Методика анализа хоровой литературы и обработок народной песни




НазваниеМетодика анализа хоровой литературы и обработок народной песни
страница2/5
Дата публикации13.05.2014
Размер0.55 Mb.
ТипРеферат
literature-edu.ru > Философия > Реферат
1   2   3   4   5

РИТМ


Как фундамент движения в музыке
Анализ формы и определение ее вида есть только первый шаг, нужный для более важного второго шага, который состоит в определении ритма во всех элементах формы до мельчайшего (мотив) включительно. Важностъ установки ритма - в том, что он является фундаментом движения в музыке, - его пульсации, как показателя жизни в музыке. Подобно тому, как пульс кровообращения при известной частоте своих биений свидетельствует о состоянии здо­ровья вообще, и о том или ином фазисе болезненного состояния организма, так и простая или сложная 2-х и 3-х дольность ритма определяет основной характер музыки данного произведения, его "тонус движения" (= жизни), и как неустойчивый или слабый пульс указывает на кризис, а прекращение пульса на полное исчезновение жизни в организме, так и неопределенный или блуждающий ритм, а тем более ритм совершенно невыявленный исполнением, говорит в первом случае о слабости жизни в данной музыке, во втором – приводит к полной безжизненности, мертвенности этой музыки. Звуки без четкого ритма (того или иного типа), остаются показателями одной только высот­ности их, которая лишается полноты музыкальной жизни, если она не слита органически с их длительными взаимоотношениями. Как слово без ударного слога безсмысленно и мертво, так же бессмысленен и мертв каждый малейший элемент в музыке (в музречи), если он лишен свойственной ему акцентуации.

«Дождь идет; Дождь идет. Дождь идет сильный; Дождь идет сильный; Дождь идет сильный

Таким образом, как в словесной фразе безразличное и "ровное" акцен­тирование подлежащего, сказуемого, разных дополнительных и определительных слов делает речь человека тупой, невыразительной, убийственно тяжелой, даже лишенной самой мысли, точно также безакцентоность музыкальных мотивов, предложений и прочих способна «убить» всякую музыку, всякую «доходчивость» её до слушателя .Эти к подобные аналогии показывают, насколько существе­нен для музыки принцип акцентуации, являющийся природным свойством Ритма («метроритма») Поэтому уточнение моментов ритма есть исходная точка для "осмысления" музыки в целом. Наоборот, без надлежащей установки этих моментов, а также и "характера" их, невозможно достичь ни «понятности», ни даже, тем более, должной "выразительности" музыки. Таким образом, ясным ста­новится, что ритм есть действительный «фундамент» музыки, без выявления которого немыслимо и разумное исполнение её.

В этом именно смысле определение ритмического построения, муз. речи и муз. сочинений было названо "важнейшим шагом" в вопросе музыкального анализа. Определение же самой формы целых произведений является лишь как начальный или "первый" шаг, который не исчерпывает задач анализа, без «второго» шага - это явствует из последующих соображений.

В дальнейшем будет сказано, что форма муз. сочинений есть «выражение ритма в самом высшем его проявлении». Чтобы понять эту "высшую" ступень Ритма, необходимо взять форму сначала только со стороны внешних признаков ее "структуры", притом самых общих, дающих представление "плана" (схемы), в рамках которого заложен ритм, «слагающих» данную форму частей и элементов. Далее наступает 2-й момент: определение ритма простых формообразований, чтобы опираясь и отталкиваясь от них, подняться на высоту уже высших ступеней его в той же «форме».

Таким образом, установка схемы данной формы, с одной стороны, необходима, как предварительный момент для ритмического анализа вне которого (момента) нет и самого объекта для анализа; с дру­гой - такая схема на первых порах аналитического процесса, яв­но, не исчерпывает всей задачи анализа, так как не дает материала для определения формы в качестве "высшего выражения Ритма" в ней самой. От формы (схемы) к анализу ее частей, и от этих последних снова к форме, как высшему синтезу их ритмической сущности в целом, таков путь к диалектической методичности и завершенности процесса анализа.

От Ритма необходимо отличать Метр. Тот и другой имеют общую природу, а с нею и общую цель: указывать, выявлять движение звуков во времени. Это движение - двояко: оно выражается во 1-х соотношением одной временной единицы к другой, либо одной к двум другим единицам ( а также и вдвое или втрое-кратным: 2:2, .3:3), образуя собою понятие «муз. такт».

Отношение основных и полных «счетных» единиц данного гроизведения проходит в своем неизменном типе – (двух и трех дольном) чрез все произведение с начала до конца, а выражается регулярным последованием равномерных временных комплексов из двух или трех временных единиц простых и кратных, при некоторой акцентности первой из них. Это метр.

С другой стороны, 2-х или 3-х дольное соотношение имеют и дробные части основной метрической единицы как между собою, так и относительно самой единицы. Из долевых частиц, вместе с рядом полных единиц, образуется сверх метрического – движение параллельное и другого уже порядка, более разнообразное и сложное, в котором характерно уже не «равномерность» основного движения, а соотношение длительности каждого отдельного звука к длительности другого, проявляющееся в формах крайне различных. Это Ритм. Для определения соотношений длительности отдельных звуков нужен известный, твердо выраженный «измеритель». Таковым служит метрическая единица «счетная». Ритм, таким образом, опирается на Метр, и без него не может быть проявлен иначе, как лишь в виде изолированно взятой «суммы таких-то длительностей», тогда как свое настоящее значение и подлинный смысл Ритм может получить только на основе определенного метра. Равным образом и Метр, взятый как голый комплекс 2-х, 3-х (и более) «счетных» единиц, сам по себе безжизненен, отвлеченно формален, если этот комплекс не заполнен определенными видами Ритма, т.е. как сопоставление звуков различных длительностей.


