Открытая Cиcтема «человек»




НазваниеОткрытая Cиcтема «человек»
страница1/10
Дата публикации14.05.2014
Размер1.65 Mb.
ТипДокументы
literature-edu.ru > Информатика > Документы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10



В. П. Титов



Предмет информационной медицины,

или Открытая Cиcтема

«человек»

Кемерово

2005

УДК 61:681.3

Т 454

Титов В. П.

Т 454 Предмет информационной медицины, Или открытая система «человек»

/ В. П. Титов. – Кемерово: Тип. ГУЗ КОМИАЦ, 2005. – 142 с.: 8 ил., библиогр.

25 назв.

Вторая книга автора целиком посвящена рассмотрению предмета информационной медицины, открытой системе «человек». Перед читателем сразу ставится сложный выбор: каким методом теории познания, диалектическим или ультраметрическим, он воспользуется? Если он не сможет отказаться от привычного диалектического метода, метода победы в споре, то непременно примет взгляды материалиста. Приняв метод регистрации познания ультраметрическим каталогом, читатель окажется в ультратопологическом пространстве событий, относящемся к информационным.

Сложная живая система «человек» рассматривается в антропогенезе и имеет представительство в трёх пространствах: в акустическом пространстве объектной действительности она представлена физическим телом; в виртуальном слуховом пространстве управления – энерго-информационной структурой клеша-таттв; в третьем, виртуальном пространстве символов – только скандхами, информационными носителями причин. В книге аргументируется то, что структурированные информационные потоки в материальном носителе не нуждаются, а диалектический метод познания к Природе неприменим.

Информационная система «человек» вне материального воплощения должна иметь «среду обитания», рассмотрению которой посвящён раздел Космогенеза. Матрица Таттв даёт нам представление о семи структурах ультратопологического пространства, аналогичных ладовым пространствам физического эфира Сокровенного цикла античных философов.

Знание структурного строения пространства позволяет нам рассмотреть возникновение метаязыка для самоописания и самосознания сложной живой системы «человек». Оказалось, что метаязык виртуальных миров переводится на язык биологической системы последовательностями аминокислот в ДНК хромосом клеток.
Язык, которым написана эта книга, будет представлять определённые трудности для неподготовленного читателя, в связи с чем в конце книги предлагается глоссарий с правильным толкованием основных терминов.

Средства на издание этой книги предоставлены Генеральным директором ООО «Гремячье», питьевая вода, растительное масло «ДИВО», г. Воронеж, Клунным Вадимом Александровичем.

ISBN 5-7422-0392-6
УДК 61: 618.3

© Титов В. П., 2005

Оглавление





ПРЕДИСЛОВИЕ

5

ВВЕДЕНИЕ

8







ЧАСТЬ I. Предыстория системы.

18







ГЛАВА 1. История развития взгляда на предмет информационной медицины.

20

1.1. От эзотерического описания к инженерной реализации.

21

ГЛАВА 2. История методов классификаций.

29

2.1 О медицинских классификациях системы «человек».

31

2.2 От классификации к декомпозиции.

36

2.2.1 Метод иерархического каталога.

40

2.3 Преодоление дуальности в философии.

41







ЧАСТЬ II. Антропогенез информационной системы «человек».

48







ГЛАВА 3. Семиотика систем.

50

3.1 Простые системы.

51

3.2 Сложные системы

54

3.3 Иерархия систем

57

3.3.1 Органы человека как сложные системы.

62

3.4 Метрика сложных живых систем.

64

3.5 Пространство сложных живых систем. Кабала.

68

3.6 Открытость сложных живых систем.

70

3.6.1 Открытость сложных систем вовнутрь.

71

3.6.2 Самоорганизация сложных систем.

72

3.6.3 Интеллектуальность сложных живых систем.

74

3.7 Способ существования сложных живых систем.

76

ГЛАВА 4. Метаязык.

79

4.1 Язык музыкальной гармонии.

80

4.2 Построение сообщения на метаязыке.

83

4.3 Разделение аспектов.

