«Знайте, что для друзей Аллаха нет страха, и они не будут печалиться»




Скачать 3.29 Mb.
Название «Знайте, что для друзей Аллаха нет страха, и они не будут печалиться»
страница 2/26
Дата публикации 23.05.2014
Размер 3.29 Mb.
Тип Документы
literature-edu.ru > Философия > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   26

Да превратит Господь последнее мгновение нашей жизни в «свадебную ночь»!

Аминь!

Осман Нури Топбаш

Вакф Азиза Махмуда Худаи.

1 рамазана 1416/21 января 1996 г.

г. Стамбул

МАВЛЯНА ДЖАЛАЛЯТДИН РУМИ, ШАМС И «ШАБ-И АРУС»
Был я покойником – ожил...

Был я слезой – улыбкой стал...

Погрузился я в море любви

И, наконец, вечного счастья достиг...

Мавляна Джалалятдин Руми

После того, как все семейство Мавляны Джалалятдина Руми перебралось в Конью, он уезжает сначала в Дамаск, а затем в Халеб, чтобы продолжить свое образование. Было ему в то время около 30 лет. Однажды, проходя мимо шумного и многолюдного базара, будучи в Сирии, он увидел человека, выделявшегося одеждой среди местных людей. Человек этот, обращаясь к Мавляне, произнес: «Позволь мне поцеловать твою руку, о мудрец!» Сказав эти слова, он схватил руку Джалалятдина Руми и горячо поцеловал ее. Затем он исчез, растворившись в толпе, так же внезапно, как и появился. Джалалятдин Руми был крайне удивлен. Таинственный незнакомец стал для него загадкой. Когда спустя годы, Джалалятдин Руми беседовал после занятий со своими учениками, обучавшимися в его медресе, что находилось в Конье, он вновь увидел того незнакомца, который с жаром поцеловал когда-то его руку в Сирии.

Имя этого человека было Шамс Табризи. Он, как прежде, вступил в беседу со странным волнением в голосе, задал Руми следующий удивительный вопрос: «Кто более велик Байязид Бистами или же Пророк Мухаммад Мустафа (саллаллаху алейхи ва саллям)?» Мавляна Джалалятдин Руми гневно воскликнул на это: «Это что за вопрос? Возможно ли сравнивать величайшего Пророка, посланного Аллахом из милости всему человечеству со святым праведником, чье предназначение заключается лишь в подчинении Ему?»

Шамс Табризи, ничуть не теряя спокойствия духа, пояснил свой вопрос следующим образом: «В таком случае, отчего, не смотря на то, что Байязид Бистами попросил Господа поместить его в аду, увеличив его тело настолько, чтобы в аду не осталось бы места даже для одного грешника, при малейшем проявлении божьей милости говорит: «Как велика моя честь и как высоко мое положение! Честь и хвала мне!..» И почему Пророк Мухаммад (саллаллаху алейхи ва саллям) все просит и просит милостей у Аллаха беспрерывно, несмотря на те милости, которых он удостоился, и все пребывает в величайшем смирении перед Ним, невзирая на бесчисленные проявления божественных милостей?..»

Подобное толкование вопроса подводит Мавляну к той границе неопровержимых и ясных знаний, где происходит истинное просвещение. Пребывая в этой точке, невозможно дать ответ на вопрос. Шамс, используя, как оружие, свое положение, подталкивает его вперед. А впереди бескрайний, бесконечный, не имеющий границ «мир сокровенных тайн». Так Шамс с быстротой молнии отправляет своего собеседника в путешествие для исследования своей души и для открытия горизонтов духовного мира, о наличии которого в себе тот и не подозревал. Находясь под воздействием этого внезапного, мгновенного озарения и прозрения, Мавляна Джалалятдин Руми с величайшей легкостью, как будто излагая одно из ясных и неопровержимых суждений науки, заученное наизусть, отвечает Шамсу так: «Слова Баязида о том, что сан его высок, что он славит себя, что он султан султанов, есть не что иное, как выражение состояния его удовлетворенности. То есть, его духовная жажда была утолена малым проявлением божьей милости. В душе его отныне больше не было никаких желаний. Опьянение затянулось. Объем океана был безмерен, а вместимость его души не была таковой. Пророк Мухаммад же (саллаллаху алейхи ва саллям) удостоился чести познать тайну.

