В. Л. Кулиниченко наука, этика, политика: социокультурные аспекты современной генетики киев




НазваниеВ. Л. Кулиниченко наука, этика, политика: социокультурные аспекты современной генетики киев
страница1/19
Дата публикации18.05.2014
Размер3.14 Mb.
ТипМонография
literature-edu.ru > Философия > Монография
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   19


В.Ф. Чешко

В.Л. Кулиниченко

НАУКА, ЭТИКА, ПОЛИТИКА:

СОЦИОКУЛЬТУРНЫЕ АСПЕКТЫ СОВРЕМЕННОЙ ГЕНЕТИКИ

Киев

Парапан

2004

УДК

ББК

Чешко В.Ф., Кулиниченко В.Л. Наука, этика, политика: социокультурные аспекты современной генетики / Центр практической философии – К.: Изд. Парапан, 2004. 228 с.

Под научной редакцией академика АН Высшей школы Украины, доктора биологических наук, профессора В.Г. Шахбазова

Современная генетика становится мостом, соединяющим естествознание, гуманитарные дисциплины и социальную практику в целостную систему. Увеличение удельного веса прямого воздействия на общественную жизнь биомедицины и генетики, в частности, превращает эти отрасли науки в силу, сравнимую по своей социально формирующей роли, с политикой и экономикой. С точки зрения исследования развития познания цель данной работы состоит в теоретическом анализе социокультурных проблем, обусловленных развитием фундаментальной генетики и генных технологий. В этом смысле проблематика этой книги может быть отнесена к новой области науки, сформировавшейся на стыке генетики и социологии, которая получила название “социальная генетика” (community genetics). В сфере философии и методологии науки ее задачей является сравнительный историко-научный и философско-методологический анализ (на примере генетики) общих механизмов сопряженной эволюции социокультурных и научных парадигм. Адресована ученым и преподавателям, специалистам в области философии, истории науки и генетики, студентам и аспирантам, специализирующимся в соответствующих научных дисциплинах, а также всем тем, кто интересуется социально-этическими аспектами развития теории и практики современной биологии и медицины.

Рецензенты: докт. биол. наук, проф. Г.Д. Бердышев – кафедра общей и молекулярной генетики Киевского национального университета им. Тараса Шевченко;

докт. философ. наук, проф. Я.М. Билык — кафедра теории культуры и философии науки Харьковского национального университета им. В.Н. Каразина;

докт. философ. наук Б.Я. Пугач – кафедра теории культуры и философии науки Харьковского национального университета им. В.Н. Каразина.
Монография рекомендована к печати решением Ученого совета Харьковского национального университета им. В.Н. Каразина. Протокол № 4 от 26 апреля 2002 года.

Видано коштом Благодійної організації “Центр практичної філософії”

ISBN Чешко В.Ф., Кулиниченко В.Л.

С О Д Е Р Ж А Н И Е

ПРЕДИСЛОВИЕ. В.Г. Шахбазов…………………………………………… 4-6







ВВЕДЕНИЕ……………………………………………………………….. 7-15







Раздел 1. ГЕНЕТИКА В ЖИЗНИ СОВРЕМЕННОГО ЧЕЛОВЕКА (РЕЗУЛЬТАТЫ КОНТЕНТ-АНАЛИЗА РЕСУРСОВ ИНТЕРНЕТ) 16-22







Раздел 2. ГЕНЕТИКА И ПОЛИТИКА. КРИЗИСЫ И КОНФЛИКТЫ НА ПЕРЕКРЕСТКАХ СОЦИАЛЬНО-КУЛЬТУРНОЙ ИСТОРИИ И ИСТОРИИ НАУКИ …………………………………………………….. 23-60







2.1. Евгеника. США и Западная Европа (1900-1945 годы). …………… 25-32







2.2. Расовая гигиена. Германия (1933-1945 годы)……………………… 33-36







2.3. Мичуринская генетика. СССР (1929-1964 годы)………………… 36-38







2.4. Генетические последствия испытаний ядерного оружия. США и СССР (1945-1963 годы)………………………………………………………… 38-39