86

4.4 Ритм.

94







ЧАСТЬ III. Краткий космогенез информационной системы «человек».

97







ГЛАВА 5. Согласование информационной системы и материального носителя

102

5.1 Материальные «клеша» физического тела.

103

5.2 Скандхи информационной системы.

106

5.3 Таттвы – пространства информационных событий.

109

5.4 Чакры и ультратопологическое пространство

114







ЗАКЛЮЧЕНИЕ

116

ПОСЛЕСЛОВИЕ

120

ГЛОССАРЙЙ

122

ПРИЛОЖЕНИЯ

133

Не дай отвлечь себя от своего долга никаким

необоснованным порицаниям, которые

может вынести тебе неразумное общество,

ибо его осуждение не в твоей власти, и,

следовательно, не должно задевать тебя.

Эпиктет



Предисловие


Не прошло и года со дня, когда первая книга «Введение в информационную медицину, или Медицина открытых систем» увидела свет, а автор снова сел за письменный стол. Тому причиной явилось несколько событий. Это и отклики возбудившейся читающей публики (автор благодарен им, для них, по преимуществу, он и пишет), не нашедшей практической пользы для себя. Книга, по их мнению, должна быть понятной по содержанию и знакомой по терминам, содержать рецепт как жить бессмертно (все деспотии, включая коммунистическую, требовали от науки эликсира бессмертия, и именно на этой слабости сыграл И. П. Павлов, основав свой ВИЭМ), как приобрести отменное здоровье или, на худой конец, как «прочистить» (примус, что ли?) зашлакованые жизнью органы и каналы (морфологическая чушь, прижившаяся в околонаучной литературе путём объединения разносистемных терминов европейской и восточной медицины). И весьма сдержанная реакция учёных и коллег-врачей. Оно и понятно: привыкли ждать руководящей директивы «принять» или «отвергнуть», а здесь никто не даёт отмашки «ату его, охота началась!» или «следует принять к сведению».

Как много зависит от картины описания мира и семантической точности терминов описания. А ещё – от точки зрения наблюдателя. Сравним разные описания понятного и знакомого всем слова «жизнь». Для биохимика (да и философы согласны с таким описанием) жизнь есть форма существования белковых тел, проявляющаяся в обмене веществ, актуализированная и ограниченная моментами рождения и смерти. Для врача-инфекциониста и его точки зрения на мир важнее другое описание, которое можно сформулировать иначе: жизнь есть венерическое контагиозное заболевание, передающееся половым путём только по женской линии, с инкубационным периодом около девяти солнечных месяцев, и в 100 % приводящее к летальному исходу. «The same egg, but in the left hand» (то же яйцо, только в левой руке), – скажет британец, но как разительно изменились контексты!

Так вот, после выхода в свет первой книги, автор увидел, что он хотел сказать одно, а читатели прочли и поняли (и только очень честные сказали, что ничего не поняли) совсем другое. И виной всему привычки, системы глоссов: «как правильно понимать» те или иные словарные (чаще газетные) «болванки», не вдаваясь в смысл слов, а особенно научных терминов. И первым в ряду непонимания стоит с детства всем нам знакомый термин «информация».

Автор с благодарностью воспринял критику по содержанию и замечания по форме изложения текста (излишняя популяризация) со стороны основателей фундаментальной, по отношению к Информационной Медицине, науки Информодинамики, профессора А. О. Полякова и В. М. Лачинова. И последнее печальное событие конца сентября 2004 года, когда один из них ушёл из жизни, заставило автора сесть за стол и исписать на бумаге свою боль от смирения с решением Судьбы, изменения всех дальнейших планов, принять и на себя ответственность за то, чтобы «не понятого и не понятного» ни для кого, кроме Полякова, Лачинова, сделать немного понятнее и тем оставить в памяти читателей.
Так долго не могли мы оценить

То, что в своих руках держали Вечность,

Как быстро поняли, что быстротечность

Заставила нас вечность в миг прожить.
Прощание – как снова умиранье,

Неслышный пульса стук – как траурный набат,

Когда любому чувству в сердце рад,

Но чувства нет, лишь мыслей замиранье.
Внезапно музыка возникнет в час печали,

И затихает. В голове покой.