أَلَمْ نَشْرَحْ لَكَ صَدْرَكَ

«Разве не раскрыли Мы твое сердце?» (Сура 94 «Инширах», 1) Божественные проявления окружали Его со всех сторон. А душа Его огромная, как вселенная все никак не могла утолить свою жажду, которая усиливалась по мере ее утоления. Каждое мгновение он возвышался из одного состояния в другое и всякий раз при этом он просил прощения у Господа и каялся. К примеру, он сказал как-то следующие слова: «В день я каюсь 70 раз!» Согласно другому преданию 100 раз.

Ибо Пророк (саллаллаху алейхи ва саллям) каждый миг желал приблизиться как можно ближе к своему Господу. Его страстное желание приблизиться к Господу было огромным, но расстояние между рабом и Господом было бесчисленное количество раз бесконечным. Поэтому Посланник Аллаха (саллаллаху алейхи ва саллям) неоднократно прибегал к молитвам, обращенным к Господу, ища у него защиты: «О Господь! Мне не удалось познать Тебя так, как надо, и так, как Ты этого заслуживаешь. Я не смог послужить Тебе так, как Ты по праву этого заслуживаешь...»

Так вот, задача Шамса и заключалась в том, чтобы пробудить в своем собеседнике осознание глубины своей собственной души, возвысившись до такого уровня, до которого невозможно подняться, обладая лишь очевидными и ясными знаниями. Поэтому, почувствовав радостное возбуждение и душевный подъем людей, достигших высокой благородной цели, услышав ответ Мавляны, он издает крик радости, переходящий затем в духовный экстаз. Так возникает светлая искра между двумя духовными звездами, которая потом не будет гаснуть в течение всей их жизни... Отныне скрытый в душе Мавляны океан духовности будет неизменно приходить в волнение. В тот миг душа его вспыхнула, подобно морю нефти от зажженной спички.

Вот в какой степени Шамс Табризи взволновал душу Мавляны. Однако в результате вспышки, воспламенившей душу Мавляны, он и сам сгорает в этом пламени. Отныне их ощущения, восприятие, их судьбы связывает общность идеалов. Мы увидим, что после этого события Мавляна Джалалятдин Руми, который прежде вел спокойную, полную аскетизма и набожности жизнь скромного преподавателя медресе, вдруг начинает жизнь, будучи не в силах сдерживать свою радость и воодушевление. Шамс Табризи был тем человеком, чьей задачей было воспламенить этот океан духа.

Мавляна Джалалятдин Руми описывает этапы своей жизни, полной любви, волнения, самозабвения в трех словах следующим образом:

«Был я незрел, созрел, сгорел!..»

Название последних этапов в тасаввуфе носят название «фана филлях» и «бака биллях».

«Фана филлях» означает, что раб божий освободился от давления естественных потребностей и человеческих желаний, преодолев свои инстинкты и страсти.

«Бака биллях» же, означает, что раб божий ощущает в своей душе проявления могущества Аллаха. У достигшего такого уровня раба отныне в душе сияет и искрится свет Аллаха. Что есть человек? Это квинтэссенция, суть и одно из бесчисленных божественных проявлений великолепных истин Господа, которую человеческое сознание пытается постичь, цепляясь лишь за причины и мотивы.

Целая вселенная в различных проявлениях!.. Живой Коран... Однако то существо, которое исследовано в столь малой степени, по сравнению со своей истинностью и достоверностью, можно сказать, почти не исследовано... Одна из ценнейших милостей Господа заключается в том, что Он, в виде исключения, наделяет некоторых представителей рода человеческого компетенцией и властью, раскрывая перед ними горизонты Своего существования и величия, даря таким людям проводников на этом пути. Эти люди подобны горным вершинам, которые не смогли окутать туманом заурядные события, заполнившие столетия существования мира людей. Так вот, именно таким проводником и был Шамс для Мавляны.

Мавляна же, исключительно, из чувства верности и преданности своему первому проводнику и наставнику, который любезно помог ему обнаружить в себе сокровенный мир тайны, не смог забыть его до конца своих дней. Наверно, он давно уже превзошел его, а Шамс занял его место ученика мюрида. Мавляна Джалалятдин Руми встретился с Шамсом в Конье, когда ему было около сорока лет.

