Герметической Школе «Атанор»




Скачать 3.88 Mb.
Название Герметической Школе «Атанор»
страница 7/21
Дата публикации 13.06.2014
Размер 3.88 Mb.
Тип Документы
literature-edu.ru > Философия > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   21

   – Наблюдая за собой, я обратила внимание на интересный факт: пока я помню себя, я чувствую внутреннюю устойчивость и независимость от внешних влияний. А как только засыпаю, забывая о своей сущности и отождествляясь с телом, – тут же накатывает волна депрессии. Присутствие поклонников также выбивает меня из состояния самонаблюдения: их внимание усиливает гордыню.

   Она описала еще несколько своих состояний, деля их на состояния тонкие и грубые. Я не ожидал услышать сухой анализ самой себя от такой юной девушки и захотел ей понравиться. Я стал раздумывать, как заинтересовать ее собой, и весь ушел в мечтания, перестав слушать. Вдруг до меня донесся голос Джи:

   – Напрасно ты, Гурий, так невнимателен к словам Дракона. Ты ведь не знаешь ничего о своих внутренних состояниях и не имеешь никакой идеи, как отделять тонкое от грубого. А когда ты пытаешься что-либо рассказать, то говоришь нечленораздельно, как будто рот твой полон каши.

   – Как я мог научиться помнить себя, если вы мне об этом никогда не рассказывали? – вспыхнул я.

   – Я говорю тогда, когда вижу, что тебе есть чем воспринять, – ответил он. – Как раз сегодня ты мог бы воспринять эти идеи от молодой девушки, что для тебя гораздо проще и интересней. А когда я тебе рассказывал о работе над собой у тебя дома, в Кишиневе, ты вдруг захрапел, уснув прямо в кресле. Твой ум отчаянно сопротивляется любому знанию. Я замечал в тебе два противоположных состояния, в которых ты обычно находишься, – рабочее и хаотическое.

   – А что является моим рабочим состоянием?

   – Твоим рабочим состоянием является такое, в котором ты, не проявляя раздражения и гнева, воспринимаешь коррекцию по поводу своего поведения или настроения.

   – Что же является нерабочим состоянием?

   – К нерабочим, – слегка улыбаясь, ответил Джи, – относятся все остальные.

       Вот, видишь, Дракоша, – продолжал он, – это новый юнга. Родом он из Кишинева. Ему сложно понять, что такое Корабль, потому что он рос мелким домашним тираном, заставляя своих родителей выполнять все его прихоти. А вне семьи он слаб как былинка, неустанно ищет место, где бы поуютнее пристроиться. Как ты думаешь, Дракоша, что он собой представляет?

   Смерив меня укоризненным взглядом, она пренебрежительно произнесла:

   – У него дешевый набор хвастливых “я”, которыми он размахивает, как корова хвостом, отбиваясь от мух. Он напоминает мне инстинктивного человека, который любое внутреннее достижение сводит к телесному удовольствию.

   – Я возмущен вашей дерзостью! – воскликнул я, хотя чувствовал, что она в чем-то права.

   – Ваш молдавский юнга представляет собой набор сырых “я”. Он похож на трэмпа, пытающегося пристроиться к осетру, – сказала Дракон ехидно, но, вместе с тем, сочувственно улыбаясь.

   – Это звучит как неприкрытое оскорбление под видом обучающей ситуации, – возмутился я.

   – Вот сейчас ты и находишься в нерабочем состоянии, – презрительно улыбнулась она.

   – Она ловко тебя подловила, – засмеялся Джи.

 – Как же себя трансформировать? – притих я.

   – Только проходя обучающие ситуации под руководством Джи, – улыбнулась она. – Но если ты не выдержишь градуса и впадешь в негатив, то твоя работа над собой превратится в мартышкин труд.

   “Ну и язва”, – подумал я, но нагрубить ей не решился.

