Московской церкви




Скачать 342.31 Kb.
НазваниеМосковской церкви
страница1/4
Дата публикации01.10.2014
Размер342.31 Kb.
ТипДокументы
literature-edu.ru > Физика > Документы
  1   2   3   4
РАЗВИТИЕ АНТИ-ТАТАРСКОЙ ИДЕОЛОГИИ В

МОСКОВСКОЙ ЦЕРКВИ
(Из книги D. Ostrowski. Muscovy and the Mongols. Cross-Cultural Influences on the Steppe Frontier, 1304-1589. Cambridge University Press. UK., 1998. стр. 133-163)

6 Определение идеологии
Религиозные учреждения традиционно создавали священные оправдания для действий правительств, под которыми они работали. Как отметил Ибн Халдун в четырнадцатом веке, религиозная доктрина предоставляет правящей династии дополнительную власть. Сторонники, пропитанные учениями религии, безбоязненно проявляли желание умереть для достижения целей династии, которые таким образом выглядели как предписанные божественным провидением и морально оправданными.1 Русская церковь не была исключением из этой общей практики, но, в четырнадцатом и шестандцатом веках политические идеи, выраженные московскими церковниками притерпели существенные изменения. Эти идеи выросли как придаток к византийской политической мысли, превращаясь в незвисимую идеологию, которая поддерживала московское государство.

Те, кто изобрел термин «идеология», имели тенденцию использовать ее относительно любой политической модели идей. Однако, как отметил Роберт Путнам, исследовательская литература в этом отношении обескураживающа: «погружение в холодные и темные воды литературы по «идеологии» является шокирующим и разочарующим опытом. Немного концепций в социальных анализах стали побудителем столь многих комментариев, но еще меньше из них породили стимул для производства совкупности знаний об обществе и политики».2 Оценка Путнама нынешнего неопределенного использования «идеологии» весьма ясна, однако, его собственное определение идеологии начинено отрицателными ценностями. Например, он называет «политический фактор» идеологическим, в то время как действующее лицо, среди прочих вещей, является «враждебным и нетереливым по отношению к оппонентам»; и даже «экстремистым».3 В то время как этих характеристики может иметь человек, который лишь упрям, тупой или неподатливый, без приверженности к какому-либо идеологическому обязательству, они также могут определять другого человека, который тверд в своих принципах, как, например, преданность к правде или правосудию. Кроме того, плюралист, не-экстремист, соглашатель, возможно делает это на основе идеологической приверженности по своему выбору и это будет уже плюрализмом, не-экстремизмом и компромиссом.

Я попытаюсь использовать термин «идеология» более точно.4 Во-первых, возможно, полезно расчертить различие между идеологией в пред-современном обществе и идеологией в современном обществе. В конце концов, термин идеология имеет довольно недавнее (конец восемнадцатого века) происхождение. В любом пред-современном обществе, которое разрабатвыало идеологию ( как я дам определение ниже), заметное и значительное отсутствие заключается в отсутствии специфического экономического компонента в выражении этой идеологии…

Таким образом, я бы принял определение идеологии археолога Brian Hayden как «слой ценностей общества» в категории mentalite. Я бы также принял религию народа в ту же категорию, поскольку она представляет общий для него набор поверий, который включает 1) соглашение по символам для представления этих поверий и 2) соглашение по поведению, которое соответствует этим повериям...

Виртуальное религиозное прошлое в раннюю московию было доставлено русской церкви византийской церковью и включало в себя раскрытие воли Бога. Мирское виртуальное прошлое для русских князей обеспечивалось кипчакским ханством и включало в себя больше житейские проблемы админстрирования и сбора налогов в качестве подчиненных даньщиков «правящей миром» чингизидской династии. Ко второй половине шестнадцатого века московская правящая элита приняла виртуальное прошлое церкви. Так продолжалось до тех пор, пока Петр I не стал секулировать эту идеологию путем обращения к Европе за новыми стимулами. Разумеется, виртуальное прошлое не должно было стать мифом или ложью...

В то время, как церковь молчаливо приняла секулярные социальные отношения местничества, она сделала необходимым, чтобы все члены правящего класса были крещены. Важным моментом этого было изменение отношения к татарам, как они представлялись в летописях, в описаниях житий святых и в другой церковной литературе.

