«Свадебный обряд ненцев Большеземельской тундры»




Скачать 81.33 Kb.
Название«Свадебный обряд ненцев Большеземельской тундры»
Дата публикации11.06.2014
Размер81.33 Kb.
ТипДокументы
literature-edu.ru > Физика > Документы


«Свадебный обряд ненцев Большеземельской тундры»

Сядейская Полина Ивановна

Россия, Ненецкий автономный округ, п. Красное, Муниципальное бюджетное образовательное учреждение «Средняя общеобразовательная школа п. Красное», 10 класс

«Научная статья»

В суровых условиях кочевой жизни трудно выжить без взаимопомощи и поддержки внутри семьи. Поэтому брак у ненцев имеет большое значение.

Каждая девушка стремилась выйти замуж, страшась остаться старой девой. Это воспевается в эпических песнях, написанных жительницей п. Красное Е.П. Тайбарей (приложение 1). Возраст невесты не должен был выходить за рамки от 16 до 20 лет, хотя в бедных семьях были случаи и более ранних браков, что могло значительно поправить материальное положение родителей, так ненецкая девочка могла стать матерью в 12-13 лет [3]. Еще над новорожденной совершались различные магические действия, чтобы в будущем ее не обходили женихи.

С малых лет девочка знала, что ей нужно будет выйти замуж и посвятить свою жизнь семье, мужу и детям. Девушки, не вышедшие замуж, были самыми бесправными существами. После смерти родителей они обычно становились служанками в семье брата, хотя он по народному праву не мог выгнать ее и лишить средств на существование. О браке договаривались родители, чаще не спрашивая желания невесты, поэтому зафиксированы случаи тайных браков, что лишало родителей невесты приданого.

«Если в чуме жениха требовалась работница, то взрослой женщине сватали еще маленького мальчика. В большинстве случаев такие браки держались не долго», - рассказала нам Выучейская П.И. Реже имели место случаи женитьбы взрослых и даже пожилых мужчин на молоденьких девушках. Такие браки совершали в корыстных целях: бедные родители выдавали своих дочерей, чтобы получить богатый выкуп. Если брак заключался между двумя молодыми совершеннолетними людьми, то родители спрашивали только мнение жениха, упуская из внимания желание невесты. Тут играла роль ее физических качеств: трудоспособность, красота, здоровье.

Начиная разговор о сватовстве, родители невесты или жениха звали главного свата, который представлял самого уважаемого человека общины. Очень интересный обряд вспомнила жительница большеземельской тундры Тайбарей Екатерина Петровна: «Если имя невесты было неизвестно, то мать жениха выносила навстречу главному свату две рукавицы, в одной из которых находились хлебные крошки, затем она раскручивалась и наугад кидала их в разные стороны, куда упала варежка с крошками, там и счастье жениха».

Окончательно определившись, начинался сам процесс сватовства. Главный сват вместе с женихом, отцом жениха, иногда со старшими братьями ездили в чум невесты.

Сват подходил к чуму с крюком для котлов (приложение 2). Это являлось символом его визита. Сват ждал ответа, если такового не последовало, то сам спрашивал: «Дочку твою я застал или не застал?» [3], при этих словах отец невесты прятал свою дочь и прикрывал одеждами, а при возможности отправлял в другой чум. Главный сват кидал на колени отца чернобурку, которая означала выкуп языка. Если дар не возвращали обратно, то они начинали переговоры о размере. В обсуждениях о выкупе принимали участие старшие братья невесты.

Вот что вспоминает о переговорах старейшая жительница Большеземельской тундры Вылка Августа Ивановна: «Отец невесты делал на посохе нарезки, соответствующие размеру выкупа, а сват срезал ножом те из них, которые он считал лишними. Этот посох затем раскалывался пополам, причем одна половина вручалась отцу невесты, а другая отцу жениха. Спор о размерах калыма продолжался обычно долго: сват выходил к жениху, советуясь с ним, затем вновь возвращался в чум. И так до тех пор, пока обе стороны не приходили к соглашению. Тогда жених входил в чум, и начиналось угощение, в котором невеста участия не принимала. После этого жених со сватом возвращались к себе».

Если отец невесты был против брака, то не отвечал на вопрос свата и старался его игнорировать. Таким образом он демонстрировал свой отказ. В случае проявления настойчивости свата, в чуме гасили свет и ложились спать.

