей обзавелся, и птица появилась своя. Но мир тоже не стоял на месте, менялся на глазах. Земли Донбасса отошли к Азовской губернии. И вот как-то в 1775 году приехал в хутор Сологуба сам губернатор Чертков. Увидел хозяина. Понравился губернатору отставной казак - смелый, решительный, влюбленный в свой край. “Побольше бы таких,- думает он,- чтобы заселить эти земли”. И говорит губернатор отставному казаку:

-Будеш ты, Андрей, осадчим. Поселяй тут свободный народ. Дадим людям землю. Пусть расцветает, богатеет наш край. И тебе веселее будет.

Тут же писарь сочинил соответствующий указ, губернатор подписал его, вручил казаку. И стал Андрей Сологуб собирать свободный народ и осаждать его здесь на постоянное жительство. Вскоре образовалось село. А назвали


зч





его именем осадчего, отставного казака - Андреевкой.

Не одна сотня лет прошла с тех пор. Стоит в Великоно- воселовском районе Донецкой области большое село Ан- дреевка. Вечным его жителем стал бывший запорожский казак Андрей Сологуб.

КАК ЕМЕЛЬЯНА ПУГАЧЕВА В ХОРУНЖИЕ ПРОИЗВЕЛИ

Тревожным был 1768 год в Донбассе. Оттоманская империя объявила войну России, угрожая истребить все население южного края, в том числе и славяносербские поселения на правом берегу Донца между речками Луганью и Бахмутом. Россия готовилась отразить нападение противника. Воинский гарнизон Бахмута, который был главной крепостью на юге и центром Донбасса, усилили полком донских казаков. В том полку служил и рядовой казак Емельян Пугачев.

Кто бы тогда мог подумать, что через несколько лет малоприметный Емелька Паугачев станет всемирно известным предводителем крупнейшей крестьянской войны, охватившей добрую половину огромной России?

С началом военных действий в 1769 году донцы были направлены на русско-турецкий фронт. В конце 1769 года казаки снова вернулись в Бахмут на зимние квартиры. Весной 1770 года они опять на фронте. В сентябре были взяты Бендеры. Е.И. Пугачев в это время, получив увольнение от службы по болезни, отправился на Дон. Вполне вероятно, что путь его из Бендер на Дон лежал через Донбасс. Это уже третье пребывание Пугачева в нашем крае. А всего же он посетил Донбасс не менее шести раз.

С Донбассом связано и производство Пугачева в офицеры. В один миг из рядового казака он превратился в хорунжего, получив казачий офицерский чин, равный подпоручику. Как это случилось?

Вероятно уже тогда в голове Пугачева бродили дерзкие планы борьбы за волю. Уклоняясь от службы, он бежал с Дона, и в 1772 году снова оказался в Донбассе. На этот раз в селе Кабанье (ныне городской поселок Краснореченск Луганской области), в доме Осипа Коровки. Дом этот не


40





случайно привлек Пугачева. Осип Коровка был старовером, следовательно, находился в антиправительственном лагере.

Пугачев рассказал Осипу, что едет в Кременчуг, оттуда в Бендеры, где, будто, генерал Каменский поселяет людей на свободных землях. Идея переселения на новое место пришлась по душе Осипу Коровке. Он сказал: “Здесь нашей братье - староверам жить нельзя, я же за крест и бороду страдал в Белгороде с сыном лет семь.. Коли принимают там, поедешь назад, заезжай и скажи мне. Я б со всем домом туда поехал”.

Тут Пугачев признался, что у него нет паспорта, а туда без паспорта ехать нельзя. Выход нашел Остап Коровка.

  • Я велю сыну написать тебе паспорт, - сказал он.

Сказано-сделано. Сын Осипа Коровки Антон сочинил

Пугачеву паспорт. Только не рядовым казаком его назвал, а хорунжим. И подписал, подделав подпись полковника Денисьева. В этом был свой резон. Где это видано, чтобы рядовой казак самостоятельно путешествовал по чужим краям? Человек с таким паспортом сразу же вызвал бы подозрение. Другое дело - офицер.

Так по воле сына Осипа Коровки Антона Емельян Пугачев был произведен в офицерский чин хорунжего. И произошло это на Донецкой земле.

Взяв фальшивый паспорт, Пугачев поехал. Но вскоре вернулся. По причине эпидемии на дорогах были карантины. Осип Коровка спросил:

  • Что ж, селятся ли под Бендерами?

Обманывая Осипа, Пугачев сказал:

  • Я ездил, и там селятся. Только надобно тебе самому ехать и выправить указ.

  • Самому мне ехать нельзя. Возьми с собой сына.

