Открытая Cиcтема «человек»




НазваниеОткрытая Cиcтема «человек»
страница3/10
Дата публикации14.05.2014
Размер1.65 Mb.
ТипДокументы
literature-edu.ru > Информатика > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

Глава 2. История методов классификаций



Сразу можем разочаровать читателя: в этой главе он не найдёт всех способов классификаций, кроме тех, которые необходимы для понимания предмета информационной медицины (ИМ). Мы склонны экономить время того, кто сейчас держит в руках эту книгу, и не отвлекать его внимание на ненужные для понимания материала книги сведения, кроме тех, что мало известны или интересны как факт.

Самая очевидная классификация, которой пользуется природа, это описание (семиотика). Мы получаем сигналы внешнего мира через органы чувств и в этом же порядке запоминаем их. Если с нашими органами чувств и памятью всё в порядке, то у нас создаётся адекватный «образ» события, который мы записываем тем языком, грамматику и синтаксис которого знаем, чтобы без искажений прочесть его самим, если образ уже стёрся из памяти, или другим объектом информации. Если объектом информации является машина, мы будем вынуждены перевести описание образа на язык, понятный компьютеру. Но компьютерный язык формален, не описывает контекстов отношения «среда – объект – я», а потому назван контекстно независимым языком (КНЯ). Все разговорные языки, как живые, так и мёртвые, контекстно зависимы, с той разницей, что в любом живом языке происходит несигнальное движение контекстов (язык живёт своей внутренней жизнью), и с течением лет одни и те же слова приобретают новый смысл, а в мёртвом – этого не происходит.

На этом свойстве мёртвых языков основан следующий метод, принятый в медицине и науке, – использование мёртвых языков (греческий, латынь) для терминообразования. Однажды принятая семантика термина не меняется во времени сколь угодно долго.

Исторически самым важным для информационной медицины способом является топологический. Подробнее остановимся на нём и его авторе – без преувеличения великом хирурге Н. И. Пирогове. О сложности метода топологии в студенческой среде ходили шутки: сдал анатомию – можешь напиться, фармакологию – можешь влюбиться, а сдал топографическую анатомию – можешь жениться.

Николая Ивановича Пирогова интересовало не просто строение того или иного органа, а его топологическое отношение ко всем органам и телу в целом. Для удовлетворения этого интереса он придумал простой и оригинальный способ. Во время крымской кампании дефицита в расчленённых телах не было, а потому он замораживал их и делал послойные поперечные срезы с определённой длиной шага. Так он получил топологическое пространство событий взаимного расположения органов и частей тела от макушки до пяток. Далее он сам и с помощью художников зарисовал всю последовательность срезов, создав топографическое пространство регистрации топологических срезов тела человека. Обратим внимание читателя на тот факт (в дальнейшем это пригодится для аналогии с ультратопологическим пространством событий и их ультраметрическим пространством регистрации в информационных системах), что пространство событий создаётся суммой послойных замороженных срезов тела человека, а пространство их регистрации – суммой изображений на любом носителе, будь то бумага топографического атласа или компьютерная дискета. При этом оба пространства, топологическое и ультраметрическое, остаются аналогичными.

Мы, врачи, недостаточно знакомы с работами Н. И. Пирогова по странным мотивам. Будучи профессором дерптского (г. Юрьев) университета, все свои работы Николай Иванович писал на немецком языке, что не мешало русским врачам, не имевшим проблем со знанием иностранных языков, знакомиться с его методами и взглядами. Немецкие ученики Пирогова Кохер, Отт, вознесли его взгляды на достойную высоту в Германии, где он был признан основателем немецкой хирургии. Во время Отечественной войны фашистское командование даже решило выставить почётный караул возле саркофага с телом великого учёного в его имении возле оккупированной Винницы. Советские освободители не разрушили мавзолея, но убили наследие врача-мыслителя, запретив переводить его труды на русский язык, а иностранным языкам к тому времени советские врачи уже не были обучены. Так мы потеряли метод топологической целостности, оставив для себя асептику-антисептику и топографическую анатомию в курсе оперативной хирургии.

Метод топологической целостности важен для медицины не только потому, что позволяет ориентироваться хирургу в залитом кровью операционном поле и не перепутать органы в ходе оперативного вмешательства, важен он и тем, что, зная «топографический адрес» органа (том такой-то, глава такая-то, лист, рисунок такой-то) по атласу, врач или приспособление, заменяющее его, безошибочно найдёт правильный орган в теле пациента.