2.5. Генетические манипуляции. США и Западная Европа (1975-2002 годы)………………………………………………………………. 39-47







2.6. Наука и власть — условия формирования взаимодействия и возможные механизмы кризиса………………………………………… 47-60







Раздел 3. ГЕНЕТИКА И МЕНТАЛЬНОСТЬ. КОЭВОЛЮЦИЯ СОЦИОКУЛЬТУРНЫХ И НАУЧНЫХ ПАРАДИГМ СОВРЕМЕННОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ ……………………………………………………… 61-143







3.1. Интеграция генетики в духовную культуру современной

цивилизации……………………………………………………………… 64-92







3.2. Генетический редукционизм как феномен ментальности и философско-антропологическая традиция…………………………………………….. 92-109







3.2.1. Ментальные предпосылки…………………………………………. 93-95







3.2.2. Философская антропология и теория познания………………… 95-99







3.2.3. Социология и философия истории……………………………… 99-103







3.2.4. Политология……………………………………………………… 103-104







3.2.5. Экспериментальное естествознание…………………………….. 104-108







3.3. “Генетический редукционизм” versus политический

эгалитаризм?…………………………………………………………….. 108-120







3.4. Социальный конструктивизм и экоцентризм…………………….. 120-132







3.5. Потенциальная возможность локально-географической

дивергенции……………………………………………………………… 132-143

Раздел 4. БИОЭТИКА КАК ОСНОВА И МЕХАНИЗМ СОВРЕМЕННОЙ КОЭВОЛЮЦИИ НАУКИ, ПОЛИТИКИ И ЭТИКИ………………. 144-182

4.1.Биоэтика в эпоху развития и применения глобальных технологий 144-169

4.2. Этические комитеты как современный механизм коэволюции науки, политики и этики………………………………………………………….169-182





ЗАКЛЮЧЕНИЕ………………………………………………………….183-194





КРАТКИЙ СЛОВАРЬ ГЕНЕТИЧЕСКИХ ТЕРМИНОВ …………. 195-198




БИБЛИОГРАФИЯ…………………………………………………… 199-212
















ПРЕДИСЛОВИЕ

Вниманию читателя предлагается не совсем обычное исследование.

Генетика на протяжении последних ста лет неизменно остается наиболее динамично развивающейся областью биологии, ее теоретическим фундаментом и, одновременно, катализатором технологических инноваций в медицине, сельском хозяйстве, фармацевтической промышленности, других областях экономики. В то же время эта область научного познания служит не только катализатором и субстратом глубокого преобразования мировоззрения и стиля мышления человечества, но и источником социально-политических проблем, конфликтов, споров, каналом проникновения в естествознание политики и политиканства, орудием политической борьбы, которое в собственных интересах часто используется не всегда чистоплотными политическими группировками. За последнюю четверть века в генетике произошли революционные изменения в методике и технике генетического анализа. В последнее десятилетие прошлого века заметная доля в финансировании международного проекта “Геном человека” отводилась на реализацию программы ELSI  исследованию этических, юридических и социальных проблем, ставших реальностью в результате прочтения информации, записанной в виде последовательностей нуклеотидов в хромосомах человека. И это весьма серьезные проблемы, следствием которых может стать, например, генетическая дискриминация. А ведь это все же только часть айсберга. Многие другие успехи современной генетики (то же клонирование) не связаны непосредственно с этим проектом.

Эта книга посвящена исследованию именно этих  социокультурных аспектов современной генетики. Но, к какой же научной дисциплине ее можно отнести? Рецензенты и те, кто ознакомились с рукописью в процессе ее написания и апробации на научных конгрессах и международных симпозиумах, по-разному отвечают на этот вопрос. Философы справедливо отмечают существенную “нагруженность” выводов и теоретических рассуждений данными собственно генетики. И не только с точки зрения терминологической базы, но и на уровне интерпретации анализируемых фактов и наблюдений. Некоторые биологи считают, что это  философское или историческое исследование. С точки зрения медицины  ряд выводов, безусловно, относится к области биомедицинской этики (деонтологии).

