Семь суббот на неделе




Скачать 1.08 Mb.
Название Семь суббот на неделе
страница 1/5
Дата публикации 17.09.2014
Размер 1.08 Mb.
Тип Документы
literature-edu.ru > Астрономия > Документы
  1   2   3   4   5



Paul Maar EINE WOCHE VOLLER SAMSTAGE

Verlag Friedrich Oetinger Hamburg 1973

AM SAMSTAG RAM DAS SAMS ZUROCK

Verlag Friedrich Oetinger Hamburg 1980

РИСУНКИ А. СЕМЕНОВА

Маар Пауль

СЕМЬ СУББОТ НА НЕДЕЛЕ

VERLAG FRIEDRICH OETINGER, HAMBURG, 1973, 1980

Перевод повести «Семь суббот на недеде».

ИЗДАТЕЛЬСТВО «ДЕТСКАЯ ЛИТЕРАТУРА», 1982

Перевод повести «И в субботу Субастик вернулся».

Рисунки. ИЗДАТЕЛЬСТВО «ДЕТСКАЯ ЛИТЕРАТУРА», 1988


1

СУББОТА

В субботу утром господин Пепперминт сидел у себя в комнате и ждал.

Чего он ждал? Этого он и сам точно не мог бы сказать.

Зачем же тогда он ждал? Вот это объяснить уже проще. Правда, нам придется начать рассказ с са­мого понедельника.

А в понедельник в дверь комнаты господина Пепперминта вдруг постучали. Просунув голову в щель, госпожа Брюкман объявила:

— Господин Пепперфинт, к вам гость! Просле­дите только, чтобы он не курил в комнате: от этого портятся занавески! Пусть не садится на кровать! Для чего я вам стул дала, как вы думаете?

Госпожа Брюкман была хозяйкой дома, где сни­мал комнату господин Пепперминт. Когда она сер­дилась, она всегда называла его «Пепперфинт». А сейчас хозяйка сердилась, потому что к нему пришел гость.

Гость, которого в тот самый понедельник хозяйка втолкнула в дверь, оказался школьным приятелем господина Пепперминта. Его фамилия была Поне-делькус. В подарок своему другу он притащил целый кулек вкусных пончиков.

После понедельника был вторник, и в этот день к господину Пепперминту явился хозяйский племянник — спросить, как решить задачу по матема­тике. Племянник хозяйки был лентяем и второгод­ником. Господин Пепперминт ничуть не удивился его визиту.

Среда, как и всегда, пришлась посреди недели. И это, конечно, не удивило господина Пепперминта.

В четверг в соседнем кинотеатре неожиданно показали новый фильм: «Четверо против кардина­ла». Вот тут господин Пепперминт немного насто­рожился.

Наступила пятница. В этот день на репутацию фирмы, где служил господин Пепперминт, легло пятно: весь день контора была закрыта, и клиенты негодовали.

А случилось это потому, что хозяин фирмы очень боялся воров. Каждый вечер он прятал ключ от своей конторы в другое место. В четверг он придумал особенно надежный способ его хранения. Завернув ключ в носовой платок, хозяин сунул его в ботинок, который поставил в платяной шкаф; накрыв ботинок шляпой, он запер шкаф. Ключ от шкафа хозяин вложил в коробку для сигар, а ее спрятал в ящик письменного стола и его тоже запер. Затем он спря­тал ключ от письменного стола. В пятницу утром он отлично помнил, где надо искать ключ от конторы. А вот куда, он спрятал ключ от письменного стола, этого он никак не мог вспомнить. И стало быть, не мог и отпереть ящик письменного стола, чтобы до­стать оттуда ключ от платяного шкафа, без которого нельзя было подобраться к ключу от дверей конторы. И ему не оставалось ничего другого, как отослать господина Пепперминта домой и погрузиться в раз­мышления. До тех самых пор, пока он не вспомнит, куда же он положил ключ.

Теперь, сказал себе господин Пепперминт, все ясно — ни о каких случайных совпадениях не может быть и речи: в понедельник — господин Понеделькус с пончиками; во вторник — Второгодник; среда, как всегда, посреди недели; в четверг — премьера филь­ма «Четверо против кардинала» в соседнем киноте­атре; в пятницу — пятно на чести фирмы!

И вот нынче утром господин Пепперминт сидит у себя в комнате и с волнением ждет, что же принесет ему суббота...

Ему не пришлось долго ждать: в дверь громко постучали. От волнения у господина Пепперминта перехватило дыхание, и он не мог выговорить ни слова. Но это была всего лишь госпожа Брюкман, которая вошла в его комнату с ведром и метлой в руках.

— Вы что, не можете сказать «Войдите!», как всякий нормальный человек? — осведомилась хозяй­ка и с грохотом поставила ведро на пол у ног господина Пепперминта.

Тот пугливо спрятал ноги под стул. Ему очень хотелось ответить: «А какой нормальный человек входит в комнату, не услышав слова «Войдите!»?»

Но господин Пепперминт с его добрым и кротким нравом терпеть не мог ссор. К тому же он немного побаивался госпожи Брюкман, ведь она была выше его ростом чуть ли не на целую голову. Но глав­ное — она была хозяйкой комнаты, которую он сни­мал, и могла выселить его в любую минуту. Пото­му-то господин Пепперминт и промолчал.