Мавляну в прежнем его состоянии, до встречи с Шамсом, можно охарактеризовать, как второго Газзали. Поэт Юнус так отзывается о Мавляне:

Мавляна – монарх,

Созерцает нас,

Его проницательный взор –

Зерцало нашей души!..

Мавляна Джалалятдин Руми в предыдущий период своей жизни до встречи с Шамсом был исключительно знатоком шариата, правоведом-юристом. У него было очень много учеников. Он был богатым и зажиточным человеком. После встречи с Шамсом, он не стал более знающим знатоком шариата или другим правоведом. Внешне его знания не изменились, но он перерос рамки этих знаний. После встречи Джалалятдина Руми с Шамсом миру явился подлинный Мавляна. До встречи с Шамсом он был просто ученым, а потом он стал влюбленным в Аллаха (ашиком) и мудрецом с многострадальным сердцем.

Мавляне принадлежат следующие слова:

«Нет учителя, равного любви!..»

Он характеризует свое прежнее состояние, когда был ученым правоведом, используя следующее выражение: «Был я незрелым». Последующее же состояние свое он характеризует как совершенство и зрелость, которые изменили влюбленного ученого.

* * *

Основная фабула или предмет разговора заключается в получении ответа на следующие вопросы: «Что дал Шамс Мавляне» и «Чему он его научил?» Ответ же состоит в том, что Шамс показал Мавляне пути избавления от рабства и плена рассудка. Ибо граница разума точно определена и ясна. Позади этой границы безумие, сумасшествие. Граница души же бесконечна. Точка умиротворения и спокойствия души – это «Фана филлях» или освобождение человека от плена своих страстей и желаний. Шамс, познакомив Джалалятдина Руми с его собственной сущностью и ценностями, которыми он обладает, разорвал путы на его ногах. Ибо Мавляна был птицей, готовой к полету ввысь. Шамс, освободив его от пут на его ногах, показал ему другой мир – мир души.

После этого Мавляна Джалалятдин Руми, поддавшись притягательной силе явлений, с которыми его познакомил Шамс, стал сгорать, подобно мотыльку, летящему на свет. Мавляна Джалалятдин Руми в своем произведении «Диван Кабир» рассказывает об этом приключении, которое началось с его встречи с Шамсом.

Шамс сказал Мавляне:

Ты ученый, глава, руководитель, ты владеешь богатством и живешь в роскоши!

А Мавляна ответил ему:

Отныне, я не ученый этого видимого мира, не глава и не руководитель его... Я нищий странник, одинокий скиталец в мире, который не поддается постижению умом, и который ты осветил факелом!..

Над тобой все еще довлеет твой разум! Поскольку ты не стал безумцем, ты не посвящен в тайну и не близок этому дому!..

Отныне я прикрыл свой разум покровом души... Я стал безумцем. Благодаря твоему милосердию, я стал близок к этому миру тайны!

Ты отдаешь себе отчет! Ты не пребываешь в состоянии духовного опьянения! Ты находишься за пределами духовного мира! Этот мир освещает не разум, а любовь. Ты не видишь, что у тебя впереди!

Отныне, благодаря твоей милости, я превратился в пламя. Я опьянен любовью. Я объят ее пламенем со всех сторон!

Ты светоч общины! Твое место наверху!..

Отныне светоч мой погас! Теперь он в моих глазах есть не что иное, как блеск и сияние светлячков в мае, светящихся и гаснущих! Я же иду теперь по жизни, освещаемый совсем другим факелом!

Ты не стал мертвецом. Ты все еще хранишь в себе жесткость, суровость и живость видимого мира. По ту сторону этой двери невозможно перейти, пребывая в таком состоянии! Ты должен отказаться от богатств бренного мира, от роскоши, блеска и помпезности!..

То было раньше! После того, как я узнал тебя, я жив, но не в том смысле, как понимают это люди. Я умер, встретившись с оживленностью совсем другого рода!..

В тебе все еще присутствуют честолюбие и желание удовлетворения страстей. Положение, звание, чин по-прежнему важны для тебя. Избавься от них!

Отныне я ищу положение и звание в тайном, скрытом мире, в который ты привел меня... Я отказался от всего, что было важно для меня прежде. Все осталось в прошлом!..