Это, вероятнее всего,  определяется не только сферой научных интересов авторов. Вспомним, что многие мыслители (к их числу, например, относится один из наиболее читаемых, и почитаемых, философов ХХ века  Карл Поппер) отрицали правомерность отнесения дарвиновской концепции эволюционного процесса к естественнонаучной теоретической сфере, и относили ее к философским доктринам. Но в последнее время все больше усиливается тенденция гуманизации естествознания.

С другой стороны, наиболее динамично развивающиеся области науки зачастую конституировались как самостоятельные области именно в качестве междисциплинарных исследований. Если в 1950-1970 годы мощным катализатором развития генетики стала “подпитка” идеями и методами точных наук  математики, физики и химии, то в последние десятилетия такое же значение приобрело взаимодействие генетики и социогуманитарного знания. И не случайно, что почти одновременно появляются биоэтика и социобиология  каждая со своей терминологической и концептуальной базой. Очевидно, что сегодня происходит взаимное “срастание” элементов биологии, социологии, этики и т. п., в результате чего образуется своеобразная амальгама идей, терминов, методологии областей, ранее считавшихся несовместимыми. Деонтология и социальная гигиена уже давно выступают как неотъемлемые части медицины. Аналогичные процессы протекают и в генетике. Уже несколько лет издается международный журнал “Community Genetics”, название которого наиболее точно переводится как “Социальная генетика”. Авторитетный российский журнал “Генетика” публикует статью “Генетическая дискриминация при страховании и трудоустройстве”, появление которой десять лет назад в биологическом научном издании показалось бы невероятным. Генетика, говоря словами акад. РАН В.С. Степина, приобретает новое качество —“человекоразмерность”.

Итак, с моей точки зрения, предлагаемая вашему вниманию монография с полным основанием может рассматриваться как социобиологическая (в широком значении этого термина), хотя, может быть, не все философы и социологи с этим согласятся. Так или иначе, перед вами серьезное и своевременное методологическое исследование, насколько мне известно,  одно из первых в отечественной генетической и философской литературе. Его авторы  доктора философских наук, один из которых кандидат биологических наук, а другой врач по образованию, сочетающие широкие философские и исторические знания с глубокой медико-биологической (в частности, с генетической) эрудицией и подготовкой.

Несомненно, что современная генетика оказывает мощное влияние на духовную жизнь человечества (подарив ему идеи глобальной эволюции и понимания жизни как процесса реализации генетической информации) и испытывает столь же сильное обратное воздействие. От результатов этого взаимодействия в значительной мере зависит будущее человека как биокультурного вида.

Полагаю, что эта книга будет равно интересна и полезна как биологам и генетикам, так и врачам, философам и социологам. Она предоставляет возможность более точно оценить роль генетической науки в решении сложных проблем нашего времени и, в то же время, — отыскивать ответы на «вечные» вопросы бытия человека в этом мире.

Академик АН Высшей школы Украины,

профессор В.Г. Шахбазов
ВВЕДЕНИЕ
Вопрос, вынесенный в заголовок настоящей работы, выглядит достаточно академичным, далеким от тех проблем, которые возникли в нашей стране после обретения независимости. На первый взгляд представляется, что в Укране стране он не приобретет особой актуальности в последующие несколько десятилетий, когда историческая необходимость, на первый план, выводит экономические и социально-психологические аспекты, связанные с формированием рынка и кристаллизацией новой политической системы. Однако ниже нами приводятся аргументы в пользу иной точки зрения: развитие новой генетической теории и методологии, переход к широкому внедрению в повседневную жизнь, созданных на их основе технологий, в новом тысячелетии будет иметь первостепенное значение для развития нашей страны (как и других государств бывшего Советского Союза) не только в экономическом, но и (что, возможно, даже более важно) в социогуманитарном аспекте и станет одним из непременных условий успеха или неудачи формирования гражданского общества.