Так мы: слова не те, мелодия иная,

А люди ждут: «нам сердце приоткрой!»

Как мотыльки на свет, на зов тот шли,

Приоткрывая то, чему и слов-то нету,

Отвергнув платы гнутую монету,

Обманывались: вот, ростки Любви взошли.
Игрок Любви. Кем названа Игра?

Кто нанизал из перлов наших бисер?

Вопрос слепца, не видящего чисел…

А «завтра» медленно становится «вчера».
Но полноте, ведь время вспять нейдёт,

Что названо, то прожито. Навряд ли

Играть захочешь честно впредь, ведь карты

Давно краплёны кем-то, наперёд.

…………………………………………………………...

Как медленно к нам подступает горечь расставаний

И так легко за горло нас берёт.
Пусть извинит меня читатель за излишне интимное описание боли, открывшейся с потерей того, кто тебя понимал и кого его величество Время не предоставит нам шанса понять до конца. Хотелось бы оставить прежние отношения между профессором Поляковым, доктором Титовым и ушедшим инженером Лачиновым, но история не терпит сослагательного наклонения, а он уже принадлежит ей, но не нам.

Мы не были знакомы, живя и работая в одном городе, но были обречены встретиться много позже, на крутой тропе познания интеллектуальной живой системы «человек». Наши встречи не были частыми, но были наполнены радостью понимания и утомительным восторгом открытий новых смыслов.

Поэтому так неожиданна смерть Гения, что на его место некому встать, и мы остаёмся топтаться здесь, в растерянности и испуге от несбывшегося предвкушения нераскрывшихся горизонтов. Эта книга – крик ему, туда, за черту вообразимого, шёпот, что пока мы живы – мы помним, а пока жива память – не остановить движения мысли, а значит – жизнь продолжается!

Рано ушедшему,

одному из двух отцов-основателей

науки Информодинамики,

Владимиру Лачинову

посвящается

Magna est Veritas et praevalebit.*

Введение



Вся обозримая история человечества записана датами правления фараонов, царей, императоров, ханов, хуралов, Далай лам, а в Ватикане – римских Пап. Таким образом, человечество привыкло измерять отрезки истории не только годами от сотворения мира, рождения мессии или километрами границ, но и продолжительностью власти, то есть системой управления и её управляющего сигнала (конституция, закон, указ). Даже там, где царём провозглашается народ (rex publica), его право на власть представляют парламенты и президенты.

Дж. Оруэлл в своей антиутопии «Скотный двор» очень ядовито заметил, что в демократически устроенном скотном дворе «все животные равны, но есть некоторые, которые равнее других». Чем же замечательны эти некоторые? Отступив от антисоветского контекста Оруэлла и прибегнув к абстракции, мы увидим, что в идеальном случае – отношением к знанию и отношением к власти и богатству (денежным эквивалентам). Остановимся на этом, чтобы вернуться позже, в своё время.

Власть делегирует себя от вершины пирамиды к самому основанию «человейника» (термин, впервые услышанный автором от В. М. Лачинова, по аналогии с муравейником), в котором мы вправе рассматривать семью. Структурным эквивалентом власти можно назвать право управлять. Итак, президент управляет страной, губернатор – губернией, директор – заводом, муж – женой, родители – детьми. Справедливость управления и присвоения

________________________________________________________

* Велико Знание (истина), и да восторжествует (лат.).

регламентируется законами права (юриспруденция). Так появляется ещё одна форма власти – третейский (третий между двумя спорящими, субъектом и объектом спора) судья.

