Герметической Школе «Атанор»




Скачать 3.88 Mb.
Название Герметической Школе «Атанор»
страница 14/21
Дата публикации 13.06.2014
Размер 3.88 Mb.
Тип Документы
literature-edu.ru > Философия > Документы
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   21

  – С чего же мне начать?

  – Я уже говорил тебе об этом. Начни с того, чтобы всегда быть готовым к “пикнику на обочине”, – ответил Джи. – Это основной стиль нашего поведения. У тебя в сумке всегда должен быть дневник, а также сало, лук и, для поддержания градуса, – вино или водка. И очень важный элемент – тряпочка.

  На следующий день я с большой неохотой поднялся рано утром и потратил около десяти рублей, купив перечисленные Джи съестные припасы. Мне стоило больших усилий уложить все это в сумку и принести в гостиницу.

  – Джи, я все сделал, как вы сказали, – похвалился я, входя в номер.

  – Отлично, – ответил Джи. – Нам пора во Дворец культуры, Норман устраивает сегодня раннюю репетицию. Только положи в сумку еще этот свитер и “Философию свободы”, – он с улыбкой наблюдал за тем, как я напористо затолкал все в сумку.

  Приехав на площадку, мы быстро расставили аппаратуру.

  – А теперь хотелось бы закусить, – заметил Джи.

  Я расстелил на столе газету “Гудок”, открыл сумку – и в нос мне ударил резкий запах горчицы. Я похолодел.

  – Не дашь ли мне Бердяева, Братец Кролик? – спросил вдруг Джи.

  – Сейчас, подождите минутку, – ответил я, повернувшись к нему спиной, и носовым платком стал оттирать от горчицы книгу Бердяева.

  – Да ты измазал мою самую любимую книгу! – возмутился он.

  – Вот вы где, субчики! – резко выкрикнул Норман, вбегая на сцену. – Немедленно передвиньте рояль поближе к кулисам!

  – Местные рабочие сказали, что передние ножки рояля едва держатся и двигать его запрещено, – ответил я, разозлившись на его властный тон.

  – Это все чепуха, – сказал он решительно, – вы слишком наивны, верите случайным людям. Вам бы только поменьше работать! Мы сделаем это вместе!

  Мы с Джи встали со стороны клавиш, а Норман – сбоку.

  – По моей команде, – сказал он, упираясь руками в бок рояля, – одновременно толкаем. Весь секрет в синхронности. Необходимо точно чувствовать своего партнера. Итак, на счет три: раз, два, три!

  Мы резко толкнули, рояль величественно завалился на левый бок, чуть не подмяв Нормана, который едва успел отпрыгнуть.

  – Гурий, – прокричал он с холодной яростью, – я видел, как вы толкнули слишком сильно и раньше меня! Теперь я убедился в том, что вы не умеете работать! Я думаю, что вам нужно немедленно покинуть ансамбль! А вы, Джи, проследите, чтобы к репетиции рояль стоял точно возле второй кулисы!

  Норман удалился. Рояль лежал на боку. Я в сердцах пнул его.

  – Не переживай, – сказал Джи. – Норман выступил сейчас в роли стража порога. Он почувствовал твое хаотическое состояние и по-своему отреагировал на него. Если ты перестанешь поддаваться чувству обиды и гордыне, он тут же перестанет требовать, чтобы ты уезжал. Прими нормальные размеры на тонком плане, стань скромным и веселым, а не гордым и надутым князем Обезиани, которому нельзя сделать ни одного замечания, – и все будет в порядке.

     Норман – мастер создавать психологическую температуру, которая необходима для внутренних алхимических процессов. Мы имеем в себе нечто, что притягивает такую реакцию среды, и это – наша собственная хаотичность. Если ты выдерживаешь поток гнева Нормана, и не оправдываешься, и сам при этом не поддаешься гневу, то его энергия прорабатывает твой внутренний хаос. Он не может направить энергию на себя – ему легче сбросить ее на нас, а наша задача – подставить себя под эту энергию и позволить ей очистить наши внутренние пространства... А сейчас найди рабочих сцены, и мы приведем все в прежний вид.