На родину идея Николая Ивановича Пирогова вернулась лет через сто двадцать с американским именем «стереотаксический метод в исследовании головного мозга», и мы, студенты-медики младших курсов, считали за честь изловить бродячую кошку, чтобы иметь возможность поставить на ней физиологический эксперимент на заморском, блестящем никелем и хромом стереотаксическом аппарате. Как понимает читатель, это не единственное, а очередное небрежение к собственным талантам.
2.1. О медицинских классификациях системы «человек»
Медицина не относит себя к точным наукам и, видимо, поэтому не слишком заботится о точности формулировок, позволяя себе обходиться латынью, небезосновательно считая употребление её необходимым и достаточным условием, подменяя семиотикой классификацию предметов исследования. Сказанное относится к европейской медицине, но не будем забывать, что она, возведя в абсолют весьма спорный критерий «норма» и «патология», не является единственной на нашей планете Земля. Поэтому мы позволим себе рассмотреть основные медицинские системы по интересующему нас критерию – их открытости и отношению к информации. Пусть не смущает читателя, что признаки открытости системы будут рассмотрены только в следующей главе. У нас нет намерения вводить кого-либо в заблуждение.
Европейская медицина. Ни для кого не секрет, что студенты-медики начинают свой путь в медицину с «анатомички», и первым предметом науки анатомия становится закрытая система – труп умершего человека. Мы изучаем отдельно органы по системам, имеющим анатомо-функциональную классификацию, рассматриваем биомеханические свойства опорно-двигательного аппарата как некий механизм, чему немало способствовали труды нашего соотечественника И. М. Сеченова. Мы ищем (и находим!) алгоритмы и математическое описание моделей сначала движения, затем кровообращения, а потом уж и психологии.

Механистический подход к предмету медицины приводит к «модельному» мышлению будущего врача. Окончательно такой подход закрепляется парадигмой морфофункционального соответствия, то есть анатомические системы должны соответствовать физиологическим, структура – функции и наоборот. Система «человек» начинает представляться нам механическим конструктором, в котором одну деталь можно поменять на другую, а вышедшую из строя деталь выкинуть совсем, заменив её взятой из другого, уже негодного конструктора.

Все теоретические предметы предоставили нам сведения о теле человека сначала в «норме», а затем – в «патологии», захлопнув систему таким образом накрепко и навсегда. Классификация же клинических дисциплин по отраслям: терапия, хирургия, акушерство с гинекологией и дальше по узким специальностям – больше напоминает фреймы операционной компьютерной системы «Windows», чем что-либо отдалённо напоминающее открытую живую систему. Предвидя реплику коллег: «Ну и что, закрытая система не мешает нам правильно ставить диагнозы и выполнять свой долг в лечении больных», - уточним: моделей больных, а не больных людей. Нозологическая единица, обозначаемая диагнозом, и есть такая модель болезни, которую мы отыскиваем на основании анализов недельной давности, рентгенограммы с длинной бородой и заключений узких специалистов функциональной диагностики, часто не задавших пациенту ни одного вопроса, кроме номера его страхового полиса. Собрав анализы и необходимые обследования (счастливое исключение явила собой Россия, где доктор сначала осматривает больного), врач приступает к диагностике на основании расспроса, осмотра и дополнительных обследований. Причём алгоритм причинно-следственной цепочки един: после «того», значит вследствие «того». Теперь становится ясно, что к моменту постановки диагноза данные лабораторных исследований устаревают.

Обозначив модель болезни тем или иным диагнозом, мы в строгом соответствии с инструкциями назначаем «соответствующее» этиопатогенетическое или симптоматическое, если необходимо, экстренное лечение. Начав свою врачебную деятельность патологоанатомом, автор был призван не только выставлять гистологические и окончательные диагнозы, но и выявлять врачебные ошибки, проводить врачебные разборы и лечебно-контрольные комиссии. Так вот, если проводимое лечение «совпало» с клиническим и окончательным диагнозами, то в смерти больного никто, кроме него самого, не виноват. Это ещё один признак закрытой системы. Открытая система подразумевает интеллектуальность и ответственность. В защиту европейской системы можно выдвинуть аргумент, что ведь не все больные умирают, большая часть из них выздоравливает. Да, выздоравливают, но чаще не благодаря, а вопреки и в соответствии с классификацией, которую мы рассмотрим в следующем подразделе.

«Не всё так плохо, всё ещё хуже», - может воскликнуть пессимист, но мы предлагаем быть реалистами и рассматривать здравоохранение как работающий механизм, и не следует ему мешать работать – лучше поможем, чем можем. А болевые субъектно-объектные отношения моделей врач-больной, выраженные двумя закрытыми системами, могут быть устранены, но после адекватного всестороннего анализа и – со временем.
Восточная медицина. Традиционная тибетская и китайская медицина столь непохожа, что вряд ли кто-нибудь прежде отважился ее объединять в одном подразделе, но мы рассматриваем медицинские классификации в субъектно-объектном аспекте систем «целитель-больной» и их открытости, поэтому можем попробовать. Начнём со взгляда на объект. Больные страдают болезнями, которые эти системы подразделяют на четыре очень неравномерные группы.

К первой группе относятся болезни, которые излечиваются сами и во вмешательстве целителя не нуждаются. Таких болезней около половины от всех.

Ко второй группе относятся болезни, которые излечиваются при минимальном вмешательстве целителя, и таких болезней около четверти.

