Е. Д. Елизаров социальная коммуникация: недокументированные аспекты




НазваниеЕ. Д. Елизаров социальная коммуникация: недокументированные аспекты
страница3/42
Дата публикации22.06.2014
Размер4.92 Mb.
ТипРеферат
literature-edu.ru > Доклады > Реферат
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   42

2. Содержание социальной коммуникации


Итак, главным образом социальная коммуникация понимается как передача информации, идей, эмоций посредством знаков, символов. В свою очередь, задача ее состоит в том, чтобы связывать воедино структурные подразделения социума и управление их поведением (механизм реализации власти). Это ведет к тому, что в центре изучения коммуникативных процессов оказываются проблемы семиотики, психологии и социологии. Отсюда ключевыми направлениями исследования становятся:

— свойства знаков и знаковых систем, с помощью которых осуществляется обмен информацией,

— содержание информации,

— характеристики коммуникатора,

— характеристики аудитории.

Первоочередной задачей анализа всех составляющих становится выработка механизмов воздействия на тех, кому адресуется коммуникационный посыл. Конечной же целью любого коммуникатора является изменение ценностных установок коммуниканта.

Способность коммуникатора менять их и тем управлять поведением коммуникантов определяется как влияние.

Влияние можно оказывать тремя способами:

— сотрудничеством с коммуникантом,

— принуждением коммуниканта к тому или иному действию,

— наконец, манипуляцией его сознанием.

Принуждение используется там, где коммуникатор обладает формальной властью. Там, где ее нет, коммуникация строится либо на манипуляции, либо на сотрудничестве, либо на этих двух способах сразу. По понятным причинам в истории ХХ столетия и в настоящее время в центре исследовательского интереса оказывается манипуляция.

Под манипуляцией сознанием понимают действия коммуникатора, направленные на изменение психологических установок, ценностных ориентаций, поведения индивидов и целых аудиторий независимо от их желания. Среди причин манипуляции выделяют:

— конфликт человека с самим собой (А.Маслоу);

— недоверие по отношению к другим людям (Э.Фромм);

— ощущение абсолютной беспомощности (экзистенциализм);

— боязнь тесных межличностных контактов (Э.Берн);

— некритическое стремление получать одобрение всех и каждого;

— стремление к символическому овладению партнером по общению (З.Фрейд);

— реализацию компенсаторного стремления к власти (А.Адлер).

Цель манипуляции — контроль над аудиторией, ее управляемость и послушность.

Для достижения цели используются различные технологии манипуляции, главное место в которых занимает целенаправленное преобразование информации, другими словами, умолчание, селекция, искажение информации. Важным для манипуляции является сокрытие ее механизма и мишени воздействия.

3. Модель социальной коммуникации


В литературе широкое признание и распространение получила линейная модель коммуникации, разработанная известным американским социологом и политологом Г. Лассуэллом. Она была создана в 1948 году на основе опыта ведения пропаганды в армейских подразделениях во время Второй мировой войны. Эта модель в равной мере могла быть использована для анализа массовой коммуникации и любого коммуникативного действия, которое раскрывается по мере ответа на последовательно возникающие вопросы:

1. Кто? (передает сообщение) — коммуникатор

2. Что? (передается) — сообщение

3. Как? (осуществляется передача) — канал

4. Кому? (направлено сообщение) — аудитория

5. С каким эффектом? — эффективность, результат коммуникативного действия.

Несколько подробней все это можно выразить в табличной форме.

Кто?

Сообщает что?

По какому

каналу?

Кому?

С каким

эффектом?

Источник

Сообщение

Канал

Получатель

Эффект

Анализ

управления

Анализ

Содержания

Анализ средств и каналов

Анализ

аудитории

Анализ

результатов

Найдя модель Лассуэлла применимой, хотя и сильно упрощенной, некоторые исследователи стали развивать ее дальше. Р.Брэддок добавил к ней еще два элемента коммуникативного акта:

6. Условия, в которых протекает коммуникация, и

7. Цель, которую преследует коммуникатор.