Политика божественной уступчивости Руси по отношению к монгольскому правлению имеет свои корни в политике Византии. После поражения своих союзников – сельджуков в 1243 г император Джон III Ватацес избрал дружественную политику по отношению к монголам. Союзы и женитьбы между византийской и чингизидской династиями продолжались, когда его наследник придерживался той же политики. Мария, в 1265 г дочь Михаила VIII Палеолога вышла замуж за Абаку, сына Гулюгу. Дочь Андроникуса III, также по имени Мария, вышла замуж за хана кипчакского ханства, Узбека, в начале четырнадцатого столетия.5 Эта политика покорности по части русской церкви в московии закончилась в 1440-х годах, когда эта церковь отвергла соглашение о сотрудничестве с католической церковью, которое принял Совет во Флоренции. Она тем временем также разошлась с политикой сотрудничества с кипчакским ханством или с тем, что оставалось от него. Митрополит Исидор, назначенец греков, признал Совет Флоренции, который в 1438 призвал к воссоединению Восточной православной и римско-католической церквей. Когда первосвященники русской церкви в московии догадались, что означает это на практике, то они и Великий Князь Василий II в 1441 г сместили Исидора.

15 декабря 1448 совет русских епископов избрал своего митрополита, Иона, без одобрения патриарха Константинополя. В июле 1451 г Василий II написал письмо императору Константину XI, где он информировал его о том, что случилось и просил «благословения» византийской церкви и проявить добрую волю со стороны императора по отношению к Иона.6 Это письмо находится в противоречии с письмом, которое Василий, предположительно, написал в 1441 патриарху Митрофану, выдвигая кандидатуру Иона на пост митрополита.7 В 1440-ые годы Василий II и Дмитрий Шемяка были вовлечены в жестокую гражданскую войну за контроль над московским государством. Зимин и Я. С. Лурье полагают, что именно Шемяка возвысил Иона на пост митрополита в 1446 за помощь со стороны Иона в возврате сыновей Василия из сокрытия.8 Я предпочитаю документ от 15 декабря 1448 г, который представляет официальное решение выдвигать Иона на указанный пост.

Полагаю, письмо совета епископов, которое было написано годом ранее, 29 декабря 1447 г, является решающим, в котором содержатся перечень обвинений против Шемяки. Кроме этих проступков, как, его отказ защищать Москву против атаки хана Улуг Мехмеда, помогать Василию II в сражении за Суздаль в 1445, отказ возвратить великокняжеские завещания и казну или признать Сади Ахмеда в качестве хана кипчакского ханства, письмо обвиняет Шемяку за его про-татарские действия, а именно, за доставку татар на земли Руси и несанкционированные переговоры с ханом Казани.9 Сомнительно, являются ли эти обвинения реакцией на обвинения анти-татарского характера, которые, предположительно, Шемяка предъявлял Василию II, поскольку обвинения, предписываемые Шемяке, в начале появляются в наших источниках гораздо позднее, в летописях последней четверти пятнадцатого века.10 Тот факт, что поздняя летописная повесть заявляет, что Шемяка подстрекал под влиянием дьявола, показывает ее пост-фактум намерение дискредетировать побежденную сторону в гражданской войне. Среди этих псевдо-обвинений находятся те, что свидетельствует о том, что Василий предпринял для своего освобождения после того, как был схвачен в сражении за Суздаль. В соответствии с этим, он должен был отдать Москву и другие города Улуг Мехмеду, в то время как самому Василию остался бы лишь Тверь. Такие обвинения не могли иметь смысла в политической атмосфере 1440-х годов и были, очевидно, должны были пониматься как клевета. Обличительная речь, содержащая более жестокие обвинения о анти-татарской склонности против Василия, могла бы датироваться временем гражданской войны. Это раннее обвинение предписывается можайскому князю Ивану и появляется в летописи IV Новгорода.11 Князь Иван обвиняет Василия за приглашение татар в Русь; за назначение им городов и районов в качестве кормления; за любовь к татарам; за любовь к их языку; и за отдачу им «золота, серебра и имущества». Ранняя дата, соединенная с появлением перечня обид князя Ивана, также, как и обвинений совета епископов против Шемяки по поводу про-татарских действий, датируемая тем же временем, указывает, что гражданская война в московии в конце 1440-х годов является первой открытой манифестацией анти-татарской риторики, что была продолжена в шестнадцатом веке с тем, чтобы полностью раздуть анти-татарскую идеологию русской церкви.12

Если какие-либо сделки были предприняты с первосвященниками, кажется, это было соглашение, которое Василий заключил с советом епископов в 1447 г. В ответ на их поддержку против Шемяки, Василий согласился поддержать их независимость в выборе митрополита Руси независимо оттого, будет ли его одобрять патриарх Константинополя или нет. Письмо, датированное 1441 годом, поэтому, является, более вероятно, фальсификацией, сочиненным позднее для поддержания заявления, что русская церковь сдержанно и из необходимости выбрал митрополита по своей воле и что Василий ранее поддерживал Иону. Московские летописи в конце пятнадцатого века и в шестнадцатом веке содержат утверждение, что Иона отправился в Константинополь, где патриарх дал ему благословение для того, чтобы стать митрополитом после Исидора.13 Однако, как отмечает Лурье, эта запись должна рассматриваться поздней интерполяцией, вставленной в московские летописи для доказательства легитимности узурпации Ионом митрополитства.14 Завещание Иона, например, не упоминает о таком путешествии в Константинополь, хотя мы могли бы это ожидать, если бы такое случилось.15 Несмотря на вероятность, что письмо 1451 аутентично, не ясно, было ли оно отправлено.