К третьей группе относятся болезни, требующие пристального внимания целителя и интенсивного лечения с его стороны. Этих болезней меньше четверти. Болезни всех трёх групп связаны с кармой (законом причин и следствий), но целитель знает, что в пространстве, где находятся больной и целитель, есть только следствия (болезнь), причины же относятся к другому пространству.

К четвёртой группе относятся болезни «плохой» кармы, лечить их целитель не берётся, и они, чаще всего, заканчиваются летально. Таких болезней несколько процентов, и этот процент зависит от нравственных качеств населения в местности, где работает целитель.

Такая «странная» система классификации болезней относится к открытым и легко объясняет нам успехи европейской медицины в лечении болезней первых двух групп. Теперь рассмотрим субъектную систему, целителя. Его знания анатомии и морфологии весьма приблизительны, что мы, европейцы, ещё можем простить невежде, но выяснив, что он совсем не знаком с границами нормы и патологии, мы уже смотрим на него как на неандертальца. Только познакомившись с методом диагностики целителем причин и следствий болезней: ствол – причина, сучья (состояния) – следствие, сук – причина, ветки – следствия, ветка – причина, листья (болезни) – следствия, – мы склонны изменить своё мнение. Дело в том, что этот способ поиска оптимален и, используясь в операционных системах qWord, носит название W-грамматики. Система полузакрытая и в сочетании с пульсовой диагностикой, представляющей из себя пошаговый регистр из трёх точек на a. radialis правого и левого запястий, даёт представление о 629 различных состояниях следствий, подлежащих согласованию с 64 состояниями причин. Кто же из нас после этого неандерталец? В соответствии с результатами согласования назначается лечение только этому больному в состоянии «здесь и сейчас».

Мы не коснулись аналоговой системы китайских меридианов, где количество согласований аккупунктурных точек со стихиями намного больше, но даже этого беглого экскурса в восточную медицину достаточно, чтобы у читателя сложилось первое впечатление о различиях медицинских классификаций, возникающих вследствие взаимодействия открытой и полузакрытой систем.
Архаичная медицина. В заключение раздела совсем бегло коснёмся архаичной медицины. Сюда относятся шаманизм, магия, филиппинское хилерство (от англ. to heel – лечить), практики sangoma (на суахили – колдун). Находясь в Сибири, автор рассчитывал найти какие-либо краеведческие работы о сибирских и алтайских шаманах и обнаружил несколько таковых, но они носили выраженный антропологический и этнографический характер, так что количество бубенцов на шапке или диаметр бубна в дополнении к меховой отделке или вышивке на одежде ни слова не прибавили к пока непостижимому феномену шаманского камлания.

Характер взаимодействия африканских сангома в момент целительства носит выраженную, акцентированную, но сугубо несигнальную форму (как у музыкантов в момент исполнения симфонического произведения), чему весьма затруднительно подобрать адекватный проблемно-ориентированный язык.

Остаётся сослаться на две англоязычные книги, буквально навязанные автору для прочтения мужем одной пациентки, более пяти лет до встречи безуспешно лечившейся в США, Израиле и Китае по поводу неоперабельной онкологии. Были сделаны биопсии опухолей, гистологическое заключение: «диссеминированный метраэндометриоз органов брюшной и грудной полости; метастазирование в плевру». После посещения филиппинского хилера переехала с мужем жить в Кейптаун, считая себя здоровой, что подтвердили результаты обследования. Муж же пациентки занялся серьёзным исследованием феномена хилеров, собрав по возможности полную библиотеку описаний путешественников и исследователей. Из тех двух небольших по содержанию книг автор понял, что мы имеем дело, по-видимому, с информационным взаимодействием типа СУО двух открытых систем по постоянно меняющимся правилам (помните, у Л. Кэрролла: «Суть состоит в том, что правила игры постоянно меняются»), и происходит это в состоянии изменённого сознания субъекта и объекта. Управляющее действие принадлежит виртуальному пространству причин, почему для подтверждения успешности управляющего воздействия хилер предъявляет заготовленную заранее в пространстве действительности окровавленную тряпку или мелкое противное животное (жабу) в качестве устранённой причины болезни. Количество же согласований, которые необходимо произвести хилеру, оказывается несчётным и относится скорее к искусству (как дирижёр симфонического оркестра у европейцев), так что профессией называться не может.

Трудности описания и понимания количеств согласований в отсутствии адекватного ПОЯ и, как следствие, невозможность обучения третьего лица. Вероятно, вне пребывания в экстремальном состоянии неизлечимости болезни, перевод наблюдателя в изменённое состояние сознания чреват для него пребыванием в «скорбном доме», как прежде называли психиатрические лечебницы.
2.2. От классификации к декомпозиции
Decipimur specie recti – привычные признаки

(образы) обманчивы (лат.).
Никто из читателей не станет спорить о том, что в основе любого научного исследования предмета лежит его, по возможности, всестороннее описание с последующей классификацией, т. е. присвоением ему порядкового номера в сравниваемых горизонталях аналогий и вертикалях эволюции сложности.

