Антология мировой философии в четырех томах том 4




Скачать 9.85 Mb.
Название Антология мировой философии в четырех томах том 4
страница 3/69
Дата публикации 10.05.2014
Размер 9.85 Mb.
Тип Документы
literature-edu.ru > Философия > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   69
40

то есть и пространство, потому что материя протяжен­на» *, а пространство есть «место движения времени». В основе человеческого познания лежат ощущения. «Ра­зум человека все богатства свои получает только путем чувств» **. Лашков выступал против теории врожден­ных идей. Однако он иногда делал уступки субъективному идеализму, утверждая, что объективная истина восприни­мается отдельными индивидами субъективно, а потом ста­новится объективной для всех и каждого.

Лашков подверг критике идеализм и религию, он по­нял гносеологические корни религии, но вслед за Фейер­бахом мечтал о создании новой религии — религии любви к ближнему.

Значительный вклад внес Лашков в развитие эстети­ческих идей. Он отстаивал метод критического, реализма, резко критиковал теорию «искусства для искусства», на­турализм в художественном творчестве. Говоря о един­стве формы и содержания в искусстве, Лашков вместе с тем подчеркивал, что форма должна быть «подчинена содержанию, как центральной силе» ***. Он указывал на воспитательное значение литературы. Она «должна будить и воспитывать в человеке человека — делать из него гражданина... устанавливать достойные человека цели и идеалы, взращивать его личность» ****.

Будучи материалистом во взглядах на природу, Лаш­ков оставался в основном на позициях идеалистического понимания истории. Демократические убеждения, харак­терные для Лашкова в конце XIX — начале XX в., позже уступили место буржуазному либерализму. Как многие буржуазные интеллигенты, он не понял закономерности общественного развития и не принял пролетарскую рево­люцию.

Идеи и взгляды крестьянского и революционного де­мократизма в Белоруссии во второй половине XIX в. вы­ражали К. С. Калиновский, Ф. К. Богушевич, А. К. Гури-нович и М. В. Рытов.

К. С. Калиновский, выдающийся представитель ре­волюционно-демократической мысли, много сил отдал под­готовке вооруженного восстания в Белоруссии и Литве.

* В. А. Лашков. Сочинения, стр. 190.

** Там же, стр. 282.

*** S. А. Лашков. В чем творчество? СПб., 1892, стр. 14

**** В. А. Лашков. Сочинения, стр. 365.

41

Он был убежден, что народы могут добиться своего осво­бождения только в результате революционной борьбы против своих угнетателей. В мировоззрении Калиновского были элементы материализма и атеизма. Он пропаганди­ровал идею демократической республики. Его революци­онная деятельность и демократические идеи оказали боль­шое влияние на дальнейшее развитие освободительного движения и общественной мысли Белоруссии.

Передовые философские и социологические идеи в Бе­лоруссии находят свое развитие в творчестве Ф. Богу-шевича, А. Гуриновича и других крестьянских демокра­тов. Ф. К. Богушевич — крупнейший белорусский поэт, основатель критического реализма в белорусской литера­туре, был выдающимся белорусским мыслителем своего времени. Его творчество развивалось под идейным влия­нием Чернышевского, Некрасова, Шевченко, Салтыкова-Щедрина, а также революционно-демократических идей К. Калиновского. Богушевич осуждал либерально-дворян­ские взгляды на историю, отмечал важную роль народных масс в общественном развитии, выступал в защиту пре­следуемых царизмом белорусской культуры и белорус­ского языка. Он разоблачил реакционную роль религии, которая уводила народные массы от активной борьбы за переустройство общественной жизни. «Бог, — писал он, — не избавит трудящихся от «злой доли»». Путь к лучшей жизни — в борьбе за свободу, ибо «лучше потерять жизнь, чем жить в неволе» *.

С пропагандой прогрессивных материалистических взглядов в области естествознания выступил М. В. Рытов. Он активно боролся за передовые позиции естествознания, против узкого эмпиризма в науке, защищал и пропаган­дировал идеи дарвинизма в России. В своих работах он проводил идею о преодолении метафизического разделе­ния формы и функции организма. Вслед за К. А. Тими­рязевым Рытов отстаивал необходимость проведения ана­лиза строения организма в единстве с анализом его функ­ций, во взаимосвязи и взаимопроникновении строения и функции организма. Он решительно выступал против офи­циального богословского взгляда на органическую при­роду, отрицавшего эволюцию животного и растительного мира. Указывая на важность исследования закономерно-

* Ф. Богушевич. Выбранные твори. Мiнск, 1952, стр. 58,66, 67.

42

стей изменчивости, Рытов выступал как против тех, кто отрицал значение внешней среды, так и против умаления внутренних факторов причин изменчивости.