— У вас что, язык отнялся, господин Пеппер-финт? — продолжала госпожа Брюкман, приняв­шись подметать пол.

— А не могли бы вы, если, конечно, это вас не затруднит, убрать мою комнату несколько по­зднее? — отважился пролепетать господин Пеппер­минт.

— Ступайте-ка погулять, если я вам мешаю! — грубо ответила госпожа Брюкман. Затем она ско­мандовала: — Уберите ноги!

И метла тотчас двинулась в атаку на ботинки господина Пепперминта. Он поставил ступни на си­денье стула.

— Грязнуля несчастный! — закричала хозяй­ка.— Как вы смеете пачкать ботинками мой пре­красный стул? Сейчас же ступайте на кухню за тряпкой!

Господин Пепперминт покорно поплелся на кух­ню. Когда он вернулся с тряпкой, то увидел, что госпожа Брюкман уже успела водрузить стул на стол и принялась мыть пол. Со вздохом взял он свою шляпу, накинул куртку и направился к двери.

— Куда это вы собрались? — крикнула ему вдо­гонку госпожа Брюкман.

— На прогулку!

— Это на вас похоже: прогуливаться среди бела дня, когда все люди работают!

— Но вы же сами сказали, чтобы я шел гу­лять! — возмутился господин Пепперминт.

— И правильно сказала! Идите, идите, домосед несчастный! — снова закричала хозяйка.— Вы же день-деньской торчите в четырех стенах.

Господин Пепперминт быстро захлопнул входную дверь и выскочил на улицу. Было прекрасное суб­ботнее утро, ярко светило солнце, и он радовался, что больше не слышит брани хозяйки.

На углу тесной кучкой стояли люди. Подталки­ваемый любопытством, господин Пепперминт устре­мился к ним. Люди что-то разглядывали — что-то, судя по виду, очень маленькое, потому что они смотрели вниз. Господину Пепперминту не терпе­лось узнать, что они там рассматривают, но люди так сгрудились, что ничего не было видно.

— Надо сообщить в зоопарк. Наверняка он сбе­жал оттуда. Дома такого никто держать не ста­нет! — сказала женщина, стоявшая в самой середине круга. Очевидно, там сидел какой-то зверек.

— Это, наверное, такая обезьяна,— заявил кто-то из мужчин.

— Обезьяна? С пятачком? Да он куда больше

похож на лягушку! — воскликнул другой мужчина.

— Какая же это лягушка? Он же огненно-ры­жий! Видали вы когда-нибудь лягушку с рыжими волосами? Да еще такую большую!

Любопытство разбирало господина Пепперминта все сильней: подумать только, ну и зверек, похожий сразу и на лягушку и на обезьяну!

— Стыдно, господа, издеваться над ребенком! Взрослые люди, а так себя ведете! — возмущенно заявила какая-то толстуха, окинув строгим взглядом собравшихся.

— Ребенок? Вы, наверно, близоруки! — сказал тот самый мужчина, который принял загадочное существо за обезьяну.

Но толстуха не унималась. Она наклонилась к зверьку и спросила:

— Как тебя, деточка, зовут?

Господин Пепперминт по-прежнему ничего не мог разглядеть. Но зато он кое-что услышал. Звон­кий, пронзительный голосок ответил толстухе громко и четко:

— Никакая я не деточка, мадам! Бе-е-е! Люди, стоящие вокруг, разинули рты от изум­ления.

— Подумать только, оно умеет говорить! — во­скликнул кто-то из мужчин.

— Да еще человеческим языком! — удивленно пробормотала какая-то дама.

— Говорила же я вам: это ребенок! — гордо за­явила толстуха и снова наклонилась к загадочному существу: — Скажи мне что-нибудь, детка! — попро­сила она.

— Толстуха! Толстуха! — прокричал тот же прон­зительный голосок.





— Это ты меня так называешь? — побагровев от обиды, спросила толстуха.

Некоторые из стоявших рядом людей захихика­ли. А пронзительный голосок вдруг запел:

Жила-была толстуха. Вот как-то раз она Совком копала ямку И вырыла слона.

Нахальная толстуха Уселась на него: «Хоть я и не пушинка, Но это ничего!»

Заплакал слон от боли: «Найди себе коня! Ведь слон я, а не лошадь! Раздавишь ты меня!»

Нахальная толстуха Не слушала слона — Болтала, стрекотала, Хихикала она.

Надулся слон, как глыба, Взревел что было сил И лопнул с громким треском — Толстухе отомстил!

— Какая наглость! — прошипела толстуха, по­вернулась и ушла.

Господин Пепперминт не стал терять времени даром. Он ринулся в открывшуюся брешь, протис­нулся вперед и очутился перед загадочным суще­ством, которое сидело на тротуаре, во все горло распевая песню.

Теперь господин Пепперминт понял, почему лю­ди не знали, как назвать это существо. И впрямь нелегко было бы описать его: конечно, не человек, но вроде бы и не зверь!