Есть ещё третий путь – сравнение с «эталоном», но мы – продукт диалектического материализма, и гегелевские виртуальные «идеи» научились диалектически критиковать ещё со студенческой скамьи. Если бы мы научились подвергать всё сомнению, тогда мы заглянули бы в словарь и выяснили, что диалектический метод, предложенный классиками марксизма, представляет из себя искусство диалога и ставит своей целью победу в споре, а не выяснение истины. Виртуальные «идеи» существуют наравне с нами, хотя и принадлежат другим пространствам единой Реальности, что подтверждается зависимостью от них множества компьютерной молодёжи, и зависимость эта отнюдь не меньше алкогольного или наркотического пристрастия.

Но вернёмся к классификации по внешней форме (образу). Чарльз Дарвин, блестящий учёный своего времени, составил безукоризненную по форме классификацию, на основании ее вырисовалась вертикаль эволюции сложности, которую он назвал «Происхождение видов путём естественного отбора» [12]. Но в своей безупречности исследователя (победа в споре с церковниками не важна, важен путь к Истине), он постоянно приводит факты, противоречащие его собственной теории. «Не диалектический метод», - заметит читатель и будет прав. По этой причине Ф. Энгельс «помог» учёному диалектически, добавив обезьянью теорию происхождения человека, которую мы до сих пор склонны приписывать Дарвину.

Противоречивые факты, отмечавшие «корявые склейки» эволюции, косвенно говорили Дарвину о том, что Природа «подогнала к ответу» происхождение видов путём проб и ошибок, естественного отбора к некоему «эталону» (первоначальному плану творения). Три слепца, изучающих слона путём ощупывания ноги, хвоста и хобота, абсолютно уверены в своей честности, но дают три взаимоисключающих описания, не имея возможности взглянуть на предмет в целом. Помочь в этом случае может только выделение (декомпозиция) такой части от целой системы, которая бы обладала всеми (!) порождающими систему признаками целого. Дарвин увлёкся соревнованием с церковью (азарт, который может позволить себе джентльмен) и не заметил «спасательного круга» религиозного знания.

Сделаем сноску основной мысли и поясним важное различие между религией и церковью. Религия (лат. religio, religatо – повторяющееся соединение, объединение) – учение предыстории, имеет целью показать эволюцию в Природе через эманацию абстрактной идеи в различные иерархии единой Реальности, используя при этом эзотерический язык контекстов. Церковь – социальный институт, состоящий из соцслужащих (духовенство), узурпировавших право на религиозные знания. Используя экзотерические языки однозначных контекстов (тривиальный язык просторечья), она привела человечество к конфессиональной разобщённости вследствие вульгарного изложения учений пророков, что приводило к прямому вооружённому противостоянию (крестовые походы, межконфессиональные конфликты в Северной Ирландии, Чечне, Косово). Жёстко преследовала инакомыслие физическим уничтожением еретиков (одна из форм – исламский джихад), причисляя многих впоследствии к лику святых, всячески поощряла «партийную» дисциплину. Утверждая тезис крестного искупления Спасителем наших земных грехов, по умолчанию оправдывает безответственность поступков, что противоречит закону причин и следствий. В 2000 году действовавший понтифик Ватикана, папа Иоанн-Павел II, принёс покаяние за преступления католической церкви перед человечеством, а в 2004 году сделал первые шаги к примирению в сторону православного крыла христианской церкви.

Итак, Дарвин в соревновательном азарте не заметил руку помощи неожиданного союзника – религиозного эзотерического учения – и не смог ответить на свои же вопросы, дав сильный козырь антиэволюционистам. Один маленький шаг, допущение нематериальности (структурности) носителя информационной системы иерархии интеллектуально более сложной, и его «пасьянс» имел шанс сойтись. Тогда для воплощения в материальную действительность информационного сообщения такого уровня сложности Природе (материи) было предписано общим планом творения создание материального тела такого же уровня сложности для осуществления структурного резонанса (собственно акта воплощения). К этой мысли почти подошёл Пьер Тейяр де Шарден, но, будучи отлучён от церкви, стал искать первопричину в космических вирусах.

А как же наши три слепца с заданием описать слона? Неужели всё ещё классифицируют: колонна (нога) – 4, змея (хобот) – 1, верёвка (хвост) – 1? Неужели ещё не нашли элемента декомпозиции, сочетающего в себе и принцип, и инженерную реализацию? Чтобы помочь им и себе в решении этой непростой задачи, обратимся к мысленному эксперименту. Зайдём в лавку к мяснику и спросим его, что можно получить из одной коровы. Его ответ: «Мясо, кости, ливер», - за исключением мелочей (рога, копыта), вполне нас удовлетворит. Но вот если мы принесём ему мясо, кости, ливер, рога, копыта, даже хвост и попросим восстановить корову, его реакция будет однозначной, и хорошо, если он только покрутит пальцем у виска. На основе классификации коровы по составляющим компонентам нам не удалось получить исходный образец, как и Дарвину не случилось описать происхождение видов на основании полного и точного знания об «одной ноге слона». Не происхождение, а классификация сложности видов получилась у учёного, и если бы название безупречного исследования звучало так, то не было бы и этого разбора. Знания об одной информационной иерархии недостаточно, чтобы делать выводы о трёхиерархной (трёхоктавной) информационной системе в целом, тем более пробовать какие-то инженерные построения (оживление коровы или клонирование).

