Зловредное определительство




Скачать 75.48 Kb.
Название Зловредное определительство
Дата публикации 22.09.2014
Размер 75.48 Kb.
Тип Документы
literature-edu.ru > Философия > Документы



Зловредное определительство

Чем меньше истинной потенции,

а также знаний и эрекции,

тем твердокаменней сентенции

и притязательней концепции.

Игорь Губерман
В философской дискуссии Платон определил человека как двуногое существо без перьев. На следующий день Диоген принес общипанного петуха – вот твой человек. Тогда Платон уточнил – без перев и с плоскими ногтями… Эта анекдотическая история описывает едва ли не всю историю «борьбы за точные определения».
Вещество есть артефакт… Так начиналась изданная в начале восьмидесятых годов брошюра разработчиков ТРИЗ из Челябинска Е. Щепетова и Б. Шмакова. Дальше шел параграф, длиной в пол страницы с описанием свойств этого замечательного артефакта. Мы несколько раз проделывали опыт – зачитывали текст слушателям семинара ТРИЗ, начиная со слова «артефакт…», и спрашивал – что же это такое… Ответы были самые разные – от «абракадабра» до «криптограмма» и «описание НЛО». Но никто не сказал – «это - вещество». Зачем же такие определения? Неужели люди не знают что такое вещество?
Щепетов и Шмаков – прекрасные специалисты в ТРИЗ, но переболевшие в свое время болезнью «зловредного определительства» – типичной «детской болезнью» начинающих ТРИЗ исследователей, особенно пришедших в ТРИЗ из научных и академических кругов. В семидесятых – восьмидесятых годах распространились как поветрие попытки «обнаучивания» ТРИЗ за счет придумывания глубоких (часто совершенно бессмысленных) определений. Одно время этим тяжело болел и один из авторов этого материала, Б. Злотин, который, правда, вскоре пришел в себя и придумал термин «зловредное определительство» для описания своей собственной глупости…
Дадим одно зловредное определение: «Зловредное определительство есть желание и попытки определять сложным образом то, что и без определений понятно». Чтобы меньше писать введем сокращение «зловредное определительство» = «злооп». Главной целью злооп является «повышение научности», втирание очков, обман других а часто и самого себя.
Что такое логическое доказательство? Это стандартные, «законные» преобразования некоторых исходных посылок. Но ведь эти посылки могут быть верными, а могут и неверными. Логика ничего не может добавить или убавить, она только преобразует. Выдающийся математик В.В. Налимов писал: "Математика не есть средство исправления генетического фонда человека, поэтому, наряду с математизацией знаний, происходит математизация глупости". То же относится и к логике. Только логизация глупостей куда шире не ограничивается узкими рамками математики. Что заложишь, то и получишь. Поэтому посмотрим, что «закладывается в логику».
Базой логических построений являются некоторые определения. Само по себе стремление к четким однозначным определениям – характеристика периода средневековой схоластики, наивной веры в то, что «свидетельства разума» важнее грубых и пошлых, заведомо ошибочных указаний органов чувств. Почти 2000 лет все признавали, следуя логике Аристотеля (достойного ученика любителя определений Платона), что у мухи 8 ног и что у женщин меньше зубов чем у мужчин. Посчитать не то, чтобы не догадывались а просто считали бессмысленным…
Именно в этот период в церковной схоластике и возникло требование абсолютно точных определений. А потом эту идею подхватили физикалисты (логические позитивисты) – философы, считавшие что научно только то, что может быть изложено на уровне физики, а все остальное к науке отношения не имеет. А в физике они видели только ее линейное приближение, типа классической механики.
В основе любого определения всегда лежат какие-то произвольные, неопределимые понятия, слова. Поэтому не нужно всегда обязательно лезть до основы, в конце концов, достаточно безразлично, что именно взять за неопределимое понятие и что через него определять. Твердое, четко определенное понятие – вообще иллюзия. Оно возможно только в неразвивающейся, «закуклившейся», мертвой системе.
Главная функция определений – жестко разделить разные области, разные смыслы и т.п., не допустить путаницу. Это подразумевает, что между разными объектами безусловно существуют жесткие границы. В реальности же этого просто не бывает. Любая граница сложных систем более или менее фрактальна, на границах пусть иногда и микроскопическом масштабе всегда есть перколяции – взаимопроникновения систем друг в друга.
Например, А. Захаров попросил нас определить «что есть улучшение системы а, что - развитие». И здесь – хитрая проблема границ. Есть три зоны:

  • Улучшение. Нет сомнений, что малые уменьшения веса, обработки и т.п. – улучшение. И для этого есть специальные инструменты, например ФСА.

  • Развитие. Нет сомнения что переход от одного принципа движения (винтовой самолет) к другому (реактивный) – развитие. И специальный инструмент для этого, например, применение законов развития.

  • Промежду. А вот между несомненным улучшением и несомненным развитием неизбежно будут области, в которых можно так назвать – а можно этак. И можно применять и тот и другой инструменты.


В первых двух областях все понятно и без определений а в третьей нипкакое определение не отделит одно от другого, потому что жесткой границы нет в природе. Зачем же ее выдумывать?
Работая над решением изобретательских задач, над развитием системы, мы обязательно входим в область, где понятия становятся расплывчатыми, размываются. По сути решение - это почти всегда наполнение старых понятий новым содержанием. Поэтому, полезно при формулировании не останавливаться на одном термине, а искать синонимы. Каждый синоним имеет свой круг значений, пересечение разных областей сужает зону поиска.




К зловредному определительству напрямую относится «закон сохранения солидности», когда-то открытый Альтшуллером:
“Прокшин с его склонностью к внешним эффектам и сам немного жалеет, что все так просто. Когда я сказал ему об этом, он объявил, что существует закон сохранения солидности:

— В той или иной мере солидность присуща каждому человеку. И она никуда не может деться. Сколько ее убудет во внешнем поведении, столько прибудет в делах. И наоборот.”

Альтов Г. Опаляющий разум
Злооп как будто бы прибавляет солидность работе – жертвуя ее смыслом, а нередко и прикрывая отсутствие реального смысла. Конечно, существуют специальные ситуации, области науки, специальные процессы (например, уголовные) где четкое определение нужно для обеспечения работы. Но их очень немного, этих областей и специалисты в этих областях вполне квалифицированно это делают.
Значит ли это, что в ТРИЗ принципиально никогда не будет хороших определений? Нет, конечно. Но стоит помнить простое правило - точность инструмента бессмысленно делать выше, чем точность всей системы. По мере становления, ужесточения ТРИЗ будут ужесточаться, становиться все более строгими и термины – те, которые нужно будет уточнить и в тех областях где это будет нужно. Это - естественный процесс. Ужесточение терминологии неотделимо .от развития науки, но само по себе науку вовсе не развивает!
Когда-то на первой конференции разработчиков ТРИЗ (Петрозаводск, 1980) мы затеяли спор на тему - что такое творчество, что можно называть творчеством, громили друг друга тяжелыми цитатами из классиков, а Генрих Саулович внимал и тихо наливался злостью. Потом сказал - Хватит! Творчество - паршивое слово, за ним тянется длинный хвост ассоциаций. Давайте назовем это тра-ля-ля и займемся делом! Еще Генрих Саулович тогда говорил : «Учить слушателей не испытывать религиозного почтения к словам». В том числе он относил это и к своим словам!
Тогда это показалось немного странным, потом пришло понимание того, насколько это мудро. Важно не слово, а что под ним понимают и это понимание не изменится от умных формулировок. В своих работах мы предпочитаем обращаться не к определениям а к здравому смыслу и привычному словоупотреблению людей, избегая любых споров об определениях.
От злооп страдает не только ТРИЗ, это общая болезнь современной науки, создающая ее сленг, жаргон, защищающий от непонимания "не избранными", призванный внушать почтение. Владение таким сленгом престижно, поэтому и возникают попытки создать сленг, за которым нет содержания и в ТРИЗ.
Типичные признаки работ, написанных «с целью повышения научности»

  • Принципиальная занудливость, намеренное избежание эмоционально сильных моментов, чтобы не дразнить гусей - коллег.