В 1968 г. Лассуэлл предложил более подробную версию своей модели коммуникации. Она также предполагает изучение процесса коммуникации с помощью ответов на следующие вопрос: кто? С каким намерением? В какой ситуации? С какими ресурсами? Используя какую стратегию? Оказывает влияние на какую аудиторию? С каким результатом?

Вопрос: кто? связан с определением источника информации, который не всегда может совпадать с коммуникатором, непосредственно ее передающим;это может быть одно лицо, а могут быть и разные. Между тем определение источника важно для нахождения правильного ответа на второй вопрос.

Вопрос: с каким намерением? — ключевой. Только уяснив истинную цель коммуникации, можно говорить о подборе адекватных этой цели средств (коммуникатора, сообщения, канала), о выборе целевой аудитории и т.д. Четкое осознание цели (информирование, инструктирование или же мотивирование аудитории) определяет соответственно и подбор остальных компонентов коммуникации как условие ее эффективности.

Вопрос: в какой ситуации? связан с определением того, в какой ситуации — благоприятной, неблагоприятной или нейтральной — осуществляется коммуникативный акт. При этом необходимо установить наличие естественных и искусственных барьеров между коммуникатором и аудиторией, которые препятствуют доведению информации до адресата, и попытаться минимизировать их влияние.

Вопрос: с какими ресурсами? предполагает, что к ресурсам коммуникации относят как самих специалистов-коммуникаторов, так и финансовые и информационные средства, которыми они располагают, а также эффективные коммуникативные технологии, приемы, методы и т.п.

Вопрос: используя какую стратегию? предполагает необходимость обеспечить наиболее эффективный способ достижения результативной коммуникации. Стратегия — это не только определение перспективных целей, но и подбор адекватных им средств и путей их достижения. Стратегия коммуникации определяется в первую очередь характером цели, особенностями аудитории, наличием ресурсов. При выборе стратегии руководствуются решением следующих задач:

— обеспечение возможно более полной информации;

— обеспечение надежной, быстрой и эффективной обратной связи.

Вопрос: на какую аудиторию? связан с выбором аудитории коммуникации, т.е. тех, кому адресованы сообщения. Эффективность коммуникации связана с правильным выбором аудитории (массовой, специализированной, отдельных людей). Поиск «своей» аудитории и умение подобрать к ней соответствующие средства и способы коммуникативного влияния требуют высокого профессионализма и владения методами и методиками конкретных социальных исследований.

Вопрос: с каким результатом? подразумевает оценку итога совокупных усилий участников коммуникационного процесса. Коммуникация эффективна, если поставленные цели реализованы в установленные сроки и с наименьшими издержками. Коммуникативная эффективность обусловлена изменением в знаниях и установках, убеждениях или поведения получателя информации.

«Коммуникативная формула» Лассуэлла представляет собой одновременно и модель исследования коммуникационного процесса, и развернутый план собственно коммуникативного действия, и в этом ее несомненное достоинство. Вместе с тем она обладает и существенным недостатком: она монологична, поскольку в ней отсутствует обратная связь, благодаря которой коммуникация предстает не как одностороннее движение, а как взаимодействие коммуникатора и коммуниканта. Ведь любой коммуникативный процесс меняет что-то не только у второго, но и у первого.

«Формула Лассуэлла» отражает характерную особенность ранних моделей коммуникации — она предполагает, что коммуникатор всегда старается повлиять на реципиента, и, следовательно, коммуникация должна трактоваться как процесс убеждения. Это допущение ориентирует модель на применение прежде всего в области анализа политической пропаганды.
В модели Шеннона-Уивера коммуникация также описывается как линейный односторонний процесс. Математик Шеннон работал над своей коммуникационной моделью в конце 40-х годов по заказу лаборатории «Белл Телефон» и это во многом определило «технический» характер созданной модели, ее «дистанционность». Главной задачей было снижение «шума» и максимальное облегчение обмена информацией. Модель описывает шесть факторов коммуникативного процесса, их которых пять функциональны и один (шум) дисфункционален. К функциональным элементам относятся: источник информации, продуцирующий сообщение; отправитель, кодирующий сообщение в сигналы; канал, проводящий это сообщение; получатель; цель, или место назначения.

