Оглавление




НазваниеОглавление
страница1/10
Дата публикации27.05.2014
Размер1.37 Mb.
ТипДокументы
literature-edu.ru > Военное дело > Документы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10
Мальсагов С. А.

Адские острова
ОГЛАВЛЕНИЕ

Предисловие ...

Узник «острова крови и смерти» ...

От автора ...

Из Батума на Соловецкие острова

ГЛАВА 1 БЕЛАЯ ГВАРДИЯ НА КАВКАЗЕ ...

ГЛАВА 2 ЗНАМЕНИТАЯ «АМНИСТИЯ» ...

ГЛАВА 3 УЖАСЫ ТИФЛИССКОЙ ТЮРЬМЫ ...

ГЛАВА 4 ОТПРАВЛЕНИЕ НА СОЛОВКИ ...

Соловецкие острова

ГЛАВА 1 ПРЕДШЕСТВЕННИКИ СОЛОВКОВ ...

ГЛАВА 2 ОТ МОНАСТЫРЯ К ЛАГЕРЮ ...

ГЛАВА 3 ГАЛЕРЕЯ ЧЕКИСТОВ ...

ГЛАВА 4 ЛАГЕРЬ НА ПОПОВОМ ОСТРОВЕ ...

ГЛАВА 5 ТИРАНИЯ УГОЛОВНИКОВ ...

ГЛАВА 6 КОНТРРЕВОЛЮЦИОНЕРЫ ...

ГЛАВА 7 ЖЕРТВЫ ЧК: НЕКОТОРЫЕ СТРАННЫЕ СЛУЧАИ ...

ГЛАВА 8 ПОЛИТИЧЕСКИЕ — ПРИВИЛЕГИРОВАННЫЙ КЛАСС ...

ГЛАВА 9 УЧАСТЬ ЖЕНЩИН ...

ГЛАВА 10 ИНОСТРАННЫЕ УЗНИКИ ...

ГЛАВА 11 «СМЕНА КАБИНЕТА» ...

ГЛАВА 12 ПОВСЕДНЕВНАЯ ЖИЗНЬ, РАБОТА И ПИЩА ...

ГЛАВА 13 БОЛЬНИЧНЫЕ УЖАСЫ ...

ГЛАВА 14 КАК ДЕЛАЮТСЯ «ПОЛЕЗНЫЕ» ГРАЖДАНЕ ...

ГЛАВА 15 ...

Наш побег

ГЛАВА 1 ЕДИНСТВЕННЫЙ ПУТЬ НА СВОБОДУ ...

ГЛАВА 2 ВОПЛОЩЕНИЕ НАШИХ ПЛАНОВ ...

ГЛАВА 3 НАШ ПОБЕГ: ПЕРВЫЙ ЭТАП ...

ГЛАВА 4 УЖАСНЫЙ ПЕРЕХОД ...

ГЛАВА 5 СВОБОДА ...

Письма ...

ПРЕДИСЛОВИЕ
Всякая книга, подобно человеку, имеет свою неповторимую судьбу, порой счастливую, а порой и трудную, обреченную на вечные скитания в поисках добра, справедливости. К сожалению, именно так сложилась жизнь книги, которую ты, читатель, держишь в руках. По сути, она повторила нелегкий путь своего автора, жизнь которого, без преувеличения, можно назвать легендой. Хотя, если бы его судьба была иной, не было бы и этой книги...
* * *
Ингуш Созерко Артаганович Мальсагов, бывший офицер царской, а позже и добровольческой армии, одним из первых совершил (в 1925 г.) дерзкий побег из Соловецкого лагеря особого назначения (СЛОН), перебравшись затем и за границу Советского Союза. В 1926 году его книга под названием «Адские острова. Советская тюрьма на Дальнем Севере» вышла в Лондоне на английском языке. Это было едва ли не первое документальное свидетельство о существовании «раковой опухоли» (ГУЛАГа) на теле молодого Советского государства. Метастазы ГУЛАГа только начали распространяться, и С. Мальсагов сумел разглядеть опасность, какую таит о себе создаваемая советской властью система лагерей. И ударил в набат. Книга буквально потрясла западного читателя. Автор задолго до появления воспоминаний А. Солженицына, В. Шаламова, Л. Разгона, других узников сталинских лагерей поведал миру о чудовищных условиях, в которых находятся заключенные в советских лагерях.

В ряде стран Европы в средствах массовой информации появились заявления, обращения возмущенных читателей к советским руководителям. Последние же попытались убедить мировую общественность в том, что книга Мальсагова — это ложь и клевета на советскую действительность. Сталин и его окружение попытались обмануть мировую общественность лживыми репортажами, фото- и киноматериалами «представительных» комиссий и «опытных» журналистов.