   – Я вижу, эта юная особа – ваша любимица и ей все позволено, а вы под видом обучения устроили из меня посмешище, – обрушился я на Джи. – Смотрите, как она встречает новых учеников!

   – Да он у вас еще и злобный, как мелкая дворняжка, – презрительно отозвалась она.

   “Если бы эта белокурая бестия не вызывала в одно и то же время любовь и ненависть, я бы не дошел до такой точки внутреннего кипения”, – негодовал я.

   – Пойди на лестничную площадку и выпари свое “озеро Чад”, – сказал Джи, заметив мое взрывоопасное состояние.

   Выйдя на лестницу, я закурил сигарету и стал сначала наблюдать за вечерними огнями, но от обиды и горечи все расплывалось в глазах; тогда, чтобы прийти в себя, я снова открыл книгу.

   ...За наглое поведение на небесах Сунь У-куна заковали в цепи и накрыли сверху большой скалой. Когда же он попросил о милосердии, Будда, удаляясь в свой мир, сказал, что настанет время, когда монах из династии Тан должен будет принести учение Будды на Запад. Если Сунь У-кун поклянется быть ему верным слугой и защитит его от всех врагов, то Танский монах освободит его.

   Сунь У-кун провел несколько тысяч лет в заточении, лежа под скалой у дороги, пока не появился человек необыкновенной чистоты, в котором Сунь У-кун распознал Танского монаха и поклялся быть ему верным помощником. Танский монах с помощью тайной молитвы освободил его из-под скалы и взял с собой. Он надел на голову Сунь У-куну небольшую шапочку с вышитыми на ней мантрами и объяснил, что если их миссия будет выполнена успешно, то Сунь У-кун получит долгожданное Просветление и обретет внутреннюю свободу. Вдвоем они отправились на Запад, неся провозвестие Будды.

В пути Танский монах проповедовал святое учение, а Сунь У-кун защищал его от разбойников и демонов, которые пытались его уничтожить, чтобы не дать светлому учению распространиться по Земле. Поскольку Танский монах не был приспособлен к обычной жизни, то Сунь У-кун был обязан заботиться о ночлеге и пропитании. Если Сунь У-кун по старой памяти пытался бунтовать, то Танский монах читал особую молитву, и шапочка на голове Сунь У-куна сжималась, причиняя сильное страдание. От шапочки Сунь У-кун не мог избавиться, как ни пытался, поэтому нрав его постепенно улучшился.

   Однажды, пересекая горную гряду, они столкнулись со странным воином, у которого было свиное рыло вместо лица.

Звали этого воина Чжу Ба-цзе. Он преградил им путь и требовал, чтобы Сунь У-кун сразился с ним. Сунь У-кун своим магическим посохом легко одолел воина, который сражался граблями, и тут побежденный вдруг сказал, что узнал Танского монаха и хочет следовать за ним. Воин надеялся, что Танский монах сможет избавить его от свиного рыла, которое он получил в наказание за необузданное пьянство в небесных чертогах...

   Тут дверь квартирки Феи отворилась: оттуда вышла Молодой Дракон и тихо прошелестела мимо меня, послав на прощание ослепительную улыбку. Я провожал ее влюбленным взглядом, пока она не скрылась из виду.

“Почему время, проведенное в обществе Джи, имеет такую плотность и насыщенность?” – раздумывал я. По моим оценкам, интенсивность внутренних переживаний была такова, будто я провел в Москве больше недели, хотя это был всего лишь первый день.
   На следующий день я купил возле метро у старушек хороший окорок, и мы, перекусив, приготовились к новому приключению.

   – Сегодня я поведу тебя в ситуацию московского андеграунда. Это может оказаться для тебя “проверкой на вшивость”, так что будь алертен. Заодно поучишься корабельному стилю жизни. Не забывай, что учишься на юнгу: не слушай советов плохого настроения и не вешай носа, когда тебе случайно наступят на мозоль, – проговорил Джи с необычайным сиянием в глазах.

   – А как я должен себя вести? – забеспокоился я.