Взять хотя бы голову: два умных, нахальных глаза; огромный рот — такой огромный, что хочется назвать его пастью; вместо носа — хоботок с круг­лым пятачком; светло-зеленая кожа усыпана боль­шими синими крапинками; из-под густых рыжих волос, торчащих, как колючки у ежа, выглядывают два оттопыренных уха. А туловище? Прежде всего бросается в глаза живот — огромный, зеленый, круг­лый и тугой, как барабан. Ручки, ладошки суще­ства — как у обыкновенного ребенка, зато ножки очень смахивают на лягушечьи лапки. Грудка зе­леная, гладкая, а спинка покрыта рыжей шерстью, как у молодого орангутанга.

Загадочное существо допело свою песенку. Оно спокойно сидело на тротуаре, нахально оглядывая столпившихся вокруг него прохожих.

— Одно ясно: это не зверь,— сказал мужчина из толпы.— Звери не умеют говорить.

— Может, по-вашему, это ребенок? — спросил другой мужчина.

— Нет, не ребенок.

— Так что же это такое?

— Может, пришелец с Марса? Марсианин!

— Перестаньте молоть вздор! — вмешался в раз­говор строгого вида господин.— Данное существо не имеет никакого отношения к Марсу. Можете мне поверить. Я знаю, что говорю. Ведь я учитель — старший преподаватель Стуккенкрик!

«Данное существо» при этих словах пустилось в пляс. Притопывая ножкой, оно запело:

Самый старший наш учитель, Наш губитель и мучитель,

Наш гонитель Стуккенкрик Спрятал лысину в парик!

Затем существо плюхнулось на тротуар, сложило лапки на брюшке и снова принялось нахально оглядывать толпу.

— Прекрати это дурацкое пение! — возмущенно крикнул старший преподаватель.

Вместо ответа существо показало ему длинный желтый язык.

— Сейчас же скажи нам, как тебя зовут! — при­казал старший преподаватель.

Загадочное существо расхохоталось. И тут же снова пустилось в пляс, горланя во все горло:

Все вы просто дураки, дураки! Вместо лысин — парики, парики!

Старший преподаватель был вне себя от ярости.

— Прекрасно! Значит, все мы дураки! А умней тебя не сыщешь! — закричал он.— А не соблагово­лишь ли ты объяснить, почему все мы, на твой взгляд, дураки?

— Потому что я знаю, кто ты, а ты не знаешь, кто я,— засмеялось неведомое существо. И сново запело:

Сколько вас тут дураков, дураков! Я спою — и был таков, был таков! Хоть полвека вам гадать, вам гадать,— Мое имя не узнать, не узнать!

— Если ты воображаешь, что у нас есть охота перебирать все имена подряд, то ты заблуждаешь­ся! — грозно объявил старший преподаватель.— Нам некогда отгадывать загадки. Не скажешь, кто ты,— вызовем полицию!

— Полицию? — удивленно воскликнуло загадоч­ное существо.— Вы думаете, полиция знает, кто я?

— Зато я, кажется, знаю! — вырвалось у госпо­дина Пепперминта. Его вдруг осенила догадка. Как же, как же!.. В понедельник приходил Понеделькус с пончиками, во вторник заявился Второгодник, сре­да была посреди недели, в четверг показали фильм «Четверо против кардинала», в пятницу на честь фирмы легло пятно, а сегодня — суббота... Суб-бо-та! — Ты — Субастик! — решительно объявил госпо­дин Пепперминт.

От удивления загадочное существо выпучило гла­за так, что они стали похожи на блюдца, и разинуло рот так, что без труда проглотило бы целую буханку.

— Как ты догадался? Откуда ты знаешь, что я Субастик? — растерянно спросило оно.

— Надо уметь логически мыслить,— ответил го­сподин Пепперминт и горделиво оглянулся вокруг.

И тут произошло нечто неожиданное. Быстро и проворно, как обезьянка, Субастик вскарабкался по ногам и животу господина Пепперминта, уютно рас­положился у него на руках и сказал:

— Да, конечно, уж кто-кто, а мой папочка умеет логически мыслить. А вот вы не умеете! Вы все дураки!

Затем он засунул в рот большой палец и, громко причмокивая, принялся его сосать.

— Так бы сразу и сказали, что это ваш ребе­нок! — злобно прошипел старший преподаватель Стуккенкрик и зашагал прочь.

— Честное слово, я...— начал было господин Пепперминт, но Субастик не долго думая протянул лапку и попросту зажал ему рот.

Прежде чем господин Пепперминт успел что-ли­бо объяснить, все прохожие разошлись по своим де­лам, и он остался на улице — с Субастиком на руках.

— Почему ты зовешь меня папой? По-моему, это просто нахальство! — сказал господин Пепперминт. Он и вправду разозлился не на шутку.

— Как так — почему? — переспросил Субастик и от удивления даже вынул палец изо рта.— Ты же теперь мой папа!

— Какой я тебе папа? Моя фамилия — Пеппер­минт. Я живу вон в том доме. И детей у меня нет. Это все подтвердят! — воскликнул господин Пеппер­минт. Он был бы рад стряхнуть Субастика. Но тот крепко-накрепко прижался к нему и, казалось, вот-вот заплачет.