Примечание: На этом основании вполне законным является термин: «Метроритм» как выражение органической взаимообусловленности собственно метра и собственно ритма. В обычном словоупотреблении в таком же смысле пользуются термином «Ритм», объединяя в нем понятие собственно ритма и метра. Однако, при анализе музпроизведений необходимо точное определение области каждого отдельно, чтобы не создавать некоторой спутанности и неясности обоих понятий.


Возвращаясь к задачам анализа музыкальных произведений, необходимо подчеркнуть, что одной из целей этого анализа должно быть точное уяснение ритмической сущности того или иного элемента музыкальной речи и муз. сочинений, равно как и формы их в целом.

Выше было указано, что определение формы есть первый шаг, ведущий ко второму, важнейшему: к установке ритма, причем ритму придано значение фундамента в движении музыки, а следовательно и показателя «жизни» в ней.

Сказано также об основных типах этого движения – 2-х дольном и 3-х дольном. Остановимся несколько далее на внутреннем значении муз.форм, как выразителях Ритма и о видах Ритма.

Форма как таковая. Форма есть выражение Ритма с его 2-х и 3-х частным началом, и в этом смысле имеет чрезвычайно глубокое зна­чение как для понимания, так и для исполнения музыки. Закон 2-х и 3-х частности ритма - общий закон Космоса; Ритм музыкальный является частным видом ритма общего.

При 2-х частности ритма мы имеем дело с двумя дольностями, из которых одна относится к другой, как «сильная» и «слабая», или как единица акцентуемая к безакцентной.

В 3-х частном ритме объединяются три момента в порядке соподчиненности двух безакцентных к одному акцентируемому.

При подобном соотношений долей какой либо звуковой длительности Ритм проявляется в самой первичной своей форме и называется «долевой»; в соотношении метрических единиц такта - ритм вторичной ступени - «тактовый». Из соотношений 2-х или 3-х смежных тактов и дальнейших более и более крупных формообразований возникает 3-я (высшая) форма ритма, имеющая ряд градаций,это – ритм, ритм «формовой».

При соотношении 2-х и 3-х тактовых построений – одного к другому, двух или трех к паре, или тройке следующих – это ритм «периодный»; при соотношении одного периода или т.н. сложного предложения к другому или двум другим – это ритм «конструктивно-песенный»; и наконец, при соотношении частей целого, сложных по собственной структуре, к единой форме всего сочинения - ритм «Панформовой».

Для правильного выражения ритма существенна не простая чисто теоретическая или умозрительная констатация «голой» 2-х и 3-х частности его видов, а точное определение акцентного момента, который падает далеко не всегда на головную часть той или иной ритмо-формы, а нередко находится на 2-й и 3-й частях последней, как это общеизвестно относительно, например, мотивов при т.н. анакрустическом их построении («затактное начало»), о сильных и слабых тактах, главном и придаточном предложениях в периоде, о главной и побочной «партиях» или «темах», о «разработках» и «средних частях» в песенных или сонатных формах, и т.п.


Во 1-х, ритмический акцент нельзя смешивать с метрическим, который всегда присущ только одной 1-й (и поэтому «сильной» доле такта, не исключая даже случаев синкопы из полных единиц тактового метра, т.к. перенос акцента с слабой доли на сильную в этих случаях не упраздняет полностью акцента 1-й доли, но порой производится или другими голосами или «мысленным актом исполнителя); во 2-х – «акцентный момент» в данном месте разумеет не «долевой» или «тактовый» вид ритма формового и касается, следовательно, вопроса о динамическом соотношении элементов формы, а не тактовых времен и долей к.н. метрической единицы.


Установить акцентный момент - значит, найти высщую "опорную" точку, главный «нерв» данного построения, и вместе с этим основу правильной фразировки, как относительно того или иного элемента этой формы, так и всех других образований из него. А что основу правильной фразировки, прежде всего остального, надо искать в ритмо-форме всякого построения, это вытекает само собой из принципа, который необходимо исполнителю принимать всегда за исходный «тезис». Ритмо-форма есть и вместилище и, одновременно, самое выражение художественного содержания всякого произведения, со стороны музыкального фундамента его.

Что касается того, каким может и должен быть характер самого акцентного момента, то этот характер (точнее «оттенок» в способе подачи ритмически - "сильного " в отношении к ритмически «слабому» элементу формы), не является только «акцентом, в собственном и узком смысле слова», он слагается из совокупности, с одной стороны, средств и приемов чисто-динамического порядка, с другой - рессурсов темпо-агогических, включая сюда и понятие акцента, как такового. Но служа выявлению ритмо-формы, акцентный момент в то же время приобретает и известное самостоятельное значение, как момент, сосредотачивающий в себе: большую или меньшую интенсивность общего звучания, все виды динамической красочности, наростания и спада частичных скоростных изменений, и проч. Средства «экспрессии» в фразировке. Двухсторонняя роль акцентного момента еще более усугубляет его значимость, вследствие чего он в праве считаться объектом, на определение которого должно быть направлено усиленное внимание хоровика при анализе хоровых сочинений.
ФОРМЫ ХОРОВОЙ ЛИТЕРАТУРЫ.
Формы музсочинений, хоровых в частности, - имея теснейшую связь с содержанием, а с другой стороны, раскрывая многое в отношении самого исполнения их - должны стать объектом особого внимания хоровика - исполнителя в процессе анализа изучаемой им хоровой литературы.