По существу эта модель представляет собой графическое подобие предыдущей. Она основана на аналогии с телефонной связью. Предположим, что два человека, проживающие в разных странах, говорящие на разных языках и плохо понимающие язык своего абонента, вынуждены вести переговоры по телефону. При этом время разговора ограниченно, а телефонная связь неустойчива. Такова ситуация, которую пытаются смоделировать К. Шеннон и У. Уивер в разработанной ими математической теории связи (коммуникации) (1949).

В данной модели

источник — это тот, кто делает звонок (передает сообщение);

сообщение — передаваемая информация;

телефонный передатчик — кодирующее устройство, преобразующее звуковые волны в электрические импульсы;

телефонный провод — канал;

телефонный приемник (второй аппарат) — декодер, осуществляющий обратное преобразование электрических импульсов в звуковые волны;

приемник — человек, которому адресовано сообщение.

При этом разговор может сопровождаться постоянными помехами (шумами), возникающими на линии связи; частотный диапазон канала может быть ограниченным, а абоненты могут плохо понимать язык друг друга. Ясно, что в этой ситуации они пытаются максимизировать количество информации, передаваемой по линии связи.

Сигнал уязвим настолько, насколько он может быть искажен шумом. Примером искажения может являться наложение сигналов, одновременно проходящих через один канал.

Преимущество данной схемы состоит в очевидности того, что сообщение, отправленное источником и сообщение, достигнувшее реципиента, имеют неодинаковое значение. Позднее положение об искажении информации было дополнено другими причинами исходной и конечной информации. В связи с работами по селективности восприятия стало известно, что коммуникационный канал включает последовательность фильтров, приводящих к тому, что информация на входе в систему не тождественная той информации, которая появляется на выходе (Н.Винер). Простейший случай — количественное несовпадение: количество информации на выходе меньше той, которая закладывалась в систему. При этом ясно, что даже количественное несовпадение влечет за собой отличия содержательного характера.

Неспособность участников коммуникации осознать, что посланное и полученное сообщение не всегда совпадают, является частой причиной затруднений коммуникационного обмена. Эта важная мысль была сформулирована в модели Шеннона. В 1948 он опубликовал работу «Математическая теория связи», в которой представил свою унифицированную теорию передачи и обработки информации. Информация в этом контексте включала все виды сообщений, в том числе те, которые передаются по нервным волокнам в живых организмах. Шеннон предложил измерять информацию в математическом смысле, сводя ее к выбору между двумя значениями, или двоичными разрядами, — «да» или «нет», заложив таким образом фундамент современной теории связи, которая в настоящее время играет важную роль во многих областях.

Эта модель привлекла внимание и получила развитие в исследованиях Де Флюера, который расширил ее в более разветвленную сеть.

Он в частности, отмечает, что в коммуникативном процессе «значение» трансформируется в «сообщение» и описывает каким образом отправитель переводит «сообщение» в «информацию», которую затем посылает по каналу. Получатель кодирует «информацию» в «сообщение», которое, в свою очередь, декодируется в месте назначения в «значение». Если между первым и вторым значениями есть соответствие, то коммуникация состоялась. Но, согласно Дефлюеру, полное соответствие является весьма редким случаем.

В модели Дефлюера учтен основной недостаток линейной модели Шеннона, который состоит в отсутствии обратной связи между результатами процесса и управляющим органом; между тем любое управляющее воздействие может быть выработано только на основе информации о них. Ниже мы будем говорить о так называемом цикле Шухарта-Деминга и о современных стандартах ISO (международной организации по стандартизации управления качеством продукции), которые вменяют в обязанность руководства постоянный анализ результатов и внесение корректирующих действий в функционирование системы. Сейчас же заметим, что эти требования имеют в своей основе закономерности, вскрытые исследованием коммуникационных процессов.

Дефлюер замкнул цепочку следования информации от источника до цели линией обратной связи, повторяющей весь путь в обратном направлении, включая трансформацию значения под воздействием «шума». Обратная связь дает коммуникатору возможность адаптировать свое сообщение к коммуникационному каналу, чтобы повысить эффективность передачи информации и увеличить вероятность соответствия между отправленным и принятым значением.