В защиту Дарвина может вступиться, разве что, наука термодинамика, её представителям очень хочется накинуть «узду» энтропии на информационные процессы. Они объяснят нам, врачам, суть живого, что это энтропийный процесс, привлекут векторную алгебру и скажут, что вектор энтропии совпадает с осью времени, именно поэтому этот процесс однонаправленный (а мы с Н. И. Пироговым по неразумению отнесли его к топологическим, и даже более – к ультратопологическим процессам). Думаете, что уже и объяснили невозможность оживления нашей коровы? Никто не возьмётся спорить с Вами и опровергать сигнальный характер энтропийных процессов, тем более, что за Вашими спинами такая «тяжёлая фигура», как сидящий в Оксфорде Стивен Хоукинг (помните, на страницах первой книги мы уже с ним встречались). А теперь ответьте нам, господа, как с позиции сигнального характера энтропии Вы объясните внутреннее движение контекстов или поступательно-вращательное движение музыкальных ладов в квинтовом цикле музыкальной гармонии? Во «Введении …» [21] мы уже сделали попытку объяснить это несигнальным характером информационных процессов, повторимся и здесь, но в разделе, специально посвящённом данному вопросу.

Чтобы веселее закончить наш мысленный эксперимент, вспомним, как диалектически верно заканчивал Остап Бендер свой спор с отцом Фёдором вопросом: «Почём опиум для народа?». В качестве sweet revanche (сладкой мести) выскажемся и мы в «диаматном» стиле: «Не следует путать время с хронометром, а корову – с суповым набором».
2.2.1. Метод иерархического каталога. Взгляд на живые объекты как на сложные системы поставил перед естественными науками задачу по созданию нового способа классификации. Причём медицина, уже обладая внутри топографической анатомии этим методом, не осознавала его, «разрывая» единую сложно организованную, иерархически соподчинённую структуру по органам и системам. С развитием математической топологии молекулярная биология и генетика получили добротный инструмент регистрации событий – метод иерархического каталога, медики же его продолжали «не замечать».

Метод заключается в том, что мы начинаем регистрировать события с самых элементарных членов системы – единиц декомпозиции. По мере нарастания количества членов системы, возрастает её сложность, которая может быть выражена формой дерева. Лучше всего иллюстрирует самоподобие фракталов – ель. Простой каталог элементов декомпозиции можно представить иголками на ветке. Задав «адреса» каждой иголочке на ветке, мы переходим к присваиванию адресов каждой ветке в елочной «лапе», помня при этом, что ветка состоит из иголок. Далее мы регистрируем количество лап на сучке, а потом – сучьев на стволе. Так мы описали всё дерево, начиная с иголки и закончив стволом или в противоположном направлении, не потеряв ни одного адреса элементов декомпозиции. Вот мы и увидели метод, которым пользуется тибетская медицина многие столетия.

Автор совсем не хочет, чтобы у читателя создалось впечатление, что он противопоставляет и тем самым судит и присваивает почётные места той или иной медицинской системе. Задача книги не сталкивать лбами, а объединять крупицы единого знания и будем надеяться, что нам это удастся.


2.3. Преодоление дуальности в философии
Cogito ergo sum. Рене Декарт.

Мыслю, следовательно, существую (лат).
Со времён изучения диалектического материализма каждый из нас забыть не может основного вопроса философии: что первично – материя или сознание?

Давайте договоримся оставить в прошлом революции и дебаты, их результаты у всех у нас «на лице», давайте не забывать, что диалектический метод – это метод победы в споре, но не путь к познанию истины. Исходя из этого посыла, посмотрим снова на «основной вопрос философии». Для любого физика начало сравнения двух предметов по параметрическим данным будет заключаться в ответе на вопрос: «сравнимы ли объекты?», то есть, принадлежат ли они к одной метрической системе? Проведя несложный анализ, мы видим, что материя относится к метрической системе, сознание же ни в сантиметрах, ни в граммах, ни «в попугаях» не измерить, следовательно, сей объект мы отнесём к непараметрической системе и сделаем заключение, что объекты принадлежат разным пространствам сравнения. Только-то и всего? А как же огромное количество томов философской литературы на эту тему, количество которых сравнимо разве что с количеством средневековых схоластических произведений на тему: «Сколько ангелов может уместиться на острие иглы?».