 – Позаботься о хорошем угощении для хозяев дома, приготовь еду, накрой на стол, а затем убери и вымой посуду. Но надо делать это, не привлекая к себе внимания, иначе твоя помощь может легко превратиться в помеху.

   “Может быть, сегодня меня опять ожидает встреча с московской красавицей?” – тайно надеялся я.

   Мы заглянули в магазин, и Джи спросил:

   – Какой бы напиток ты выбрал для сегодняшней встречи?

   – Пятизвездочный армянский коньяк и хорошую ветчину на закуску.

   – Это бессмысленная трата денег тебя быстро сделает нищим, – заявил он и предложил мне купить недорогое, но хорошее вино.

         Когда я купил все, что надо для проведения прекрасного v вечера, он сказал:

   – Сегодня я познакомлю тебя с молодым гением. Если ты сможешь установить с ним сущностный контакт, то откроешь несколько тонких лепестков своего восприятия.

   – А я предполагал, что будет встреча с прекрасной дамой, – с сожалением произнес я.

   – Ты уже потерпел фиаско с одной из них.

   Мы долго ехали в метро, сделав две пересадки, и наконец добрались до нужного дома. Дверь открыл бледный молодой человек с умным лицом и холодными как лед глазами.

   – А-а-а, Магистр со свитой. Заходите.

   – Дорогой Александр, познакомься с моим новым юнгой, – улыбнулся Джи.

   – Проходите, – кивнул он, едва взглянув на меня.

   Большая прихожая неярко освещалась старинной хрустальной люстрой. Сиял матовым отблеском аккуратно навощенный темного дуба паркет. Александр был бледен, на губах играла надменная усмешка, подчеркивающая его превосходство. Он был в просторных серых габардиновых брюках, черном разношенном весте и белой рубашке с небрежно подвернутыми манжетами. На мизинце красовался перстень с темным камнем и латинской монограммой. Он молча ждал, пока мы сбросили свои вещи на стул рядом с переполненной вешалкой, а потом преувеличенно резким, словно недавно заученным и все еще доставляющим удовольствие жестом пригласил нас пройти в комнату.

   Джи сел на диван и обратился к нему:

   – Ты не будешь возражать, если мой новый оруженосец займется приготовлением закуски?

   – Разрешаю, – ответил Александр, странно поджав губы, – но только пусть все делает тихо.

   – Я понял, сэр, – притворно улыбнулся я и, взяв сумку с едой, недовольно отправился на кухню.

   Нарезая сыр, я услышал голос Александра:

   – Я посвятил вам, Маэстро, одну из своих баллад – “Кружится Магистр”. Позвольте исполнить ее.

   – С удовольствием послушаю тебя, Саша, – сказал Джи.

   Я услышал полнозвучный аккорд. Голос у Александра был отчужденно-холодным, но текст звучал интересно; он с видимым удовольствием несколько раз повторил припев:

В руках его вальтер, 

в руках его вальтер, 

в руках его Вальтер Скотт.  

– Потрясающе, – сказал Джи. – Тебе удалось почувствовать нечто запредельное. Как ты смог проникнуть вглубь этой странной полушарлатанской фигуры Челионати, которую я представляю на сцене жизни?

   “А меня Джи не хвалит, как бы я ни старался”, – мрачно думал я, продолжая готовить закуску.

   – Недавно я виделся с Евгением, – сказал Александр. – Мы обсуждали тему запредельной тьмы. Я написал еще одну балладу и, если вы хотите, могу спеть ее.

   – Конечно, – с энтузиазмом поддержал Джи, – продолжай.

   – “Этот синий сеньор Астарот...” – начал Александр с ледяной интонацией, резко ударив по струнам.