Нарушенное равновесие между знанием и властью не могло продолжаться долго, а посему возникает институт жюри, выносящий решение (управляющее действие) на основании нескольких мнений (расширенная база данных). В противовес третейскому судье, решавшему с подачи прокурора (от лат. procurare – заботиться) степень вины единолично, жюри присяжных (присягавших на Библии высказать своё личное, непредвзятое и свободное мнение) выносит решение коллегиально. Базы данных для обеих форм управления обеспечивают следователи и «жюрналисты» (понятно, почему они так «не дружат»), работающие на разные колонны. Просим читателя обратить внимание на последний термин. Он соответствует двум колоннам кабалистического «Древа жизни», выстраиваемым под сефирами «Бина» и «Хокма» и имеющим соответственно названия «Суда» (справедливости) и «Милосердия» (мудрости). Колонны «Древа жизни» нематериальны и имеют смысл только структурного согласования форм управления, для чего нам и нужен был этот короткий экскурс в юриспруденцию.

Несмотря на огромное количество видимых форм управления, все они сводятся к трём: деспотия, компромисс и свобода, – как в анекдоте о трёх президентах: американском, французском и русском, – получивших задание накормить кота горчицей. Первый открыл коту пасть и накормил из ложки, прибавляя при этом: «Силой, и только силой!». Второй разрезал сосиску, нашпиговал горчицей и скормил её коту, приговаривая: «Хитростью, и только хитростью». Третий намазал горчицей коту под хвостом, и тот, с воплями, слизал её сам. Президент спокойно заключил: «Добровольно и с песнями».

Забегая вперёд, до объяснения различия между закрытой и открытой системой, скажем, что управление силой и хитростью (до некоторого предела) возможно только в закрытой системе, затем это приводит к бунту (в строгом соответствии с гомеокинетическим плато, о чём в своё время) и смене власти вне зависимости от её формации: рабовладение, феодализм, капитализм или социализм. Поэтому со второй половины ХХ века силы учёных (т. е. денежные потоки) разделились на освоение космоса и науку управления, а в конечном итоге – на войну, дающую власть, или дубину, сдерживающую эту войну.

Наука управления во всех странах разрабатывается прикладной математикой, кибернетикой, информатикой и менеджментом, базовой ценностью считает демократию, или свободу выбора (У. Черчилль признавал демократическое правление отвратительным, сетуя при этом, что лучше его человечество пока не знает) и декларирует структурные формы управления «добровольно и с песнями».

Первыми появились далёкие от мышления и свободы выбора системы автоматического управления (САУ), жёстко алгоритмизированные и не отвечающие на изменение внешних параметров, но хорошо зарекомендовавшие себя в непрерывном промышленном производстве. За ними пришли автоматизированные системы управления (АСУ), имеющие обратные связи и вносящие коррективы в соответствии с изменениями параметров внешней по отношению к системе среды. Развитие скорости обработки сигнала (пятое поколение процессора) в компьютере управляющей системы стало предвестником возможности разработки интеллектуальной системы управления (ИСУ).

Параллельно с развитием систем управления изменился взгляд на систему образования. Объект познания должен был быть не только описан контекстно зависимым разговорным языком (КЗЯ), но и, для распознавания его САУ или АСУ, контекстно независимым языком (КНЯ) машины, что привело к подмене феноменологического описания предмета его формальным описанием в виде разветвлённых классификаций, что значительно облегчало создание моделей. Знание предмета приобрело форму алгоритма, а контроль знания из экзамена превратился в систему тестов.