Разберём и этот факт, не присваивая схоластам негативных оценок. Культура мышления, развиваемая Торой, не имела за собой какого-то материального интереса, тогда как антикультура диалектики всегда имеет цель борьбы и победы, чем и воспользовались «шариковы», имевшие в лучшем случае заочное образование (напомним, что В. И. Ульянов сдавал экзамены за университет экстерном, вследствие чего более двух недель при работе по специальности его не задерживали). Для них навсегда материя остаётся первичной, а главным в материи они видят власть.

Но ведь основной вопрос философии придумали не большевики, они просто приказали нам решить его раз и навсегда в пользу материи. Вопрос-то возник ещё в античной Греции, когда ученики Платона поделились на два направления внутри одной школы (хорошо, что ни у кого из них не возникло «правильной» диалектической мысли перебить друг-друга), а в отсутствии культуры мышления античных мыслителей мы заподозрить не можем. Но можем заметить, что, в отличие от учителя, они уже уподобились слепцам, описывающим иерархически более цельную систему (слона) менее сильными системами (нога, хобот, хвост). Цивилизация, архитектура изменили их восприятие мира в пользу линейно-метрического пространства ящика Декарта. Удобно разместив в таком пространстве материю, они стали «впихивать» в него и атрибут живого – сознание. При производстве такой некорректной операции и возник такой же некорректный вопрос отношения материи и сознания. Как здесь снова не вспомнить нашего гениального цирюльника-хирурга на манер Пушкина: «ай да сукин сын!». Живому – живая метрика топологического пространства, в трёхмерном ящике живое не живёт, единственное исключение – похороны.

Неужели никто, кроме Н. И. Пирогова нам не подсказал верного направления? Куда там, каждый из нас гордится «знанием» Ветхого Завета, когда на память цитирует первую строку: «Вначале было Слово…». А дальше? «И Слово было у Бога, и Слово было – Бог». От величия простоты формулировки ультраметрического каталога, регистрирующего события ультратопологического пространства живого, начинают тихонько шевелиться волосы на голове.

Разберём подробнее. Слово было (существовало) вне объекта. В контексте осталось то, что Слово было наделено (кем? – это уходит в бесконечность, но не в «дурную», а в смысловую спиральную цикличность) атрибутом «смысла», тем искомым Метапринципом. Метапринцип исполняет роль субъекта и транслирует свои свойства (структуру) объекту (Богу). Объект, ассимилировав структурные свойства субъекта, сам становится субъектом, системой своего уровня сложности, но целиком отвечающей свойствам Метапринципа. Как видим, система, обладающая свойством открытости, может познать самое себя через акт творения самоподобной системы более низкого уровня сложности, что мы и видим в последующем повествовании Ветхого Завета. Структура объекта творения исследуется в Кабале, поэтому Эйн-Соф (субъект творения) находится за пределами объекта творения – Древа Жизни (иерархий сложности систем), функциональные свойства этого же объекта исследуются в Библии, где Бог тоже за пределами описываемого живого. Это подтверждает известный программистам факт, что система заданной сложности не может создать язык описания для системы иерархии более высокого уровня сложности.

Второе, что следует в восприятии всей фразы Ветхого Завета в целом, это форма цикла, сразу вызывающая ассоциацию с буддийской мантрой, показывающая нам конфигурацию ультраметрического каталога.

Следующее, что нам предстоит выяснить, это каким ещё, кроме смысла, атрибутом обладало Слово. Этот атрибут – звучание. Очень важная подсказка из Ветхого Завета исследуется и акустиками, и матфизиками, и музыкантами. Но если последние всегда соотносили Музыку с Творцом, то первые исследуют и описывают феномен гармонических шкал, как слепцы слона. Только в Информодинамике мы нашли важнейшую характеристику гармонических шкал, где указано свойство бесконечного цикличного расширения систем, построенных на принципе гармонических рядов вовне, и бесконечное циклическое расширение каждого шага исходной гармонической системы вовнутрь. Вот Вам опять ультраметрический каталог. Этот вывод мы оставим для рассмотрения и доказательства в соответствующей главе книги, пока же начнём формулировать путь преодоления дуальности в описании Мира.

Многие видные мыслители прошлого: В. С. Соловьёв, Н. А. Бердяев, о. П. Флоренский – спасовали перед наглостью диалектического материализма, пытаясь противопоставить напору толпы духовность и культуру. Они чувствовали, что имеют дело с жуликами, но поймать за руку в момент передёргивания карты не могли – не хватало знаний устройства ультратопологических пространств, а из работ Н. И. Пирогова это следовало слишком неявно. Поэтому нам, чтобы развенчать одну из величайших мистификаций, называемую диалектическим материализмом, не мешало бы восстановить в памяти её фундамент. Позволим напомнить читателю, что сия «философская» наука базируется на «трёх китах»:

  1. Закон первичности материи.

  2. Закон единства и борьбы противоположностей.

  3. Закон перехода количественных изменений в качественные.

Следует простить автора за вульгарную формулировку пунктов 2 и 3, которые принято относить к гегелевской диалектике, язык вполне достойный «диамата». А что до Гегеля, то свою диалектику он сформулировал очень аккуратно как некие, подсмотренные у природы явления, и совсем не наделял их всеобщностью законов, но только принципом существования пространства.