Формы хоровых сочинений разделяются на две большие группы: 1) формы полифонные и 2) – классические (созданные классиками конца XVIII в.). Каждая из групп имеет ряд подразделений на видовые формы музсочинений, куда относятся: мотет, имитация, канон, фуга – по линии полифонии; и классические – песня 2-х и 3-х частная, песня с трио, рондо 1-й, 2-й и 3-й формы, т.е. с одной, двумя и тремя темами; сонатное Аллегро и его разновидности, называемые 4-й или 5-й формой Рондо. В свою очередь, каждая из этих форм имеет свои частные виды, как известное отклонение или вариант указанных основных, таковы: Рондо старинной «старой» формы, «вариации на тему», различные виды «смешанных форм. Несколько особняком стоят куплетная форма, протестанский хорал, а также формы народно-песенные и речитативные для хора.

От «форм сочинений» следует отличать «формы муз-речи». К последним принадлежат: мотив, фраза, предложение, в народно-песенной мелодике – «колено» или «колон» и, как высшее их завершение, период и «сложное предложение» (а также «строфа» в народных песнях).

Что надо знать исполнителю о каждой из указанных выше форм?

а) Начнем с понятия «темы» в сочинениях имитационно-полифонического стиля. По объему и форме такая тема бывает одномотивной, 2-х и 3-х мотивной и протяженностью от полутакта до 3-х тактов или (сравнительно реже) особенно в канонах – несколько более сложной.

Осознание исполнителем «мотивного строения» темы важно для того, чтобы видеть и понимать развитие ее в данном сочинении по тем разнообразным видам форм и способов, какие это развитие имеет, без чего как самое уразумение пьесы, так и исполнение ее рискует оставаться только механическим, а следовательно и нехудожественным (по существу даже «малограмотным»).

б) Мотетная форма состоит из ряда коротких в имитационном стиле или сравнительно протяженных фраз и предложений в стиле цветистого контрапункта, сменяющих одна другую соответственно расчленению словесного текста на такие же «фразы», - общим количеством от 2-3 до 5-6 и иногда более.

Эта форма образовалась в эпоху вокальной полифонии (XIV – XV вв.) и применялась одинаково в светской и культовой хоровой музыке. Анализ мотета должен установить: 1) границы, содержание и форму каждой отдельной темы. 2) их различие и характер по признакам подобности или контрастности, и 3) их взаимоотношение в смысле раскрытия содержания равно как и формы целого. «Тематический материал», с одной стороны, и «структурный план», с другой – помогут исполнителю создать художественный образ данного сочинения, как руководящий стимул и вместе и путь (метод) к его воплощению хором.

С точки зрения ритмо-формы в целом, всякий мотет, даже при «многочленности» его тем или отделов, немиинуемо должен быть 2-х или 3-х частным. «Одночастные» мотеты кажутся таковыми только потому, что имеют лишь одну, четко выявленную «тему», тогда как контуры 2-й, а часто и 3-й, бывают смягчены и затешеваны настолько, что различие их становится довольно затруднительным. Однако, это обстоятельство не дает права не признавать в таких случаях 2-х или 3-х частности целого, хотя бы это и было выражено неясно.

Как уже было сказано, установить тип общей формы (2-х или 3-х частной) – сверх и в дополнение к вышеуказанному анализу «тематическому» – безусловно необходимо для того, чтобы в типе ритмо-формы целого получить указание на то, каким должно быть динамическое соотношение одной и другой части, или первой к средней и заключительной в схеме общей формы данного сочинения, без чего эта схема утрачивает весь смысл и значение, меж тем как оно является завершающим выражением первоосновы музыки – законов Ритма, при том в самом высшем его проявлении – в форме целого через призму 2-х или 3-х частности основных ее линий, сведенных к некоему единству.

в) Имитация. Термин этот имеет двоякий смысл: 1) имитация как определенный способ изложения и развития мелодической темы, и 2) как самостоятельная форма целого сочинения.

Всякая мелодия может быть изложена либо абсолютно гомофонно, для исполнения сольного, а также унисонного (однородными голосами) или в октавах (смешанным хором); либо гармонически – в аккордах, с фигурацией или без нее. Другой способ изложения – полифонный состоит в том, что данную мелодию излагают голоса хора, последовательно проводя ее один за другим, и вступая в ансамбль с любого интервала, а также на любом тактовом времени. Такая «имитация темы» называется «простой», когда каждый голос вступает, давши предшествующему изложить мелодию полностью до конца; или же «стреттной» (stretta), если имитация проводится более сжато, и голоса вступают не дожидаясь окончания темы другим голосом, и тем самым как-бы нанизывая одно изложение ее на другое, иногда при этом несколько видоизменяя конец или вовсе прекращая тему на ее середине, не доводя до окончания полного. Частные виды имитации, как технического приема композиции, весьма многочисленны и разнообразны; сюда входят: имитация строгая (при точном изложении темы), свободная (при частичном изменении интервалов или ритмических оборотов), в увеличении или, наоборот, в уменьшении (величины длительностей вдвое, втрое, вчетверо), и обращении или противодвижении («направления» интервалов) и т.п. - при наличии разницы вступлений голосов в различные интервалы. Имитация, как самостоятельная форма сочинения или целого отдела его,может быть написана и на одну тему, и на две, три, даже иногда на 4-5 (напр. № 1-й в "Страстях по Иоаннну" или № 19 Мессы h-moll ( Баха).