Автор книги был объявлен врагом советской власти, его имя было предано анафеме, советские чекисты не единожды совершали на него покушения. Под давлением таких обстоятельств он был вынужден переезжать из одной страны в другую.

Вторую мировую войну С. Мальсагов, будучи офицером польской кавалерии, встретил в бою. Однако в 1939 году войсками фашистской Германии был взят в плен и вывезен в офицерский лагерь в Германию. Но и здесь он не прекращает борьбы. Совершает побег из лагеря. Польским движением Сопротивления перебрасывается во Францию, где продолжает действовать в составе диверсионных групп. После окончания Второй мировой войны с 1946 года и до конца жизни (умер в 1976 году) он жил в Англии.

Прошло долгих 65 лет, прежде чем российский читатель получил возможность познакомиться с книгой С. А. Мальсагова "Адские острова". Когда в 1990 году я впервые прочитал эту небольшую книжечку, она буквально потрясла меня. По своему подходу, глубине изучения проблемы, проникновения в психологию людей, обреченных в Соловецких лагерях на медленную смерть, книга заслуживает самой высокой оценки.

Задолго до падения советской власти С. Мальсагов пророчески писал: "И если мое свидетельство будет достойным обсуждения и признано как часть гигантского обвинительного приговора, который русский народ, все человечество, история и Бог, без сомнения, предъявят Советской власти, я буду считать свой долг выполненным» (выделено мною.—В.-Г. Т.).

Сегодня с уверенностью можно сказать, что автор «Адских островов» до конца выполнил свой долг не только перед ингушским, но и перед другими народами, одним из первых поведав миру о трагической судьбе миллионов людей, ставших заложниками советской системы.
Невозможно без боли в сердце читать страницы исповеди С. Мальсагова о бесчеловечности, жестокости лагерных палачей. Хотя ругать палачей за их действия — все равно что критиковать вампира за кровопийство. Со страниц книги на нас смотрят бессердечные роботы, бесчувственные, тупые, безмозглые и безжалостные изверги — нелюди, плоть от плоти породившей их системы. Усилиями администрации на Соловках была внедрена бесчеловечная система наказаний. Она была верхом изощренного ума мракобесов.

Руководители Коммунистической партии и Советское правительство заявляли, что Соловецкие лагеря особого назначения во своей сути являются исправительными. Им хотелось убедить мир в том, что наказание в данном учреждении имеет своей целью воспитать в заключенных лучшие человеческие качества и помочь им стать полезными гражданами Советского Союза. Но внимательно прочитав книгу, убеждаешься в том, что в действительности методы наказания, как и медицинского обслуживания, основывались на том, чтобы наибольшее число заключенных как можно раньше ушло из жизни.

Богатым фактическим материалом о лагерной жизни автор доказывает, как с первого дня советской власти создавалась слаженная система лагерей и тюрем для подавления инакомыслия. Причем, как справедливо отмечает С. Мальсагов, последние значительно превзошли в этом своих предшественников — царское самодержавие. Под тюрьмы, лагеря, пересыльные пункты были приспособлены даже многие монастыри, старинные замки, особняки — исторические и архитектурные памятники.

Прочитав книгу до конца, ощущаешь подавленность, внутреннее опустошение от гнетущей сердце правды, страшной в своей наготе. Книга стала своеобразным обвинением всей советской системы, которое прозвучало на весь мир. Тюрьмы, лагеря, зоны не просто «темные страницы» советской действительности. Широта их размаха, тщательная разработка системы ГУЛАГа стали как бы сатанинской печатью советской власти. Она с редкой для себя последовательностью и умением проявилась в массовом уничтожении миллионов ни в чем не повинных людей. Заключенных, однажды названных врагами, власть, по праву сильного, топтала, давила, душила.

Соловецкие лагеря были рассчитаны на полную изоляцию от внешнего мира. Оттуда не отправлялись письма, оттуда не возвращались. Но С. Мальсагову и его друзьям удалось вырваться и рассказать правду об «адских островах». В условиях Соловков это был акт отчаянной смелости, ставший, по сути, вызовом всей советской системе.

Жизнь Созерко Артагановича Мальсагова — это жизнь, прошедшая в борьбе со злом в любых его проявлениях, жизнь человека, который волею судьбы оказался вдали от семьи, родных, близких, родины его предков, большей частью прошедшая на чужбине. Но прожил он ее достойно, как подобает истинному горцу. Вот что писал 25 февраля 1976 года после кончины С. Мальсагова его родственникам из США наш земляк Якуб Озиев: «Он был настоящим мужчиной, ингушом, безмерно любившим свою родную землю, свой Кавказ. Но волею судьбы, лишенный всего самого дорогого, он встретил смерть далеко от семьи одиноким, обессилевшим стариком. Дай Аллах ему Рай!!!»