У тебя есть крылья! Я не смогу дать тебе крыльев!..

Для того чтобы впредь стать твоим крылом, я уничтожил собственные крылья!

Шамс, услышав это признание Мавляны и придя к заключению, что миссия его завершена на этом, наделил его крылом, чтобы тот сгорал в горизонтах вечности полной божественных проявлений. Ибо он оставил его один на один в благодатной атмосфере стремления, жажды и тоски, расставшись с ним.

* * *

Подобно тому, как Солнце веры мусульман (саллаллаху алейхи ва саллям) обрело мощь и крепость после принятия ислама Умаром (радыйаллаху анху), так и духовное состояние Шамса Табризи достигло своего совершенства вместе с Мавляной. Шамс Табризи, дотоле никому не бывший известным, стал легендой, как великий шейх, освещенный светом любви Мавляны.

Как прекрасно выражают состояние духа истинного мюрида (ученик) и духа муршида (учитель) эти, внезапно возникшие чувства уважения, благоговения, любви и почитания между двумя великими наставниками! Подарок Шамса Табризи Мавляне есть не что иное, как тайна, стремление и любовь. Самые прекрасные образцы такой любви, тоски, стремления мы видим у живших в «век счастья» Абу Бакра (радыйаллаху анху) и матери нашей уважаемой Фатимы (да будет доволен ею Аллах!). Абу Бакр Сыддык (радыйаллаху анху) всякий раз при встрече с нашим Пророком (саллаллаху алейхи ва саллям) переживал чувство религиозного экстаза и самозабвения. Даже когда он находился рядом с Ним, его любовь, благоговение и стремление только усиливались.

Мать правоверных Фатима (да будет доволен ею Аллах!) – венец влюбленных (ашугов), изволила сказать следующие слова в связи с уходом из жизни нашего дорогого Пророка, мир ему: «Когда Гордость вселенной Пророк Мухаммад (саллаллаху алейхи ва саллям) оказав честь потустороннему миру, сошел в мир иной, на меня свалилось такое несчастье, что свались оно на непроглядный мрак, то и он бы изменил свой цвет...»

Так Мавляна Джалалятдин Руми, идущий путем любви и дружбы, потеряв Шамса сох от тоски по потерянному другу. Результатом этой душевной тоски и стала книга «Маснави», состоящая из 26 000 бейтов-двустиший, отразивших изысканный вкус Мавляны. «Маснави» – это великолепная поэма о разлуке и страданиях, вызванных ею.

Поскольку особый свет ислама дошел до Мавляны благодаря Шамсу, то его потеря для Мавляны есть вечная разлука и тоска...

Поэма начинается следующими словами:

Ней, ты послушай,

Тайны человека символ!

Испей до дна переживания разлуки!..

Восхищенная Шамсом Табризи душа Мавляны, которого Шамс вывел на путь исследования безграничного, бескрайнего духовного мира, в течение всей жизни ищет Шамса, подобно ночной бабочке, летящей на свет. Отныне он обречен на муки и страдания, вызванные разлукой, подобно Маджнуну, который все никак не мог соединиться со своей Лейлой. Каждому человеку, сообщавшему ему о том, что Шамс жив, он отдает все, что имел при себе. Когда друзья сказали ему, что это ложь, он произнес следующие слова: «Я отдаю им это за неправду, а за правду я бы отдал душу свою».

Мавляна выражает боль своей души, сгорающей от тоски и разлуки при помощи следующих строк:

Отчего, причитая, плачет душа?

Мои страданья ведомы кому?

«Каждый человек понимает меня согласно своим способностям и наклонностям. Плохой человек воспринимает меня через призму своих собственных чувств. У идущих же вместе со мной по дороге ведущей к Господу, усиливается их духовность и чувствительность души, которая приходит в восторг и религиозный экстаз, а звуки нея исцеляют ее».

В своей поэме «Маснави» Мавляна Джалалятдин Руми желает, чтобы у людей, слушающих звуки нея, облагораживались бы их чувства. В одном из своих рубаи он сказал:

«Слушай звуки нея! Прислушайся, как о многом он нам говорит. Он выявляет и раскрывает сокровенные тайны Аллаха. С побелевшим лицом, с выплаканной и облегченной душой, весь разбитый или отдавшийся всецело мелодии религиозных переливов, исполняемых нейзаном-музыкантом, он, без слов плача, причитает: «Аллах... Аллах...»