  Я нашел рабочих в одной из комнат подвала по звуку костяшек домино и азартным выкрикам.

  – Рояль упал, – сказал я.

  – Заплатите штраф дирекции, – ответил один из рабочих, в очках и с папиросой в зубах.

  – У нас начинается репетиция, – трагическим голосом произнес я. – Помогите поставить его на место.

  – Ты разве не видишь? Мы заняты...

  – Поставлю бутылку, – предложил я, испугавшись.

  – Две, – сказал все тот же рабочий.

  Я сбегал за сумкой и поставил водку на стол.

  – А за второй сходи в гастроном, – сказал рабочий и потушил папиросу.

  К приходу музыкантов рояль стоял так, как хотел Норман. Я притаился за ящиками в кармане сцены, не желая попадаться ему на глаза. Под замысловатый аккомпанемент интеллектуального джаза я выплескивал в дневник накопленные обиды. Джи бесшумно подошел и сел рядом со мной. Мне не хотелось с ним разговаривать.

  – Одна из твоих обязанностей как ученика – это научиться смиренно принимать мои коррекции, – сказал Джи, почувствовав мое состояние. – Если бы ты это умел, ты давно бы уже начал расти. Но через свои обиженные оправдания ты сбрасываешь тонкую энергию, которую я передаю тебе.

  – Я готов принимать ваши коррекции, но почему меня ругает и Петраков, и Норман, и весь ансамбль? Я что, хуже всех?

  – Петраков – твой замечательный бенефактор: он помогает мне в работе над тобой.

  Я не стал возражать. Джи продолжал:

  – Я играю роль “тайного – советника”, который подает атмосферу звездной традиции на джаз-ансамбль через общение с каждой “планетой” “Кадарсиса” на доступном ей языке. Это невозможно сделать на вербальном уровне, потому что строгая цензура нашей личности тут же все перехватывает и искажает. Поэтому с Норманом, например, я общаюсь через шахматы. Он, играя, переходит из своей личности в сущность, и тогда я могу через атмосферу передать его сущности весть о новом Посвящении. Эта весть является особого рода звездной пыльцой, которая оседает на крыльях нашей души. Когда у человека есть звездная пыльца, он испытывает томление по тем высшим мирам, откуда эта пыльца взята, стремится к росту своей внутренней Золушки – сущности, стремится к Богу. А если эта пыльца потеряна или съедена жизнью, то у человека только материальные интересы: семья, карьера, удовольствия жизни. Вот ансамбль и передает людям, через концерты, часть этой пыльцы, опыляя, таким образом, целые города. Это гомеопатический метод, который работает очень эффективно.

     На Корабле есть еще и трюмное отделение, с машинистом и кочегаром. Тебе нужно уметь общаться и с ними тоже – ведь без них Корабль не может плыть дальше.

  – Вы имеете в виду интригана Петракова и мерзкого Аркашу? – выпалил я, все еще не в силах успокоиться.

  – Всякое осуждение, даже очень справедливое, создает пробоину в энергобалансе, – сказал Джи, – кормит нашу Золушку – сущность камнем вместо хлеба. Я не говорю уже о тех астральных отбросах, что ты извергал из себя, ругаясь, как сапожник. Это уже просто в грязи испачкаться! Ты ведь спрашивал меня, как твоя сущность может начать расти? Чтобы сущность могла расти, надо начать кормить ее хлебом – тем, что она может усвоить.

  Я молчал. Возразить было нечего.

  – Хлеб – это когда ты в любом хаосе увидел жемчужину смысла, красоты, личное письмо Господа Бога к Самому Себе. Тема соборности, соборного делания – лейтмотив нашего Посвящения...

  В этот момент подошел Шеу и, попыхивая “Беломором”, сказал:

  – Господа, предлагаю вам продолжить разговор в приличном заведении, расположенном в пяти минутах ходьбы отсюда.