Включение обратной связи на правах полноправного элемента в модели таких, казалось бы, односторонних процессов как телевидение, радиовещание, пресса на первый взгляд представляется проблематичным. Но следует различать обратную связь первого порядка, когда коммуникатор может получать ее в ходе воздействия, и опосредованную связь второго порядка, получаемую на основе оценки результатов воздействия. Кроме того, коммуникатор начинает получать обратную связь не только от реципиента, но уже от самого сообщения (например, от звука и изображения на мониторе). Принципиальное отсутствие обратной связи можно отметить лишь в исключительных случаях общения больших социальных групп — например, при засылке зондов в космос с информацией, адресованной внеземным цивилизациям.

Но окончательным преодолением упрощенной трактовки коммуникации как одностороннего линейного процесса явилась циркулярная модель Осгуда — Шрамма. Ее главная отличительная черта — постулирование циркулярного характера процесса массовой коммуникации. Другая ее особенность определяется тем, что если Шеннона интересовали в первую очередь каналы — медиаторы между коммуникатором и аудиторией, то Шрамм и Осгуд обратили свое внимание на поведение главных участников коммуникации — отправителя и получателя, основными задачами которых являются кодирование, декодирование и интерпретация сообщения.

Обзор определений коммуникации проведенный У.Шраммом, позволил выделить то общее, что их объединяет — существование набора информационных знаков. В этот набор могут входить не только факты, предметы, но и эмоции, латентные значения («беззвучный язык»).

Адекватность восприятия сообщения предполагает существование области, в которой опыт коммуникатора и реципиента схож и где сигналы распознаются одинаково. Коммуникатор и реципиент имеют «фонд используемых значений», «рамки соответствия» и область, в которой они могут успешно общаться, находится наложением друг на друга границ обоих факторов. Успех коммуникации зависит также от ожиданий, предъявляемых участниками общения друг другу. Профессор Мемфисского университета Дж. Де Мотт указывает на то, что между средствами массовой информации и их аудиторией сложилось некое молчаливое соглашение, договор (Mass Comm Pact), определяющий обязанности СМК по отношению к аудитории, и обязанности аудитории по отношению к СМК. Несовершенство этого договора заключается в том, что точки зрения потребителей информации и ее производителей на круг этих обязанностей неодинаковы.

Согласно Шрамму, неверно думать, что коммуникативный процесс имеет начало или конец. На самом деле он бесконечен. «Мы представляем собой маленькие коммутаторы, непрерывно принимающие и распределяющие бесконечный поток информации...». (Некоторые исследователи, идут в этом направлении еще дальше, утверждая, что вся внутренняя жизнь человека складывается исключительно из уникального сочетания того, что он видел, слышал и запоминал в течение всей своей жизни.)

Возможным моментом критики этой модели является то, что она создает впечатление «равноправия» сторон в процессе коммуникации. А между тем, часто этот процесс бывает несбалансированным, особенно, когда речь идет о массовой коммуникации. В этих условиях получатель и отправитель не являются столь уж равноправными участниками коммуникации и циркулярная модель, уравнивающая их как звенья одной цепи, неадекватно отражает долю их участия в процессе коммуникации.

Спиралевидная модель Дэнса не претендует на статус полноправной модели и возникла лишь как яркий аргумент в дискуссиях, посвященных сравнению линейной и циркулярной моделей коммуникации. Дэнс отмечает, что в настоящее время большинство исследователей согласятся с тем, что циркулярный подход является более адекватным для описания коммуникативных процессов. Но циркулярный подход имеет также некоторые ограничения. Он предполагает, что коммуникация проходит полный круг до той точки, с которой начинается. Эта часть аналогии с кругом явно ошибочна. Спираль же показывает, что процесс коммуникации продвигается вперед, и то, что находится в данный момент в процессе коммуникации, будет влиять на структуру и содержание коммуникации в дальнейшем. Большинство моделей дают так называемую «замороженную» картину коммуникативного процесса. Дэнс же подчеркивает динамическую природу этого процесса, который содержит элементы, отношения и условия, непрерывно изменяющиеся во времени. Например, в разговоре когнитивное поле постоянно расширяется для тех, кто в него включен. Участники получают все больше и больше информации по обсуждаемому вопросу, о партнере, его точке зрения. Знания в дискуссии расширяются и углубляются. В зависимости от хода беседы спираль принимает различные формы в различных условиях и для различных индивидов.