   Я перестал прислушиваться, ибо текст баллады был пугающим. Приготовив закуску под звуки песни о чьем-то белом теле, навевающей кладбищенскую жуть, я вошел в комнату с подносом, уставленным тарелками, и услышал начало следующего куплета:
Двадцать миллионов в речку,

Двадцать миллионов в печку,

Наши автоматы не дают осечки...   
Я накрыл на стол и съежился на стуле, прячась от тягостной ледяной атмосферы, не зная, как вернуться к состоянию внутреннего комфорта.

   Баллада закончилась сильным аккордом, от которого лопнула пара струн. Александр запрокинул голову и закрыл глаза, словно в экстазе. Джи отставил свой бокал и воодушевленно произнес:

   – Ну вот, теперь мы можем и закусить слегка. Почему бы нам, Александр, не перебраться за накрытый стол?

   “Отлично, – пронеслось у меня в голове, – начинается более приятная часть визита”.

Вдруг я увидел, что атмосфера в комнате засверкала перламутровым блеском. Она привлекала меня ощущением внутреннего взлета, но в то же время отпугивала неземным холодом. Александр, небрежно бросив гитару, сел к столу и, налив себе полный стакан вина, залпом осушил его.

   – Я постоянно общаюсь теперь с Евгением, – заговорил он. – Эльдар – это лишь его отражение в темном зеркале. Евгений раскрыл мне глубину Великого Делания, давая инструкции в контексте инспираций Фламеля и Бэзила Валентина. Он дал мне задание изучить их труды в подлиннике, и я уже стал приближаться к Работе в Красном.

   – Как же тебе это удалось? – поинтересовался Джи.

   – Сделав некоторое усилие, я за два месяца изучил французский и прочел их труды. Теперь в Нигрэдо для меня не осталось секретов. Но я надеюсь от вас узнать состав летучего агента, который во много раз ускоряет алхимическую реакцию. Евгений ссылается на ваш авторитет...

   “Как жаль, что не понимаю ни слова из этого разговора”, – думал я и удивлялся тому, как Джи может так легко говорить интонациями Александра, используя те же выражения, и, казалось, даже сверкая тем же холодным блеском.

   – Посмотрим, – сказал Джи. – К этому знанию не так-то легко подойти; оно, скорее, бытийного характера.

   – Кстати, два дня назад Евгений снова зашел ко мне, и мы углубились в тайны Работы в Красном, – перешел к другой теме Александр. – Когда наступила полночь, Евгений вдруг произнес: “Хочу тебя, дорогой друг, посвятить в тонкости одной запредельной алхимической доктрины, но без тонких напитков тут никак не обойдешься”, – в этот момент в его глазах открылись непознаваемые бездны. Поскольку в доме все было выпито, я вышел купить водки, но ее не было даже у таксистов. Внезапно возле меня вырос грузин с огромными усами, одетый в осеннее пальто; из кармана у него торчала бутылка “Столичной”. – “Милейший, – обратился я к нему, – не продашь ли водку? Нужна позарез”. – “Дорогой, мне не нужны твои деньги, – с сильным акцентом произнес он, – видишь, мне холодно, а ты стоишь в дубленке и просишь водку”. – “Плачу тебе сотню”, – ответил я. – “Какая сотня, дорогой? Давай дубленку, а я тебе водку и свое пальтишко”. – “Ну и сволочь же ты, милейший”, – ответил я, снимая дубленку и надевая его легкое пальто с водкой в кармане. Желание Мэтра было для меня законом. – “Коммерция – выше эмоций, дорогой”, – запахнув дубленку, ответил он.

   – Предлагаю выпить за четкость твоих действий, – произнес Джи, разливая по стаканам каберне.

   Александр, заметив, что вина больше не осталось, сказал:

   – Вы не возражаете, Магистр, если я с вашим оруженосцем схожу купить вина?

   – Нисколько, – ответил Джи. – Я тем временем просмотрю пару книг из твоей библиотеки.