  Пивная располагалась в небольшом зале с каменными стенами: высокая стойка из светлого дерева, несколько квадратных деревянных столиков и стульев. В зале сидела одна пара, остальные столики пустовали. У стойки сидела на высоком табурете официантка в короткой синей юбке, открытой блузке и белом переднике, с ней флиртовал рослый красавец-бармен. Засмотревшись на ее круглые колени, я невольно позавидовал этим людям: их жизнь показалась мне легкой и беззаботной. Джи осмотрел зал и выбрал столик, стоявший у кадки с небольшим деревцем. Официантка нехотя соскользнула с табурета и подошла к нам.

  – Мы возьмем пива и креветок, – сказал Шеу значительно.

– Они у вас, надеюсь, свежие?

  – Свежайшие, – без всякой обиды, с улыбкой ответила официантка и убежала, стуча каблучками.

  Ее легкая атмосфера растворила мою угрюмость.

  – Что же такое наша сущность, о которой вы все время говорите? – спросил вдруг Шеу, внимательно изучая меню.

  Джи ответил не сразу:

  – Однажды к Иисусу подошел молодой человек и попросился в ученики. Иисус ответил, что для этого следует раздать свое имение бедным, и тогда он сможет стать учеником. Но тот не смог сделать это и, заплакав, ушел.

     Имение – это наша личность, а бедные, нищие, хромые и убогие – это наша сущность, которая перестает расти после семи лет. Но только она может в нас развиваться, расти, летать!

  – Но как же ощутить ее в себе? – спросил я.

  Шеу посмотрел на меня с интересом.

  – Научись отделять сущность от существ, которые населяют твое внутреннее пространство, – ответил Джи. – Ты ведь читал роман “Робинзон Крузо”? Даниэль Дефо был не просто писателем, он был создателем “Интеллидженс Сервис” и посвященным в тайные учения. В романе “Робинзон Крузо” он и описывает внутренний мир человека в виде необитаемого острова с дикой природой, которую нужно начать культивировать. Стань Робинзоном, исследующим население внутреннего острова. Наблюдай его обитателей без критики и похвалы и заноси их в дневник. В неделю у тебя должен быть килограмм записей и рисунков.

  В этот момент официантка поставила на стол три большие кружки пива и блюдо с креветками и снова отошла к стойке бара. Я посмотрел на креветок. Их было очень много, но все же меньше килограмма.

  – Вы, наверное, ошиблись, – осторожно сказал я. – Как это – килограмм? Уж не хотите ли вы сказать...

  – Именно это я и хотел сказать, – ответил Джи. – Я совсем не ошибался, когда говорил: “Килограмм исписанной тобой бумаги”. В какой-то момент ты заметишь, что некие туземцы живут в тебе, а ты принимаешь их желания за свои.

  – А где же моя сущность? – спросил я, испуганный идеей, что какие-то существа пользуются мной.

  Тут неожиданно вмешался Шеу:

  – Мне трудно с тобой согласиться. Я, например, считаю неотъемлемой частью моей сущности – душевное сидение за пивом и креветками. Я просто не мыслю жизни без этого!

  – Отлично, – произнес Джи. – После пивной предлагаю пойти в магазин – закупить еды на вечер.

  Я рассчитался с официанткой и с сожалением покинул пивную.
  Мы долго ходили по узким кривым улочкам, пока Шеу не потерялся в одной из них. Наконец мы нашли магазинчик с выкрашенными синей краской стенами и кирпичного цвета полками. Несмотря на невзрачный вид, магазин был полон консервов, колбас, копченой рыбы и пива. Я выбрал большую палку сухой колбасы, несколько копченых сардин, десять бутылок пива, а потом, не дожидаясь колких намеков Джи, приличный кусок соленого сала и полкило луку. Продавщица, веснушчатая и голубоглазая, надписывала толстым карандашом цену прямо на упаковке. Я протянул ей двадцать пять рублей. Джи вдруг остановил меня:

  – Скажи сначала, сколько причитается сдачи с этих денег?