  • Принципиально плохой, не литературный язык, перегруженный терминологией и сложной грамматикой. Само его применение и понимание служит признаком избранности в данной области и позволяет отсекать «недостойных»

  • Принципиальное предпочтение рассуждений и дедуктивных выводов перед практическими примерами. Нередко псевдоматематизация - написание множества формул, не позволяющих получить никакие практические результаты, но «красиво смотрящихся»

  • Абсолютная четкость и безаппеляционность определений, перегруженность определениями и мелкими, несущественными деталями, приведение сложных доказательств очевидных вещей

  • Настойчиво декларируемая объективность, имитируемая тем, что рассказывается о мелких недостатках предложенной теории, но при этом серьезные проблемы и неувязки скрываются, приводится много ссылок на литературу, но только не на ту, где есть реальная критика или опасная для автора информация и т.п.


Наверное самый блестящий пример «зловредного определительства» - работы Карла Поппера по науковедению, включая его великий «принцип фальсификационизма». Не случайно никому из реальных ученых они никогда не принесли никакой пользы – нет ни одного даже упоминания об этом, ни одного подтверждения, хотя мы искали их в литературе и на Интернете. Вместо этого масса ссылок на Поппера по любому поводу или без повода, как в когда-то в Союзе цитировали классиков марксизма - «для солидности» и «во избежание»…
Да ведь Поппер вовсе и не пытается быть полезным ученым. Весь его пыл направлен на проблему демаркации1 - типичный злооп – выяснение вопроса что можно с его точки зрения назвать наукой а что нельзя. Просто пустой и бессмысленный спор об единственном термине «наука» и о том как его понимает означенный мистер Поппер. И весь принцип фальсификационизма – только для этого и ничему более не служит и служить не может… И кому же это надо и кто же это выдержит‼!
В жизни мы встречали множество «ложных проблем», заведомо не имеющих осмысленного и однозначного решения но ужасно завлекателных: Что есть истина? Что есть творчество? Что есть мышление? Что есть система? Что есть человек? Что есть общее благо? Верно ли что «веревка есть вервие простое»? Сколько стоит выеденное яйцо и т.п. А иногда эти вопросы еще и очень красивы!
А если так, то что есть красота

И почему ее обожествляют люди?

Сосуд она, в котором пустота,

Или огонь, мерцающий в сосуде?

Н. Заболоцкий
И хотя на эти и многие другие «проклятые вопросы» однозначных ответов как не было так и не предвидится, жить это не мешает, по крайней мере нам. Мы – прагматики и с нашей точки зрения (наверное не единственной и не обязательно правильной) цель нашей работы – сделать работоспособный инструмент а вовсе не «ваять нетленку». По поводу определений мы не хотим дискутировать ни с кем. Каждый имеет право на свое определение. А если его еще могут понять и другие – то вообще все прекрасно!

1 Проблема демаркации (лат. demarcatio — разграничение) — проблема поиска критерия, по которому можно было бы отделить теории, являющиеся научными с точки зрения эмпирической науки, от ненаучных предположений и утверждений, метафизики, и формальных наук (логики, математики). – Википедия. И все это выдумывание особых критериев – философские фокусы просто для того, чтобы избежать простого и четкого ответа на вопросы прагматиков: Соответствует ли это наблюдаемым фактам? Работает ли это?




Добавить документ в свой блог или на сайт
Литература


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
literature-edu.ru
Поиск на сайте

Главная страница  Литература  Доклады  Рефераты  Курсовая работа  Лекции