Структура имитации на одну тему, в общем такая: тема проводится по всем голосам, иногда с повторными («дополнительными») вступлениями их, образуя 1-ю часть формы, за которой далее следует, более или менее широко развитая, интермедия, построенная либо на мотивных отрывках той же темы, либо на новом материале. При сравнительно большом протяжении интермедия непосредственно вливается - нередко при этом после ряда модуляционных отклонений - в новые проведения темы, часто в новых же тональностях, которые (проведения) заканчиваются возвращением в главную тональность и дополняются заключительной кодеттой или достаточно развитой кодой, образуя вместе с интермедией 2-ю часть сочинения. Ввиду слабо выраженной "разработки темы" и наличия только одной интермедии, квалифицировать общую форму, как 3-х чеютную, нет оснований: они посуществу недостаточны или, по меньшей мере, являются спорными. Во многих 2-х частных имитациях интермедия либо имеет весьма короткое протяжение, либо вовсе oтcycтвyeт; в таких случаях проведения темы в новых тональностях с возвращением в главную и заключительным дополнением, составляют ясно выраженную 2-ю часть (см. №№ 34-й из «Страсти по Иоанну» Баха; средняя часть финального хора к-ты «Спор Феба с Паном».). 3-х частная имитация с одной темой имеет кроме экспозиции темы, особую "разработку" либо в виде неоднократных и полных проведений темы в новых строях (мажорных и минорных), отделяемых одно от другого короткими интермедиями, или ввиде такой же разработки только отдельных мотивов темы, после чего следует короткое проведение полной темы (часто при этом "стреттное") в главном тоне, с дополнением.

В имитациях на две темы 2-х частная форма выражается: проведением 1-й темы в 1-й части, и 2-й темы - вполне самостоятельно или совместно с 1-й темой - во 2-й части. (См. напр. № 23 в "Страсти по Иоаннум Баха).

Форма 3-х частная имеет особые в экспозиции как для1-й, так и для 2-й темы, после чего следует заключительная часть с совместным проведением обеих тем (см. № 3 в оратории Генделя "Торжество Александра").

При наличии трех тем, 2-х частная форма может быть построена следующим образом: в 1-й части совместное проведение всех трех тем, во 2-й части - после короткой интермедии все темы вновь повторяются, при этом в новых перестановках, на основе так наз. "тройного к-пункта" (См. № З6-й "Страсти по Иоанну» - Баха). 3-х частная форма при 3-х же темах, в качестве средней части имеет либо совместное проведение 2-й и 3-й тем, и в этих случа­ях 3-ю часть образует проведение всех 3-х тем, либо - отдельные проведения для 1-й и для 2-й темы, с вводом 3-й темы в 3-й части при проведении ее то с одной, то с другой из первых двух, а также и одновременно всех трех вместе. (См. №…) Следует отметить, что насколько в имитациях на одну тему модуляционный план бывает достаточно широко развит, настолько он при 2-х и 3-х темах, наоборот, ограничивается только легкими отклонениями в ближайшие строи, при бесспорном преобладании основной тональности сочинения.

г). Канон. Подобно имитации, от канона-формы целого сочинения (или отдела его) необходимо отличать так наз. "каноническую" имитацию, проводимую в качестве «эпизода» на положении особого вида эпизодических же имитаций других видов.

Каноническая имитация технически создается таким приемом: короткая мелодия,в 1-2 такта простого размера (2/4, 3/4, 4/4), будучи в моменты имитации ее другим голосом продолжена как "про­тивосложение" к начальному мотиву темы, получает ответную имитацию также и этого "противосложения", в качестве второго мотива темы; новое противосложение к этому второму мотиву в свою очередь имитируется, вызывая далее в противосложении третий мотив, и т.д. пока такая передача последовательных звеньев мелодий ведущего голоса, для беспрерывной имитации их другим голосом (или другими) не вызовет потребности слуха к заключению к.н. какой-нибудь каденцией. В итоге получается ряд «стретты», с нанизыванием имитиру­емой мелодии, такт за тактом, постепенно вступающими голосами. Внешнее (кажущееся) сходство со стреттной имитацией, однако, должно быть отвергнуто - не по форме, а по самому существу явления: в стретте «сжато» имитируется мелодия, созданная в своем вполне законченном виде, совершенно независимо от процесса ее будущей обработки, и взятая как уже готовый объект для имитаций ее любым способом, тогда как тема-мелодия канонической имитации соз­дается постепенно, частями и притом, именно, в самом процессе ее обработки данным способом, и при этих условиях она может столько же продлена, сколько и в любой точке, перейти в положение т.наз. «свободного» (не подлежащего имитации) к.-пункта.

Взятая изолированно от прочих голосов, с начала до того звука, где имитация другими голосами уже не продолжена, мелодия, обра­зованная указанным путем, при любом протяжении ее, рассматривается как единая, логически развитая и органически – цельная "тема". От «канонической имитации» (с залючительным дополнением для завершения эпизода) канон-форма разница тем, что после первого «тура» темы по всем голосам (или только двум) начинается – непосредственно или же после короткой интермедии – 2-й тур с изменением (при написании канона в двойном, тройном и четвертном к-пункте) лишь порядка вступлений темы по голосам, вслед за чем сочинение и оканчивается, обнаружив свою 2-х частность. Но возможно также и проведение 3-го тура с новым порядком вступлений; или же предпосылка 2-му туру достаточно длительной интермедии, образующей собою как бы среднюю часть. В обоих этих случаях форма должна определяться как 3-х частная (См. №№ 38 и 54 «Страсти по Иоанну», № 8 и начиная с 21-го такта № 4 Мессы h-moll Баха).