Модель Дэнса не является, безусловно, удобным средством для подробного разбора коммуникационного процесса. Основное достоинство и назначение спиралевидной модели Дэнса состоит в том, что она напоминает о динамической природе коммуникации. Согласно этой модели, человек в процессе коммуникации является активным, творческим, способным хранить информацию индивидом, тогда как многие другие модели описывают его, скорее, как пассивное существо.

Целью американского исследователя массовой коммуникации Г. Гербнера было создание модели с широкой сферой применения. Она была впервые представлена в 1956 году.

Специфической чертой данной модели является то, что она приобретает различные формы в зависимости от того, какой тип коммуникативной ситуации описывается. Словесное описание модели Гербнера по форме напоминает схему Лассуэлла:

Кто-то воспринимает событие и реагирует в данной ситуации с помощью некоторых средств, чтобы создать доступное для других содержание в некоторой форме и контексте и передает сообщение с некоторыми последствиями.

Эта модель подразумевает, что человеческая коммуникация может рассматриваться как субъективный, избирательный, изменчивый и непредсказуемый процесс, а система человеческой коммуникации — как открытая система.

То, что люди выбирают и запоминают из коммуникативного сообщения часто связано с тем, как они собираются использовать полученные сведения. Бихевиористический подход связывает селективность восприятия с категориями вознаграждения/наказания.

Характер коммуникации, кроме указанных факторов, определяется и многими другими, не поддающимися формализации: случайными помехами, привычками аудитории, наконец, контекстом.

Гербнер считает, что модель может быть использована для описания смешанного типа коммуникации, включающего как человека, так и машину, динамична, наглядна, применима к различным по масштабу коммуникационным взаимодействиям — как на уровне отдельных людей, так и на уровне больших социальных общностей.
Вкратце очерченные модели позволяют объяснить многое в человеческом общении. Но все же большее, если не сказать основное, остается в тени. Причина в том, что в расчет не принимается принципиальное отличие технического устройства от человека, специфика новой — социальной — формы движения, которая не может быть описана с помощью чисто рациональных, т.е. поддающихся алгоритмизации схем взаимодействия. Способность кодировать и декодировать, передавать и воспринимать (по возможности) неискаженную помехами информацию никоим образом не исчерпывает существо социальной коммуникации. Более того, во многом противоречит ее действительной природе. Часто самое главное от информационного обмена остается вообще вне рассмотренной схемы.

Так, например, традиционная модель способна объяснить функционирование воинского подразделения, воспринимающего и исполняющего полученную команду. Но ничто в ней не способно ответить на вопрос о том, почему в одном случае исполнение приказа выливается в подвиг, в другом — в чисто формальное действие, нисколько не способствующее победе, а иногда и вообще ведущее к поражению.

Решительно ничто в этой модели не позволяет ответить и на вопрос о том, как происходит формирование художественного образа у человека, воспринимающего коммуникационный посыл автора, и уж тем более, как происходит рождение нового. Между тем и цель, и результат коммуникации в данном случае предусматривают именно это.

Только на первый, поверхностный, взгляд социальная коммуникация понуждает человека (группу) к какому-то действию «…для коммуникации сущес­твенен переход от говорения Одного к действиям Друго­го. Именно ради этого реализуется передача значений между двумя разными автономными системами, которы­ми являются два человека»2. Однако там, где передаваемая информация не порождает эмоциональный отклик, эстетическое, нравственное, наконец, интеллектуальное отношение к воспринимаемому коммуникационному посылу, эффективность действия стремится к нулю. Таким образом, модель, которая ограничивается механической передачей—усвоением некоего поведенческого алгоритма, по существу не объясняет ничего, кроме чисто технических деталей.