Ней – это музыкальный инструмент, символизирующий воинов Аллаха, обожженных пламенем любви и дружбы.

Ней – это тростник, в чьей груди пламенеет огонь возвышенной, благородной любви. Когда его, срезав, оторвали от других тростников, собратьев его, у него от боли разлуки, которая обожгла его грудь, появились глубокие раны. На его голову, ноги, на каждую фалангу пальцев надели железные кольца, ободки и натянули струны, так его обрекли на то, что он был закован в наручники. Поэтому он весь высох, пожелтел и изменился в лице. В связи с этим ней будто говорит:

«Вначале я рос в тростниковых зарослях. Мои корни и моя душа были в воде, в земле. Там я капризно изгибался под порывами ветра. Однако наступил день, когда меня срезали... Тело мое высушили пламенем любви, затем нанесли многочисленные раны, сделав отверстия на нем. Потом меня отдали в руки выносливого, способного долго задерживать дыхание, нейзана. Его горячие, полные любви мелодии гимнов и песнопений пронизывали меня насквозь. И тогда все, что было во мне, кроме любви, сгорело, превратившись в золу и пепел. Я растворился в этих напевах и начал плакать и стонать. Идущие из глубины моей души стенания и взывания о помощи раскрыли все мои тайны. И мои тайны превратились в звуки. Однако тем, чьи глаза покрыты пеленой, уши глухи, а сердца закрыты, недоступны мои тайны. Они далеки от них...»

То же самое можно сказать и о человеке, которого явили этому бренному миру из мира душ, заставив его страдать и причинив ему душевную боль. Однако истина эта, происходящая с каждым человеком, обнаруживается, становясь ясной и очевидной, после долгих размышлений у зрелого, эрудированного и совершенного человека. То есть истина проявляется в области познания. Поэтому зрелый и совершенный человек – это тот человек, который во всем окружающем его мире видит божественную мудрость и сокровенный смысл.

Возможно ли не сгорать от любви к Создателю, видя божественную тайну, сокровенные смыслы и искусство Его? Вот почему Мавляна, достигнув духовной зрелости и совершенства, находится в безвыходном состоянии, испытывая безысходное горе оттого, что люди не могут осознать божественные тайны.

В одном из своих бейтов, он говорит:

«Асхабов Кахф усыпили, так как они жили в бесчувственной общине, где никто их не понимал. Когда же появилось духовное общество, они были разбужены».

Вот и Мавляна Джалалятдин Руми настолько переживает о том, чтобы его поэма была бы понята правильно и осознана глубоко, что не смог удержаться от того, чтобы не сказать следующие слова в предисловии:

«Нет дозволения прикасаться к поэме «Маснави» никому, кроме лиц, обладающих милосердием, чистой душой и посвященных в божественные тайны».

Ибо Мавляна Джалалятдин Руми устал оттого, что довольно большое количество людей ложно истолковывали самого его и его слова, а также неправильно цитировали его. Поэтому он, оповещая таких людей, говорит им следующие слова:

«Пока эта душа живет в этом теле, я раб и слуга Священного Корана. Я прах на светлом и священном пути Пророка Мухаммада (саллаллаху алейхи ва саллям). Если кто-то передаст какие-то другие слова, кроме сказанных мною слов, то я стану испытывать отвращение, как к самому этому человеку, так и к его словам...»

* * *

Великий ученый и праведник, используя выражение «Шаб-и арус» сравнивает ночь смерти со «свадебной ночью», символизирующей праздник избавления от тягот и скитаний в бренном мире, с ночью свидания с истинным божьим миром.

Как прекрасны строки, выражающие освобождение души от скорби, душевной боли, от пребывания в преходящем мире и направляющейся к истинному бессмертию и благоденствию:

«Не думай в день моей смерти, когда ты будешь нести мое бренное тело для предания земле, что я скорблю по потерянному бренному миру!

Не плачь по мне, говоря: «О, горе!» И предавая мое тело земле, не говори мне: «Прощай!»

Могила – это покров, за которым покой и райское блаженство!

Ты видел закат солнца, не так ли? Полюбуйся и восходом его! Разве теряют что-то Солнце и луна от заката?