— Ведь у нас так принято! Тот, кто опознает Субастика, должен взять его к себе в дом. И кормить.

— Взять тебя в дом? — в ужасе переспросил господин Пепперминт. Он подумал о госпоже Брюк-ман.— Это невозможно! К тому же я не знаю, что субастики едят.

— Они все едят, папочка, все! — ответил Суба­стик и тут же принялся грызть лацканы на пиджаке господина Пепперминта. Тот не успел вымолвить и слова, как Субастик отгрыз весь воротник.

— Сейчас же перестань грызть мой пиджак! — испуганно воскликнул господин Пепперминт.

— Но это очень вкусное сукно, папочка! — про­говорил Субастик с набитым ртом и потянулся к шляпе господина Пепперминта.

— Не смей есть мои вещи! — крикнул тот, пы­таясь спасти свою шляпу.

— Это приказ или просьба? — спросил Субастик, не переставая жевать.

— Приказ! — сурово ответил господин Пеппер­минт.

— Ах, вот как! — сказал Субастик и мигом сгрыз шляпу, потом он вытащил из кармана господина Пепперминта носовой платок и принялся за него.— Какая прекрасная нежная ткань! — приговаривал он, блаженно закрывая глазки.

— Хорошо, если так, я прошу тебя оставить в покое мои вещи! — торопливо проговорил господин Пепперминт, испуганно прикрыв галстук рукой.

— Ты просишь меня, папочка? — переспросил Субастик. Он тут же вернул господину Пепперминту носовой платок с обгрызенным концом и выплюнул все, что у него еще было во рту.— Раз ты меня просишь, папочка, я, конечно, выполню твою просьбу.

— Как же мне теперь быть? — простонал госпо­дин Пепперминт.— Как избавиться от тебя?

— Давай-ка пойдем вместе домой,— предложил Субастик.— Я устал, хочу в кроватку — баиньки.

— Выслушай меня внимательно...— начал госпо­дин Пепперминт и приготовился произнести длин­ную речь. Но тут он взглянул на Субастика и уви­дел, что тот спит сладким сном.

Покачав головой, господин Пепперминт немного постоял на углу, потом повернулся и зашагал к до­му госпожи Брюкман. Неподалеку от парадного он снова остановился.

— Кажется, мы уже пришли? — спросил Суба­стик и приподнялся на руках у Пепперминта.

— Хорошо, что ты проснулся! — сказал господин Пепперминт.— Я все обдумал... Одним словом, я не могу тебя взять к себе. Это невозможно! Попадись ты только на глаза мамаше Брюкман, она выгонит нас обоих из дома!

— Подумаешь, старуха Клюкман! — ухмыльнул­ся Субастик и высунул язык.— Да скажи ей просто, что к тебе приехал в гости племянник.

— Она сразу же поймет, что ты мне вовсе не племянник. Да и вообще ты не такой, как все дети. И к тому же голый.

— А ты купи мне костюмчик, и все тут! — рас­порядился Субастик.

Господин Пепперминт взглянул на часы.

— Сегодня же суббота! Магазины вот-вот закро­ются. А завтра воскресенье.

— Значит, купишь мне костюмчик в понедель­ник! — решил Субастик.—А до тех пор придется тебе меня спрятать.

— Где же тебя спрятать? — простонал господин Пепперминт.

— Если ты меня здесь бросишь, я стану кричать на всю улицу и не замолчу до тех пор, пока не прибежит старуха Клюкман. Я скажу ей, что ты мой папа, и она сама впустит меня к тебе! — заявил Субастик.

— Не смей кричать! — испуганно прошептал гос­подин Пепперминт.— Уж я постараюсь сообразить, как пронести тебя в комнату тайком. А ты, смотри, сиди смирно и молчи, пока я не вернусь!

С этими словами он усадил Субастика под рас­кидистым кустом в палисаднике и направился было к дому, но не успел сделать и двух шагов, как услышал пронзительный голосок:
Сидит наш Субастик, сидит на траве,

А песня звучит у него в голове.

Но бедный Субастик послушно молчит,

Не скачет, не плачет и в дверь не стучит!

Господин Пепперминт чуть не подпрыгнул от ужаса. Резко обернувшись, он зашипел на Су­бастика:

— Тихо! Будешь ты молчать или нет?!

Нет! Нет! Нет! Не хочу! Ни за что не замолчу! — звонко пропел Субастик.

— В таком случае, ищи себе другого папу! — возмущенно проговорил господин Пепперминт и по­шел прочь.

— Но послушай, папочка! — закричал ему вдо­гонку Субастик.— Ты же просто спросил меня, за­молчу я или нет. Со мной совсем по-другому надо разговаривать!

— Я хочу, чтобы ты сидел смирно и молчал,— уже спокойней произнес господин Пепперминт.

— Опять не так! — покачал головой Субастик.

— А как же надо? — удивленно спросил госпо­дин Пепперминт.

— «Прошу тебя...» — подсказал Субастик.

— Хорошо! Прошу тебя, сиди смирно и молчи, пока я не вернусь. Понятно?