На том и порешили. В написанный им паспорт Пугачева Антон вписал себя под именем донского казака Набокова. Осип Коровка дал Пугачеву 50 рублей, пару лошадей. И он поехал с Антоном. В Елизаветинской крепости (ныне Кировоград) узнали они, что никакого поселения в Бендерах нет. И решили езхать в Польшу. Но тут требовался новый паспорт. И Антон сочинил его, указав, будто они отпущены Краснощековым (был такой донской казачий полковник) на Дон. Но им не повезло. Встретивший-





ся им русский офицер забрал у них лошадей и деньги. Хо-
рошо хоть, что самих отпустил. Пошли они пешком в Вет-
ку, небольшой городок на р. Сож, выше Гомеля верст с
тридцать. Это, конечно, Белоруссия. Но тогда она была во
владении Польши.

Пугачев знал, что Ветку заселили старообрядцы, и хо-
тел установить с ними связь и заручиться поддцержкой.
Оставив Антона в Ветке, Пугачев снова явился в Донбасс,
в Кабанье. Переночевав здесь одну ночь, он уехал, полу-
чив на дорогу от Осипа Коровки 5 рублей. Это было шес-
тое и последнее известное нам посещение Донбасса Пуга-
чевым.

РАЙ ЗЕМНОЙ В ДОНБАССЕ

Прекрасная природа Донбасса никого не оставляла ран- нодушным. На что уж был разборчив фаворит Екатерины Второй князь Г.А. Потемкин, повидавший красу природы на всех широтах от Петербурга до Крыма, Причерноморья и Молдавии, а и тот поддался очарованию Святых гор и их окрестностей по берегам Северского донца. А понравившееся непременно хочется иметь у себя. И Григорий Александрович обратися к своей высокой повелительнице, обитавшей в Зимнем Дворце, с просьбой подарить ему эти прекрасные Земли, этот рай земной, как он писал своей Катюше.

Понятно, почва для решения этого вопроса была уже подготовлена. Еще в 1764 году в России началась секуляризация - обращение церковной собственности в светскую. На Украине же по ряду причин она проводилась в 70-х - 80-х годах. А в 1788 году Святогорская обитель была закрыта. Так что надежда у фельдмаршала была полная. Да и могло ли быть иначе? Могла ли Катюша отказать своему любезному другу?

Осенью 1790 года Потемкин писал из Бендер своему помощнику, полковнику МЛ. Фалееву, строителю Николаевского морского порта, занимавшемуся к тому же проблемами освоения Донбасса: “Мне на именины прислали ягон- товый червчатой большой и дорогой перстень и дача пожалована Святогорская, 1400 душ, со всеми угодьями. Ежели Ливанов не уехал, то скажи ему, ежили уехал, то нароч-


42



л


имШ^'Д. іХІ.~>іГДЬ.


ного пошли, чтобы приехал на Донецкую мою дачу ради описания . 7 у

Фалеев разыскал профессора Ливанова, и тот сделал описание дачи Потемкина. А вскоре по указанию князя здесь был сооружен роскошный барский дворец, а на берегу озера с целебными водами построены купальни которые называли банями. Так было положено начало селению Банному, нынешнему городу Славяногорску, прекрасному курорту. У У

Словно предугадывая значение этой местности в будущем^ Екатерина Вторая тоже выразила свое неравнодушее к ней. В письме к Потемкину она писала: “ Друг мой сердечный, князь Григорий Александрович! Дав тебе рай земной сегодня, как ты называешь ту дачу, которую ты у меня просил, прошу тебя, если вздумаешь оную паки продать предпочтительно мне оную продать”.

Не долго, однако, Потемкину пришлось пользоваться раем земным в Донбассе. Через год, в 1791 году, он сменил земной рай на небесный.

КАК ОТКРЫЛИ УГОЛЬ в ЛИСИЧЬЕЙ БАЛКЕ

Уже смеркалось, когда руководитель горной экспедиции Черноморского флота Николай Аврамов, разрабатывавший залежи каменного угля в окресностях села Селезнев- ки, закончил работу. Гонец из губерни разыскал его в имении помещика Яковлева.

-Господин надворный советник. Вам срочный пакет от губернотора.

Николай Федорович вскрыл пакет. Письмо губернотора было коротким. В.В. Коховский писал, что во время перевозки каменного угля из Селезневки в новые Черноморские порты через Кич кас на Днепре, равно как и через Таганрог, много теряется топлива. Уголь при длительной траспортировке в фурах и перегрузках крошится, превращаясь в труху. Губернатор ставил Аврамову задачу найти залежи каменного угля ближе к портам или на берегу реки, откуда можно было бы доставлять его водой прямо Херсон и Николаев без перегрузки. Далее он предлагал





Аврамову отправиться “для приискания уголья в казенных дачах, лежащих по реке Донцу”.