  Мне было неприятно, что симпатичная продавщица может подумать, что я мелочен.

  – Не могу подсчитать, – нашелся я, – не смотрел на весы.

  Женщина с любопытством поглядывала на нас, ожидая, чем закончится наш диалог.

  – Я обучаю своего юнгу элементарным бытовым навыкам, – обратился к ней Джи, – учу его считать деньги.

  – А как же без этого? – ответила женщина. – Но он, наверное, никогда еще своих денег не имел – на родительские до сих пор живет.

  – Советую вам, – как можно более весомо сказал я, – следить за тем, откуда берутся ваши собственные деньги.

  – Какой он у вас колючий, однако, – сказала она Джи, рассмеявшись, – прямо как репей.

  – Представляете себе, в каком положении я нахожусь? – подхватил ее тон Джи. – И так он отвечает на любое мое замечание! А ведь я работаю над его совершенством.

  Женщина понимающе и сочувственно кивнула, как будто и в самом деле знала, что имеет в виду Джи. Я быстро оценил стоимость покупок и выпалил:

  – Примерно тринадцать рублей!

  – Ну что ж, – сказал Джи, – это похоже на реальность. В следующий раз я попрошу тебя назвать точную цифру, так что будь алертен.

  Пока я укладывал продукты, продавщица выбила чек на 12 рублей 40 копеек. Она протянула его Джи, глядя на меня и укоризненно качая головой. Я был вне себя от всей этой нелепой, на мой взгляд, сцены. Джи приветливо улыбнулся и попрощался с продавщицей.

  – Всего хорошего, – сказала она, – приходите еще.

  – Не знаю, – ответил он серьезным тоном. – В этой инкарнации уже вряд ли получится.

  Мы вышли на улицу.

  – Почему вы высмеяли меня перед какой-то продавщицей?!

– сердито спросил я.

  – Она ведь сказала о тебе правду, не так ли?

  – Ну, в общем-то, да, – нехотя согласился я.

  – Ты все время забываешь, что находишься в Школе и обучающая ситуация может сложиться в любую минуту. Знать, сколько у тебя денег и как ты их тратишь – твоя ответственность, а не продавщицы. В твоем отношении к деньгам, которое было проявлено сегодня, видна твоя главная слабость: ты привык всю ответственность перекладывать на других людей. Это позиция лунатика и бродяги, а ты должен стать домохозяином. Расти-то надо тебе самому, а не продавщице и множеству других людей, на которых ты перекладываешь возможность своего роста, до сих пор оставаясь бытийно маленьким, съежившимся Циннобером, Крошкой Цахесом.

  Меня передернуло. Я помнил гофмановскую историю о Крошке Цахесе. Он был обездоленным уродливым карликом, но над ним сжалилась фея Розабельверде. Благодаря ее магическому дару он мог казаться не тем, чем был на самом деле. Он достиг почестей, богатства и угодливого почитания окружающих, оставаясь ничтожным карликом со скверным характером. Его сморщенная душа так и не откликнулась на призыв феи, которая внушала ему: “Ты не тот, за кого тебя почитают, но стремись сравняться с тем, на чьих крыльях ты, немощный и бескрылый, взлетаешь ввысь...”

  Вдруг вопрос Джи вернул меня от рефлексии к реальности:

  – Кстати, как нам вернуться назад, в студию? Ты запомнил, как мы сюда шли?

  Я похолодел от мысли о том, какой нагоняй мне устроит Петраков за опоздание, и огляделся. Мы стояли на тротуаре возле пятиэтажного кирпичного дома. Рядом с ним и на противоположной стороне возвышались такие же дома. Место было совершенно незнакомым. Я посмотрел на табличку на доме.

  – Мы находимся на улице Каверина, – сообщил я.