ХХ век называли по-разному: “Век социальных революций” и “Век мировых войн”, “Век атома” и “Век космоса”, “Век информатики”. Символично, однако, что на протяжении всех ста лет со времени вторичного открытия законов Менделя, даты считающейся официальным днем рождения новой науки, генетика оставалась в центре внимания и научного сообщества, и общественного мнения в целом. И если имя Грегора Менделя обрело всемирную известность в начале завершившегося ХХ столетия, а в его середине был расшифрован генетический код, то конец его отмечен совместным заявлением президента США и премьер-министра Великобритании о почти полной расшифровке молекулярной структуры генома человека. Генетика — это наука, с которой человечество переступило грань тысячелетий, и над ее проблемами и их последствиями мы, несомненно, будем размышлять и в новом столетии. Именно генетика, как известно, построила научный фундамент для таких наук о человеке, как медицина, психология, педагогика, антропология и др. Благодаря ей, осуществляются все типы современной селекции, все шире использующей методы генетической инженерии и биотехнологии.

Социокультурный аспект развития науки можно рассматривать как равнодействующую трех векторов: первый — интернальный, по отношению к научному сообществу, соответствует верификации конкретных научных (в данном случае — генетических) гипотез и теорий, меняющих содержание научного знания, которым обладает человечество; второй, — опосредован овеществленным знанием, т.е. технологическими инновациями; третий — отражает прямое влияние научных идей, концепций, методологических принципов, терминов на ментальность общества. Последняя составляющая влияния науки на социум считалась атрибутом социогуманитарного знания, однако с приобретением рядом естественнонаучных дисциплин — прежде всего — биологией, генетикой, экологией “человекоразмерности”1, непосредственной значимости теоретических положений для личности и общества, ситуация коренным образом изменилось [Степин, 2000, Кулиниченко, 2001].

Сегодня без генетики невозможно представить не только естествознание, но и современную цивилизацию. Генетические термины и представления стали неотъемлемыми элементами ментальности, а технологии, созданные на основе классической и молекулярной генетики — материальной культуры. Современные достижения, открытия и неудачи этой науки являются мощным фактором, определяющим грядущую судьбу человека, меняющим его представления о самом себе и о своем месте в окружающем мире. На концептуальную базу генетических теорий в той или иной степени опираются существующие социологические, криминологические, политические доктрины. Крупнейшие философы и теологи ХХ века анализируют последствия новых генетических открытий и их использования для общества и личности.