Василий не просил достаточно существенным образом в письме от 1451 г разрешения назначить Иона, что во всяком случае было сделано уже. Император не был в таком положении, чтобы сделать что-либо по поводу назначения, если бы даже он этого захотел, поскольку Константинополь тогда был окружен оттоманскими турками; во всяком случае там не было императора после 1453 года. В противовес этому, патриарх упразднил московское митрополитство и назначил другого митрополита в Киеве в 1458.16 Избрание своего собственного митрополита московской церковью в 1448 г наряду с письмом Великого Князя Василия, адресованном византийскому императору в 1451 с информацией его fait accompli (если даже оно не было отправлено), составляет не столь крупный разрыв, а как перестройка отношений между русской церковью Москвы и родительской церковью в Константинополе.17 1448 г является несколько произвольной датой для процесса, который занял несколько лет для своего результата.18 Избрав своего митрополита без одобрения Константинополя, московская церковь была уже в состоянии формулировать свою политику и следовать за ней. Тем не менее, московская церковь все еще признавала духовную власть Константинополя, как это ясно констатируется в письме Василия к Константину XI: «наша русская церковь, священный митрополитство Руси... ищет и нуждается благословения» византийской церкви.19

После 1448 г раздвоенность, кульминирующая от открытой враждебности к татарам привела московскую церковь к попыткам очернить татар и изображать их как «врагов». Политические различия между теми, кто предпочитал анти-татарскую и про-татарскую позиции, можно легко выразить и понимать в религиозных терминах, поскольку пока еще не была разработана ни одна идиома для политических дебатов или политическая философия только должна была быть разработана для выражения таких различий в Московии. Религиозная терминология была византийского происхождения, но уже имела значение другого политического контекста. Так, патриарх Константинополя в своей молитве на коронации византийского императора просил бога «покорить всех варварских народов ему».20 Митрополит Макарий использовал ту же самую фразу в Москве в 1547 г, что могло пониматься как относящаяся к татарам.

Показателем новой анти-татарской политики был официальный отзыв епископа Дона и Сарая из Сарая около этого же времени и его назначение в Крутицком, в подмосковье.21 Епископ той епархии во время своей резиденции в Сарае имел три главных функций: 1) поддерживать дипломатические отношения с кипчакским ханством; 2) действовать в качестве связного между Сараем и Константинополем;22 3) удовлетворять религиозные нужды христианских купцов, также великого князя и его свиты, кипчакского хана в Сарае. С упадком значения кипчакского ханства возрастающей независимостью русской церкви vis-à-vis греческой церкви и падением в 1453 Константинополя какая-либо нужда для русской церкви содержать епископа в Сарае для дипломатических целей исчезла. Решение возможно лишь подтвердило реальность того, что епископ более не должен был находиться в Сарае, а должен был быть в Москве, где к тому времени он стал главным советником по иностранным делам митрополита.

Важным аспектом этой новой идеологии была замена византийского святого (basileus) в качестве защитника церкви властью московского правителя и определение власти московского правителя в терминах, которые относились к византийскому basileus. Другим важным аспектом было создание виртуального прошлого, который изображал Москву как действительный наследник Киевской Руси также, как и Византии. Это новое виртуальное прошлое также работало для отрицания статуса Москвы в качестве наследника татарского ханства кипчаков. В обсуждении изменяющегося поведения по отношению к татарам, как оно представлено в церковных источниках, я буду пытаться демонстрировать, как эти изменения внесли свою долю в идеологию церкви, в особенности, по отношению к формированию коллективного сознания через создание согласованного виртуального прошлого и установкой интерпретационной конструкции, с помощью которой «объяснить» московско-татарские отношения.


7 Анти-татарские вставки в русских летописях
Ни одна запись с анти-татарской направленностью не может быть датирована периодом между 1252 и 1448 годов. Вместе с тем, фразы с анти-татарским содержанием были внесены в русские летописи лишь перед 1252 г и после 1448 г. В период из 196 годов между двумя датами русская церковь следовала политике византийской церкви и приспособливалась к кипчакскому ханству. Насколько можно доверять сообщениям в летописях, настолько можно сказать, что русская церковь сперва (между 1237 и 1252 г.г.) поощряла сопротивление монголам среди Изияславовичей Галиции-Волыни. По общему признанию, свидетельства для такого заключения весьма скудны. Даже сам источник свидетельства провокационен. Церковь не помазала кисточкой с деготью «дьяволские» действия монголов в пределах земель под их непосредственным