   Мы вышли в прихожую, и Александр, надев дорогого вида длинное черное пальто и небрежно накинув на шею белый шарф, открыл дверь. Я, скрывая вспыхнувшую зависть, надел свою поношенную куртку и вышел. Он тщательно закрыл за собой дверь, и мы быстро спустились по лестнице. Напротив дома Александра была большая стройка, и толпы рабочих направлялись по своим домам и общежитиям с сизыми от мороза лицами. Горизонт лиловел вечерними облаками, навевающими легкую грусть. Александр схватил меня за руку, напугав неожиданным жестом, и произнес:

   – Посмотри, как инфернальна жизнь вокруг, как она чудовищна! Посмотри на этих механических монстров, захватывающих человеческое пространство под предлогом прогресса и целесообразности. Я надеюсь, ты чувствуешь глубинные измерения жизни?

   – И даже очень сильно, – гордо ответил я.

   – Значит, ты не совсем еще оболваненная серость.

 “За Александра стоит держаться, – подумал я, – он далеко пойдет”.

   Мы купили несколько бутылок вина и вернулись в квартиру. Я увидел в полуоткрытую дверь, что за столом сидит уже новый гость – высокий, коротко подстриженный молодой человек в темно-сером костюме в тонкую полоску. Они с Джи потягивали армянский коньяк, непринужденно о чем-то беседуя. Но, когда Александр вошел в комнату, он мгновенно вскочил, приветствуя, прищелкнув каблуками.

   – Это – Алекс, мой адъютант, – бросил Александр. – Предан мне беззаветно.

   Алекс окинул меня пренебрежительным взглядом, от которого мне стало не по себе.

   “Жаль, что место адъютанта уже занято”, – подумал я.

   – На чем же мы остановились? – спросил Джи у Алекса.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   21

Похожие:

Герметической Школе «Атанор» icon Сознания, и с которыми пришлось столкнуться и мне. Поэтому лучше...
Знакомство со статьями Дарио Саласа и его книгами, позволило окунуться в мир малоизвестной у нас герметической философии, называемой...
Герметической Школе «Атанор» icon Методическая разработка Организация недели иностранного языка в школе...
В ней содержится сценарий проведения недели иностранного языка в школе. Я думаю, она может оказать большую помощь при проведении...
Герметической Школе «Атанор» icon В средней школе
А 43 Актуальные вопросы теории и методики обучения математике в средней школе [Текст]: сборник научных статей. Вып. – Киров: Изд-во...
Герметической Школе «Атанор» icon О методической работе в школе
Методическая работа в школе -это целостная, основанная на достижениях науки и передового педагогического опыта система взаимосвязанных...
Герметической Школе «Атанор» icon Пояснительная записка в школе «Технология»
В школе «Технология» интегрированная образовательная область, синтезирующая научные знания из математики, физики, химии, биологии...
Герметической Школе «Атанор» icon Отчет о мероприятиях, проведенных в школе ко
Куркинской школе были подготовлены и проведены ряд мероприятий. Они были приурочены к 10-летию со времени провозглашения Генеральной...
Герметической Школе «Атанор» icon 2. Образовательная робототехника в начальной школе: учебно-методическое пособие
Уроки Лего-конструирования в школе: методическое пособие / А. С. Злаказов, Г. А. Горшков, С. Г. Шевалдина; под науч ред. В. В. Садырина,...
Герметической Школе «Атанор» icon Программа по адаптации для учеников 1 классов
Адаптация ребенка к школе – довольно длительный процесс. Не день, не неделя требуются для того, чтобы маленький ученик освоился в...
Герметической Школе «Атанор» icon Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение средняя общеобразовательная школа №1
Рабочая программа составлена в соответствии с требованиями к оформлению и составлению рабочих программ элективных, факультативных...
Герметической Школе «Атанор» icon Рабочая программа по литературе 11А класс
Мбоу сош №1 г. Мончегорска, реализующих программы начального общего, основного общего и среднего общего образования, утвержденного...
Литература


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
literature-edu.ru
Поиск на сайте

Главная страница  Литература  Доклады  Рефераты  Курсовая работа  Лекции