Герметической Школе «Атанор»




Скачать 3.88 Mb.
Название Герметической Школе «Атанор»
страница 4/21
Дата публикации 13.06.2014
Размер 3.88 Mb.
Тип Документы
literature-edu.ru > Философия > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   21
Глава 3. Мистическое пространство Москвы

Наступили первые дни осени, прежде чем мне удалось накопить денег и приехать в Москву для продолжения охоты за невидимой тенью Просветления.

   Изрядно поплутав в районе метро “Авиамоторная”, я вышел наконец к девятиэтажному дому, построенному, видимо, в сталинские времена.

   В подъезде стояла гулкая тишина; слабый свет едва обозначал номера квартир. Я поднялся на четвертый этаж и с волнением позвонил в деревянную дверь.

   Послышались легкие шаги, щелчок замка, и на пороге появилась Фея. Увидев меня, она приветливо улыбнулась. Тонкую фигурку ее мягко облегал голубой китайский халат, на котором шелком был вышит красно-золотой дракон. Она пригласила меня войти и пристально посмотрела в мои глаза. Ее фосфоресцирующий взгляд, словно имея надо мной странную власть, проникал во все уголки души. Я почувствовал, как вибрации иного мира прошелестели по телу; мне стало не по себе. Ее душа явно пребывала в иной реальности.

   – А где Джи? – растерянно спросил я.

   – Он скоро придет, – ответила она вибрирующим голосом с другого конца бесконечности.

   Я не мог оторвать от нее взгляда. Ее золотистые волосы, наэлектризованные неземной энергией, ниспадали на худенькие плечи, а сумеречные глаза, подернутые зеленоватой дымкой, прохладно мерцали из-под ресниц. Заметив мой испуганный взгляд, она вышла из комнаты.

   Оставшись один, я стал рассматривать необычные картины, написанные на холстах, оргалите и даже на кухонных досках. С трудом оторвавшись от их созерцания, я окинул взглядом обстановку комнаты. В левом углу стоял диван под блеклым китайским покрывалом, а посередине – большой круглый стол, на котором я увидел тюбики с красками, засохшие куски хлеба и запыленные граненые стаканы. Под столом лежала большая куча одежды вперемешку с женскими туфлями. Комната имела довольно странный вид и производила сюрреальное впечатление.

   – Я вижу, ты слегка шокирован моей обстановкой, – заметила Фея, вернувшись с дымящимся чайником. Ее взгляд уже успел обрести нормальное выражение. – Вещи в этой комнате собраны из совершенно разных пространств и периодов моей жизни. Как видишь, они настолько несовместимы друг с другом, что находятся в состоянии войны.

   Фея приготовила зеленый китайский чай и подала мне чашку из позолоченного фарфора, на которой тоже был изображен дракон. Я осторожно присел к столу и стал молча помешивать в чашке резной золотой ложечкой. Фея отстранен – но смотрела прямо перед собой; взгляд ее снова уплыл в бесконечность.

   “Только Джи мог поселиться в этом оторванном от реальности пространстве”, – подумал я. Внезапно дверь отворилась, и он появился на пороге, в брюках защитного цвета и военной рубашке, что создавало странный контраст с утонченными чертами его лица. Он загадочно улыбнулся и спросил:

   – Ну что, жив еще, братушка?

   – В душе моей горит огонь, – ответил я.

   – Тогда начинай вживаться в московский алхимический лабиринт.

   Меня захлестнула теплая волна света, и мне показалось, что я, словно блудный сын, возвратился в отчий дом после многих инкарнационных скитаний. Было такое ощущение, что я провел в их обществе не одну сотню лет, но вспомнить ничего не мог.

   – Рад видеть тебя в каморке Папы Карло, – сказал весело Джи.

   Я вытащил из сумки молдавское вино и, разложив на столе нехитрую закуску, предложил отметить свой приезд.

   Разлив красное вино по бокалам, Джи произнес:

   – За вечное возвращение, – и посмотрел на меня.

   – За достижение высшего “Я”, – сказал я торжественно.