Каноны бывают: 1) “двойные” – при наличии двух тем, попарно проводимых в голосах, разнообразно комбинируемых посредством разных перестановок их; 2) “тройные” – при трех темах, с многократными перестановками их из голоса в голос; 3) “четверной” с перестановками всех 4-х тем.

Для исполнения все виды канонических форм гораздо труднее просто имитационных, по следующим причинам. Исполнителю важно донести до сознания слушателей тему, четко и сразу подать ее для того, чтобы они всегда могли улавливая ее, следить за дальнейшим ее развитием, и так или иначе усваивать последнее в интересах понимания всего сочинения (части или эпизода его). Нет никаких сомнений в том, что здесь огромную роль играет объем или протяженность темы, при относительной краткости которого тема легко схватывается, чего нельзя сказать о темах большого протяжения. Короткая и яркая тема, даже при стреттных проведениях, поданных хотя бы и сразу, без предварительного сольного изложения, незатруднительна для своего уразумения. Но в канонических Формах темы чаще всего бывают очень значительными по своему протяжению (в № 38 "Стрстей по Иоанну" ) Начиная со вступления 3-го полоса, следить за наслаиванием новых и новых звеньев темы становится, такт от такта, труднее и труднее, особенно в канонах 4-х голосных. Насколько «выделенные темы» с одновременным ослаблением контрапунктирующих го­лосов в просто-имитационных формах легко и доступно, настоль­ко в канонических это не только кpaйнe трудно, но и –на первый взгляд - даже невозможно, так как здесь каждый голос ведет тему, и совсем не имеет моментов лишь «сопроводительного» характера. Выход из положения, однако, можно найти, это: с самого начала канона удерживать «ведущее» значение за первым голосом, маркируя в нем тему неослабно до ее конца, и в то же время отно­сительно «смягчая» все прочие голоса, за исключением однако самого момента их вступлений с изложением начального мотива темы. Этой «линии» необходимо следовать только в эксдозиции канона; но в ней нет особой надобности в дальнейшем ходе его когда тема станет более или менее известной и «понятной» слушателю, и когда, следовательно, «нарочитая маркировка» ее уже утратит свой резон. Грузность длинной «стретты» в каноне, помимо указанного затруднения, представляет собою трудность и сама по себе, ввиду значения каждого голоса как «носителя» и «проводника» темы, и где нет «вторых по удельному весу» голосов. Чтобы хоть несколько и отчасти разрядить сложность и «густоту» общего голосоведения, нужно внести в него известное распределение свето-тени тщательно продумав и строго потом проводя моменты наростаний и падений динамических и ритмических "волн" при фрази­ровке темы,—при этом не только в границах самой темы, но и в объеме фантуры всего ансамбля. Как это сделать? Ответ на это исполнитель должен найти в своем художественном чувстве, поставив его под контроль анализа темы со стороны ее структурной формы и внутреннего содержания.

Разумеется, распределение свето-тени нужно в равной мере везде, особенно в имитацонных формах, и не только лишь относительно канонической их разновидности, но именно здесь светотень тре­буется гораздо в большей мере и детализации, чем где-либо еще, поскольку – повторяем - канон является среди прочих видов имитационного стиля, наиболее сложным по ткани голосоведения и в этом смысле представляется труднейшей для исполнения формой.

д) Фуга, фугетта, фугато. Во всех трех указанных формах общим служит имитация темы в верхнюю квинту, но не в какой-ли­бо иной интервал. Единственое отступление от этого, применение иногда имитации в кварту вниз, рассматриваемую однако ее более как «обращением» той же квинты. Существенным также явля­ется и то, что “ответ” на темy привносит с собой обязательно перемену тонального строя - квинтового го отношению к строю с самой темы («С» и “G”, “а” “e” и т.п.) меж тем как в других имитационных формах такая перестройка не имеет места даже когда тема проводится частично и в квинту, (исключения втречаются) не говоря уж о других интервалах. «Ответ» или или т.н. «Спутник» темы («вождя») именуется “реальным» когда все инервалы темы переданы им вполне точно (чистой квинтой выше); и «тональным», когда начальный скачок на квинту заменяйся в ответе квартой и наоборот, квартовый – квинтовым, с точной транспозиции всех прочих интервалов на квинту вверх. Частичное видоизменение интервалов в «Ответе» вызывается требованием строгой замены (в начале темы) тоники - донинантой главного строя, а доминанты - тоникой его; иначе Ответ может привести к строю двояко – квинтовому (С – D, а – e), что в тональном отношении совершенно не допустимо. После проведения "темы" и «ответа» в двух первых голосах, 3-му голосу поручается снова Тема, для чего необходимо возвращение в главную тональность, а следовательно и ввод особого (обычно короткого) момента модуляции в него (из «квинтового» в «ответе»), каковой называется «ходом». 4-й голос исполняет "ответ", с вторичной модуляцией в его тональность. Проведение темы по всем голосам данного ансамбля (до 5-ти голосов включительно) называется «экспозицией темы». (Применение того же термина к др. формам имитационного стиля допускается и делается лишь в силу аналогии.)

Фугато, как особая форма сочинения или его отдела, состоит из экспозиции темы, с заключительным дополнением, а также и без него (в «отделах» сочинений). (Образец: «Осанна» из Реквиема Моцарта.)

Фугетта имеет форму, как 2-х частную, так и 3-х частную. Структура 2-х частной фугетты: экспозиция в качестве 1-й части, и интермедия с дополнительным проведением темы в 1-2 голосах (но не всех) – в качестве 2-й части.