Субастик кивнул головой и затих.

Господин Пепперминт направился к парадной двери и попытался неслышно ее отпереть. Но гос­пожа Брюкман давно подстерегала его и пулей при­мчалась из кухни в тот самый миг, когда он соби­рался проскользнуть в свою комнату.

— Долго же вы гуляете! — заявила она.— Толь­ко не рассчитывайте, что я сейчас принесу вам обед! Не торчать же мне, в самом деле, весь день у пли­ты, дожидаясь, когда наконец господину Пеппер-финту заблагорассудится вернуться домой. Да и в каком виде вы возвращаетесь? Неужто вам не стыдно эдаким оборванцем переступать порог моего дома? Интересно, где это вы оставили воротник от своего пиджака?

Господин Пепперминт пробормотал в ответ нечто невнятное, бочком протиснулся в свою комнату и запер за собой дверь.

Как же пронести Субастика, чтобы не заметила госпожа Брюкман? Может, в корзине для мусора? Нет, хозяйка сразу все увидит. Или, может, в боль­шой коробке? Но что сказать госпоже Брюкман, если та вдруг заинтересуется ее содержимым? Порыв­шись в своем шкафу, он наконец нашел то, .что ему было нужно: большой вещевой мешок.

Когда вскоре после этого господин Пепперминт вышел из комнаты, госпожа Брюкман не поверила своим глазам: на нем была зеленая куртка с рого­выми пуговицами, бриджи, гольфы и альпинистские ботинки. В руке он держал палку, а на спине нес рюкзак.

— К-к-куда это вы собрались? — проговорила она, запинаясь от изумления.

— Походы очень полезны для здоровья! Свежий воздух укрепляет легкие и улучшает цвет лица! — ответил ей господин Пепперминт и исчез за дверью.

Но еще больше удивилась госпожа Брюкман, когда через пять минут снова открылась парадная дверь и показался господин ПеШхерминт. С быстро­той пули промчался он мимо хозяйки и, прежде чем она успела что-либо сказать, скрылся за дверью своей комнаты. При этом ей почудилось, будто он тоненьким голоском пропел: «Тетушка Брюкман! Бабушка Клюкман!»

У себя в комнате господин Пепперминт сразу же открыл рюкзак и вытащил оттуда Субастика.

— Вот здесь я буду жить? — спросил тот, с любопытством оглядывая комнату.

— Ты же обещал молчать! — принялся упрекать его господин Пепперминт.

— А то я не молчал? — удивленно возразил Су­бастик.

— Конечно, нет! Ты вдруг запел: «Тетушка Брюкман! Бабушка Клюкман!»

— А... так это же я потом запел! Ты ведь просил меня сидеть смирно и молчать до тех пор, пока ты не вернешься,— сказал Субастик и тут же снова запел:

Пока ты не вернешься, пока ты не вернешься, Пока ты не вернешься, мой миленький дружок!

— Сейчас же замолчи! — крикнул господин Пеп­перминт, сгреб Субастика в охапку и сунул его в кровать, под пуховое одеяло.

Раздался стук в дверь.

— Вы звали меня, господин Пепперминт? — спросила из-за двери госпожа Брюкман.

— Нет! — гаркнул в ответ господин Пепперминт и еще глубже засунул Субастика под одеяло. Но тот продолжал невозмутимо распевать под ним:

Субастик гложет лапу, Не огорчая папу!

Господин Пепперминт стал поспешно вспоми­нать, как нужно обращаться с субастиками.

Слегка приподняв одеяло, он прошептал:

— Я очень прошу тебя замолчать! И Субастик тотчас перестал петь. В ту же минуту дверь приоткрылась, и госпожа Брюкман сунула голову в щель.

— Вы, кажется, с кем-то разговариваете? — спросила она, подозрительно оглядывая ком­нату.

— Я только попел немножко! — солгал господин Пепперминт.

— «Попел»! — передразнила его хозяйка и снова захлопнула дверь.

Господин Пепперминт стал ходить по комнате взад-вперед, думая только об одном: чем же все это кончится? Разве не глупо, не легкомысленно он поступил, взяв к себе Субастика? В конце концов их вышвырнут из дома — и его самого, и этого смеш­ного малыша!

Он приподнял одеяло, чтобы сказать об этом Субастику. Но тот спал, уютно устроившись на по­душке. Господин Пепперминт со вздохом присел на край кровати.

— Хоть бы пообедать по-человечески, тогда и жить было бы легче! — пробормотал он.

— Чего бы тебе хотелось на обед? — сонно пе­респросил Субастик. Очевидно, он услышал горе­стный вздох Пепперминта.

— Ну, к примеру, жареного цыпленка с карто­фелем. А на сладкое — мороженое.

— Цыпленка с картофелем. Потом — мороженое. Хорошо! — пробормотал Субастик, перевернулся на другой бок и снова заснул.

Почти в ту же секунду раздался стук в дверь. Господин Пепперминт быстро накрыл Субастика оде­ялом, расправил покрывало и пересел на стул. Потом сказал:

— Войдите!