   – Если остановишь сны своей жизни, то сможешь проникнуть в просвет между мирами, – не спеша произнес он. – Читал ли ты роман китайского писателя У Чэн-энь “Путешествие на Запад”? Его сюжет заключается в том, что монаху из династии Тан была вверена небесными силами миссия: принести весть о буддизме в западную часть Китая. И он отправился на Запад с двумя спутниками, Сунь У-куном и Чжу Ба-цзе, которые обязаны были помогать ему в пути, защищая от разных неприятностей. Они знали, что если Танскому монаху удастся выполнить свою миссию, то в награду за это они получат освобождение от колеса сансары. Вопрос в том, смог бы ты стать Сунь У-куном, если бы встретил Танского монаха? – с этими словами Джи снял с полки книгу и подал мне; я прочел название: “Путешествие на Запад”.

   Я открыл ее и быстро просмотрел оглавление, а затем пролистал слегка пожелтевшие страницы. “Теперь ситуация стала более ясной”, – подумал я и решительно произнес:

   – Просветления я собираюсь достичь в этой жизни, а каким образом – это не столь важно, и не хочу откладывать это до следующего воплощения.

   – Какой дерзкий молодой человек, – пропела Фея с другого конца комнаты.

   – Дай ему свободно высказаться, – остановил ее Джи. 

   – Если хотите, я приведу вашу неустроенную каморку в приличный вид, – заявил я.

   – Ну, попробуй, – разрешил Джи.

   Начиная со следующего дня, я с утра до вечера выпиливал полки из авиационной фанеры и сооружал сундук-кровать, чтобы использовать его для хранения мистической литературы.

   – Ночь, проведенная на эзотерических книгах, направляет ум к внутренней свободе, – заметил Джи, и я не понял, шутит он или нет.

   Я работал молотком и пилой на лестничной клетке, прямо перед дверью коммунальной квартиры, в которой обитали Фея и Джи. Жители подъезда, проходя по лестнице, бросали на меня недоуменные взгляды, а их собаки проявляли ко мне повышенный интерес. Ничто не могло бы остановить меня, но на третий день Фея сделала неожиданное заявление:

   – Кажется, скоро мне придет конец. Я не ожидала такого нападения на свое пространство.

   – Я же делаю как лучше, – ответил я.

   – Вы не учитываете того, что я болезненно переношу шум, – обхватив ладонями виски, прошептала Фея.

   “Ваши трудности”, – подумал я, а Джи попытался успокоить ее:

   – Может быть, он, в самом деле, сделает нашу комнатку уютной.

Фея подняла голову, и в ее глазах я заметил безжалостные зеленые огоньки.

   – Каким образом, скажи на милость, эта комната станет уютной для меня, – сказала Фея, подчеркнув ледяной интонацией слово “меня”, – если он считается только со своим, и немного – с твоим мнением?

   – Я надеялся, что комната станет более приятной на вид, если мы спрячем все это, – сказал я, показав на валявшиеся повсюду вещи.

   – Меня не интересует внешний порядок, – отрезала Фея.

– Я забочусь только о покое и тишине.

   Тем не менее, с согласия Джи, я продолжил строгать, пилить и стучать молотком. Еще через три дня непрерывной работы над интерьером комнаты Джи невесело произнес:

       – Несмотря на то, что моросит осенний дождь, предлагаю тебе, Братец Кролик, прогуляться по московским улицам.

   Мы вышли из дома, и мелкий дождь вдруг прекратился; яркие лучи заходящего солнца заскользили, переливаясь, по мокрому асфальту. Навстречу шли какие-то безликие люди; было очевидно, что они не собирались достигать Просветления ни в этой жизни, ни в следующей. Унылые коробки одинаковых зданий еще более усугубляли это впечатление.

   Я шел по улице, стараясь поймать взглядом искорки в глазах красивых девушек, которые могли бы скрасить мои невеселые мысли. Но мимо нас проплывали сонные лица, зачарованные гипнозом майи. Джи искоса посмотрел на меня и медленно произнес:

       – Если бы ты наблюдал за ситуацией, то давно бы заметил, какую дисгармонию внес в нашу квартиру своим появлением.

   – Ведь я хотел сделать как лучше, – сказал я с обидой в голосе.

   – А Фея воспринимает это как покушение на ее территорию.

   – Какая нелепость! – возмутился я.

   – Давай хоть на мгновение не будем зависеть от женских капризов, – засмеялся он, и в его глазах я с удивлением увидел сияющую пустоту.