Важное место в истории философской мысли Белорус­сии занимает творчество А. Гуриновича. Большое влия­ние на формирование его мировоззрения, особенно в пе­риод его обучения в Петербургском технологическом ин­ституте, оказало знакомство с марксистской литературой. Изучив «Капитал» Маркса, Гуринович приходит к вы­воду о важности «распространения в среде рабочих и крестьян работ социально-демократического содержа­ния» *, с тем чтобы подготовить трудящиеся массы к ре­волюции. Для революционного переустройства общества, говорил Гуринович, необходимо объединить революцион­ные выступления крестьян Белоруссии с революционным движением русских крестьян и рабочих, перетянуть на сторону трудящихся солдатские массы.

Присоединение Латвии, Литвы и Эстонии к России в конце XVIII в. сыграло прогрессивную роль в историче­ских судьбах прибалтийских народов. Оно создало усло­вия для более быстрого развития производительных сил и культуры в этих странах, ускорило разложение феодаль­ных и формирование капиталистических отношений. Не­смотря на реакционную колонизаторскую политику ца­ризма, происходит формирование литовской, латвийской и эстонской наций, развитие их культуры и общественно-философской мысли.

Передовая культура и общественная мысль народов Прибалтики развивались в ожесточенной борьбе против колонизаторской политики царизма и гнета помещиков, против религиозного мировоззрения господствовавших классов. В мировоззрении передовых демократических мыслителей Прибалтики в середине XIX в. отражался рост крестьянского антипомещичьего движения, перепле­тавшегося с национально-освободительным движением против российского царизма и немецких баронов, господ­ство которых освящалось католическим и лютеранским духовенством.

Новым в развитии прогрессивной общественной мысли народов Прибалтики во второй половине XIX в., как и в

* Цит. по кн.: С. Майхрович. Нарыен белорусской литературы XIX. MincK, 1957, стр. 369.

43

Белоруссии, стало появление революционного демокра­тизма, который оформился в связи с кризисом крепостного строя и революционной ситуацией в России 1859—1861 гг.

Творчество литовских просветителей-демократов конца XVIII — первой половины XIX в., среди которых наибо­лее видными были Д. Пошка, Я. Снядецкий, С. Б. Юнд-зила, С. Даукантас, было насыщено антикрепостниче­скими, антифеодальными идеями.

Выдающимися представителями революционно-демо­кратического движения в Литве были 3. Сераковский и А. Мацкявичус. Характерной чертой их мировоззрения является защита идеи народной революции, критика ца­ризма, реформы 1861 г., решение ими аграрного вопроса в духе крестьянской демократии. Сераковский принадле­жал к числу самых близких к Н. Г. Чернышевскому и А. И. Герцену людей. На формирование его взглядов большое влияние оказали также идеи Гегеля, француз-ских просветителей и материалистов XVIII в.

3. Сераковский не был последовательным материали­стом, он колебался между материализмом и идеализмом. Исторический процесс он понимал как процесс духовного развития человечества и умственного развития человека. Сераковский считал, что философия тесно связана с прак­тикой общественной жизни, она должна способствовать созданию новых общественных отношений. «Необходимо создать новый мир, — писал он, — человечество веками развивается, изменяется. Цель жизни — всестороннее раз­витие духовных и физических сил человека» *. Подчерки­вая решающую роль умственного развития в истории, 3. Сераковский вместе с тем видит и значение материаль­ного фактора. «Только улучшив материальное положение классов труда, обеспечив им нормальное существование, — писал он, — можно начать их нравственное и умственное образование» **.

Сераковский подчеркивал активную роль людей в исто­рии. Он писал, что Гегель своим положением «все дейст­вительное разумно, все разумное действительно», по-ви­димому, хотел объяснить процесс развития. Но лишь со­мневающиеся и разочаровавшиеся пытаются во имя этого положения сделать людей слепыми орудиями историче­ской необходимости; люди, верующие в будущее, верят и

* «Современник», 1857, т. 62, апрель, стр. 325.

** «Современник», 1856, т. 60, ноябрь, стр. 100.

44

другим положениям: «Все, что существует, имеет свои причины, все, что разумно, должно быть осуществлено» *. Таким образом, Сераковский отрицал фатальную необхо­димость тех или других исторических порядков и пы­тался истолковать философию Гегеля в революционном . Духе.

Все, что совершается в истории на базе всеобщей не­обходимости, в направлении поступательного движения, носит прогрессивный характер, а любой поворот в про­шлое есть регресс. Сторонники прошлого, писал он, всег­да и неизбежно приходят в лагерь реакции. Важнейшим условием прогресса -он считал связь теории с практикой, жизнью. Поэтому, говорил он, «нельзя писать законы жизни, закрывшись в кабинетах», реальная «жизнь есть наивысшее благо, истина, красота, добро».