Не беспокойся, говоря: «Человеческое семя не взойдет, не прорастет».

Ты не думай, что я под землей. Под ногами моими «седьмое небо».

Душа Мавляны, сказавшего эти слова, несомненно, преодолев все семь уровней небес, достигла успокоения у своего Господа.

Мавляна Джалалятдин Руми в другом своем лирическом стихотворном произведении говорит так:

«О брат! Есть у тебя сокровенная жизнь, что прикрыта земным покровом. Здесь, в невидимом для других, таинственном мире есть тысячи скрытых от глаз красивых Юсуфов...

Когда эта оболочка, то есть тело будет предано земле, то останется душа...

Телесная оболочка бренна, но душа вечна...

Знай же, что смерть – это боль, которую испытывает душа при рождении, чтобы жить в другом мире. То есть смерть в бренном, преходящем мире – есть рождение в вечном мире!..

К тому же, разве не Аллах забирает душу к Себе? Знай же, что смерть, для истинных рабов Его, слаще меда.

И еще. Смерть для преданных рабов Аллаха, даже если она огонь, для них она источник и эликсир жизни.

То, что делает смерть пугающей и усложняющей ее, так это оболочка, в которой находится тело. Когда ты освободишься от этой оболочки, подобно вскрытой раковине, то ты сам увидишь, что смерть подобна жемчужине, находящейся внутри раковины!..»

* * *

Одной из важных, характерных для познавших Аллаха особенностей является их горячая, божественная любовь. Мавляна Джалалятдин Руми в одном из своих бейтов так выражает свою любовь, горящую в его душе и которую не способна уничтожить, даже смерть:

«Открой мою могилу и взгляни, как, высоко возвышаясь, поднимается дым от моего савана из-за пламени моей души!»

Мавляна Джалалятдин Руми, пребывающий в состоянии любви преданной гласности при помощи этих слов, всю свою жизнь искал влюбленных в Бога с такими же горящими, как и у него, сердцами.

«Мне нужен возлюбленный друг, обладающий таким пламенем в груди, чтобы мир мог перевернуться, чтобы от жара его души даже огонь мог бы превратиться в золу и пепел! И чтоб небеса, глядя на свет, исходящий от него и заставляющий померкнуть даже свет солнца, могли бы воскликнуть: «Ма ша Аллаху».

Опытный учитель и наставник Мухаммад Асад Арбили так выразил духовность людей, обладающих любовью такой высокой степени: «Как омыть тело шахида, павшего от огня любви, если тело его – огонь, саван – огонь, а вода для омовенья и та горяча, подобно огню?»

У одного поэта, лежащего на смертном одре, спросили: «Как тебе удается смеяться и улыбаться на смертном одре?»

Тот ответил так: «Я летаю... Парю... А теперь все мое тело, превратившись в губы, улыбается. В этот миг мои губы улыбаются совсем по-другому!»

Мавляна сказал:

«Не уподобляй свече того, который умирает без улыбки на устах. Только растаявшие как свеча на пути любви люди издают запах амбры и благовоний».

Именно так покинул сей бренный мир, чтобы поселиться в сокровенном мире, Мавляна Джалалятдин Руми. Покинул с улыбкой в душе, ибо он дождался «свадебной ночи», соединившись с Господом, от любви к которому он сгорал всю свою жизнь! В последний путь провожала его община, проливая водопады слез. Губы же спешащего на встречу путника улыбались и источали ароматы роз.

Султан Валяд в своем труде «Ибтида-наме», так описывает похоронную процессию, провожавшую его отца в последний путь: «В 1273 году великий Султан, «переселился в мир иной». Глаза переполнялись слезами. Души застонали от переполнявшей их скорби и печали траура. Даже иноверцы и те погрузились в печаль. Каждый непорочный и чистый душой человек был предан ему. Весь народ питал к нему чувства самой искренней любви.

Народ говорил: «Он свет и тайна Пророка Мухаммада (саллаллаху алейхи ва саллям). Он бездонное море добродетелей...»

В тот день все, не переставая, сокрушались по поводу его кончины. Весь народ, пребывая в глубокой печали и скорби, говорил: «Он был сокровищем, который скрылся под землей...»