   Эта пустота стала переливаться в мое сердце, пока я не почувствовал внутри отголосок вечности и не потерял отсчет времени. Не замечая прохожих, я наткнулся на шедшего навстречу мне солидного мужчину, который, обозвав сумасшедшим, вернул меня к реальности. Джи, увидев мое замешательство, улыбнулся и сказал:

   – Я думаю, Фея успела отдохнуть, и мы можем спокойно вернуться домой

   Не успели мы войти в комнату, как услышали обеспокоенный голос Феи:

   – Вы забыли, что мы живем в коммунальной квартире. Соседка не вынесла шума пилы и молотка и грозится вызвать милицию.

   – Я разберусь с ней по-своему, – процедил я.

   – Ты уедешь, а нам с ней жить, – ответила сурово Фея.

   – Мне непонятен ваш страх Перед этой сварливой женщиной.

   Но Джи миролюбиво произнес:

   – Обновление каморки Папы Карло на сей раз придется прекратить.

   Я приуныл, но возразить ничего не мог. Мое внимание привлек рисунок – треугольник с золотым диском солнца на вершине.

   – Что это за символ? – спросил я, чтобы перевести разговор на другую тему.

   Джи внимательно всмотрелся в мое лицо, а затем произнес:

   – Треугольник, повернутый вершиной вверх, является символом Арийской расы, символом восходящего огня. Арийская раса имеет особое задание – подготовить весь мир для восхождения в Космос. Но для этого он должен подвергнуться трансформации, пройдя стадию внутреннего огня.

       Для адептов Солнечной Системы существует девиз, который связывает их магической цепью с адептатом нашего Кольца:

   “Из огня создан мир, и в огонь возвратится он.

   Все мы сгорим в жарко любящем сердце Бога”.

      Частое произношение этого девиза может открыть тебе двери в некоторые Школы на гиперфизическом плане.

      “Огонь пришел Я низвести на землю, и как бы Я желал, чтобы он возгорелся”, – говорил Христос.

Евангелие описывает, как Иоанн крестил учеников водой, но, когда он увидел Иисуса, приближавшегося к нему в трансовом состоянии, Иоанн сказал: “Вот идет Тот, Которому я не достоин развязать ремни на сандалиях. Он будет крестить вас огнем и Духом Святым”.

      Это является настоящим крещением, после которого человек меняет свою земную природу и ему открывается космическое восприятие бытия. Крещение водой – это символическое приобщение к христианству. Крещением водой человек приобщается к импульсу любви, но сам не может еще никого любить, ибо это состояние может возникнуть только при крещении огнем любящего сердца Бога...
Я не мог воспользоваться тем знанием, которое получил от Джи. У меня не было никаких ассоциаций, связанных с ним, и оно зависло на одном из витков моей памяти до лучших времен.

  В маленькой каморке Джи было тесно, и я спал на полу, в углу возле стола. Проснулся я в три часа ночи от странного ощущения опасности. В темной комнате царило безмолвие, только тиканье часов нарушало напряженную тишину. Яркое пятно луны притягивало взор – она словно манила на улицу, обещая таинственное приключение. Я поддался ее мягкому зову и вышел из квартиры. Меня насторожила наэлектризованность темного пространства, но все же я стал медленно, держась за перила, спускаться по лестнице. В углу лестничной площадки третьего этажа я заметил притаившуюся женщину. Я постарался незаметно проскользнуть мимо, но она крепко уцепилась за мое плечо, и я увидел сверкающие ненавистью глаза. Оставив клок одежды в ее кулаке, я выбежал на пустынную улицу. Была полная луна; воздух дышал опасностью. Деревья серебрились в холодном лунном свете, навевая ужас. Я побежал к церкви, надеясь укрыться там, но, потеряв дорогу, свернул не в ту сторону и вдруг оказался на кладбище. Я хотел было повернуть назад, но леденящий душу крик за моей спиной погнал меня вперед. Вокруг меня кривым частоколом расходились кресты старых могил. Тень женщины хищным грифом скользила за мной. В середине кладбища я наткнулся на одинокую девушку с сумеречным взором птицы. Испугавшись ее прозрачного тела, я отпрыгнул в сторону и, зацепившись ногой за бетонную плиту, свалился на землю. Вдруг рука нащупала на земле острый кинжал. Я вскочил и с ужасом увидел перед собой искаженное ненавистью лицо преследовательницы – в ее глазах отражалась смерть. Я резко взмахнул длинным лезвием кинжала, и ее голова покатилась по земле с глухим стуком.

