Рамаяна




НазваниеРамаяна
страница1/18
Дата публикации06.06.2014
Размер2.03 Mb.
ТипДокументы
literature-edu.ru > Астрономия > Документы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   18
СИГАЧЁВ Александр Александрович


АРИЙСКИЙ ЭПОС. Эпическое искусство.

(Рамаяна, Махабхарата.)

РАМАЯНА

По одноименной древнеарийской эпической поэме Вальмики.



ОТ АВТОРА ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ
Никогда неувядающие древнеиндийские эпические поэмы «Махабхарата» и «Рамаяна» были и остаются непревзойдёнными произведениями мировой классики, отличающиеся высотой провозглашённых ими идеалами, как моральное воззвание к человечеству. Они поучительны для каждого и славятся изящностью поэтического слога. В «Рамаяне» великого мудреца Вальмики, рисуется образ идеального правителя и героя Рамы, затрагиваются вечные вопросы нравственного долга, провозглашается истиной победа добра над силами зла, утверждается представление о духовном идеале. Не случайно, поэтому, в настоящее время в Индии жемчужины поэтического эпоса «Рамаяна» входят в школьные программы с целью нравственного воспитания учащейся молодёжи.

На Западе и в России древнеиндийский эпос «Рамаяны» хорошо известен его переводят и ставят на театральных сценах. В странах Востока, таких как Индия, Шри-Ланка, Непал, Бирма, Бангладеш к «Рамаяне» относятся, как к Священному Писанию с благоговением и любовью. «Рамаяна» сообщает, что её сказания передавались из уст в уста, пелись в сопровождении лютни. Первыми её исполнителями были сыновья Рамы – Куша и Лава. Нередко певцы не исполняли дословно «Рамаяну», они сочетали и дополняли традиционные тексты, но в целом они были верны традиции. Язык «Рамаяны» насыщен эпитетами и сравнениями (эпическими формулами). Эпический певец хранил в памяти множество таких формул, и умело пользовался ими.

«Рамаяну» великого поэта Вальмики множество раз пересказывали на русском языке на основе лучших английских переводов с санскрита, но до последнего времени не существовало её полного издания. Наиболее полное изложение великого эпоса было представлено в прозе издательством «Гаудия-веданта пресс» в 1999 году (перевод с английского и литературное изложение Джагадьони). Автору удалось приблизить историческую реальность «Рамаяны» к современному читателю, снабжая текст необходимыми сносками, глоссарием и приложениями. Однако, по мнению самого Джагадьони, «собранного материала оказалось недостаточно, чтобы по-настоящему раскрыть богатство содержания «Рамаяны» и передать его со всей полнотой». Кроме того, по мнению автора, в «Рамаяне» много удивительного и чудесного и повествующее событие может показаться читателям мифическим. Ключ к пониманию находится в самой поэме, не следует искать в ней аллегорий. Следует отметить несомненную полезность колоссального труда Джагадьони, всё же в прозаическом повествовании этой удивительной поэмы теряется немало красот и очарований. Очень важно также учитывать традиционную исполнительскую певческую особенность «Рамаяны» в одиннадцати слоговых шлоках из четырёх строф с двухсложной стопой, с ударением на втором слоге (пятистопный ямб, с женской рифмой).

Автор настоящего поэтического перевода «Рамаяны» ставил своей целью в возможной полноте, достаточной для представления общего содержания «Рамаяны» Вальмики, с выдержанной в ней поэтической песенной особенностью, по возможности приближая к гармоничной напевности эпоса Вальмики. Сокращение объёма текста автор старался восполнить в комментариях, в предисловии, в глоссарии, в сносках. Автор не претендует на исчерпывающую полноту и безупречную эквивалентность к оригиналу, прекрасно понимая, что это практически сделать невозможно. Любой поэтический перевод неизбежно теряет поэтические краски и ароматы оригинального стиха. Цель была много скромнее: пробудить у читателей желание глубже познакомиться с этим удивительным, непревзойдённым высоконравственным и гармоничным поэтическим шедевром, не уступающим древнегреческим гомеровским поэмам «Илиада» и «Одиссея». Древнеарийский эпос «Рамаяна» является самым древним образцом изящной эпической поэзии. Мудреца Вальмики, автора «Рамаяны» называют адикави (первым поэтом на Земле), а саму поэму «Рамаяна» считают адикавьей (первой поэмой в мире).

Вальмики был живым свидетелем и участником событий Рамаяны. Он родился на севере Индостана в семье брахмана. По случайности, он был захвачен дикими горцами, которые в корыстных целях обучили его воровству. Эту «науку» Вальмики хорошо усвоил, и в течение многих лет он устраивал засады на дорогах и грабил путников. Позднее, будучи отцом семейства, Вальмики, продолжал этот свой воровской промысел, чтобы прокормить свою жену и сына.