Дверь распахнулась, и в комнату с подносом в руках вошла госпожа Брюкман. Очевидно, она все еще не оставила своих подозрений и наконец нашла предлог еще раз заглянуть в комнату к своему жильцу.

— Вы сегодня не пришли на кухню пообедать. В порядке исключения я решила доставить вам обед в комнату,— проговорила она и опустила поднос на стол.

— А что у нас сегодня на обед? — спросил гос­подин Пепперминт, с трудом оправившись от изум­ления.

— Цыпленок с картофелем. А на сладкое — мо­роженое,— ответила госпожа Брюкман.— Приятного аппетита!

ВОСКРЕСЕНЬЕ

Господин Пепперминт проснулся оттого, что над самым его ухом кто-то громко распевал.

Сначала он решил, что это ему снится, и перевернулся на другой бок. Но пение не прекращалось. Звонкий, пронзительный голос, чудовищно искажая мелодию, пел:

Спи, мой папаша, усни, Глазки скорее сомкни! Пир мы устроим в саду, Клюкман утопим в пруду... Глазки скорее сомкни, Спи, мой папаша, усни! В комнате очень темно. Клюкман уснула давно — Спит и зубами скрипит. Черт под кроватью сидит. Глазки скорее сомкни...

Господин Пепперминт разом очнулся и поднял голову. В окно светило солнце. На дворе стояло раннее воскресное утро. А рядом с ним в постели сидел Субастик и во все горло распевал песню. Господину Пепперминту сразу вспомнилось все: да, вчера он привел сюда это загадочное существо, этого горластого Субастика, от которого теперь никак не может избавиться.

— А ты все еще здесь! — вздохнул он.

— Конечно, папочка,— кивнул Субастик.

— Зачем же ты так громко поешь? — с укором спросил господин Пепперминт.

— Это я колыбельную для тебя пою, папочка! Не слышишь разве?

Спи, мой папаша, усни, Глазки скорее сомкни! Скоро хозяйка придет. Черта сюда приведет...

— Тихо, а то сюда в самом деле придет госпожа Брюкман и выгонит меня из дома!

— Нет, нет, папочка, это исключается!

— Почему?

— Потому что она даже не сможет сюда войти. Я запер дверь. Вот ключ.

— Сейчас же дай сюда ключ! Когда я запираюсь у себя в комнате, хозяйка обижается не на шутку и бранится, как... как...

— Как рыба?..— заботливо подсказал Субастик.

— Сейчас же дай сюда ключ! — вместо ответа повторил господин Пепперминт.

— Сам возьми, папочка! — засмеялся Субастик и мигом вскарабкался на шкаф. Усевшись наверху, он принялся подбрасывать ключ пятачком.

Господин Пепперминт соскочил с постели, схва­тил трость и попытался стащить Субастика со шкафа.

Тут раздался стук в дверь, и голос госпожи Брюкман прокричал:

— Безобразие! Неслыханная наглость! Что за шум посреди ночи? Посмейте только еще раз пик­нуть, и придется вам самому стряпать себе обед!

Не успел господин Пепперминт собраться с мыс­лями, как Субастик закричал ей в ответ со шкафа:

— Какая же сейчас ночь, госпожа Клюкман? Врете вы все! Смотрите, солнце сияет вовсю!

При этом Субастик так мастерски подражал го­лосу господина Пепперминта, что госпожа Брюк­ман не заметила бы обмана, будь она даже в ком­нате.

— Сейчас же откройте дверь, а не то я вызову полицию! — не своим голосом заорала хозяйка.

— Не могу...— простонал в ответ господин Пеп­перминт и снова попытался стащить со шкафа Субастика.

— ...да и не понимаю, госпожа Клюкман, почему я ее должен открывать,— закончил фразу Субастик голосом господина Пепперминта.

— Как — почему? Комната ведь моя! — гаркну­ла из-за двери хозяйка.

— А за что же тогда я плачу вам каждый месяц деньги, тетушка Клюкман? — пропел Субастик.

— Это квартирная плата! И я запрещаю вам перевирать мою фамилию! Моя фамилия — Брюк-ман. Понятно?

— Если вы берете с меня квартирную плату, значит, вы сдаете мне комнату, а раз вы ее мне сдаете, значит, я имею право запирать дверь на ключ! — заявил Субастик.

На это госпоже Брюкман, видимо, нечего было возразить. Так или иначе, прошло несколько минут, прежде чем она нашлась, что ответить.

— Сегодня я не стану кормить вас обедом! — крикнула хозяйка.— После таких оскорблений!..

— Да что вы, госпожа Брюкман! — воскликнул господин Пепперминт, уже оставивший надежду поймать Субастика.

— Да что вы, госпожа Клюкман! Да что вы, госпожа Хрюкман! — сразу же подхватил Субастик голосом господина Пепперминта.

— Вы бессовестный нахал, господин Пеппер-финт! Вам отлично известно, что моя фамилия Брюкман! — снова загрохотала хозяйка.

— Вы бессовестная нахалка, госпожа Брюкман! Вам отлично известно, что моя фамилия Пеппер­минт! — крикнул в ответ Субастик.

Госпожа Брюкман не знала, что и сказать. Гром­ко топая, она прошла на кухню и захлопнула за собой дверь.