В творчестве Сераковского сильны антиклерикальные идеи. Он, как заметил Чернышевский, «был деистом, т. е. признавал бога и бессмертие души, а все остальное от­бросил» **.

Сераковский выступал за справедливое разрешение на­ционального вопроса. Он, как и Герцен и Шевченко, вы­сказывался за создание федеративного государства, в ко­торое вошли бы Россия, Украина, Белоруссия, Литва. Он мечтал о том времени, когда все люди станут братьями. «Наши сыновья или внуки, может быть, — писал он, — увидят братские союзы германов, славянов и всех на­родов» ***.

Боевой друг Сераковского А. Мацкявичус много сде­лал для пропаганды среди народа идей крестьянской ре­волюции, как единственного средства для уничтожения самодержавия и освобождения крестьянства от феодаль­ного гнета.

Видными представителями философской и обществен­но-политической мысли Латвии в XIX в. были Ю. Алу-нан, К. Биезбардйс, П. Баллод, Э. Вейденбаум и Ян Рай­нис.

Ю. Алунан и К. Биезбардйс принадлежали к левому крылу младолатышского движения. Это движение моло­дой латышской буржуазии 60-х годов не было революци-

* «Современник», 1857, т. 62, стр. 326.

** Сб. «Н. Г. Чернышевский. 1828—1928». М., 1928, стр. 101,

*** «Современник», 1857, т. 62, апрель, стр. 327.

45

онным, но оно сыграло определенную прогрессивную роль в формировании и укреплении самосознания латышского народа, в борьбе за освобождение от национального, поли­тического и экономического гнета немецких баронов и бюргеров, за развитие национального языка, литературы и культуры народа. Младолатыши были сторонниками сближения с Россией. Однако идеологи младолатышей были связаны в России не с революционными демокра­тами, а главным образом со славянофилами, которые так­же выступали против прибалтийского немецкого дворян­ства. С развитием капитализма и обострением классовой борьбы младолатышское движение теряло свой прогрес­сивный характер.

В области философии Алунан и Биезбардис защищали основные положения материализма, подвергали критике религиозный мистицизм, агностицизм, пропагандировали естественнонаучные знания.

Первым выдающимся латышским революционным де­мократом, активным деятелем конца 50-х и начала 60-х го­дов был П. Д. Баллод. Под влиянием идей Герцена, Чер­нышевского и других русских мыслителей он стал мате­риалистом и атеистом, организатором революционных кружков в Латвии.

В конце XIX в. в условиях усиливающегося пролетар­ского и крестьянского движения в среде латышской ин­теллигенции возникает объединение под названием «Но­вое течение», с деятельностью которого связано нача­ло распространения марксистской философии в Латвии. В своих произведениях представители «Нового течения» пропагандировали работы К. Маркса, Ф. Энгельса, а так­же Ф. А. Бебеля, Ф. Меринга, И. Дицгена, критиковали философию неокантианства, ницшеанства, персонализма, а также ревизионизм и эклектику Бернштейна, отстаивая основные принципы материализма и атеизма.

Одним из видных представителей «Нового течения» был поэт Э. Вейденбаум — материалист и революционный демократ, основоположник латышской атеистической поэ­зии. На мировоззрении Вейденбаума отразилось его зна­комство с произведениями Маркса, Энгельса, Плеханова. Это особенно видно в трактовке им вопросов происхож­дения и классовой сущности государства, в оценке исто­рической роли пролетариата, критике либерализма и т. д. В работах «Фрагмент о народном хозяйстве», «Историче-

46

ское развитие уголовных законов и их философские ос­новы» Вейденбаум утверждал, что государство образова­лось вместе с возникновением частной собственности на средства производства, в результате раскола общества на классы. Эксплуататорское государство, указывал он, осу­ществляет угнетение большинства меньшинством. Он счи­тал, что руководящей силой в борьбе за новый обществен­ный строй является рабочий класс, и критиковал ограниченность английских тред-юнионов, которые не борются «за окончательное уничтожение власти капи­талистов» *.

Вершиной развития философской и социологической мысли латышского народа в конце XIX в. явилось твор­чество выдающегося революционного демократа Латвии Я. Райниса.

Еще будучи студентом Петербургского университета, Райнис был связан с кружком народовольцев, в работе которого участвовал А. И. Ульянов. Он был хорошо зна­ком с произведениями русских революционных демокра­тов, изучил работы Маркса и Энгельса, марксистскую философию и социологию.