Современная биология и, в особенности, генетика образует своеобразный мост между естествознанием и гуманитарным знанием. По мере того, как ее внимание все больше концентрируется и сосредотачивается на человеке, как объекте теоретических исследований и технологических манипуляций, узел традиционных философских проблем, волновавших человека на протяжении всего периода его существования как особого биологического вида, как “существа, наделенного разумом”, завязывается все сильнее. “Высшее тщеславие” любой науки, как отмечал один из основоположников молекулярной генетики Ж. Моно, есть признание за ней права нарисовать собственную картину мирозданья, в которой человеку отводится соответствующее его статусу место. Такая картина, нарисованная генетикой на протяжении жизни двух-трех поколений (1900-1975 гг.), и стала причиной глубокого потрясения основ духовной жизни человечества [Monod, 1970]. Происходящая трансформация основных ментальных установок, равно как и модернизация существующих этических и правовых конструкций, связанные с прогрессом фундаментальной генетики и генных технологий, прогнозировались ранее многими философами, социологами и футурологами. Однако в массовом сознании причины этой трансформации и модернизации ассоциируются, как правило, только с возможностью создания новых живых организмов, в геноме которых будут объединены генетические детерминанты весьма отдаленных биологических видов. Страх перед неконтролируемыми последствиями таких генетических манипуляций (“комплекс Франкенштейна”) проникает в менталитет2 задолго до возникновения самой генетики и находит, в частности, свое образно-художественное воплощение и в знаменитой повести Мери Шелли “Франкенштейн, или современный Прометей”, написанной еще в 1817 году [Шелли, 1980], и в более позднем “Острове доктора Моро” Герберта Уэллса. Маловероятно, чтобы в ближайшие десятилетия генетика смогла актуализировать подобные опасения, но остроту поставленной проблемы это не снимает, ибо она, действительно, катализирует ментальные подвижки, изменяющие представления человека о самом себе, своем месте в этом мире, основах взаимоотношений с другими людьми и заставляет пересматривать традиционные метафизические категории и противопоставления (субъект и объект, природа и культура, знание и ценность и др.). Двойственность человека как самоценной “вещи-в-себе”, и как “вещи-для-нас”, субъекта познания и, одновременно, объекта внешнего манипулирования, у которого цели далеко не всегда совпадают с индивидуальными интересами личности, стала особенно остро ощущаться в конце истекшего тысячелетия. Это (и не в последнюю очередь) явилось следствием прогресса в изучении генетической природы вида Homo sapiens. Эволюционная методология современной биологии, в частности поиск генетических первооснов фундаментальных свойств человеческой личности как результата развертывания во времени и пространстве информации, записанной в ее геноме, стала ядром современных интерпретаций старой философской контроверзы детерминизма и свободы воли. Представление о собственном “Я” как о продукте преобразования и реализации унаследованной от предков информации, осознание возможности целенаправленного изменения этой информации (по своей воле или в результате постороннего вмешательства, благо- или злонамеренного), чувство предопределенности своей судьбы, влекут за собой глубинные духовные коллизии. Они осмысливаются как “конфликт человека с самим собой”, выход из которого некоторые философы вновь, как ранее Ф. Ницше, усматривают в необходимости самоконструирования и перестройки человеком собственной природы, но уже на основе современных генно-инженерных технологий (П. Слотердийк).

В известном смысле, масштабы влияния генетики на духовную жизнь в конце ХХ – в начале ХХI века, столь же велики, как и физики на рубеже XIX и ХХ веков. Применительно к человеку, основные понятия и термины генетики и генно-инженерных технологий, несут не устраняемую, эмоциональную и этическую нагрузку и вызывают тем самым значительный общественный резонанс, причем только изредка позитивный. Значительно чаще этот резонанс негативный. Любая рефлексия о настоящем и будущем генетики уже не имеет идеологической и политической нейтральности3.

П. Уолп следующим образом метафорически подытоживает суть вызванных генетикой революционных изменений в культурной и духовной жизни современного человека: “Генетические технологии поставили нас лицом к лицу с необходимостью беспрецедентных и иногда необратимых решений. И мы должны принять это решение, воспользовавшись всей человеческой мудростью и проницательностью, с учетом нашего научного, религиозного и философского наследия. Этот процесс можно осмыслить, взглянув сейчас в глубину изменений, происходящих в современной генетике, ее тенденцию создать биологический портрет человеческого поведения, духовной и материальной природы, — короче говоря, портрет генетической сущности личности” [Wolpe, 1997]. Но если в массовом сознании возникает такое понимание задач генетики, то, действительно, и образ самой генетики формируется в соответствии с этой установкой. Интересно, что у человека происходит как бы двойное ментальное взаимное отражение: себя через призму генетики и самой генетики — через ее влияние на восприятие человеком смысла собственного существования и своего места в реальном мире. Таким образом, судьба отдельного индивидуума, будущее науки и всего человечества затягивается в единый узел.

Означает ли это, что традиционные философские категории и проблемы утрачивают свой смысл и обесцениваются в результате прогресса генетики, информатики, психологии и создаваемых на их основе довольно изощренных технологий, целью которых является управление и контроль над деятельностью и социальным поведением отдельных личностей и социальных групп? Положительный ответ на этот, в известной мере, риторический вопрос стал бы симптомом глубочайшего перелома, на наш взгляд, катастрофического разрыва в культурной и социальной истории человечества. Скорее, речь должна идти об очередной глубокой трансформации “вечных вопросов” человеческого бытия, на которые однозначные и окончательные ответы никогда не будут получены, хотя поиски их инвариантны как непременное условие развития духовной жизни человечества.