Согласно рассказу Афляки, покрывало гроба Мавляны менялось шесть раз из-за давки и многочисленного скопления народа, а похоронной процессии удалось добраться до места его последнего пристанища только ко времени намаза аср, хотя она вышла в путь еще во время обеденного намаза.

Лекарь Акмаладдин говорил народу: «Будьте благовоспитанны! Проявляйте уважение к обряду! Соблюдайте тишину! Это был султан истинных шейхов Мавляна. Он переселился в мир иной...»

Согласно завещанию, джаназа намаз должен был читать Шейх Садраддин Коневи. Однако, пройдя к изголовью табута, он начал плакать навзрыд из-за горести и печали, которые охватили все его существо. Он едва не терял сознание. Его удержали, поддержав его под руки. Затем Кади Сираджуддин был вынужден начать джаназа намаз вместо Шейха Садраддина Коневи...

* * *

Когда-то Мавляна Джалалятдин Руми выразил этапы своей жизни в трех словах: «Был я незрел, созрел, сгорел...» Ему же принадлежат и следующие строки:

Был я покойникоможил...

Был я слезойулыбкой стал...

Погрузился я в море любви

И, наконец, вечного счастья достиг...

Так же прекрасны слова Юнуса Эмре:

Бренно тело – дух бессмертен,

Нет пути назад ушедшим,

Души их всегда бессмертны –

Только тело умирает!..
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   26

Похожие:

«Знайте, что для друзей Аллаха нет страха, и они не будут печалиться» icon Оберегающие раба аллаха
Аллах по прямому пути, того никто не сможет ввести в заблуждение. А кого Он сбил, того никто не наставит на прямой путь. Мы свидетельствуем,...
«Знайте, что для друзей Аллаха нет страха, и они не будут печалиться» icon Что такое саляфия и является ли этот термин
Кого поведет Аллах по прямому пути, того никто не сможет ввести в заблуждение, а кого Он оставил, того никто не наставит на прямой...
«Знайте, что для друзей Аллаха нет страха, и они не будут печалиться» icon Литература для детей Тематика: Книги для детей
Таро Гоми. У них нет страха перед правильным, красивым контуром, который часто можно встретить в обычных раскрасках. И они с удовольствием...
«Знайте, что для друзей Аллаха нет страха, и они не будут печалиться» icon Выполнено
Нет, наоборот подкупает тем, что ты прикасаешься к чему-то мало изучено и отчасти загадочному. Загадки загадками, а что они сделали...
«Знайте, что для друзей Аллаха нет страха, и они не будут печалиться» icon SSihir yapmanın ve kâhinlikte bulunmanın hükmü Предостережение праведников …
Поистине, никто не введет в заблуждение того, кого Аллах наставит на прямой путь, и никто не наставит на прямой путь того, кого собьет...
«Знайте, что для друзей Аллаха нет страха, и они не будут печалиться» icon В этой лекции обсуждаются следующие вопросы: Общая идея архитектуры. Net
Поэтому чтение курсов, основанных на. Net, представляется чрезвычайно полезным для студентов: к моменту выпуска студентов из университета...
«Знайте, что для друзей Аллаха нет страха, и они не будут печалиться» icon Литература и математика
Громозеке о своих несчастьях: «Я везде и всегда должна быть первая и прикладываю к этому максимум усилий, а это такой тяжелый труд,...
«Знайте, что для друзей Аллаха нет страха, и они не будут печалиться» icon Инструкция : «Вам будут предложены утверждения, касающиеся Вашего...
Инструкция : «Вам будут предложены утверждения, касающиеся Вашего характера. Если Вы согласны с утверждением, рядом с его номером...
«Знайте, что для друзей Аллаха нет страха, и они не будут печалиться» icon Олдос Леонард Хаксли Остров
Книги, литература в этой среде были частью существования, и для людей этого круга вполне естественным представлялось самим браться...
«Знайте, что для друзей Аллаха нет страха, и они не будут печалиться» icon Заполните, пожалуйста, анкету. Вся информация, полученная от Вас,...
Заполните, пожалуйста, анкету. Вся информация, полученная от Вас, включая личные данные, результаты пройденных Вами тестов, конфиденциальны....
Литература


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
literature-edu.ru
Поиск на сайте

Главная страница  Литература  Доклады  Рефераты  Курсовая работа  Лекции