Райнис был убежденным материалистом и атеистом. Уже в конце 90-х годов его мировоззрение складывалось в основных чертах как марксистское, хотя в силу ряда причин (оторванность от революционного движения в Лат­вии и т. д.) последовательным сторонником марксизма он не стал. Он высоко оценивал роль диалектического метода в исследовании природы и общественной жизни. Нельзя перестроить общество, не зная законов его развития, под­черкивал Райнис. Вместе с тем он критиковал идеалистиче­скую диалектику, как стоящую «вниз головой». Он писал, что абсолютный дух Гегеля «не лучше боженьки». Раз­витие, говорил Райнис, совершается путем борьбы нового со старым, путем преодоления старого новым.

Значительны заслуги Райниса в критике реакционной философии буржуазного индивидуализма Ницше. «Фило­софия жизни» Ницше, указывал Райнис, является про­дуктом углубления противоречий капитализма. Питатель­ной почвой для нее явились страх буржуазии перед раз­вивающимся рабочим движением и усиление милитаризма Германии.

* В. Вейденбаум. Избранное. Рига, 1953, стр. 73.

47

Райнис называл пролетариат основным классом совре­менного общества, который навсегда ликвидирует эксплу­атацию человека человеком, построит социализм — обще­ство будущего, в котором не будет деления людей на враждебные классы, где расцветут дружба и взаимопони­мание между народами, где каждый человек будет иметь безграничные возможности для развития своих талантов и способностей. Райнис был поэтом рабочего класса и гор­дился тем, что служит ему. «Класс основной, тебе слу­жить бойцом — где честь найдется выше?» * — писал он.

В Эстонии в XIX в. передовые философские идеи рас­пространяли просветитель-материалист К. Р. Якобсон -и выдающийся писатель, революционный демократ Э. Виль-де. Взгляды Якобсона сложились в период восьмилетнего пребывания в Петербурге, где он работал в качестве пре­подавателя гимназии. Критикуя идеалистическое мировоз­зрение и религиозное мракобесие балтийских баронов и пасторов, Якобсон пропагандировал естественнонаучный материализм (хотя в некоторых случаях с уступками де­изму). Он писал, что «природа и учение о ней имеют прочную, как скала, основу... Это учение может и должно стать на свои собственные ноги» **. Он подчеркивал, что все в мире совершается по законам природы, которые люди ошибочно называют «волей божьей». В своих рабо­тах Якобсон проповедовал идею дружбы и союза с рус­ским народом, при помощи которого эстонский народ добьется своего освобождения.

В 90-х годах в Эстонии возникают первые рабочие и студенческие кружки, в одном из которых изучал марк­сизм Э. Вильде. Хотя он не стал последовательным марк­систом, но знакомство с марксистским учением благо­творно сказалось на его творчестве. «Теперь я узнал, я знаю, — писал Вильде, — какой единственный класс об­щества и какая партия, борясь за свои интересы и свое будущее, борется за интересы и будущее всех угнетенных, я знаю, что только он один может искренне и целеустрем­ленно за них бороться, ибо ему, как и другим, нечего терять, а приобрести он может все» ***.

В своих сочинениях Вильде критиковал капиталисти­ческий строй, призывал развивать реалистическое искус­ство.

Народы Закавказья выдвинули в XIX в. целую плеяду выдающихся мыслителей, творчество которых ознамено­вало новый этап в развитии философской и социологиче­ской мысли азербайджанского, армянского и грузинского народов. Наиболее выдающимися представителями мате­риалистической и революционно-демократической мысли были М.-Ф. Ахундов (Азербайджан), М. Л. Налбандян (Армения), И. Г. Чавчавадзе (Грузия).

Родоначальником материализма и атеизма в Азербайд­жане был М.-Ф. Ахундов — выдающийся писатель, про­светитель и демократ.

Ахундов был оригинальным мыслителем. Философские взгляды Ахундова сложились в борьбе против мусульман­ской схоластики и мистицизма — философской основы ор­тодоксального ислама, в борьбе против восточного деспо­тизма и религиозного фанатизма. Центральное место в его учении занимают критика религии и теологии, обо­снование и защита материалистического взгляда на мир.

В основе его философских воззрений лежит учение о единой материальной субстанции как причине самой себя. Это единое, могущественное, совершенное и всеобъемлю­щее бытие абсолютно, самобытно и не нуждается в другой причине для своего существования. «Говоря о бытии, — пишет Ахундов, — мы имеем в виду сущность и субстан­цию вещей. Эта сущность в смысле индивидуальном про­тивоположна небытию; в смысле же всеобщем она явля­ется единым, совершенным и всеобъемлющим бытием, т. е. совокупностью материи» *.