Социальная единица, будь то человек, будь то группа, — менее всего техническое устройство. Поэтому одни и те же знаки способны вызывать у нее едва ли не противоположные реакции (сравним поведение одной и той же толпы при входе Господнем в Иерусалим и в страстную пятницу).

Акцент на семиотику, психологию, социологию безусловно справедлив; именно эти отрасли знания помогают раскрыть многое в формировании и функционировании такого многомерного феномена, как общественное сознание. Но все же следует понимать, что ни сущность сознания вообще, ни даже содержание коммуникационных процессов и коммуникационных систем не могут быть раскрыты в полной мере без обращения к более глубоким основаниям.

Дело не может быть сведено к простой передаче информации и управлению поведением структурных подразделений социума. Обмен не сводится к сумме физических, физиологических, психических процессов, обеспечивающих передачу, восприятие и расшифровку сигналов.

Сосредотачиваясь на передаче, восприятии и расшифровке содержания коммуникационного посыла, мы способны ухватить только самый «хвост» коммуникационного процесса. Ведь для того, чтобы быть переданным и воспринятым кем-то, содержание посыла должно родиться. Важно понять, что рождение новых ценностей отнюдь не отделяется от их усвоения каким-то барьером,— это звенья единого потока общественного развития, поэтому понять содержание одного этапа невозможно без раскрытия сущности того, что предшествовало ему. Но важно понять и другое: усвоение содержания любого знака становится ступенькой для следующего шага в социальном строительстве, ведь именно практическое действие является единственной целью общения.

Вот только следует уточнить. Деятельность может быть репродуктивной, когда ее результат воспроизводит уже существующее, и созидательной, творческой, назначением которой являются новые ценности. Первая не требует особых механизмов коммуникации — достаточно простого подражания. Главной (если не единственной) целью коммуникации является формирование способности к творчеству. Поэтому ни начала, ни конца в этом потоке нет, он развивается не линейно, но по спирали, каждый виток которой вносит принципиально новое в становящиеся привычными ценности.

Простой пример позволяет пояснить сказанное.

Еще в глубокой древности было сказано: «Этот космос, один и тот же для всего существующего, не создал никакой бог и никакой человек, — но всегда он был, есть и будет вечно живым огнем, мерами загорающимся и мерами потухающим»3. Перекинем мостик, соединяющий ее с современностью, и перед нами предстанет удивительная вещь. В 1922 году в берлинском физическом журнале появилась статья российского математика Александра Фридмана (1888—1925) «О кривизне пространства». Эта работа была посвящена анализу уравнений общей теории относительности. Фридману удалось обнаружить совершенно неожиданный факт: оказалось, что уравнения теории относительности имеют не только статические решения, но и такие, которым соответствуют нестационарные — расширяющиеся или сжимающиеся модели Вселенной. Согласно его выводам, «непустая», то есть заполненная материей Вселенная должна либо расширяться, либо сжиматься, а кривизна пространства и плотность вещества при этом соответственно уменьшаться или увеличиваться. Лишь спустя несколько лет будет открыто «красное смещение» и построена теория «Большого взрыва». Через какое-то время родится идея пульсирующей Вселенной, вариант последней, по которому Вселенная проходит последовательные периоды расширения и сжатия.

Нет сомнения в том, что идея Гераклита сыграла значительную роль в развитии космологической мысли. Поэтому в какой-то степени история гипотезы демонстрирует пример продолжающейся более двух тысячелетий коммуникации поколений. Другими словами, новая физика Космоса начинается отнюдь не открытиями XX века. Но и всеми метаморфозами когда-то рожденной идеи эта история не исчерпывается. Для того, чтобы могли родиться современные теоретические представления, человечество должно было претерпеть не только смену научных картин мира, но и целый ряд технических и технологических революций, породивших новый, более совершенный и эффективный инструментарий познания.

Отсюда следует ключевой для нас вывод: развитие форм практического преобразования мира, производство вещей, связь вещественного и ментального, идеального и материального образует собой одно из фундаментальных измерений социальной коммуникации.