— А что, здорово мы ей всыпали, папочка! — гордо заявил Субастик. Он подбежал к господину Пепперминту и протянул ему ключ.

— «Всыпали, всыпали»! —сердито передразнил его тот.— Увидишь еще, чем все это кончится! За­втра она наверняка выставит меня!

— Уж если она сегодня тебя не выставила, за­втра она и подавно этого не сделает! — невозмутимо ответил Субастик и принялся грызть корзину для бумаг.

— Оставь в покое мою корзину! — прошипел го­сподин Пепперминт. Из страха перед хозяйкой он даже не смел громко ругаться.

— Корзина-то, оказывается, картонная! А картон очень вкусный! — одобрил Субастик и дожевал кор­зину со всем ее содержимым. Затем, смачно чавкая, направился к столу.

— Посмей только тронуть мой стул! — сказал господин Пепперминт и поскорее уселся на него.

— А стул деревянный! — определил Субастик, принюхиваясь к ножкам.

Но господин Пепперминт заслонил от него стул своим телом. Тогда Субастик взобрался на стол и начал жевать цветы в вазе.

— М-м-м, какой вкусный салат! — приговаривал он, заглатывая один цветок за другим.

— Не смей есть мои цветы! И вообще ничего здесь не трогай! — крикнул господин Пепперминт. От волнения он даже забыл понизить голос.

Субастик и бровью не повел — схватив цветоч­ную вазу, он запихнул ее в рот и принялся с хрустом жевать осколки.

— Ваза с водой,— бормотал он, причмокивая,— изысканнейшее блюдо!

Затем Субастик подошел к печке.

— Смотри-ка, железная печка,— старательно обнюхав ее, заявил он.— Железо тоже неплохая вещь!

От удовольствия он даже зажмурился и весело похлопал себя по брюху.

— Я очень прошу тебя, не трогай ничего в этой комнате! — торопливо проговорил господин Пеппер­минт, опасаясь, что Субастик вот-вот начнет грызть печку. К счастью, он вовремя вспомнил, что, раз­говаривая с субастиками, надо всегда добавлять сло­во «прошу».

Субастик сразу перестал обнюхивать печку. Он даже вынул изо рта кусочек вазы, который еще не успел проглотить, аккуратно положил его на стол, а сам смирно уселся на кровать.

— Вот таким-то ты мне больше нравишься,— похвалил его господин Пепперминт.— Но где я те­перь возьму новую корзину для бумаг?

— Мы ее купим, папочка! Мы же завтра все равно пойдем покупать для меня костюмчик,— за­явил Субастик.— Мне просто не терпится попасть в магазин!

И Субастик весело запел:

Универмаг, Универсам! Я просто маг, Я просто сам Куплю костюм И съем все сам!

— Пожалуйста, замолчи! — взмолился господин Пепперминт.— Сейчас сюда опять ворвется госпожа Брюкман и устроит скандал!

— Ты и в самом деле ее боишься? — участливо спросил Субастик.

— Она все время ко мне придирается,— начал оправдываться Пепперминт.— Что бы я ни сделал, она вечно бранится! Правда, иной раз меня так и подмывает загнать ее на шкаф — хорошо бы она осталась там навсегда!

— На шкаф? — засмеялся Субастик.— Вот о чем ты мечтаешь, папочка? Великолепная мысль! — Он запрыгал по комнате, хихикая, фыркая и повторяя сквозь смех: — Подумать только, на шкаф!

В конце концов господину Пепперминту все это надоело.

— Прошу тебя, Субастик, выслушай меня! — строго проговорил он.

Субастик сразу же перестал смеяться и взглянул на господина Пепперминта.

— Ты уже наелся,— сказал тот,— а я голоден. Придется мне снова спрятать тебя в рюкзак и вы­нести из дома. Сегодня мы совершим с тобой вы­лазку на лоно природы!

— Отлично! Да здравствует вылазка на лоно природы! — воскликнул Субастик. Он тут же за­брался в рюкзак и запел:

Мы скалолазы И верхолазы. В горных ущельях Ищем алмазы!

— Неужели я должен без конца говорить тебе, что шуметь нельзя? К тому же я вовсе не намерен лезть в горы! Мы совершим самую обыкновенную прогулку,— принялся объяснять господин Пеппер­минт.

— Ты же сказал, что мы будем лазать! — воз­разил Субастик, высунув голову из рюкзака.

— Я сказал, что мы совершим вылазку на лоно природы, это совсем другое дело. А сейчас, прошу тебя, сиди смирно! — ответил господин Пепперминт и завязал рюкзак. Затем он накинул куртку, надел рюкзак и тихо вышел из комнаты.

Он крался на цыпочках по коридору, но вдруг остановился как вкопанный. Он не верил своим глазам: в коридоре на самом большом шкафу сидела госпожа Брюкман с тряпкой в руках.

— Что это вы делаете там на шкафу, госпожа Брюкман? — удивленно спросил господин Пеппер­минт.

— Чем задавать дурацкие вопросы, лучше по­могли бы мне слезть! — угрюмо проворчала та.— Я хотела смахнуть пыль наверху, а стремянка вдруг свалилась на пол.