  – Это ничего не меняет, – ответил он.

  – Сейчас, – сказал я растерянно, – подождите... Я спрошу кого-нибудь.

  Улица была пустынна. Я пробежался трусцой до следующего перекрестка, который был метрах в ста, и осмотрелся.

  – Здесь почему-то никого нет! – крикнул я.

  Джи иронически посмотрел на меня.

  – Я бы предпочел, чтобы ты использовал свою способность логически мыслить, – и указал рукой куда-то вверх, в промежуток между домами.

  Посмотрев туда, я увидел возвышающуюся над городком башню телевидения. Джи повернулся ко мне, и переносицу его вдруг прорезала глубокая вертикальная морщина, делая лицо суровым, даже пугающим.

  – Я уже устал от твоей безалаберности! – сказал он резким голосом. – Ты ни за что не хочешь отвечать, ты уже превратился из помощника в обузу!

  Я оцепенел. Передо мной стоял совершенно незнакомый человек, излучавший атмосферу ясности и строгости, – ни уюта, ни тепла, обычно свойственных Джи, там и в помине не было! Я запаниковал.

  – Если ты и дальше будешь так безответственно себя вести, то определенные силы переведут тебя на другой участок работ, чтобы добро, которое в тебя уже вложено, не пропадало зря.

  Я хрипло спросил, не узнавая свой голос:

  – А куда они меня переведут?

  Джи иронически улыбнулся:

  – Не волнуйся, вовсе не в Сибирь. Вернешься в Кишинев, будешь по-прежнему сидеть на шее у своих родителей. Но больше никаких поездок по стране с ансамблем не будет!
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   21

Похожие:

Герметической Школе «Атанор» icon Сознания, и с которыми пришлось столкнуться и мне. Поэтому лучше...
Знакомство со статьями Дарио Саласа и его книгами, позволило окунуться в мир малоизвестной у нас герметической философии, называемой...
Герметической Школе «Атанор» icon Методическая разработка Организация недели иностранного языка в школе...
В ней содержится сценарий проведения недели иностранного языка в школе. Я думаю, она может оказать большую помощь при проведении...
Герметической Школе «Атанор» icon В средней школе
А 43 Актуальные вопросы теории и методики обучения математике в средней школе [Текст]: сборник научных статей. Вып. – Киров: Изд-во...
Герметической Школе «Атанор» icon О методической работе в школе
Методическая работа в школе -это целостная, основанная на достижениях науки и передового педагогического опыта система взаимосвязанных...
Герметической Школе «Атанор» icon Пояснительная записка в школе «Технология»
В школе «Технология» интегрированная образовательная область, синтезирующая научные знания из математики, физики, химии, биологии...
Герметической Школе «Атанор» icon Отчет о мероприятиях, проведенных в школе ко
Куркинской школе были подготовлены и проведены ряд мероприятий. Они были приурочены к 10-летию со времени провозглашения Генеральной...
Герметической Школе «Атанор» icon 2. Образовательная робототехника в начальной школе: учебно-методическое пособие
Уроки Лего-конструирования в школе: методическое пособие / А. С. Злаказов, Г. А. Горшков, С. Г. Шевалдина; под науч ред. В. В. Садырина,...
Герметической Школе «Атанор» icon Программа по адаптации для учеников 1 классов
Адаптация ребенка к школе – довольно длительный процесс. Не день, не неделя требуются для того, чтобы маленький ученик освоился в...
Герметической Школе «Атанор» icon Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение средняя общеобразовательная школа №1
Рабочая программа составлена в соответствии с требованиями к оформлению и составлению рабочих программ элективных, факультативных...
Герметической Школе «Атанор» icon Рабочая программа по литературе 11А класс
Мбоу сош №1 г. Мончегорска, реализующих программы начального общего, основного общего и среднего общего образования, утвержденного...
Литература


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
literature-edu.ru
Поиск на сайте

Главная страница  Литература  Доклады  Рефераты  Курсовая работа  Лекции