Остановился на структуре интермеции.Как уже было отмечено, интермеция строится либо на материале из отдельных мотивов темы или противосложения к ней, либо (сравнительно реже) на материале вновь вводимом. Назначение интермедии – служить «водоразделом» между повторными проведениями темы, «освежая» содержание музыки, разнообразя и пополняя его деталями тематической разработки, а также выгодно оттеняя каждое возвращение «полной» темы, как ведущей «идеи» сочинения. Помимо того итермедия есть одно из средств вносить расширение в тональный план сочинения путем беглых отклонений и решительных модуляций в новые строи. Со стороны формы, для Интермедий хара­ктерно их секвентное построение, каковое в фугe (но не в имитациях и канонах) является преобладающим. Секвенции эти бы­вают как строго-тональные, так и модулирующие (в секундовом и квартово-квинтовом соотношении строев, наичаще др. видов) С интермедии, следующей за экспозицией, начинается 2-я часть фуги или фугетты. Развитая до объема экспозиции или несколько меньшего, интермедия (особенно при использовании материалов темы и противосложения ослабляет степень нужды в многократности новых проведений самой темы и приводит к тому, что последняя ограничивается появлением 1-2 раза и тем заканчивает все сочинение. Это и есть «фугетта» 2-х частной формы. Но интермедии с протяжением в 3-4, и не более 5-6 тактов, обуславливают своей относительной краткостью, наоборот, проведение темы не менее как 2-3-4 раза, в разных голосах и тональностях. Каждое такое проведение обычно отделяется одно от другого интермедиями с новым – если не содержанием, то построением последних. Почти всегда числу проведений темы соответствует равное количество и интермедий. Если 2-я часть фуги или фугетты имеет именно описанную структуру или подобную ей, то эта «часть» может быть не, как самостоятельной «средней» частью сочинения, образуя то, что принято называть в собственном и специальном смысле – «разработкой темы». Такая часть естественно вызывает прямую необходимость не «простого» возвращения в главную тональность фуги (или фугетты), но и особого дополнительного проведения темы, хотя бы и однократного, в этой именно тональности, чтобы общее заключение сочинения было надлежаще обоснованным и покоилось на «двояком закреплении» строя тональности и темы, в ее первоначальном виде. 3-я часть называется репризой. Фугетта с наличием всех 3-х указанных частей (экспозиция, разработка, реприза), представленных в небольших по объему и протяжению, формах есть фугетта 3-х частная.

Фуга отличается от фугетты только сравнительно большими объемами протяженности своих составных элементов: темы интермедии и разработки. Что касается репризы, то ее объем и в фуге также невелик; различие здесь выражается лишь нередким в фугах присутствием Коды, иногда довольно значительной по объему (См. № 13-й из Мессы Н-моль Баха – «Кредо 2-е»: экспозиция 26, интермедия 13, с новым проведением 17 и реприза Коды 29 тактов).

Фуга, подобно имитациям может иметь от одной до 4-х тем. Фуга с одной темой называется «простой», с двумя – «двойной», с тремя и четырьмя – «тройной» и «четверной». (Образцы: № 30 «Торжество Александра» Генделя – простая фуга, № 32 – там же – четверная фуга, « 1 и 3 Мессы Н-моль Баха – простые фуги, № 6 – двойная, «По прочтении псалма» Танеева № 9 – тройная, № 26 и 49 из «Иуда Маккавей» – двойная, № 1 из Реквиема Моцарта – двойная фуга).

От двойной фуги необходимо отличать фугу с т.н. «удержанным» противосложением (См. № 23 из оратории «Мессия» Генделя) т.е. когда оно сопровождает тему при каждом ее проведении, без малейшего изменения своего первоначального вида, производя впечатление как бы второй темы. Подобное же явление иногда наблюдается и в двойных фугах, чрез удержание противосложения ко второй теме, впоследствие чего фуга кажется как бы тройной (№ 9 из оратории «Самсон» Генделя). Для разрешения вопроса о количестве тем в таких случаях служит следующее: показателем полноценности 2-й (или 3-й) темы является наличие самостоятельного проведения «действительной» темы без 1-й, хотя бы и весьма краткого (в одном-двух и даже только в одном голосе); или моменты стретного же проведения обеих тем, но при изменении точки их вступлений, напр. 2-я тема раньше 1-й или 1-я позже 2-й. Впечатление таких же псевдо тем производит иногда появление в интермедиях довольно длительного и яркого мотива, несвязанного с мотивом «настоящей» темы (См. 3-ю интермедию в № 3 Мессы Н-моль Баха). Решающим моментом в подобных случаях является интервал вступления такой квази-темы: в указанном примере из Баховской Мессы все голоса «стретты» вступают по восходящим квартам, т.е. не как «тема и ответ» фуги, а лишь как «имитация в кварту», не более.

Выяснение подлинного значения «тем» и отличия их от «удержанного противосложения» имеет значение в том смысле, что при исполнении фуги Тема требует некоторого маркирования с целью своего относительного выделения из других голосов, тогда как противосложение, хотя бы и «удержанное», необходимости подобного приема нисколько не обуславливает, будучи материалом не тематического значения, а только сопровождающего, и уступая в этом отношении (маркация) даже интермедиям, когда они построены на мотивах темы.

По вопросу о маркации тех или иных моментов фуги (как и в сочинениях имитационного стиля вообще) следует заметить, что здесь необходима строгая градация, как в интенсивности самих «выделений», так и по отношению к объему маркируемого объекта. Именно: тема в экспозиции, по мере ее появления в новых и новых голосах, естественно, вызывает нужду в наростающем крещендировании общей звучности, при ведущей роли самой темы во всем ее объеме в акте такого наростания динамики.