Господин Пепперминт, ухмыляясь, поднял с пола стремянку и приставил ее к шкафу. Госпожа Брюк-ман все с тем же мрачным выражением лица спу­стилась вниз, схватила свое ведро и скрылась на кухне, хлопнув дверью.

Теперь уже без всяких помех господин Пеппер­минт выбрался из дома и зашагал по тротуару. Он миновал сначала одну улицу, затем другую, а затем еще много-много улиц, пока не кончился город. Дальше он пошел полями... Наконец он снял с себя рюкзак и выпустил Субастика.

— Хорошие камушки! — воскликнул тот и сразу же начал надкусывать один за другим камни, ва­лявшиеся у дороги.

— Знаешь что, поешь тут как следует, а я пока схожу в лесное кафе. Так каждый из нас получит обед по своему вкусу,— предложил господин Пеп­перминт.

— Ладно, согласен,— ответил Субастик, кивнув головой.

Чуть погодя господин Пепперминт оглянулся назад. Субастик сидел на рюкзаке; в руках у него была большая деревяшка, и он весело помахивал ею.

— Деревяшка! Деревяшка! — упоенно кричал он.— Знаешь, папочка, дерево еще вкуснее стекла! Вкусное, как ириска!

Господин Пепперминт пошел дальше своим пу­тем. А в догонку ему летела песня Субастика:

Ириски

И индюшки!

Сосиски

И ватрушки!

Диваны

И подушки!

Стаканы

И игрушки!

Все годится на обед —

Очень вкусный винегрет!

Господин Пепперминт прошагал еще с полкило­метра до лесного кафе. Сначала он заказал себе обед, затем выпил кружку пива и задумался.

После первой кружки он вскоре попросил вто­рую. Обычно господин Пепперминт этого не делал. И вот теперь, сидя за второй кружкой пива, он продолжал думать.

А думал он о том, что Субастик все время шумит и его никак не утихомиришь. И еще он думал о том, что госпожа Брюкман непременно выгонит его из дома, как только обнаружит Субастика. И еще он думал о том, что Субастик не пощадил даже его корзину для бумаг и вазу с цветами! И как знать, может, чего доброго, он еще сгрызет и стол госпо­дина Пепперминта, и стул, и кровать.

Все это обдумав, он решил: «Нет, так дело не пойдет! Я не могу оставить у себя Субастика, хоть мне его и очень жаль». Затем он заплатил за обед и вышел из кафе через черный ход.

Он долго брел лесом, а потом — полем. Сделав огромный круг, он обогнул весь город и вернулся туда с противоположного конца.

Очень усталый и к тому же измученный угры­зениями совести, он только под вечер наконец до­плелся до дома.

Тихо открыл он парадную дверь, незаметно про­брался в свою комнату, запер дверь изнутри и зажег свет. Затем он разделся, завел будильник и откинул одеяло.

На его подушке спал Субастик!
  1   2   3   4   5

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Семь суббот на неделе icon Семь горизонтов Силы. 2-е изд., перераб. М: Ооо
Как достичь глубинного раскрытия силы в себе? Понять принцип, осознать, что сила — не самоцель, а средство достижения результата?...
Семь суббот на неделе icon Тимоти Лири Семь языков бога Тимоти Лири. Семь языков бога
Неужели два полушария нашего мозга и вдвое большая, чем необходимо, продолжительность жизни это ошибка переходного процесса? Неужели...
Семь суббот на неделе icon Пояснительная записка
«Василек» г. Сальска расположено по адресу: г. Сальск, улица Пушкина, д. № Мбдоу работает по пятидневной рабочей неделе
Семь суббот на неделе icon Урок-квн по сказкам А. С. Пушкина. Цели
Руку правую потешишь,…» (семь богатырей, «Сказка о мертвой царевне и семи богатырях»)
Семь суббот на неделе icon Первые семь лекций данного V тома цикла «Эзотерические рассмотрения...
Первые семь лекций данного V тома цикла «Эзотерические рассмотрения кармических взаимосвязей» совпадают по содержанию с отдельными...
Семь суббот на неделе icon Синяя птица Мы в такие шагали дали
...
Семь суббот на неделе icon Подготовка к неделе чтения (команда 6-9 классов)
«История России для детей», «Города России», «Народы России», «Великие люди России», «Природа и география России», «Культура и быт...
Семь суббот на неделе icon Презентация российских учебных заведений
Приглашаем Вас принять участие в Неделе русского языка и российского образования, которая состоится 29 сентября 5 октября 2008 г...
Семь суббот на неделе icon Публичный доклад
Детский сад №752 Южного Окружного Управления Образования Департамента образования города Москвы был открыт 1 сентября 1972 года в...
Семь суббот на неделе icon «Пушкин жив…»
Вступительное слово библиотекаря: Здравствуйте, ребята. Я приветствую вас на традиционном мероприятии нашей, Верх-Майзасской, школы,»Неделе...
Литература


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
literature-edu.ru
Поиск на сайте

Главная страница  Литература  Доклады  Рефераты  Курсовая работа  Лекции