В гордиевом узле философских, социальных, идеологических, и прочих проблем, генезис которых обусловливается взаимодействием генетики и социума, попытаемся выделить одну из нитей, проходящую по всей границе истории науки и социально-политической истории ХХ века.

Доминирующей темой философии и социологии науки прошлого столетия была сформулированная Карлом Поппером [1992, с. 341] проблему “демаркации” — разграничения науки, а точнее, естествознания (science) и иных сфер интеллектуальной и социальной жизни, прежде всего — гуманитарных наук (arts), философии, идеологии. Наука прошлого века, как особый социальный институт, обосновывала свою автономность, опираясь на специфичность своих функций, основной из которых является производство нового знания. Эта концепция допускает, что прикладное использование науки может порождать политические проблемы, но вмешательство политики в развитие науки рассматривается, как, безусловно, нежелательное. Такая методологическая установка сформировала и ментальный стереотип поведения членов научного сообщества, оказывая заметное влияние на спектр тематики научных исследований, а, следовательно, и на содержание естественных наук. Известный американский философ С. Тулмин вспоминал, что в Англии, накануне Второй мировой войны, большинство членов научного сообщества четко придерживались установки – выбирать в качестве объекта своих профессиональных изысканий предмет, “наименее связанный с этическими вопросами, край спектра взаимодействия между наукой и ценностями” [Фролов, Юдин, 1986, с. 180].

К концу столетия стало очевидным, что присутствие политической компоненты в развитии науки в целом, как и в деятельности каждого отдельного исследователя, неизбежно, а ее значение возрастает параллельно интеграции науки в общественную жизнь. Ментальный стереотип поведения членов научного сообщества меняется достаточно радикально. Ныне исследователи, склонны рассматривать социально-политические аспекты науки как данность, которую следует не избегать, а использовать. Уже на первых стадиях научных исследований в “человекоразмерных” областях естествознания (начиная от момента постановки проблемы и проведения предварительных теоретических и экспериментальных исследований), анализируются и предусматриваются не только их социальные, политические и этические последствия (существующие в это время только потенциально), но и соответственная пропагандистско-политическая кампания, направленная на формирование положительного резонанса в общественном мнении. И это явление, инициированное политизацией науки, в свою очередь, усиливает породившую ее социально-историческую тенденцию и делает ее, по сути, автокаталитической. Яркой иллюстрацией этой закономерности может служить и история развития генетики, которая на протяжении всего ХХ века не раз становилась предметом политических столкновений, спекуляций, социальных конфликтов. Ее теоретические постулаты зачастую оценивались, принимались или оспаривались, исходя из этических норм, предпочтений и идеалов или же политических интересов.

В 70-е годы в конце своей длительной научной карьеры выдающийся генетик и эволюционист Ф. Добржанский следующим образом резюмировал свои наблюдения за историческими коллизиями развития генетики: “Теоретические и практические приложения [науки] не относятся к не пересекающимся сферам, они взаимозависимы. Чем более непосредственно значима научная дисциплина для человеческой деятельности, тем более она может противоречить каким-либо расхожим убеждениям и предубеждениям. Незавидным уделом генетики была и остается вовлеченность в такие противоречия” [Dobzhansky, 1976; Добржанский, 2000].

Через двадцать лет положение еще более обострилось в результате осуществления программы картирования генома человека и успехов генных технологий: “Эгоистичный ген, ген шизофрении или ген гомосексуальности. Что это — наука или политика? Генетика или евгеника?” — спрашивает один из участников проекта Европейского Сообщества “Этические и философские перспективы генетического скрининга Э. Белси (1995 г.). И продолжает уже без иронии: “Сейчас вновь встает вопрос о природе науки: где пролегает граница ее компетенции. И это вновь возвращает вопрос об этических ценностях и научном редукционизме. Где (если она существует) связь науки и этики [values]? Являются ли этические ценности внешним приоритетом, действующим на стадии формирования исследовательских программ, или внутренним и присущим самой природе науки фактором? И может ли наша целостная картина мира быть редуцирована к научному объяснению, и, в особенности, может ли любой аспект жизни, прежде всего жизни человеческой, быть редуцирован к генетике?” [Belsey, 1998].