Однажды Вальмики повстречал в джунглях мудрецов, и с ножом в руке потребовал от них денег в обмен на их жизнь. – Мы люди Бога, - ответили ему странники, - у нас нет ни денег и драгоценностей. Зачем ты стал на преступный путь? – У меня нет иного способа прокормить свою семью, - ответил Вальмики. – Но готовы ли будут жена и дети разделить твою горькую участь, в случае неудачи, когда настанет время расплаты? - спросили его мудрецы. Не лучше ли тебе воспевать святое имя Бога Рамы, и Он позаботится о тебе и твоей семье.

Вальмики был озадачен их советом и, когда он признался своей жене и детям в своих преступлениях и спросил: готовы ли они будут разделить его горькую участь, в случае, если постигнет его неудача. – Нет, - ответили ему домашние, - за свои преступления ты будешь отвечать один. Потрясённый их отказом разделить его горькую участь, когда наступит время расплаты, Вальмики сел в муравейник, воспевая святое имя Бога Рамы, не обращая вниманье на то, что вскоре он оказался, покрыт муравейником с головой. А когда вышел из вальмика (на санскр. буквально - муравейник), то увидел рядом с собой прекрасную плачущую женщину Ситу, жену прославленного Рамы, заблудившуюся в джунглях. Вальмики привёл её в свой дом, где вскоре от неё родились двое сыновей Рамы – Лава и Куша. С тех пор во сне к Вальмики стал появляться мудрец Нарада Муни. Он поведал ему в песнопениях эпическую историю Рамаяны. Вальмики позже напевал эту удивительную поэму сыновьям Рамы – Лаве и Кушу.

Однажды на великом празднике Раджасуя-ягья, где собрались Рама и все его сподвижники, вдруг появились юные дети Рамы – Лава и Куша с музыкальными инструментами (винами) в руках. Они начали воспевать «Рамаяну», которую слышали от Вальмики. Все собравшиеся на этом празднике, пребывали в удивительном взволнованном состоянии, оттого, что шлоки, этих удивительных песен поэмы «Рамаяна», разворачивались красочными сценами у них на глазах. Приглашаю читателей, познакомиться с удивительными историями «Рамаяны»: о Раме, Сите и всех её действующих лиц, которых я искренне просил войти в эту поэму «Рамаяна». Говорится, что стихи арийских песен поэмы о Раме и Сите, подобны небесному жемчужному ожерелью. Кто искренне внемлет этим стихам, тот доставляет удовольствие Великой Личности Господа.

Рама, был сыном царя Дашаратхи, правящего обширным государством со столицей Айдохье. Царь соседней страны Видехи объявил, что ищет достойного мужа для своей приёмной дочери – прекрасной Ситы. Было состязание многих принцев в стрельбе из огромного, прекрасного, как радуга, лука. Рама выиграл состязание, и Сита обрадовалась победе Рамы, она надела ему на шею венок из цветов, в знак согласия стать его женой, и любить его до последнего вздоха. Сыграли пышную свадьбу, и царь Дашаратха передал своё царство Раме.

Ситу увидел свирепый царь демонов Равана (санскр. «ревущий»). Он вспыхнул к ней неодолимой страстью. Равана обладал десятью головами, двадцатью руками, имел страшный голос. Обманом Равану удалось украсть Ситу, и на золотой колеснице, запряжённой зелёными конями, умчался с ней по поднебесью в свои владения, и стал предлагать Сите свои несметные сокровища. Сита отвергла все его притязания и ответила, что любит одного лишь Раму и всегда будет ему верна. Раван объявил, что будет ждать год её согласия стать его женой, и через год предаст её лютой смерти.

Рама со своим братом Лакшманом отправились на поиски Ситы. С помощью могучего племени обезьян, во главе с их предводителем Сугривой и его мудрого советника Ханумана (сына бога ветра, способного летать по воздуху), Рама и Лакшман подошёл к океану, оставалось преодолеть водные преграды до острова Ланки. Хануман вызвался полететь на остров Ланки, разведать: где Раван прячет Ситу?

Обезьянье войско построило мост до острова Ланки, переправилось через него и устремилось к столице Раваны. Прекрасная Сита в своём саду с ужасом слышала шум битвы благородного обезьяньего войска под предводительством Рамы с демоническим войском Раваны. Рама и Раван сошлись в поединке, бились с утра до вечера; притупились их мечи, кончились стрелы в колчанах. Рама пустил свою последнюю стрелу, которая пробила каменный панцирь Раваны и вонзилась ему в самое сердце. Так исполнилась воля богов: от руки человека погиб, неуязвимый для людей, царь демонов Раван. Войско Равана разбежалось, и Рама вступил в столицу Ланки. Со слезами радости встретила Раму прекрасная Сита. На колеснице Раваны, запряжённой зелёными конями, вернулись они в Айдохью, и Рама стал законным царём, мудрым и справедливым.