Начнём с третьего пункта, чтобы завершить раздел тем, с чего он начинался – материей и сознанием. Переход количественных изменений в качественные следует понимать не более, чем фундаментальным свойством, присущим внутреннему строению ультратопологического пространства, а именно – несигнальным (не требующим внешних энергетических затрат) движением контекстов внутри системы или в языке описания музыкальной гармонии – внутренним поступательно-вращательным движением музыкальных ладов в пространстве кварто-квинтовых циклов. То, что музыкальный лад в квинтовом цикле, совершая мысленное вращение, приходит в симметричную точку ультратопологического музыкального пространства уже в новом качестве, может означать в одинаковой степени новые свойства звучания одной и той же структуры лада или изменения структуры пространства, соответствующие новому адресу этого лада в ультраметрическом каталоге.

Второй пункт исправлений «заочников» представляет из себя описание структуры пространства лада перед бифуркацией и после таковой. Адресация симметричных состояний в ультратопологическом пространстве различается на один шаг, внутри которого система, претерпев последовательные состояния пространства своего адреса и совершив оборот на 360 угловых градусов, приходит в симметричный адрес ультраметрического каталога либо с новой структурой лада внутри себя, либо в новую структуру пространства, что зависит от выбора точки наблюдателя: изнутри системы или снаружи. Оба эти состояния неразличимы и аналогичны принципам неопределённости Гейденберга, Бартини или Лачинова-Полякова. Никакого единства, а тем более борьбы в симметричных адресах ультраметрического каталога нет и быть не может. Сходные состояния по этим адресам обусловлены принципом неопределённости и в психиатрии называются дуальными парами. В соответствии с неопределённостью дуальных пар мы не можем с уверенностью различить состояния заключённого и тюремщика или сумасшедшего и врача-психиатра. Наличие же агрессии (борьбы) между состояниями симметричных адресов определяют прежде всего клеша (атрибуты физического тела) материальных воплощений, о чём – в следующей части книги, а также воспитанием и образованием (культурой мышления). Если Гегеля мы не можем заподозрить в отсутствии культуры мышления, то классиков марксистско-ленинской философии мы уже один раз поймали за руку, когда они «помогли» Дарвину с обезьяньей теорией, теперь помогли Гегелю с «законами» диалектики. Может быть, достаточно мошенничества, «товарищи»?

Вот мы и подошли к «основному вопросу философии»: что первично – материя или сознание? Некорректность формулировки мы увидели, когда рассматривали, откуда возник сам вопрос у учеников Платона Гераклита и Аристотеля – из изменения восприятия пространства. Как же нам корректно сформулировать, и вообще, существует этот вопрос или он – иллюзия? Для этого необходимо восстановить видение ультратопологического пространства. Структура пространства, включающая три октавы гармонических шкал, что определяет самоорганизацию системы, и бесконечно спиралевидно расширяющаяся вовне, имеет свойство негэнтропийных процессов поддержания внутреннего порядка системы. Эту иерархию ультратопологического пространства, обладающего свойством мышления (негэнтропии), мы можем назвать информационным.

Каждый интервал информационного ультратопологического пространства по закону гармонических шкал может порождать гармонические ряды внутрь системы в форме спиральной цикличности. Это порождение также бесконечно, но ограничено с одной стороны бифуркацией. В ультраметрическом каталоге, регистрирующем состояние пространства, бифуркация будет иметь угол 90 градусов. Это наше предположение спорно и имеет под собой только одно основание – рисунки на стенах древнеегипетских храмов. Выделенная на любом отрезке пространства система из трех октав также будет обладать свойствами самоорганизации, но ограниченная с одного края бифуркацией, приобретает новые свойства, которые мы называем энергией. Сознание, относящееся к этой иерархии, обладает энергией, и следы его могут быть зарегистрированы нашими приборами в форме частотных спектров на ЭЭГ.

Вновь выбрав любой интервал пространства энергий, мы можем наблюдать бесконечное спиральное порождение гармонических рядов вовнутрь новой системы, аналогично ультратопологическому пространству энергий. Выделив три октавы гармонических рядов, мы получим «новое» самоконструирующееся ультратопологическое пространство, которое можем назвать «материя». Новая система также открыта, с одной стороны ограничена бифуркацией, а её свойства определяются преобладанием энтропийных процессов. Ультраметрический каталог будет также расположен под углом 90 градусов к пространству порождения, а порождённое следующее пространство будет уже волновым пространством элементарных частиц.

Так где же в таком описании первичность материи или сознания? Почему классики марксизма не взяли в качестве дуальной пары интуицию или мышление? Не дотянули? Остановились на сознании, чтобы декларировать конечную познаваемость Мира и развязать руки недобросовестным экспериментаторам, приведшим цивилизацию на грань технократической катастрофы.