Но наука управления не стояла на месте и своей целью поставила создание искусственного интеллекта, а вместе с ним – интеллектуальной системы управления. Реализацию идеи должна была обеспечить машина Тьюринга на базе фон Неймановской архитектуры, так никогда и не ставшая искусственным интеллектом, но создавшая материальную базу производства персональных компьютеров (РС) и ноутбуков (Notebooks). Разработчики ИСУ с удивлением обнаружили, что их модели интеллекта на базе компьютера, пусть даже с неограниченной памятью, не умеют думать, а умеют только считать, пользуются КНЯ программирования и, в конечном итоге, являются аксиоматичными закрытыми системами, противоречащими принципу Природы. Перед разработчиками встала дилемма: увеличивать объём памяти и скорость работы микропроцессора на базе старой конфигурации машины Тьюринга или изменить идеологию постановки задачи, благо Людвиг фон Берталанфи (биолог по базовому образованию) уже сформулировал программу исследования незамкнутых систем, направленную на поиск методов доказательства существования некоторых черт живого в системах, начиная с определённого уровня их системной сложности. Отсюда возникла необходимость сформулировать общую теорию систем (ОТС) с иерархией систем по их уровню сложности. Поскольку программа фон Берталанфи требовала феноменологического исследования без единого постулированного положения и допущения, в том числе и неявного, а имевшаяся на то время теория использовала одномерные разветвлённые каталоги, базировавшиеся на, как минимум, одном постулированном признаке классификации, программа нуждалась в фундаментальной теории. Отметим, что фундаментальная теория является основанием разумного мышления, а прикладная – разумного действия.

На этом этапе развития науки управления (какие системы управляемы, а какие, достигнув определённого уровня сложности, могут управлять) должна была появиться фундаментальная теория, сводившая накопленное знание воедино на основании одного универсального классификационного признака. И она появилась. Из среды разработчиков интеллектуальных систем вышли В. М. Лачинов и А. О. Поляков, представившие миру фундаментальную теорию открытых систем (систем, не имеющих конечного абстрактного описания) и способа их существования на основе единственного процесса – процесса порождения и движения информации, названную ими «Информодинамика» [15].

Следующим шагом Полякова и Лачинова стало выделение некоего природного абстрактного порождающего Принципа – Метапринципа, если угодно, инженерного принципа Творца, на основании которого (а не по прихоти слепой Случайности) и только в такой конфигурации может существовать «Метамашина» [16], или устройство разума, отвечающего атрибутам живых систем, само при этом «формой существования белковых тел» могущего не обладать.

Но главная и ещё по достоинству не оцененная современниками заслуга Полякова и Лачинова, по мнению автора, - это создание теории Ментагенеза, которой незамедлительно воспользовались инженеры политтехнологий (не без участия американского учёного Фукуямы), показав миру примеры бескровных «революций роз» и «оранжевых шарфов» в странах СНГ.

Оставим на некоторое время Лачинова и Полякова, чтобы проследить за тем, как автор этих строк, музыкант и врач по образованию, оказался в столь замысловатой компании и какие такие общие интересы могли их объединить. Благо, повествовательный формат введения не требует строгой доказательной базы, чем и пользуется автор, оставляя временно незакрытыми пробелы смысла в тексте.

И вновь начнём с истории, теперь уже истории медицины как системы, тем более, что открытость системы, по А. Н. Колмогорову, обеспечивается учётом всей её предыстории [14]. Нам мало что известно о базе знаний древнего целителя, но, судя по дошедшим до наших дней фрагментам египетской Книги Мёртвых, Ветхому Завету, Кабале и Ведам, картина их описания мира (база данных) разительно отличалась от привычной нам, а сами знания древних были обширны, хотя и неописуемы в современных терминах. Каждый больной был как загадка Сфинкса: «Кто мы, откуда мы, куда мы идём?», и мудрецу, чтобы сохранить жизнь, следовало находить единственный ответ, который своей циклической формой «Они рождались, взрослея, давали детей, и умирали» закрывал цикличность вопроса. Целитель не накапливал баз данных в знакомой нам форме, его не интересовали повторяемость симптомов и возможность алгоритмизировать их на будущее в форме диагноза. У постели больного он творил в вечном «здесь и сейчас», и вообще, было ли это у постели или в уме Создателя, остаётся вопросом.