   Меня разбудил крик соседки.

   – Он отрубил мне голову, – завывала она где-то за стеной.

   “Теперь мне не избежать смерти”, – пронеслось в голове. Мне стало до боли жаль прерванного обучения. Еще вчера я был счастлив, что наконец встретил человека, который указал дорогу, ведущую к небу, и все приобрело смысл. Новая жизнь, для которой я был предназначен, не успев начаться, нелепо закончилась...

   Проснулась Фея.

   – Что ты сделал с бедной женщиной? – спросила она, приподнимая голову с подушки.

   Тут я осознал, что это был яркий, неотличимый от реальности сон.

   А голос за стеной продолжал браниться:

   – Я вызову милицию, я буду жаловаться в партком...

   – Придется пойти к ней, иначе она не успокоится, – сказала Фея и вышла.

   Крики стихли. Вернувшись, она встревоженно сообщила:

   – Соседка, угрожая милицией, требует, чтобы посторонние люди покинули коммунальную квартиру.

   – Пора менять координаты, – произнес Джи. – Дядя Дема нас опять вычислил.

   Делать было нечего. Я быстро оделся, взял свою дорожную сумку и уже собрался уходить. Меж тем Фея, посмотрев на лежащего Джи, произнесла:

   – Ты ведь тоже тут не прописан, – в этот момент пустота в ее глазах приобрела угрожающий оттенок.

   – Я надеюсь, ты не воспринимаешь всерьез угрозы соседки? – мягко спросил он.

   – Конечно, нет, но тебе тоже лучше уйти, – напряженно произнесла она.

   – Ну, разве только ради твоего спокойствия, – ответил Джи, неохотно вставая с постели.

         Мы с Джи тихо выскользнули из квартиры. Было раннее утро, но солнце уже согревало мостовые московских улиц, радостно сияя на лицах прохожих. Джи пристально посмотрел на меня и спросил:

   – Не мог бы ты, братушка, прояснить ситуацию? Не может быть, чтобы соседка разгневалась без всякой причины.

   – Дело в том, – сконфуженно начал я, – что мы с ней не поладили во сне, – и я рассказал ему о ночном приключении.

   – Это был не сон, а реальное сновидение, – произнес Джи. – В этом случае трудно сказать, какой мир более реален. Ты вступил в опасную стадию Нигрэдо.

   – Что такое “Нигрэдо”? – забеспокоился я.

   – Это прохождение стихии Земли. Оно является важной ступенью обучения. Изнуряющий физический труд, психологические перегрузки и неожиданная встреча со смертью. Читал ли ты книгу о капитане Бладе? Ее автор, Рафаэль Сабатини, был посвящен в Алхимию души, и все его романы построены в алхимическом ключе.

   – Не могли бы вы вкратце рассказать мне об этом? – спросил я, интересуясь своей судьбой.

   – Роман начинается с того, что доктора Блада, практиковавшего в маленьком английском городке, вызывают к раненому дворянину, который участвовал в мятеже герцога Монмутского против короля Якова. В жизни Блада было прежде немало приключений, когда он служил под началом известного голландского флотоводца адмирала де Рюйтера, но он считал это закрытой главой своей жизни. Но тут, как говорится, пробил его час, и он вступил на путь инициации. Пока он оперировал раненого, пришли гвардейцы короля Якова и арестовали повстанца, а заодно и доктора Блада. Раненый мятежник выздоровел, благодаря умелой помощи Блада, и затем, используя связи и большие деньги, получил помилование у короля. А Блад, вместе с мятежниками, был приговорен к смертной казни. Но королевской милостью смертный приговор был заменен продажей в рабство в английские колонии, на далекие острова, где не хватало рабов.

    Блад был видным, сильным, с огненным взглядом и мужественными чертами лица, и он понравился прекрасной молодой леди – племяннице губернатора острова. Так Блад стал рабом на плантациях ее дяди. Наступила тяжелая пора: ему приходилось сносить всевозможные оскорбления и унижения, работать до изнеможения, но сила его духа не была сломлена. На острове Блад проходил алхимическую закалку, которая и называется стадией Нигрэдо.