Калым преимущественно составляли олени, песцы и сукно, реже его выплачивали деньгами. Размеры зависели от материального положения жениха. «Богатые дают: по 100 и по 200 оленей. Кроме того, по 100 и по 200 песцов, по 1 и по 2 черно-бурых или 10 красных лисиц; 3 сажени тонкого алого, синего или желтого сукна; 1 медный котел. Среднего состояния: от 25 — 60 оленей; от 25 — 50 песцов; 1-2 красных лисиц; 3 сажени сукна недорогой цены; 1 медный котел. Бедные: от 10 до 20 оленей или деньгами от 7 до 15 рублей серебром. Несколько сукна, котел, но рухляди не дается. Деньги, которые иногда входили в состав калыма, шли на уплату ясака. Размеры калыма в начале XX в. также колебались в зависимости от состояния жениха. У богатых — 70-150 оленей и до 70 песцов, у бедных —30-40 оленей и 10 песцов, в отдельных районах 10-15 оленей, у лиц среднего достатка — 50 оленей и от 10 до 20 песцов» [2, с.165-166]. Отец невесты в свою очередь должен был отдать как можно больше мяса, а не живых оленей. Если приданое было невелико, то сроки свадьбы могли затянуться до одного года.

Преимущественно свадьбы играли в октябре или марте, когда снег становился твердым и было удобно гулять или ездить на нартах. Хотя позднее свадьбы стали проводить и летом.

В назначенный день жених с родственниками направлялся к чуму невесты, оленьей упряжкой управлял товарищ жениха. Тем временем отец невесты устанавливал сооружение в виде двух хореев, украшенных разноцветными лентами, направленных на восток. Это возвещало о приближении жениха. Узнав об этом, родители невесты выезжали навстречу, чтобы проводить гостей до чума.

Прибыв на место, свадебная упряжка делала три круга вокруг чума невесты (приложение 2). Затем жених доставал колокольчик с кусочком красного сукна и просовывал его в чум невесты. При этом женская половина родни невесты старалась помешать ему. Иногда жених пытался просунуть сукно через дымовое отверстие, для чего его поднимали родственники. Когда лоскут попадал в чум, его рвали на ленты и дарили родственницам невесты, и жених с родными получал право войти в чум. Пир начинался с того, что со стороны невесты забивался олень (приложение 3). Первыми к еде приступали мужчины, затем женщины. Вначале разделывали тушу. Для приготовления национального свадебного блюда у оленя брали сердце, мозг и язык, что впоследствии варили в одном котле. Начинался пир (приложение 3).

Стоит заметить, что невеста не принимала участия, ее укрывали одеждами или просто садили в стороне. В более поздние времена и жених не допускался к пиршеству. Обряд бракосочетания проводил главный сват. Он брал свадебное блюдо, подходил к брачующимся и говорил такие слова: «Сейчас вы соединяетесь узами брака. Голова - это ваши мысли, язык - ваша речь и сердце, пусть теперь оно у вас будет одно на двоих».

Пир прерывался спортивными играми, такими как: прыжки через нарты, гонки на оленях, метания аркана или национальная борьба (приложение 3). «Одной из главных игр была игра «ңамдавкова». Она заключается в том, что все берутся за руки, один участвующий выходит в центр. Ему завязывают глаза, после чего в круг выходит еще один человек. Участник с завязанными глазами должен поймать», - вспоминала Талеева Мария Васильевна. Затем продолжался пир, в котором невеста с женихом получали право принимать участие, гости рассказывали поучительные истории, давали наставления, произносили тосты.

Один из тостов нам назвала Е.П. Тайбарей: «Хорошая важенка всегда должна держаться своего чума». Он стал обязательным на ненецком бракосочетании. После угощения все ложились спать, причем невеста и жених спали отдельно или спиной друг к другу. За ними следила жена главного свата. Утром начинались сборы в чум жениха. Нарты невесты, запряженные двумя оленями, привязывались к нартам свата. За ними прикреплялись грузовые нарты с приданым. Сделав несколько кругов вокруг чума невесты, молодожены отправлялись в стойбище свекра в следующем порядке: впереди ехал жених, за ним отец, мать и гости жениха, далее следовал сват (или отец невесты), за ним жена свата с невестой и приданым, за нею ее мать и остальные гости. По дороге кого-нибудь отправляли вперед, чтобы подготовить все необходимое для принятия гостей.