Но вот произошло некое событие, возможно, урбанизация и неконтролируемый рост народонаселения, или скорее связанное с изменением формы сознания, обозначенное древними, как ящик Пандоры (в противовес благодеяниям Прометея). Когда Эпиметей, брат Прометея, женившись на Пандоре, открыл названный ящик, то все несчастные случаи и болезни вылетели из него и стали повторяемо и ожидаемо терзать бедное человечество. Обратим внимание на корни имён Титанов, специально выделенные автором. Всего несколько недель назад американский космический разведчик передал на Землю снимки поверхности Титана, спутника Сатурна, на которых зафиксированы моря и реки из застывшего газа метана. Отнесём этот факт к случайному совпадению греческого и французского корней, но рассмотрим их этимологию. Мета – в современной логической терминологии используется для обозначения таких систем, которые служат, в свою очередь, для исследования или описания других систем (метатеория, метаязык). Газ метан (СН4) является метапринципом системы органической жизни на Земле. В каких же отношениях к Метапринципу Творца состояли Эпи- и Про- метеи? Ответ на этот вопрос требует специального исследования, поэтому вернёмся к нашей модели человечества и его болезням.

Случившаяся неприятность подвигла целителей к изучению, классификации нозологических форм и созданию алгоритмов лечения в искусственно созданной закрытой системе болезней. Постепенно терапевты (латинский синоним гр. еpoptes – посвящённые в мистерии гностиков, от гр. gnosis – знание), ещё помнившие, что действительность, как нитка бисера из жемчужин, состоит из следствий уже произошедших причин, стали вытесняться цирюльниками, по невежеству видевшими в следствиях причины, а потому направо-налево вскрывавшими гнойники и успешно отрезавшими опухоли. Их стали уважительно называть хирургами. Закрытая система, содержащая описание всех болезней и несчастий ящика Пандоры, поделилась в себе, став при этом ещё жёстче, породив новые описания: «хирургические болезни», «внутренние болезни», «болезни несчастных случаев» (травматология), «бабичье дело» (акушерство). На этом этапе накопления баз данных ещё существовала база знаний: врач знал, что, несмотря на свою специальность, он имеет дело с человеком и его физическим телом. Когда же базы данных выросли до неимоверных размеров, и один специалист уже не в состоянии был всё запомнить, каждая из поделившихся систем породила множество подсистем – узких специализаций. Мы, врачи, стали лечить не больного, а его глаз, ухо или горло (по последней врачебной специальности, включающей клиническую морфологию печени, автор сам гастроэнтеролог-гепатолог), накрепко позабыв завет русской врачебной школы: лечить не болезнь, а больного. Теперь у нас нет «знаний», зато есть знание анализов, биопсий, тестов; нет и здоровых, но есть недообследованные. Закрытая система тиражирует себя, работает на себя и потребляет внутри себя (система медицинского страхования). Где выход?

Читатель может сказать, что автор сгущает краски и такой картиной описания мира медицины хочет опорочить наше непорочное здравоохранение, но такие обвинения в свой адрес автор уже слышал на Совете старых большевиков в Смольном более двадцати лет тому назад, потому не боится их; а отечественное здравоохранение, даже выкинув таких «заблудших овец» из своего стада в эмиграцию, не стало лучше. Более того, и за границей тоже кутерьма: насмотрелся даже на приём врачей по цвету кожи и «обязательную ежегодную операцию» по поводу грыжи пищеводного отверстия диафрагмы. Чтобы разобраться, в чём ежегодная необходимость, надо знать стоимость лапароскопического вмешательства, этиологию и патогенез диафрагмальной грыжи, не требующей такового. «Может, в консерватории надо поменять что-то?», – ответил бы вопросом на вопрос сатирик М. М. Жванецкий.

Так где же выход? Во-первых и во-главных – никаких революционных действий, сначала нужно разобраться в ситуации, в которой мы, вместе с медициной, оказались. Ничего нельзя изменить, не поняв, где консерватория и откуда консервы. Мы получили уникальное медицинское наследство, обладающее огромными базами данных, «расфасованное» по узким медицинским специализациям с произвольными, чаще всего одномерными каталогами-классификациями, работать с которыми призвана специальная наука – медицинская информатика. В последние годы эта наука самопроизвольно стала именовать себя информационной медициной на том основании, что каталоги, с которыми она работает, неимоверно усложнились. Как бы Вам понравилось, если бы окулист, применивший в диагностике компьютерную томографию, стал именовать себя магнито-резонансным офтальмологом? Смешно. А медицинская информатика, применившая новую информационную систему к старому предмету, на основании чего ставшая называть себя информационной медициной, – не смешно.