Мы нарисовали картину единой Реальности ультратопологического пространства, которую наши мудрые предки оставили нам на память в виде детской игрушки – матрёшки (вот оказывается в чём секрет интуитивной популярности русского дива и его японского прототипа во всём мире). В этой игрушке нет места борьбе, агрессии, власти и подчинения. Ни одна из трёх иерархий: материи (физического тела), энергии (сознания) или информации (мышления) – не первична, ни одна не вторична, все три составляют единое ультратопологическое пространство и отдельно друг от друга существовать не могут. В подтверждение всеобщности символа «вложенных пространств» (ультраметрический каталог) служит тот факт, что древние пирамиды Майя в Паленке были построены точно по такому же принципу матрёшки. Каждый «наружный слой» пирамиды достраивался строго через определённый временной интервал, тайну которого знали только жрецы, «хранители ключей времени». Для автора не вызывает сомнений изначальная научность величин отношений диаметров вложенных матрёшек, или сторон пирамид, соответствовавшим отношениям продолжительности временных циклов друг к другу. Не лишена интереса мысль, что пирамиды в Паленке являются структурным резонатором единого структурно-динамического поля (пространства информации), как запись Календаря 13 Лун представляет из себя акустический резонатор информационного поля. За этим может последовать следующее заключение, что матрёшка носила характер индивидуального резонатора, а мастер, создававший его должен был обладать знаниями согласования циклов микро- и макромиров, то есть знанием Высокой астрологии.

В заключение раздела мне с грустью хочется ответить ныне покойному дворянину В. И. Ульянову. Вы, милостивый государь, изволили на страницах своих измышлений, озаглавленных «Материализм и эмпириокритицизм», нанести публичное оскорбление достойным исследователям живых систем, господам Гельмгольцу, Маху и Авенариусу. Вы – жулик, г. Ульянов, и можете требовать от меня сатисфакции за границей моего текущего цикла воплощения.

Автор прочёл предыдущий абзац и хотел быстренько вычеркнуть его, скрыть свои проявления клеша энтропийных процессов: страсти, ненависти, неведения, гордыни и жадности (ревности, зависти), – но внутренний голос остановил. Поздно вычёркивать, товарищ автор; мысль уже принадлежит Пространству, а, значит, за нарушение порядка его структуры своими гаденькими мыслями о мщении Вы будете нести ответственность. Так гениально просто устроено это ультратопологическое пространство единой Реальности, в котором каждая иерархия систем имеет свободу развиваться до бесконечности, а вопрос первичности сознания или материи звучит абсурдно.


Часть II
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

Похожие:

Открытая Cиcтема «человек» iconТл- теоретическая часть литературоведения
Теория литературы – это открытая научная дисциплина (имеет дискуссионный характер)

Открытая Cиcтема «человек» iconМоу-мсош
Это современная «надпредметная» универсальная технология, открытая к диалогу с другими педагогическими подходами и технологиями,...

Открытая Cиcтема «человек» iconМемуары «человека-волка» «Человек-волк»
«Человек-волк», знаменитый пациент (1910—1914) Зигмунда Фрейда, прожил до преклонных лет в Вене. Воспоминания о своем детстве в царской...

Открытая Cиcтема «человек» icon«Человек среди учений. Человек среди религий»: Шандал; С. П; 2003 isbn 5-94861-011-x
Множество философских и религиозных учений окружает человека. Каждое из них утверждает свою исключительную правоту и отвергает любые...

Открытая Cиcтема «человек» iconНиколай Александрович Бердяев Спасение и творчество (Два понимания христианства)
Человек погибает, и у него есть жажда спасения. Но человек есть также по природе своей творец, созидатель, строитель жизни, и жажда...

Открытая Cиcтема «человек» iconПримечание 126 Человечество всегда волновали вопросы: для чего человек живет
Познание Высшего, Божественного всегда пугало человека потому, что по природе своей, человек боится неизвестности

Открытая Cиcтема «человек» iconЧ 39 Человек-Волк и. Зигмунд Фрейд
Человек-Волк и. Зигмунд Фрейд. Сборник /Пер с англ. К.: Port-Royal, 1996. 352 с

Открытая Cиcтема «человек» iconСправка о результатах участия школьников мбоу «сош №50» г Грозного...
Всего в во втором туре олимпиад приняло участие 36 человек олимпиадах приняло участие 36 человек

Открытая Cиcтема «человек» iconТиповая программа дополнительного образования детей и молодежи (социально-педагогический...
Сущность процесса социализации заключается в том, что человек постепенно усваивает социальный опыт и использует его для адаптации...

Открытая Cиcтема «человек» iconТы человек, любя природу, хоть иногда ее жалей, в увеселительных походах не растопчи ее полей
Кроме того, экологическое образование детей – огромный потенциал их всестороннего развития. Планета Земля – наш общий дом, каждый...

Литература


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
literature-edu.ru
Поиск на сайте

Главная страница  Литература  Доклады  Рефераты  Курсовая работа  Лекции