В процессе функционирования современной государственной власти все больший удельный вес занимает регулирование и управление развитием науки и применением технологии, с одной стороны, и социальных процессов, порожденных развитием науки, с другой. Б.Г. Гринев пишет, что ныне федеральное правительство США — это “правительство научно-технического прогресса”, развитием которого управляют примерно 25% его чиновников [Гриньов, 2000, с. 16]. Стремление к подчинению науки интересам отдельных социальных групп и необходимость учета разнообразных социально-политических рисков и последствий научных инноваций, а, значит, и рост различных форм социального контроля исследовательской деятельности, являются очевидными атрибутами современной цивилизации. И только нормальное функционирование механизмов социального гомеостаза может предотвратить потенциально негативные последствия политического вмешательства в эту сферу жизни Социума. Отсюда и то значение, которое приобретает методологическое и социально-историческое исследование механизмов взаимодействия науки и общества, особенно, в условиях кризиса, в частности, предпосылок и условий инициации и развертывания на стадии деструкции науки, а также связанных с ней социальных институтов.

Ощущение внутренней противоречивости собственного бытия (временами обостряющееся до антагонизма), вероятно, столь же старо, как само человечество. “Я царь — я — раб — я — червь — я Бог!” — пожалуй, более образно и ярко, чем Гавриил Державин, эту трагическую контроверзу не выразить. Генетика вносит и свою существенную лепту в ее объяснение.

Возникновение идей, лежащих в основе концепции “генно-культурной коэволюции”, обычно относят к последней четверти последнего века ушедшего тысячелетия, Они ассоциируются с именами Эдварда Уилсона (США), Ричарда Докинза (Великобритания) и Владимира Эфроимсона (СССР), основные труды которого стали широко известны, к сожалению, только после его кончины. Впрочем, о дисгармонии социальных основ человеческого поведения и обусловившей его биологической конституции, унаследованной в процессе миллионно летней эволюции, как результате значительной разницы скоростей биологической (более медленной) и социально-культурной эволюции, писал в самом начале ХХ века Илья Мечников в “Этюдах о природе человека” и “Этюдах оптимизма” [Мечников, 1923, с. 223 и далее]. По его утверждению, социальная эволюция, рационализация социальной жизни на научной основе, “должна совершиться постепенно и потребует множество усилий и новых знаний. В этом отношении социология, едва народившаяся, должна будет черпать сведения у своей старшей сестры, биологии” [Мечников, 1987, с. 202-203]. И далее: “Человеческая природа, способная к изменениям точно так же, как и природа организмов, вообще, должна быть изменена сообразно определенному идеалу. Садовник или скотовод не останавливаются перед данной природой, занимающих их, растений или животных, но видоизменяют их сообразно надобности. Точно так же и ученый-философ не должен смотреть на современную человеческую природу как на нечто незыблемое, а должен стремиться изменить ее к благу людей... Методы, пригодные для растений и животных, должны быть изменены в приложении к человеку. Здесь не может быть и речи о подборе и скрещиваниях, применимых ко ржи и сливам. Но мы все же вправе составить себе идеал человеческой природы, к которому человеку следовало бы стремиться” [Мечников, 1987, с. 269-271]. Эти цитаты из книги, написанной в начале ХХ века, несмотря на некоторую архаичность стиля, представляются взятыми из современной полемической статьи, посвященной перспективам генотерапии и генетической инженерии, написанной уже в начале века двадцать первого. И, конечно, это обстоятельство можно рассматривать просто как еще одно доказательство прозорливости научного гения Украины (где И. Мечников родился), России (представителем культуры которой он был) и Франции (где он обрел всемирное признание). Но приведенные строки в еще большей степени можно считать очередным историческим доказательством причастности биологии и генетики к объяснению вечных, волнующих человека, проблем, к поиску рационального объяснения идей Добра и Зла, истоки которых действительно приходится искать в пространстве и времени его эволюции как биологического вида.