При стреттных проведениях, не в экспозиции, маркатный момент - опять по соображениям роста звучности - должен падать уже только на отрезок до вступлений новых голосов, и лишь последний из них проводит тему полностью, с максимальной выпуклос­тью ее на фоне других голосов. Но в стреттах обратного построения, т.е. когда тема во всем ее объеме проходит только в 1-м вступившем голосе, а в остальных она представлена лишь своим началом, устойчивая маркация может принадлежать только голосу ведущему тему сполна, при оттенке в прочих голосах как «сопровождающих», за вычетом начальных моментов их вступлений. При повторных появлениях темы в разработке, интенсив­ность выделения обусловлена всецело требованиями ритмо-формы данной фуги, к вопросу которой мы и перейдем, попутно касаясь там же об исполнении и других моментов Фуги, кроме темы.

Структура простой, двойной и др. видов фуги в основных своих чертах вполне аналогична подобным же видам Имитации (как формы), они выше уже нами описаны, и потому останавливаться здесь на этом вопросе мы не будем. Но выскажемся о принципиальном, внутрением значении 2-х и 3-х дольности в ритмо-формах вообще, а в приложении к фуге в частности, подойдя к вопросу главным образом с исполнительской точки зрения.

В простом 2-х частном периоде, как известно первое предложение (главное) излагает ту или иную музыкальную мысль, а второе (придаточное), слегка дополнив и развив, завершает ету мысль. Таким образом, часть «Б» служа «придатком» к части «А», вместе с этим как бы «досказывает» тезис всего периода, приобретая через то и относительно больщую «весомость», чем часть «А», несмотря на свое «придаточное» положение к ней. Различие "весомости" выражается в характере каденций обоих частей: половинной или несовершенной в «А», и сложной полной в «Б». В периоде 3-х частном; либо части А и Б являются общим главным предложением, - и тогда часть В –придаточным (кратко "завершающим" сложную мысль начала), либо главное предложение ограничивается частью A, а придаточное принимает всю полноту, а с нею и тяжесть "досказывания" целиком на себя, объединяя части Б и В. Такое соотношение частей - в смысле выражения идем сочинения через Ритмическую «весомость» частей формы (или («ритмо-формы») – неизменно проходит по всем разновидностям музформ) начиная с самых малых до крупнейших включительно. Этого принципа исполнитель никак не может упускать из вида; наоборот, должен учитывать его, всюду и всегда, во всей силе его огромной значимости.

На этом основании, общая схема исполнения 2-х частной фуги (как и других таких же построений всякого рода и вида) пред­ставляется так: поскольку экспозиция (ч. А) - это «декларация» темы, а дальнейшее изложение фуги (ч.Б) - развитие темы, путем «разработки» ее разными способами и приемами, с полна или в виде отдельных мотивов, с соответствующим заключением в конце фуги; постольку центр тяжести всего сочинения неминуемо пере­ходит именно на часть Б, которая требует поэтому и большего сосредоточения на себе максимума выразительности при исполнении данной фуги. Какие средства для того? Не считая возможным говорить о деталях, укажем в основных чертах на важнейшие: это полнота и широкость общей звучности, несколько большей, чем в экспозиции; смена темпового движения в сторону некото­рого ускорения или замедления (смотря по характеру темы и фактуры), но легких, не-контрастных по отношению к темпу экспозиции; динамическое разнообразие и красочность, особенно в моментах проведения темы или разработки тематически сущес­твенных мотивов; общая, красной нитью проходящая через всю 2-ю часть фуги, тенденция к крещендо, с одновременным едва уловимым и крайне выдержанным в своей постепенности - замед­лением темпа по мере приближения к концу и "крепким" ритенуто в заключительной каденции. Совокупностью таких, и подобных тому, приемов 2-я часть (Б) приобретает для слушателя прису­щее ей положение: быть "главным тезисом" в развитии темы и более весомой в ритмо-форме целого.

В 3-х частной фуге (простой) средняя часть, сохраняя за собой все указанные приемы исполнения, требует также еще особого учета того момента, где она оканчивается и переходит в "репризу". В большинстве фуг этот момент выражается довольно длительной задержкой на доминанте главной тональности, иногда в форме настоящего органного пункта в басу, чем и подчеркива­ется пограничный знак или линия водораздела между частями Б и В. Этот момент должен быть отмечен исполнителем, как зенитная точка в развитии не только части Б, но и всей фуги - приемами, ана­логичными указанным выше для финала 2-х частных фуг. Реприза (часть В), внося слуховое удовлетворение возвращением в главный тон, и будучи по существу «аналогом» экспозиции (только сокращенной или сжатой нередко до минимума), требует - в об­щем и целом - во 1-х, возвращения в т.н. «темпо-примо», во 2-х - покойно- умеренного, хотя и наиболее "маркатного" исполнения, если только композитор не приберег нарочито для Репризы какой-нибудь исключительно сложной «стретты» и вообще не сообщил этому моменту такого изложения, который нуждается в особливом выдедении его, как своеобразно-кульминационного. После проведения темы, реприза часто имеет достаточно широ­кое дополнение, если не прямо в коду, в полном смысле этого понятия. Такие завершения фуг, отнюдь не являясь чем то, что принято называть «взгляд в нечто» и как бы досказывают не нашедшее себе выражения в прочих отделах фуги, и потому требуют "новых подъемов" звуковых и тематических волн, их нажиму, тем самым несколько осложняя схему простой 2-х частности формы и ее исполнения.