контролем. Галиция в этом отношении в некоторых спорах является отличительной. Метод церкви, поощряющий сопротивление татарам здесь, лишь продолжил церковную практику по отношению к печенегам и половцам.1 Например, летопись Галиции-Волыни отзывается о монголах, когда они впервые появились в 1224 г как «безбожные моабиты по имени татары...»2 и когда они вновь появились здесь в 1237 г , то последовало «безбожные потомки Ишмаела». 3 Галиция-волынская летопись о визите князя Даниила к Батый-хану в 1245 г в особеннсти показательна, поскольку она содержит такие фразы как «они управлялись дьяволом»; «их отвратительные язычническое блудодействие и причудливые полеты Чингиз-хана, его отвратительное кровесосание и бесконечное колдовство»; «Ах, как отвратительна была их фальшивая вера»; «Ах, великий позор этим татарам» и так далее.4

Даже тогда имело место признание мирской власти хана.5 Когда Михаил Черниговский отказался склониться перед языческим идолом во дворе Батыя в 1246 г, Михаил, как сообщается, сказал: «Поскольку Бог отдал нас и наши земли в ваши руки из-за наших грехов, мы склоняемся перед вами и отдаем честь вам».6 Аналогично, ипатьевская летопись сообщает, что князь Даниил из Галиции отправился к Батыю в 1246 г «для визита покорности» и был тепло встречен Батыем как «уже один из нас – татарин». 7

С 1252 по 1448 русская церковь заняла позицию принятия господства ханов как божью волю в соответствии с фактом, что византийская империя находилась в союзе с кипчакским ханством. Анти-татарская пропаганда, которая появилась ранее в русских летописях, после 1252 уже отсутствует. Fennell отметил, что «из летописей начала четырнадцатого века можно получить впечатление, что татары были благожелательными, чем угнетателями» 8и заметил, что рассказы о монгольском подавлении восстания Твери 1327 г «раскрывает удивительное нейтральное поведение по отношению к татарам». 9 Он приходит к выводу, что хотя можно «найти татар, описываемых как подлыми, дьяволскими, языческими, распутными и т.п. и агрессивно анти-христианами», такие описания «редки, если вообще имеются, в начале четырнадцатого века». 10 На протяжении четырнадцатого века церковь продолжала политику, начатую митрополитом Кирллом в 1250-х, когда он и Александр Невский согласились на сотрудничество с монголами.11Эта политика находилась в согласии с политикой византийской империи и кипчакского ханства. Этот долговременный византийско-кипчакский альянс также помогает объяснять, почему анти-татарская идеология не получила развития в Византии.

В этот период русские духовные писатели и летписцы описывают монгольские походы, как мотивированные Богом и а монголов, действующими как божественные исполнители провидения. В
  1   2   3   4

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Московской церкви iconП л а н
Управления фскн россии по Московской области, гувд по Московской области, Министерства образования Московской области и Министерства...

Московской церкви iconСтавропольская Духовная Семинария Фундаментальная Библиотека Журнал...
Указатель предназначен для широкого круга церковных деятелей, преподавателей и студентов духовных школ и всех занимающихся вопросами...

Московской церкви iconА. П. Лебедев История Греко восточной церкви под властью турок
Московской Духовной академии и заслуженного профессора Императорского Московского университета Алексея Петровича Лебедева (1845-1908),...

Московской церкви iconПояснительная записка к учебному плану муниципального автономного...
Минюсте Российской Федерации 03. 03. 2011 №19993. Учебный план составлен на основе регионального базисного учебного плана для общеобразовательных...

Московской церкви iconВведение в патрологию
Церкви с целью научить будущих пастырей извлекать из богатейшей духовной сокровищницы святоотеческих творений знания и сохранить...

Московской церкви iconИстория русской церкви
История происхождения так зазываемой "древлепра- вослазной старообрядческой церкви"

Московской церкви iconМосковской области постановление
Обеспечение безопасности дорожного движения на территории города Лыткарино Московской области

Московской церкви iconКонтрольная работа №1 по отечественной истории
Важный фактор развития культуры – влияние церкви на духовную жизнь общества, прочность ее позиций в государстве, а это определялось...

Московской церкви iconИ учение св. Григория Богослова", "Мир Исаака Сирина", The Spiritual...
Христос — Победитель ада", а также многочисленных статей в периодической печати. Составитель и редактор антологий "Отцы и учители...

Московской церкви iconПрограмма по предмету «история русской церкви»
Попытаться выявить и показать основные тенденции в зарождении и дальнейшем развитии Русской Церкви в период от Крещения Руси до монгольского...

Литература


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
literature-edu.ru
Поиск на сайте

Главная страница  Литература  Доклады  Рефераты  Курсовая работа  Лекции