   Джи хотел рассказывать дальше, но я возмущенно прервал его:

   – Я не собираюсь проходить стадию рабства, даже если это необходимо для моей стабилизации.

   – В твоем случае, – ответил Джи, – это будет, скорее всего, роль Ваньки Жукова из рассказа Чехова. За всеми ухаживать, готовить еду, мыть посуду, вовремя подавать на стол, наливать вино. Ходить в магазин за продуктами и вином; желательно уметь быстро зарабатывать на это деньги.

   То, что предлагал Джи, показалось мне возмутительным и, по сравнению с историей Блада, лишенным всякой романтики.

   – Мне не нравится ваша последняя фраза: деньги быстро тают в моих карманах, а мне хочется пробыть в вашем обществе как можно дольше, – стараясь казаться спокойным, возразил я.

   – У меня тоже нет денег на твое обучение, – ответил Джи, и я увидел в его глазах легкую иронию. – Не пройдя стадии Нигрэдо, ученик не может удержать равновесия, и даже при малом психологическом градусе он лопнет, как мыльный пузырь. Ее никак нельзя обойти, – сказал он, глядя на меня с сожалением.

   – Но я ведь уже прикасался к высшему “Я”. Может быть, проходить стадию Нигрэдо мне не обязательно?

   – Это ничего не значит, – заметил он. – Каждый хоть раз в жизни способен случайно пережить мгновение высшего озарения. Но оно длится лишь секунды, а затем человек погружается в вековой сон, вновь отождествляясь со своим телом.

      Ты, как обычно, хочешь попасть в Царство Небесное через черный ход. А я хочу ввести тебя в него – через традиционно-парадный.

  Я понял, что мне все равно придется драить кастрюли, заниматься грязной работой и учиться быстро зарабатывать ' деньги. Тяжелая часть меня сопротивлялась всему тому, что исходило от Джи, но зов высшего “Я” с неодолимой силой звучал в душе.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   21

Похожие:

Герметической Школе «Атанор» icon Сознания, и с которыми пришлось столкнуться и мне. Поэтому лучше...
Знакомство со статьями Дарио Саласа и его книгами, позволило окунуться в мир малоизвестной у нас герметической философии, называемой...
Герметической Школе «Атанор» icon Методическая разработка Организация недели иностранного языка в школе...
В ней содержится сценарий проведения недели иностранного языка в школе. Я думаю, она может оказать большую помощь при проведении...
Герметической Школе «Атанор» icon В средней школе
А 43 Актуальные вопросы теории и методики обучения математике в средней школе [Текст]: сборник научных статей. Вып. – Киров: Изд-во...
Герметической Школе «Атанор» icon О методической работе в школе
Методическая работа в школе -это целостная, основанная на достижениях науки и передового педагогического опыта система взаимосвязанных...
Герметической Школе «Атанор» icon Пояснительная записка в школе «Технология»
В школе «Технология» интегрированная образовательная область, синтезирующая научные знания из математики, физики, химии, биологии...
Герметической Школе «Атанор» icon Отчет о мероприятиях, проведенных в школе ко
Куркинской школе были подготовлены и проведены ряд мероприятий. Они были приурочены к 10-летию со времени провозглашения Генеральной...
Герметической Школе «Атанор» icon 2. Образовательная робототехника в начальной школе: учебно-методическое пособие
Уроки Лего-конструирования в школе: методическое пособие / А. С. Злаказов, Г. А. Горшков, С. Г. Шевалдина; под науч ред. В. В. Садырина,...
Герметической Школе «Атанор» icon Программа по адаптации для учеников 1 классов
Адаптация ребенка к школе – довольно длительный процесс. Не день, не неделя требуются для того, чтобы маленький ученик освоился в...
Герметической Школе «Атанор» icon Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение средняя общеобразовательная школа №1
Рабочая программа составлена в соответствии с требованиями к оформлению и составлению рабочих программ элективных, факультативных...
Герметической Школе «Атанор» icon Рабочая программа по литературе 11А класс
Мбоу сош №1 г. Мончегорска, реализующих программы начального общего, основного общего и среднего общего образования, утвержденного...
Литература


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
literature-edu.ru
Поиск на сайте

Главная страница  Литература  Доклады  Рефераты  Курсовая работа  Лекции