В первом примере абсурд очевиден, а во втором – скрыт термином «информация». Логические отношения между информационной медициной и медицинской информатикой такие же, как между консерваторией и консервами. Консервами можно закусывать в консерватории и не в консерватории тоже. И не только закусывать, но и поесть, а в походе они просто незаменимы! Улавливаете? Консервы не содержат процесса, их употребляют в процессе. Консерватория же содержит процесс приобретения музыкального знания и умения, хотя никто не может исключить в ней процесс закуски.

Во-вторых, нужно чётко разграничить предметы медицинской информатики и информационной медицины. Предметом медицинской информатики являются базы медицинских данных с составленными на их основе статистическими и динамическими моделями, имеющими два актуальных состояния: «патология» и «норма», а также системы управления (САУ, АСУ), позволяющие перевести модель из состояния «патология» в состояние «норма». Не требуется специальной подготовки, чтобы заметить, что всякая модель – закрытая система, к Природе не имеющая никакого отношения, а отсюда делайте выводы о предмете медицинской информатики самостоятельно. В первой книге «Введение в информационную медицину» [21] нами уже рассмотрено различие между предметами европейской и информационной медицины, поэтому позволим себе повторно сформулировать предмет информационной медицины: человек, как открытая система, и его место в циклах гармонических шкал Природы, рассмотрению которого целиком посвящена эта книга.

В-третьих, только в сотрудничестве с европейской медициной возможно развитие практической информационной медицины. Мы уже рассмотрели во «Введении» три пространства: акустическое (действительность, следствия), пространство слуха (виртуальное, управление) и пространство символов (виртуальное, причины). Все три пространства относятся к единой Реальности ультратопологического пространства. Заметим, что и в инженерных построениях интеллектуальных систем также выделяются три пространства, названные биологическим (бессознательное), психологическим (подсознательное) и социальным (сознательное). Не вдаваясь в полемику, примем их аналогичность в первом приближении. Предмет европейской медицины имеет отношение только к первому пространству, тогда как предмет информационной медицины имеет отношение ко всем трём одновременно. Поэтому задачи здравоохранения останутся прежними, информационная же медицина через систему виртуальной клиники, размещённой в сети «Internet», и используя свой метод (ТСС), может забрать на себя пациентов от колдунов, знахарок, экстрасенсов и некомпетентных астрологов.

Многие члены учёных советов ведущих высших учебных заведений страны, ознакомившись с термином «виртуальная клиника», в ужасе восклицают: «Так вы и лечить будете виртуально?». Для начала не следует пугаться виртуальных пространств (природу страхов мы ещё будем разбирать в этой книге). Для многих системщиков, а особенно для компьютерной молодёжи, виртуальные пространства не менее реальны, чем баня или пивная (откуда у Вас берутся деньги на банковском счете?), а для окончания затянувшегося введения этой книги следует указать на различие смыслов терминов «лечить» и «согласовывать». Лечить в виртуальном пространстве, конечно же, нельзя, там просто нет предмета, который можно было бы лечить, а вот согласовывать гармонические шкалы пациента и текущего момента методом структурного согласования принципа пошагового регистра, используя акустический аналог резонатора информационного поля, мы уже готовы.