Ахундов признавал также объективность пространства и времени. «Как пространство, так и время суть атри­буты», «необходимые принадлежности самой материи» **. Он отвергает религиозное учение о том, что всякое дви­жение и изменение происходят по воле бога. Природа развивается по своим собственным законам. В ней нет места случайности, всюду господствует строгая законо­мерность и причинность.

* Я. Райнис. Собрание сочинений в трех томах, т. 1. Рига, 1954, стр. 395.

** «Сакала», 1878, № 24. *** «Об эстонской литературе». Таллин, 1951, стр. 208.

48

* М.-Ф. Ахундов. Избранные философские произведения. М., 1962, стр. 182.

** Там же, стр. 90.

49

Ахундов был противником религиозного учения о бес­смертии души. Душа, или сознание, утверждал он, не мо­жет существовать самостоятельно, независимо от материи. «Душа, — пишет он, — чем бы она ни была, не может про­держаться без тела, то есть без организма, точно так же· как разум не может продержаться без мозга после разру­шения мозга; где разум, там и душа после разрушения организма» *.

Ахундов — один из первых критиков восточного пан­теизма, видными представителями которого были Джела-леддин Руми, Абдурахман Джами, Махмуд Шабустори и др.

Ахундов дал блестящую критику ислама. Его основной философско-политический трактат «Три письма Кемал-уд-Довле...» является одним из лучших атеистических про­изведений на Ближнем и Среднем Востоке. Основные по­ложения этой книги не потеряли своей актуальности и в настоящее время.

Ахундов был выразителем интересов трудящихся масс Азербайджана и с этих позиций подверг критике общест­венные и государственные порядки, быт и нравы феодаль­ного Востока, дал критику восточного деспотизма, одного из самых жестоких видов феодального деспотизма вообще.

Основоположником материалистической философии в Армении был Налбандян — вождь революционно-демокра­тического движения и идеолог утопического крестьянского социализма. Вслед за русскими революционными демокра­тами он подверг критике идеалистическую философию, в частности философию Гегеля. Он выступил против абст­рактной спекулятивной философии, оторванной от жизни. Философия для него — орудие освобождения трудящихся.

Явления окружающего мира Налбандян рассматривал с точки зрения всеобщего движения и изменения. «При­рода не знает покоя, — писал он, — она находится в по­стоянном движении. Это ее жизнь» **.

Общественную жизнь Налбандян рассматривал как процесс борьбы между передовыми и реакционными си­лами, в которой должно победить новое, прогрессивное.

* М.-Ф. Ахундов. Избранные философские произведения. М., 1962, стр. 130.

** М. Налбандян. Полное собрание сочинений, т. 1. М., 1950, стр. 417.

50

ибо «жизнь течет только в одном направлении — вперед». Признание борьбы противоположностей, догадки о пере­ходе количественных изменений в качественные, указа­ние на отрицание старого при сохранении положитель­ного в нем как на необходимый момент движения явля­ются сильными сторонами учения Налбандяна.

В понимании истории Налбандян был в конечном счете идеалистом. Но в его высказываниях содержится ряд ма­териалистических положений. Он считал, что народные массы являются не только созидателями материальных ценностей и духовных богатств, но и решающей силой в политической жизни общества. «Опорой нации и ее ры­чагом является простой народ, — писал он. — Как бы ни была богата нация замечательными людьми, тем не менее движущей силой ее остается простой народ — именно он есть стан, ось и рычаг этой машины» *.

Большое значение придавал Налбандян роли экономи­ческого фактора, но он еще не понял законов развития общественной жизни. В объяснении причин развития эко­номического строя он часто ссылается на «дух народа», насилие и прочие нематериальные факторы, которые сви­детельствуют об идеализме в его социологии.

Защищая классовые интересы трудящихся масс, Нал­бандян критиковал попытки буржуазного либерализма отвлечь трудящихся от революционной борьбы против эксплуататоров и царизма. Он вскрыл лицемерие буржу­азно-либеральной проповеди мира, братства, равенства между людьми независимо от их классовой принадлеж­ности.

Налбандяну принадлежит большая заслуга в разра­ботке национального вопроса. Он разоблачал расизм и на­ционализм. Подчеркивая исторически преходящий харак­тер нации, он считал свободное национальное развитие единственно возможной и прогрессивной формой развития

народов.

В сочинениях Налбандяна имеются ценные мысли по вопросам религии, этики и эстетики. Налбандян крити­ковал католицизм, армяно-григорианство и другие церкви, а также католический и христианский социализм. Призна­вая политическую прогрессивную роль армянской церкви

* М. Налбандян. Избранные философские и общественно-политические произведения. М., 1954, стр. 332.