Созерко Мальсагов ушел от нас, но остался навсегда в памяти не только всех поколений рода Мальсаговых, но и всего ингушского народа как человек честный, благородный, человек твердого духа, чистых помыслов и светлых надежд. Хочу, чтобы таким он предстал и перед тобой, уважаемый читатель.
Висин-Гирей Танкиев,

кандидат исторических наук,

доцент, полковник запаса
Узник «острова крови и смерти»
Дул холодный и порывистый ветер. Снег вперемешку с дождем захлестывал лица собравшихся на митинг, посвященный жертвам Соловецкого лагеря. Несмотря на июнь месяц, дыхание сурового полярного круга здесь явственно ощущалось. У огромного валуна, символизирующего будущий памятник жертвам репрессий, бывшие узники Соловков рассказывали о трагических днях заключения. Много слез и воспоминаний вызвал документальный фильм профессора искусствоведения Марии Голдовской «Власть Соловецкая». Но этот правдивый рассказ был не первым в серии разоблачений сталинского режима. Из Соловецкого лагеря особого назначения (СЛОН) в 1925 году совершил свой героический побег с группой товарищей бывший царский офицер Созерко Артаганович Мальсагов. Его книга, изданная в Англии, вызвала международный скандал. Мировая общественность, узнав об ужасах в Соловецком лагере, принялась за кампанию против «принудительных работ в СССР». Американский конгресс санкционировал запрет на ввоз советского леса и прекратил торговые отношения с нашей страной. Английский парламент на повестку дня поставил вопрос «о прекращении принудительных работ в СССР». Чтобы замять международный скандал, Соловки посетил пролетарский писатель Максим Горький. В 1927—1928 годах по заказу ОГПУ был отснят помпезный фильм «Соловки», повествующий о «хорошей жизни» лагеря. И, как отмечалось в журнале «Соловецкие острова», «высшие пределы хозяйственно-культурной общественной жизни лагеря» представляют «возможность приблизить Соловки к идеалу будущего общества, к которому стремится коммунизм».

О том, как в «Париже северных лагерей» с 1923 по 1939 год стремились к коммунизму, говорят факты:

если за четыре века в Соловецком монастыре находились в заточении 316 человек, то за одну ночь 1929 года убито 300 человек. «Железной рукой» население Страны Советов постепенно загонялось в «райские уголки» будущего счастливого общества. Так раскручивалась махина сталинских репрессий...

На этом митинге находилась младшая дочь Мальсагова—Мадина Созеркоевна. Она начиная с 1960-х годов вела переписку с отцом. Но за связь с отцом попала в немилость, и ей пришлось оставить пост главного врача в одной из поликлиник города Грозного. Переписка прервалась. Втайне от всех общение с дедом продолжил сын Мадины Созеркоевны — Сафар, который и побудил ее возобновить переписку.

Все эти годы жена, дочери и внуки Мальсагова не подозревали о существовании его знаменитой книги. И только недавно студент одного из московских вузов, копаясь в архивах спецхрана Ленинской библиотеки, случайно обнаружил аннотацию к книге «Адские острова. Советская тюрьма на Дальнем Севере», изданную Мальсаговым Созерко Артагановичем в 1926 году в Лондоне. О находке своего товарища узнал внук автора — аспирант МГУ Шахбулат Яндиев, который через знакомого японского ученого получил из Лондона в дар книгу своего деда. Нелегкий путь из далекого 1926 года проделала книга бывшего узника «адских островов» к его родным и близким.

Созерко Мальсагов родился в семье командира Ингушского дивизиона Артагана Мальсагова из селения Альтиево Назрановского округа. Артаган за героизм в русско-турецкой войне 1877—1878 гг. получил орден святой Анны IV степени с надписью «За храбрость». Заслуги Артагана перед Отечеством открывали двери кадетского корпуса его сыновьям Мамасу, Ахмету, Созерко, Орцхо и Арсамаку. Но судьба распорядилась по-иному. Мамас умер в раннем возрасте. Ахмет в 1930 году без суда и следствия был расстрелян.

Созерко и Орцхо по воле отца окончили Воронежский кадетский корпус. В Первую мировую войну Созерко служил в Ингушском кавалерийском полку, а Орцхо в артиллерии. Октябрьская революция разводит братьев по разные стороны баррикад. Созерко уходит в белую гвардию, а Орцхо в роли командующего Долаковским фронтом ведет активную борьбу с войсками Деникина, за что награждается орденом Красной Звезды. Орцхо уже в советское время организует в Ингушетии первый национальный театр, первый музей.