Вокруг чума жениха упряжка снова делала круг, после чего снова начинался свадебный пир.

Невеста всех гостей угощала чаем. Тот, кому она подносила поднос, взамен должен был положить на него какой-либо подарок. Проводив гостей, жених с невестой укладывались спать. Иногда мать с дочерью могли вернуться в свое стойбище (это обязательно оговаривалось с мужем и его родней).

Через два-три дня жених приезжал в чум невесты и дарил тестю несколько оленей, предназначенных для запряжки в священные нарты. За это время мать невесты собирала большую сумку – пад, в которой лежали личные вещи невесты, преимущественно предметы для рукоделия.

После этого молодожены отправлялись жить самостоятельно, и кочевать по тундре. Только через год молодая жена могла навестить своих родителей и родственников. Вот так зарождалась жизнь ненецкой семьи.


Список использованной литературы

  1. Евсюгин Е. Ненцы. Архангельских тундр.-Архангельск,-1979.

  2. Хомич Л.В. Ненцы.-М.-Л.,1966.-327с.

  3. www.kalitva.ru

  4. www.rgo.ru

Воспоминания:

  1. Вылка А.И., 1929 г.р.

  2. Талеевой М.В., 1939 г.р.

  3. Тайбарей Е.П.,1958 г.р.

  4. Выучейской П.И., 1974 г.р.



Приложение № 1

Песня девушки


Нарэй ңэвыей, нарэй ңэвыей

Хабэвко тёрхад сейми масабтэй

Нермаызь хантамэй, сюри хантамэй

Наны хэвувна вэяраңгумэй.
Пумнан сырңая, сэвду мэңая,

Мани сейкоми ниду сидеңгу,

Пилибт ихинян ңани наны ңа

Хэвний ңэсыхид ңэдале тута.
Яля хаюда, ирий хаюда

Ңарка хой ниня ханты ңадимя

Нермян варанэй сюрмба тутамэй

Мэненав наныв сими пюртаңэй
Сэңга урнаңгу, хынабц хайнаңгу

Тюку тюняна малэй маймбаңгу

Мэненав наныв сими талеңгу

Сэхэрэми вынд сидни ханаңгу.


Опять весна, идет весна

От крика куропаток схожу с ума

К озеру далекому пойду я за водой,

Пусть молодые люди смотрят в след за мной.
И грустным взглядом провожают в след,

Девичье сердце не растревожит, нет.

Лишь об одном мечты мои

С другого стойбища придет он за мной.
Дни пролетят, месяцы пройдут

На высокой сопке упряжки бегут

К любимому озеру пойду я за водой

Жених со сватами приехали за мной.
Шумно и весело свадьбу сыграли

Звенят бубенцы, всем стойбищем пели.

Жених с главным сватом увозят меня

В тундровую даль уводит стезя…




Приложение № 2

Главный сват ждет приглашения в чум невесты

г

Главный сват приходит к отцу невесты с крюком для котлов

главный сват крюк

Три круга, которых совершала свадебная упряжка вокруг чума невесты
е

Приложение № 3

Дар отцу невесты Свадебный пир

ж застолье

Национальные игры:
Прыжки через нарты Национальная борьба

к

Гонки на оленях Метание аркана
c:\users\людмила\pictures\283514764.jpg5


Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

«Свадебный обряд ненцев Большеземельской тундры» icon«Свадебный обряд ненцев Большеземельской тундры»
Россия, Ненецкий автономный округ, п. Красное, Муниципальное бюджетное образовательное учреждение «Средняя общеобразовательная школа...

«Свадебный обряд ненцев Большеземельской тундры» iconОбъектах Нематериального Наследия (онн) Удмуртской Республики Основное наименование онн
Так называется обряд ряженья в Кизнерском районе. Слово «Пукро» в переводе значит «Покров»

«Свадебный обряд ненцев Большеземельской тундры» iconОбщие места проведения обрядов лесных ненцев и казымских хантов
«хранителями оленьих стад Казымской богини», общность территории наличие нескольких общих духов-покровителей, сходная хозяйственная...

Литература


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
literature-edu.ru
Поиск на сайте

Главная страница  Литература  Доклады  Рефераты  Курсовая работа  Лекции