51

в некоторых случаях в отдельные периоды истории Арме­нии, он призывал вместе с тем разоблачать мракобесие, антинаучность и античеловечность религии.

Налбандян подверг критике религиозную и официаль­ную буржуазную мораль. В разработке проблем материа­листической эстетики он опирался на идеи Белинского и Чернышевского, Абовяна и Назарянца. Прекрасное в искусстве, утверждал он, есть не простая копия жизни и природы, а творческое, поэтизированное их воспроизве­дение.

Передовая общественно-политическая и философская мысль в Грузии в XIX в. была представлена такими про­грессивными деятелями, как С. И. Додашвили, И. Г. Чав-чавадзе, Г. Е. Церетели, Н. Я. Николадзе. Главой рево­люционных демократов Грузии был великий грузинский писатель и философ И. Г. Чавчавадзе.

Продолжая прогрессивные идеи С. Додашвили, он впервые в Грузии выступил в 60-е годы против господ­ствовавших феодальных отношений и религиозно-идеали­стического миропонимания, пропагандировал материали­стические взгляды в литературе и искусстве. «Жизнь — основа, искусства и наука — возникшие на ней ростки», — писал он.

Сильной стороной мировоззрения Чавчавадзе явля­ется идея движения и развития путем борьбы противопо­ложностей. Мир находится в беспрерывном движении, ибо «движение и лишь движение дает Вселенной силу и жизнь».

Чавчавадзе вплотную подошел к мысли о том, что в классовом обществе определяющим началом является борьба классов. Причину общественного неравенства он усматривал в отрыве рабочей силы от предмета труда. «Естественный ход экономической жизни был основа­тельно поколеблен и разрушен тем, — писал мыслитель, — что по одну сторону осталась рабочая сила без земли, а по другую — земля — без рабочей силы» *. Эта противопо­ложность достигает крайнего предела при капитализме. Чавчавадзе понял решающую роль народных масс в исто­рии и считал, что активность народа является важнейшим условием общественного прогресса.

Чавчавадзе был знаком с марксизмом, говорил о силе и глубине этого нового учения, но считал,'что оно верно для Запада, а для Грузии он искал иные, отличные от пролетарского революционного движения пути. В этом сказалась ограниченность его взглядов.

Средняя Азия и Казахстан на протяжении почти всего XIX в. находились на стадии феодальных отношений. Они были самой отсталой окраиной царской России. Промыш­ленность отсутствовала. Население почти поголовно было неграмотно. Экономическая, политическая и культурная отсталость усугублялась господством мусульманской ре­лигии. Ислам и его различные учреждения регламенти­ровали и контролировали личные, семейные, общест­венные и правовые отношения, преследовали научную мысль.

В этих условиях во второй половине XIX в. под влия­нием передовой русской культуры в Средней Азии и Ка­захстане возникает новое, прогрессивное направление — просветительство, видными представителями которого были Абай Кунанбаев и Чокан Валиханов (Казахстан), народные акыны Токтогул Сатылганов и Тоголон Молдо (Киргизия), Ахмад Дониш (Таджикистан), Зелили и Кемине (Туркменистан), Мукими и Фуркат (Узбе­кистан) .

Мировоззрение казахского просветителя Абая Кунан-баева было противоречивым, непоследовательным. Мате­риалистические тенденции в нем переплетаются с идеали­стическими. Наиболее ярко материалистическая тенден­ция в мировоззрении Абая проявляется в его теории по­знания. Источник познания — объективный мир, а основ­ными средствами являются ощущения и разум. Большую роль в процессе познания играет трудовая деятельность людей. «Труд развивает чувство познания, закрепляет в сознании услышанное». В процессе трудовой деятельности «человек приводит знание в порядок, отбирает нужное от ненужного» *.

Значительное место в творчестве Абая занимают проб­лемы этики, нравственности. Он подверг критике этиче­ские нормы патриархально-феодального общества, где ради богатства и личного благополучия «сын продает отца,

* И. Г. Чавчавадзе. Полное собрание сочинений, т. VI. Тбилиси, 1927, стр. 42.

52

* А. Кунанбаев. Собрание сочинений в одном томе. М., 1954, стр. 398.

53

брат — брата». Достоинство людей определяется не богат­ством, а их внутренним содержанием, отношением их к труду. Важнейшими принципами морали являются чест­ность, скромность, трудолюбие, дружба, верность, това­рищество, умеренность во всех делах.