К сожалению, это измерение полностью игнорируется.

Заметим еще одно, не менее важное, обстоятельство. В изучении процессов передачи, восприятия и расшифровки последних господствует предельно формализуемый, подчиняющийся математическим законам подход, который берет начало в анализе искусственных устройств, опосредующих информационный обмен. Напомним, что основоположник теории информации, Клод Шеннон, был далек от гуманитарной мысли.

Изъян этого подхода состоит в том, что его целью становится построение информационных систем, которые могли бы сводить к нулю любые искажения в процессе передачи/приема сообщения. Действительная же задача социальной коммуникации предполагает рождение новой ценности. То есть не аутентичное воспроизводство информационного посыла на противоположном ее полюсе, но специфическое искажение исходного значения, его творческое преобразование. Поэтому существо социальной коммуникации в известной мере прямо противоположно тому, что требуется и от исправно действующего «передатчика» и от исправно действующего «приемника».

Человеческая история — это, прежде всего, история творчества. Все достижения предметно-практической, эмоциональной, нравственной, интеллектуальной деятельности представляют собой прямой результат социальной коммуникации. Только совокупное творчество способно раскрыть ее подлинное существо. А следовательно, постижение последнего диктует необходимость решительного выхода за пределы традиционной тематики.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   42

Похожие:

Е. Д. Елизаров социальная коммуникация: недокументированные аспекты iconСписок использованных источников
Елизаров, И. А. Технические средства автоматизации. Программно-технические комплексы и контроллеры. [Текст]/И. А. Елизаров, Ю. Ф....

Е. Д. Елизаров социальная коммуникация: недокументированные аспекты iconМежкультурная коммуникация в туриндустрии, в музейном деле и экскурсоведении
Межкультурная коммуникация в профессиональной сфере: межвузовский сборник статей. Вып. – Иркутск:, 2013. – с. 95

Е. Д. Елизаров социальная коммуникация: недокументированные аспекты iconСоциальная педагогика
Семинар «Социальная педагогика как отрасль интегративного знания. Структура и основные категории социальной педагогики»

Е. Д. Елизаров социальная коммуникация: недокументированные аспекты iconСоциальная информатика
И 23 Социальная информатика [Текст] : учеб методические материалы / Д. И. Иванченко, Е. Ю. Константинова. — Электросталь : Филиал...

Е. Д. Елизаров социальная коммуникация: недокументированные аспекты iconН. И. Семечкин социальная психология
Социальная психология: предшествующие и сопутствующие влияния (вместо введения)

Е. Д. Елизаров социальная коммуникация: недокументированные аспекты iconИскусство и коммуникация: Очерки из истории философско-эстетической мысли
Искусство и коммуникация (очерки из истории философско-эстетической мысли). М.: Московский общественный научный фонд; ООО «Издательский...

Е. Д. Елизаров социальная коммуникация: недокументированные аспекты iconОскар Яковлевич Гойхман Речевая коммуникация О. Я. Гойхман, Т. М....
Все они должны в совершенстве владеть всеми видами речевой деятельности, обладать навыками речевого тестирования, уметь квалифицированно...

Е. Д. Елизаров социальная коммуникация: недокументированные аспекты iconКогнитивный аспекты
Языковое бытие человека и этноса: психолингвистический и когнитивный аспекты. Вып. 11. /Под ред. В. А. Пищальниковой. – М.: Мгэи,...

Е. Д. Елизаров социальная коммуникация: недокументированные аспекты iconПрограмма дисциплины «Социальная психология»
Примерная программа дисциплины «Социальная психология» составлена в соответствии с государственным образовательным стандартом высшего...

Е. Д. Елизаров социальная коммуникация: недокументированные аспекты iconКабакчи В. В. Язык мой, камо грядеши? Глобализация, «глобанглизация»...
Кабакчи В. В. Язык мой, камо грядеши? Глобализация, «глобанглизация» и межкультурная коммуникация\ Язык в парадигмах гуманитарного...

Литература


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
literature-edu.ru
Поиск на сайте

Главная страница  Литература  Доклады  Рефераты  Курсовая работа  Лекции