Таким образом, генетика сама по себе может служить источником такого столкновения этических постулатов и различных ментальностей, которое потенциально способно перерасти в политический конфликт и повлиять на стабильность существующих социальных систем. Анализ и осмысление предпосылок и условий таких конфликтных ситуаций и является предметом предлагаемой книги. Ее цель — сравнительное исследование социально-культурных, историко-научных и философско-методологических аспектов взаимодействия науки и общества: (а) условий инициации и развертывания кризисного сценария взаимоотношений науки и политики и (б) изучения общих механизмов сопряженной эволюции социокультурных и научных парадигм.

Основополагающая, концептуальная идея предпринятого авторами анализа связана с эволюционно-эпистемеологическим направлением в современной философии науки, которое взаимодействие науки, этики и политики рассматривает как коэволюционный процесс. Канал своеобразного информационного взаимодействия между ними функционирует и развивается в настоящее время крайне интенсивно, определяя будущее обеих систем — науки и общества.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   19

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

В. Л. Кулиниченко наука, этика, политика: социокультурные аспекты современной генетики киев iconИнформационное письмо
«Диалог культур народов башкортостана: политико-правовые, исторические и социокультурные аспекты»

В. Л. Кулиниченко наука, этика, политика: социокультурные аспекты современной генетики киев iconВ. А. Геодакян о теоретической биологии
Методологические аспекты эволюционного учения киев, "Наукова думка", 1986, 73–86

В. Л. Кулиниченко наука, этика, политика: социокультурные аспекты современной генетики киев iconМонография представляет собой попытку сравнительного систем­ного...
Август – 48. Уроки прошлого. (научное киллерство, к истории советской генетики, к феномену распада ссср)М.: Ргау−мсха им. К. А. Тимирязева,...

В. Л. Кулиниченко наука, этика, политика: социокультурные аспекты современной генетики киев iconСаттон Орден «Череп и кости»
«Орден «Череп и кости»: тайная власть. Документы, история, идеология, международная политика»: Издательство «мауп»; Киев; 2005

В. Л. Кулиниченко наука, этика, политика: социокультурные аспекты современной генетики киев iconЗакона. Глава Этика искупления
Конкретные вопросы этики Часть о последних вещах. Этика эсхатологическая

В. Л. Кулиниченко наука, этика, политика: социокультурные аспекты современной генетики киев iconЭтнопсихологические и социокультурные особенности интеллектуального развития подростков
Е раскрываются теоретические, методологические, и эмпирические аспекты проблемы исследования интеллекта в зарубежной и отечественной...

В. Л. Кулиниченко наука, этика, политика: социокультурные аспекты современной генетики киев iconФилософские и социокультурные основы педагогики
Важнейшей составляющей жизни человека как сознательного существа яв­ляется постижение им своего бытия, освоение знания об окружающем...

В. Л. Кулиниченко наука, этика, политика: социокультурные аспекты современной генетики киев iconАнтинаркотическая политика в современной России: образовательный аспект
...

В. Л. Кулиниченко наука, этика, политика: социокультурные аспекты современной генетики киев iconОтветы к экзамену по литературоведению Литературоведение как наука
Литературоведение — одна из двух филологических наук — наука о литературе. Другая филологическая наука, наука о языке, — языкознание,...

В. Л. Кулиниченко наука, этика, политика: социокультурные аспекты современной генетики киев iconСтановление «идеального»: онтологический и гносеологический аспекты
К. 521. 003. 01 по философским и социологическим наукам при Современной гуманитарной академии по адресу: 109029, Москва, ул. Нижегородская,...

Литература


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
literature-edu.ru
Поиск на сайте

Главная страница  Литература  Доклады  Рефераты  Курсовая работа  Лекции