Значительный вклад в развитие философской и со­циологической мысли казахского народа и всей Средней Азии внес Ч. Валиханов. Замечательный ученый-геолог, путешественник, лингвист, философ и общественный дея­тель, Валиханов был искренним сторонником сближения и дружбы с русским народом, он верно оценил прогрес­сивное значение присоединения Казахстана к России. В своих произведениях он пропагандировал материали­стический взгляд на природу. Значительное место в его трудах занимает критика мусульманства и его религиоз­ных обычаев и традиций. Однако в критике религии Ва­лиханов был непоследовательным. Решительно отвергая ислам и христианство во всех формах, он допускал, что буддизм в отличие от них есть будто бы «гуманное и вы­сокое учение».

В Киргизии выдающимся представителем обществен­ной мысли был Токтогул Сатылганов. Для него харак­терны наивно материалистические представления о яв­лениях природы, которую он рассматривал как постоянно изменяющуюся, полную внутренней жизни. Значительное место в творчестве Токтогула занимают этические вопро­сы. Он выступил против феодальной религиозно-аскетиче­ской морали и призывал людей наслаждаться благами природы и общественной жизни.

Токтогул стоял за переустройство современной жизни на демократических началах. Он верил в светлое будущее своего народа.

Таджикский мыслитель Ахмад Дониш еще не освобо­дился от идеалистических взглядов, но его мировоззрению присущи элементы стихийного материализма. Он не сом­невался в объективном существовании Вселенной и стре­мился вскрыть ее внутренние закономерности. Дониш от­верг идеалистическую концепцию предопределения и до­казывал, что судьба человека зависит от него самого. Он одним из первых выступил с критикой общественного и государственного строя Бухарского ханства. Начав с про­поведи реформ, Дониш к концу своей жизни приходит к

54

выводу, что для улучшения жизни народа нужны более радикальные средства, в том числе и насильственные. Но он не призывал открыто к свержению существующего

строя.

В Туркмении прогрессивная демократическая мысль была представлена творчеством Кемине, Зелили, Моллане-песа и других поэтов-мыслителей, развивавших патриоти­ческие и гуманистические идеи. В своих стихотворениях они осуждали социальную несправедливость и феодаль­ный гнет, критиковали мусульманское духовенство, ре­лигиозный фанатизм и суеверие, выступали за развитие науки и просвещения.

В противовес представителям реакционной феодаль­ной идеологии, отстаивавшим неприкосновенность патри­архально-феодальных устоев, проповедовавшим теорию «предопределения» и пытавшимся при помощи национа­листических теорий панисламизма и пантюркизма отор­вать Туркестан от России и превратить его в колонию иностранных государств, просветители-демократы высту­пили против сохранения патриархально-феодальных от­ношений, за развитие и распространение светских знаний, призывали трудящихся укреплять дружбу с русским на­родом, изучать его прогрессивную культуру.

Узбекский просветитель Фуркат и его продолжатель и единомышленник Мукими были противниками отживших патриархально-феодальных отношений, горячими побор­никами приобщения к передовой русской культуре. В борьбе против старой, феодальной религиозно-мистиче­ской идеологии они заложили основы новой, реалистиче­ской литературы. В своих произведениях они разоблача­ли невежество и шарлатанство мусульманского духо­венства, «святых» и других служителей религиозного культа.

Творчество Валиханова, Абая, Дониша, Фурката и других поэтов-мыслителей развивалось в крайне отсталых и сложных социально-экономических и идеологических условиях Средней Азии и Казахстана XIX в., где господ­ствовали патриархально-феодальные отношения и реак­ционная идеология ислама. В силу сложившихся истори­ческих условий просветители Средней Азии и Казахстана не могли подняться до уровня последовательного мате­риализма и революционного демократизма, в ряде вопро­сов остались в плену религиозных предрассудков.

55

* *

*

Анализ взглядов передовых мыслителей России, Укра­ины, Молдавии, Белоруссии, Прибалтики, Закавказья и Средней Азии свидетельствует о том, что XIX в. ознаме­новался бурным развитием философской и социологиче­ской мысли народов СССР.

Передовая философская мысль народов СССР в XIX в. представлена в различных формах, что объясняется в зна­чительной мере разнообразием исторических условий. В России, на Украине, в Молдавии, Белоруссии, Прибал­тике и Закавказье в условиях быстрого развития капита­листических отношений и роста пролетариата зарождается и утверждается материалистическая философия револю­ционных демократов.

В Средней Азии и Казахстане в это время господство­вали патриархально-феодальные, даже родовые, отноше­ния. Передовая общественная мысль прокладывала себе путь в своеобразных формах — близких к народному твор­честву поэтических произведениях, песнях, нравственных назиданиях. Передовыми мыслителями были поэты, пи­сатели, народные акыны, непосредственно связанные с народным творчеством. Они выступали против старых, от­живших форм жизни, боролись с суевериями, с догма­тами ислама. Центральное место в их творчестве занимали высказывания по вопросам этики, критика духовенства и пороков общественной жизни. Они проявляли большой интерес к общественно-политическим проблемам, живо от­кликались на злободневные вопросы общественной жизни. Вместе с тем в их творчестве содержались идеи стихий­ного материализма, сыгравшие важную роль в борьбе про­тив религиозно-мистической идеологии феодализма.