Через несколько дней Николай Аврамов со своими спутниками уже был в селе Серебрянке Бахмутского уезда на берегу Северского Донца. Отсюда экспедиция направилась вниз по течению реки. Первый день положительных результатов не дал, если не считать увиденных обширных запасов мела в окрестностях сел Шипиловки и Белогоровки. На второй день в даче помещицы Раисы Шаховой экспедиция обнаружила каменный уголь. Месторождение находилось на частной земле села Рубежного. Помня указание губернатора искать уголь в казенных дачах, Аврамов детальную разведку проводить не стал.

Зато третий день поисков оказался чрезвычайно плодотворным. Вступив на землю казенного села Верхнего, которое называли еще Вышним и Третьей Ротой, Аврамов был предельно внимателен. Он понимал: раз уголь имеется в недрах соседнегот села Рубежног о, то должен он быть и в находящейся рядом верхнянской даче. Обследовав Дурной Яр, расположенный на верхнянской земле, экспедиция прошла по самому берегу Донца. Заглядывали в каждую расщелину отрогов Донецкого кряжа, нависавшего здесь над Северским Донцом. Издавна этот район Донецкого кряжа называли Соколиными горами.

На пути оказалась балка Лисичья. Пройдя по широкому ее устью несколько десятков метров, стали подниматься на гору. Вскоре балка сузилась. По краям ущелья торчали острые серые плиты известняка, местами нависая над пропастью. Было видно, что балка образовалась от Р<�із_ лома мощного верхнего пласта известняковых отложений. А затем сделали свое верное дело потоки воды, прорезая пласты земли на большую глубину.

Участники экспедиции видели, как почти на отвесных краях балки вырисовывались пласты почвенных отложений. В глубине чернел небольшой слой каменного угля. Однако подходы к нему были затруднены. Узкая каменистая щель, глубина которой превышала три десятка метров, не позволяла подойти к пласту вплотную.

По северному склону балки участники экспедиции поднялись выше и пошли по направлению к вершине, заглядывая в глубину балки сверху. Не прошли и с пол



лаг


версты, как Аврамов на противоположном обрывистом краю увидел выход пласта каменного угля. Залегал он близко от поверхности, так что был доступен для обследования и разработки.

Экспедиция вышла на плато, обследуя каждое углубление в земле. И здесь обнаружили выходы пластов угля на поверхность.

Усталые участники экспедиции были довольны результатами поисков. Николай Аврамов испытал глубокое чувство радости. Открытие каменноугольного месторождения в Лисичьей балке, на Сокольих горах, стало большой удачей экспедиции. По этому поводу в декабре 1792 года Н. Аврамов сообщил В.В. Коховскому: “Во исполнение вашего превосходительства приказания ездил я за прииском каменного уголья по берегу реки Донца, начав от слободы Серебрянки, вниз по течению до села Вышнего, и сколько нынешнее холодное время позволило, старался делать по примечаниям разработки а разных местах. Напоследок при помянутом селе Вышнем от оного вверх по Донцу верстах в четырех в казенных к тому селу принадлежащих дачах в боераке, называемом Лисичьим, найден мною слой каменного угля толщиною в аршин, в длину открыто шурфом на 25 сажен”.

В донесении губернатору Аврамов подчеркивал изобилие угля и возможность добывать его здесь в большом количестве. “Да и уголь по чинимому мною опыту оказался несравненно лучшей доброты, нежили тот, который открыт был в Донецком уезде при речке Белой. А сверх того доставление в приморские города быть может водою, начиная по реке Донцу и далее”, - писал он. Вместе с донесением Аврамов послал губернатору на пробу образцы каменного угля из Лисичьей балки. Каховский был вполне доволен его качеством. “По уверению трех голандцев - Волана, Фон-дер Платенца и Ферсгера, присланное от г. Аврамова уголье есть лучшей доброты,- писал губернатор 20 декабря 1792 года в С.-Петербург тайному советнику B.C. Попову,- Для опыта мы сами топили им печку”.

Года через полтора, летом 1794 года, в Лисичью балку приехал Карл Гаскойн, встретился с Аврамовым. Ознакомившись с месторождением, он признал необходимым организовать здесь промышленную разработку каменного угля


45





да я Луганского литейного завода и на другие нужды.

Вскоре открытое месторождение в Лисичьей балке стало знаменитым не только в Донбассе, а и во всей Российской империи. В 1795 году здесь был заложен первый рудник Донбасса и шахтерский поселок - будущий Лисичанск.

1   2   3   4   5   6   7   8

Литература


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
literature-edu.ru
Поиск на сайте

Главная страница  Литература  Доклады  Рефераты  Курсовая работа  Лекции