В заключение введения вернёмся к пробелу смысла в самом начале, где сказано, что на скотном дворе некоторые животные равнее других. В контексте второй антиутопии Оруэлла «Старший Брат», животные, имеющие право управлять на скотном дворе, обладают властью (партия старшего Брата) или денежными эквивалентами (услуги, которые партия предоставить не может). В обоих случаях зависимости, от денег или власти, система управления приобретает характер закрытой. К чему приводит закрытая система, управляющая закрытой подчиненной системой, мы хорошо помним: скотный двор «разнесло». Системщики пришли к аналогичному выводу: сложность системы управления не может быть ниже требований процесса в подчинённой системе. В противном случае обеим системам грозит разрушение. На языке информодинамики этот же эпизод описывается как две информационно взаимодействующие разноиерархные системы находятся в состоянии гомеокинетического плато (неравновесного равновесия) неограниченно долго, пока управляющее действие субъекта согласовано по интенсивности и частоте (структурам) с сопротивлением подчинённой системы объекта. Нарушение согласования неотвратимо ведёт к разрушению одной из систем (подчинённая система перестаёт воспринимать управляющее воздействие или в системе управления происходит глобальная реструктуризация связей) [14, 20]. Крайний случай рассогласования приводит к разрушению обеих систем (революционная ситуация: низы не хотят, верхи не могут). Единственный нереволюционный путь, комплементарно (по умолчанию) предложенный Оруэллом, это путь Знания, путь открытой системы, путь интеллектуального управления.

Так вот, пока существующее здравоохранение окончательно не разнесло, упаси нас Бог от революционных реформ и антагонистического противостояния (как в ЮАР – традиционная и альтернативная медицина). Интеллектуальное управление может предложить врачу, для начала, сделать усилие и разобраться в сути предмета информационной медицины, а уже потом осуществить свободный выбор поля деятельности (не забыв при этом об ответственности за свой выбор).





Часть I

Предыстория системы





Верить можно во всё, что угодно, но вера становится религией только тогда, когда знание сплетается с правилами жизни,

оценкой поступков, мудростью поведения и взглядом в будущее.
И. Ефремов "Таис Афинская"



  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Открытая Cиcтема «человек» iconТл- теоретическая часть литературоведения
Теория литературы – это открытая научная дисциплина (имеет дискуссионный характер)

Открытая Cиcтема «человек» iconМоу-мсош
Это современная «надпредметная» универсальная технология, открытая к диалогу с другими педагогическими подходами и технологиями,...

Открытая Cиcтема «человек» iconМемуары «человека-волка» «Человек-волк»
«Человек-волк», знаменитый пациент (1910—1914) Зигмунда Фрейда, прожил до преклонных лет в Вене. Воспоминания о своем детстве в царской...

Открытая Cиcтема «человек» icon«Человек среди учений. Человек среди религий»: Шандал; С. П; 2003 isbn 5-94861-011-x
Множество философских и религиозных учений окружает человека. Каждое из них утверждает свою исключительную правоту и отвергает любые...

Открытая Cиcтема «человек» iconНиколай Александрович Бердяев Спасение и творчество (Два понимания христианства)
Человек погибает, и у него есть жажда спасения. Но человек есть также по природе своей творец, созидатель, строитель жизни, и жажда...

Открытая Cиcтема «человек» iconПримечание 126 Человечество всегда волновали вопросы: для чего человек живет
Познание Высшего, Божественного всегда пугало человека потому, что по природе своей, человек боится неизвестности

Открытая Cиcтема «человек» iconЧ 39 Человек-Волк и. Зигмунд Фрейд
Человек-Волк и. Зигмунд Фрейд. Сборник /Пер с англ. К.: Port-Royal, 1996. 352 с

Открытая Cиcтема «человек» iconСправка о результатах участия школьников мбоу «сош №50» г Грозного...
Всего в во втором туре олимпиад приняло участие 36 человек олимпиадах приняло участие 36 человек

Открытая Cиcтема «человек» iconТиповая программа дополнительного образования детей и молодежи (социально-педагогический...
Сущность процесса социализации заключается в том, что человек постепенно усваивает социальный опыт и использует его для адаптации...

Открытая Cиcтема «человек» iconТы человек, любя природу, хоть иногда ее жалей, в увеселительных походах не растопчи ее полей
Кроме того, экологическое образование детей – огромный потенциал их всестороннего развития. Планета Земля – наш общий дом, каждый...

Литература


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
literature-edu.ru
Поиск на сайте

Главная страница  Литература  Доклады  Рефераты  Курсовая работа  Лекции