Освободив Ситу, Рама стал сомневаться, что она хранила ему верность, находясь в плену у Раваны. Сита, чтобы доказать свою невиновность, взошла на костёр – и невредимой вышла из огня. Лишь после этого Рама согласился вновь признать её своей женой. Так, по-видимому, и закончилась знаменитая поэма «Рамаяна», созданная Вальмики (Книга VI). Однако, в той «Рамаяне», которая до нас дошла, злоключения главных героев были продолжены последующим поколением эпических поэтов. Сказано, что через некоторое время Раме становится известно, что подданные осуждают его за нарушение древнего обычая, согласно которому муж не должен принимать обратно жену, проведшую вне дома более определённого срока. Рама изгнал беременную Ситу в лес, где она родила от него сыновей-близнецов – Кушу и Лаву и вместе со своими детьми нашла приют у мудрого отшельника Вальмики, того самого, которому приписывается авторство «Рамаяны». Снова прошли долгие годы разлуки Рамы и Ситы. Когда сыновья выросли, Рама, будучи на охоте, случайно набрёл на хижину отшельника Вальмики. Он увидел двоих юношей, в которых признал своих сыновей, взял их с собой в столицу, и разрешил Сите следовать за сыновьями, но продолжал колебаться и потребовал доказательства её верности. Оскорблённая Сита обратилась к земле, на которой стояла: «О мать-земля! Если я чиста перед Рамой, прими меня навеки в своё лоно!» Замля разверзлась под ногами Ситы – и поглотила её. Раскаявшийся в последний момент Рама попытался удержать Ситу за волосы, но только порезал свою ладонь её волосами. По народному поверью, с тех пор ладони у людей изрезаны тонкими, как волосы, линиями.

Темы повторяющейся разлуки Рамы и Ситы неслучайны. Авторы дополнительной книги (Книга VII) посчитали, что благополучный конец эпической поэмы «Рамаяна» противоречил её художественному замыслу, и они посчитали целесообразным остаться верными замыслу Вальмики, продолжив поэму.
Слова из эпической поэмы «Рамаяны» оказались пророческими:

«Пока есть Ганга, Гималаев горы,

Жить будет повесть о деяньях Рамы».
И в наше время, это пророчество обретает вполне реальный смысл. Деяния Рамы по очищению скверны также актуальны и в новые космические времена. Не случайно во вступлении к «Махабхарате» говориться:
«Одни поэты рассказали это сказание,

Другие – рассказывают его теперь,

Третьи – будут рассказывать позже на земле».
КНИГА I. Детство
I. Шри Нарада рассказывает Вальмики историю Рамы.
Рама-герой, знаменит был своею отвагой и честью,

И справедливостью, также он был на весь мир знаменит;

Мудростью был наделён он, блистая своим красноречьем,

И добродетельность память народная свято хранит.
Широкоплечий и широкогрудый, тяжкий свой лук поднимал он,

Словно игрушку, держал в своих крепких и длинных руках 1 [1].

Облик светился его добродетелью, мудростью, верою славной,

Только с врагами, как Гималаи, Рама имел твёрдый нрав.

Царь Дашарадха мечтал передать трон достойному Раме,

Старшим он был и самым разумным из всех четырёх сыновей.

К радости подданных, царь назначил день коронации Рамы,

Но по воле Кайкеи2 [2], Рама был изгнан в джунгли, в царство зверей.
Младшей была из всех жён Дашарадхи царица Кайкея,

И настояла на том, чтобы сына её венчать на престол.

Связан был царь словом чести, и Рама был изгнан, гроша не имея,

Брат его, Лакшман за Рамой в изгнанье по доброй воле ушёл.
Сита прекрасная, как в полнолунье Луна, супруга Рамы,

Следом за Рамой, словно Рахини-звезда за богом Луны

Шла, разделить с ним нелёгкую участь скитальческой драмы;

Царь провожал их, и самые лучшие царства Айодхьи сыны.
Рама с ЛакшмАном и Ситой в диком лесу заплутались,

И у подножья горы Читракута хижину соорудили;

Здесь красотой первозданной природы они наслаждались,

Словно божественные Гандхарвы, 3 [3] в джунглях счастливые жили.
Было прекрасное, как сновиденье, тихое раннее утро,

Вдруг Рамачандра оленя увидел, что был с золотыми рогами,

То неподвижен олень на пригорке, то воспарял он как будто,

То ударял он копытцем о землю, гранил алмазы ногами.
- Это не чудо ль! – вскричал Рамачандра, объятый восторгом, -

Сколько алмазов бесценных сокрыто: нет счёта и сметы!