Прогрессивная теоретическая мысль народов СССР в течение XIX в., развиваясь в борьбе с враждебными ей направлениями, достигла высокого уровня, приближаясь к диалектическому материализму. Последняя четверть столетия есть время проникновения, осознания и утверж­дения идеологии пролетариата — марксизма.

В. В. Богатое и Ш. Ф. Мамедов

РУССКАЯ ФИЛОСОФИЯ

и социология

ДЕКАБРИСТЫ

Декабристы оставили заметный след не только в истории осво­бодительного движения. Они по праву занимают исключительно важное место в истории общественно-политической, философской и социологической мысли России XIX в.



Хотя воззрения декабристов были противоречивыми, не отли­чались цельностью и не представляли собой единой системы, мно» гие участники движения до­стигли высокого уровня науч­но-теоретического мышления.

Особенно ценны философ­ские и социологические идеи и теории, развиваемые декаб­ристами-материалистами, ко­торые критически относились к идеализму и религии.

Приводимые ниже отрыв­ки из трудов декабристов по­добраны Н. С. Козловым. Ему же принадлежат вступитель­ные тексты.

ПЕСТЕЛЬ

Павел Иванович Пестель (1793—1826) — выдающийся политический мыслитель, один из руководителей декабрист­ского движения, сторонник республиканской формы прав­ления и революционных ме­тодов борьбы, автор и созда­тель республиканско-демокра-

тической программы, известной под названием «Русская правда». Ü «Русской правде» Пестель, несмотря на те или иные дворянские


57



предрассудки, подвергает критике самодержавно-крепостнические порядки, рассматривает экономические, политические, социальные проблемы, подлежащие решению и ходе революционных преобра­зований. Центральное место в «Русской правде» нанимают кресть­янский вопрос и проблема политического устройства русского го­сударства.

Ниже приводится отрывок из «Русской правды» по изданию: «избранные социально-политические и философские произведения декабристов», т. II. М., 1951.

РУССКАЯ ПРАВДА [...]

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   69

Похожие:

Антология мировой философии в четырех томах том 4 icon Мировой философии в четырех томах
По техническим причинам первый том выпу­скается в двух частях. Примечания, указатели и содержание даны в конце второй части
Антология мировой философии в четырех томах том 4 icon Том первый
Н73 Теория доказательственного права. Монография в 2-х томах. Том – М. Ставрополь: зао «пресса» 2004. 304с
Антология мировой философии в четырех томах том 4 icon Лев Николаевич Толстой Том Детство, Отрочество, Юность Серия: Собрание...
«Собрание сочинений в двадцати двух томах»: Москва, Художественная литература, 1978-1985
Антология мировой философии в четырех томах том 4 icon Собой чистым Счастьем Первое русское издание (в 2 томах) Том I

Антология мировой философии в четырех томах том 4 icon Философ в России не только философ (особенности русской философии)
Поэтому основ­ное внимание в пособии уделяется освещению истории мировой философии, начиная с религиозно-философских учений Древне­го...
Антология мировой философии в четырех томах том 4 icon Особенности русской философии содержание введение 3
Главная задача философии заключается в том, чтобы разработать теорию о мире как едином целом, которая бы опиралась на все многообразие...
Антология мировой философии в четырех томах том 4 icon Сергей Вячеславович Перевезенцев Антология философии Средних веков и эпохи Возрождения
Данная книга содержит изучаемые в высших учебных заведениях произведения философов средневековья и эпохи Возрождения от Тертуллиана...
Антология мировой философии в четырех томах том 4 icon Александр Сергеевич Пушкин Стихотворения 18231836
«Собрание сочинений в десяти томах. Том второй»: Государственное издательство Художественной Литературы.; Москва; 1959
Антология мировой философии в четырех томах том 4 icon Александр Сергеевич Пушкин Стихотворения 1823-1836
«Собрание сочинений в десяти томах. Том второй»: Государственное издательство Художественной Литературы.; Москва; 1959
Антология мировой философии в четырех томах том 4 icon Сочинения в шести томах
Основная работа настоящего, пятого тома Сочинений Канта, основная как по ее значению для понимания философии самого Канта, так и...
Литература


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
literature-edu.ru
Поиск на сайте

Главная страница  Литература  Доклады  Рефераты  Курсовая работа  Лекции