В фугах двойных и тройных полных экспозиций обычно бывает две, а в четверных (как это, напр., видим в финале оратории "Торжество Александра" Генделя) каждая тема декларируется, одна за другой, 1-голосно, образуя одну общую зкспозицию. Характер исполнения экспозиций во всех случаях остается тот же самый, какой был описан ранее.

е) Бассо-остинато (Basso-ostinato) есть такая форма, когда басовый голос проводит чрез все сочинение одну и ту же тему, беспрерывно повторяя ее без малейшего изменения или ввода какого-нибудь нового материала. (См. начало № 18 в оратории "Торжество Александра" Генделя, а также № 16 «Круцификсус» в мессе Н-моль Баха). Надстройка в прочих голосах при этом не имеет ровно ничего тематически-общего с басом, а раз­вивает свой собственный мелодико-ритмический материал. Так Гендель, в указанном номере дал 12 проведений, крайне различных по стилю фактуры и содержанию, коротких тем, сменяющих одна другую независимо от начала и конца остинатной (басовой) темы. Бах «надстроил»: а) в инструментальной части № 16 секвенцию из нисходящих 2-х голосов мотива в две полуноты и имитационного ответа им - другой пары полунот, но в форме восходящего 3-х голосного мотивa; б) в хоровой части проводится 4-х Гголосный мотет с имитацией на совершенно новую тему - по счету уже третью.

Если в примере из Генделя для исполнителя даны два плана (хоровой ансамбль с 12-ю «вариантами» и остинатный бас в оркестровом сопровождении хора), то у Баха таких планов уже три (секвентное построение, в имитационном стиле в верхних голо­сах, 4-х голосный вокальный мотет с имитацией особой темы и остинато в оркестровом басу). Задача исполнения - не дать затеряться ни одному из "планов" и спаять их в органическое единство, оперируя то двумя (как у Генделя), то тремя (у Бaxa) темами, причем темы «надстройки» не только не одноголосны (как в фугe, кaнoнe и имитациях), но даже не гомофонны, а име­ют структуру сложно-полифоническую. Совокупность таких условий делает исполнение остинатных сочинений задачей очень нелегкого порядка.

ж). Хорал. Имеет двоякую форму хорового изложения: гомофонную и полифоническую. Как сочинение гомофонического стиля, - пишется для хора «а капелла» с мелодией в верхнем голосе (иногда в теноре) и гармонией в прочих годосах, представленной либо в строго-диатонических аккордах, но часто с примене­нием мелодической фигурации. Состоит из ряда фраз различного протяжения - от 3-х, до 5-6 тактов, в однообразном ритме из длительностей, равных единице тактового метра. Каждая фраза с каденциями разных видов, заканчивается обязательной ферматой. Хорал-мелодия может быть использована такжэ и как Кантус фирмус, с полифонической обработкой ее в хоре (или оркестре), в имитационном и фугообразном стиле, на тему (темы) нeзависимую по своему содержанию от самого хорала. (см. в финальной части № 1 “Страсти по Матфею» Баха, а также № 60 из «Страс­тей по Иоанну», его же.)

1   2   3   4   5

Похожие:

Методика анализа хоровой литературы и обработок народной песни iconРусская литература и история. Интерес русских писателей к историческому...
В мире русской народной песни (лирические, исторические песни). Отражение жизни народа в народной песне: «В темном лесе», «Уж ты...

Методика анализа хоровой литературы и обработок народной песни iconСписок литературы на лето 6 класс
Обрядовый фольклор: колядки, масленичные песни, весенние песни, летние песни, осенние песни

Методика анализа хоровой литературы и обработок народной песни iconПрограмма факультативного курса "Народные игры и обряды"
Использование ценностей народной празднично-игровой культуры и народной педагогики способствует формированию активной и полноценной...

Методика анализа хоровой литературы и обработок народной песни iconПрограмма по предмету «Теория и методика изучения литературы»
Программа по предмету «Теория и методика изучения литературы» составлена в соответствии с требованиями государственного образовательного...

Методика анализа хоровой литературы и обработок народной песни iconОбразцы народной литературы Тюркских племен
Для реализации национального, регионального и этнокультурного содержания образования предлагаем использовать список литературы, который...

Методика анализа хоровой литературы и обработок народной песни iconУрок Лирическая песня как жанр народной поэзии урок Лирическая песня....
Литература. 8 класс: поурочные планы по учебнику В. Я. Коровиной. Ч. I, II / авт сост. С. Б. Шадрина. Изд. 2-е, испр и доп. – Волгоград:...

Методика анализа хоровой литературы и обработок народной песни iconКомплексная методика анализа и оценки качества функционирования корпоративных...
Наглядная модель описания дискретных алгоритмов решения оператором задач в корпоративных сетях

Методика анализа хоровой литературы и обработок народной песни iconСписок литературы
Байрон. Лирика («Душа моя мрачна…»; «Паломничество Чайльд Гарольда» (песни I, II)

Методика анализа хоровой литературы и обработок народной песни iconМетодика определения диффузионного водорода при сварке покрытыми электродами
За основу взята вакуумная методика (гост 23338-91). Новая установка обладает лучшей чувствительностью измерения и повышенной прочностью....

Методика анализа хоровой литературы и обработок народной песни iconЛитература 18 века. Г. Р. Державин. Стихотворения: «Памятник»
Малые жанры фольклора. Русские народные песни. Исторические песни: «Возвращение Филарета», «Царь требует выдачи Разина», «Солдаты...

Литература


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
literature-edu.ru
Поиск на сайте

Главная страница  Литература  Доклады  Рефераты  Курсовая работа  Лекции