Этот олень златорогий ниспослан всевышним нам Богом,

За все страданья в изгнании, станет пусть доброй приметой!..
И, увлечённые чудным оленем, Рама и Лакшман забыли:

В хижине Сита одна оставалась, в диком лесу без защиты;

В хижину вскоре они возвратились, от удивленья застыли:

Боже! Какое несчастье случилось! В хижине не было Ситы!..
Раван, колдун злой, коварно и низменно Ситу невесту похитил,

Грифа Джатаю сразив, который воинственно путь ему преградил.

Рама и Лакшман от грифа узнали, что Раван злодей выкрал Ситу,

Пред умирающим грифом, клятвенно Рама на смерть колдуна осудил.
В горе безмерном и безутешном, на поиски Ситы отправился Рама,

Встретив у озера Пампы Сугриву царя и Ханумана вождя обезьян;

Рама представил великим воителям всю безутешную драму

Жизни своей; участь, постигшую Ситу, и Равана злобный обман.
Сердцем бесхитростным, с чувством горячим прониклись словами -

Мудрый Сугрива - царь обезьян, и бесстрашный великан Хануман.

Раван злодей, пусть укрыт за высокой стеной крепостной и за горами,
В дружбе клянёмся и в верности: пусть дни и ночи трепещет тиран!..
И разослал по земле всей посланцев своих царь Сугрива,

Чтоб скорее, любою ценою несчастную Ситу смогли отыскать.

Грифов царь Сампатия, мгновенно увидел у Равана зримо

Ситу; с острова Ланки он весть Хануману спешил передать.
Вождь обезьян, герой Хануман, в едином прыжке цель достигнул,

В пышном саду демона Раваны, Сите кольцо передал он от Рамы.

Предал Ланку огню и, разрушив до основанья, пределы покинул,

Сообщить Раме весть, что он Ситу увидел на Ланке своими глазами.
Рамачандра с Лакшманом во главе обезьяньего войска Сугривы,

Вспенив водную гладь океана, преграждавшим воителям путь.

Как злодея жестокого Равана, вместе с войском его истребили,

И прекрасная Сита, полной грудью могла вновь свободы вдохнуть!
II. Запев Вальмики к поэме «Рамаяна»
Выслушав песни Нарады Муни о подвигах Рамы,

Вальмики вышел к реке Тамасе, что б совершить омовенье,

Вода в реке спокойна, как добродетельный ум человека,

И услыхал он в лесу чету сладкоголосых журавлей…

Они перекликались, предаваясь супружеским играм,

Как, вдруг, охотник, на глазах Вальмики, выпустил стрелу,

И смертельно ранил стрелой сладкоголосого журавля,

Голова его безжизненно упала на свою трепетную грудь…

Увидев журавля, обагрённого кровью, журавлиха издала стон,

Из глаз её покатились искристые, жемчужные слёзы,

Предчувствуя вечную разлуку, журавль расправил свои крылья,

Чтобы в последний раз одарить свою подругу любовью.

Увидев птицу, пронзённую стрелой, услышав, плачь журавлиный,

От неоправданной жестокости Вальмики произнёс такие слова:
«Как ты жесток, убийца птиц, охотник!

Пронзил стрелой невинную ты птицу.

Лишил певунью счастья. Одиноким

И безутешным будет, плачь вдовицы.
Пусть плачь её, исполненный кручины,

Преследует стрелка до самой смерти.

Чтоб с этих пор и до своей кончины

Терзался б слёзной журавлиной песней…»
Невольно стих, слетевший с уст поэта,

На сердце отозвался состраданьем

К убитой птице, и привлёк вниманье

К столь необычной музе этой.

В одной её строке шестнадцать слогов,

Размер хорош певцам для исполненья,

Столь совершенный стих мне очень дорог,

Им воспою великую поэму.

Даровано вселенское виденье,

Сложу на песнь чарующие фразы,

Небесное снискал я вдохновенье,

Чтоб вспыхнул ярче свет деяний Рамы!

Ведь драгоценный столь размер поэмы,

В уста вложились волей Проведенья,

Им воспою деянье Бога Рамы,

Пусть будет дар мой – Богу в наслажденье!..
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   18

Добавить документ в свой блог или на сайт
Литература


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
literature-edu.ru
Поиск на сайте

Главная страница  Литература  Доклады  Рефераты  Курсовая работа  Лекции