Младший из сыновей Артагана—Арсамак, идя по стопам брата Орцхо, вступает в коммунистическую партию. После окончания Тимирязевской академии в 1933 году он издает книгу «Реконструкция сельского хозяйства в Ингушетии», не потерявшую своего практического значения и по сей день.

Созерко Артаганович, будучи офицером Кавказской Армии, после долгих сомнений и колебаний принимает решение перейти на сторону советской власти. Об этом он пишет в своей книге: «В 1922 году в честь годовщины Октября Совет Народных Комиссаров РСФСР... объявил полную амнистию для всех противников Советской власти... Эта амнистия... официально обещала полное забвение любого преступления, совершенного белогвардейцами всех рангов и категорий...

В апреле 1923 года я сам сдался в руки офицеров ЧК в Батуме. Меня допрашивал следователь, примечательный своей молодостью... Он заключил свой допрос с глумливой усмешкой: «Ха, мы не будем мягкотелы в отношении таких парней, как ты». И они, действительно, не были мягкотелы. Когда я сослался на официальный текст амнистии, следователь прямо взревел от смеха: «Отведите его в камеру, и пусть там ему покажут амнистию». И они действительно показали».

Трагедия, постигшая Созерко Мальсагова, обрушилась не только на его семью, но и, по воле «отца народов», на весь чечено-ингушский народ. В «вагонах смерти» в суровую зиму 1944 года его жена Леби, дочери Рая и Мадина прибыли в Семипалатинск. Откровение и боль слышны в словах народного писателя Чечено-Ингушетии Саида Чахкиева: «Для чеченцев и ингушей Казахстан стал второй родиной. Нет ни одной вайнахской семьи, которая бы не оставила могилы своих близких в степях Казахстана». Жана Семей, Джамбул, Фрунзе — вот этапы пути семьи Мальсаговых.

Хрущевская «оттепель» одновременно с возвращением на Родину Мальсаговых принесла и весточку из далекой Англии.

Мадина Созеркоевна, несмотря на строгий запрет матери, опасавшейся за судьбы дочерей, втайне от всех написала первое свое письмо: «Отец, здравствуй! Данные слова выводятся впервые нашей семьей, досель никто из нас не произносил их. Как ни странно, решила нарушить молчание та твоя младшая дочь, с которой Вы не виделись ни разу в жизни, ибо она находилась во чреве, когда ты вместе с родиной покинул всех нас...» Ответ не замедлил: «Дорогая моя Мадина!.. Ты хотела в первом письме узнать правду от меня, касающуюся моей жизни в настоящее время. Вот она: «Несмотря на все невзгоды — сталинские тюрьмы, концлагеря, бегство, эмиграцию, войны (в которых мне так же не везло, как и в жизни) — оставался верным отцом и честным человеком! Свидетелем тому является Аллах!.. Этот мой багаж Чести пригодится и вам в вашей будущей долгой жизни! Не судите меня строго, пока не узнаете все подробности о моей жизни. Идя все время по тернистому пути, я постоянно думал о всех вас без исключения в ожидании конца этой ужасной дороги, чтобы вернуться к моим дорогим...»

Родные Созерко — жена Леби, дочери Рая и Мадина, внуки Марьям, Хаджи-Мурат, Шахбулат и Сафар — на протяжении всей ужасной дороги судьбы — разлуки верили в его багаж Чести, в его Совесть, чистую и прозрачную, как назрановская (альтиевская) родниковая вода.
28 августа 1990 года, в день рождения Мадины, родственники Созерко Артагановича получили радостную весть из Грузии; в присланном документе говорилось: «Гр. Мальсагов Созерко Артаганович, 1892 года. рождения, на основании выписки из протокола заседания комиссии НКВД по административным выселениям от 30 ноября 1923 года был осужден по ст. 64 и 66 УК ГССР к 3 годам лишения свободы с содержанием в концентрационном лагере.

В настоящее время на основании заключения, утвержденного протоколом Грузинской ССР 28 августа 1990 года, Мальсагов Созерко Артаганович реабилитирован».

Эти скупые строки документа, официально подтверждающие невиновность осужденного, можно дополнить свидетельством очевидца послелагерной жизни бывшего узника «острова смерти», Дженнет Скибневска: «Я, как участница обороны Побережья в 1939 году, Союза вооруженной борьбы (Армия Крайова), участница Польских Вооруженных Сил на Западе, офицер-пропагандист 3-й Дивизии карпатских стрелков в Италии и Англии, сознавая ответственность, вытекающую из Закона, за достоверность фактов, приводимых ниже, свидетельствую, что гражданина Созерко Мальсага, сына Артагана Мальсага, родившегося 15 мая 1892 года на Северном Кавказе в ауле Альтиево, около Назрани, я знаю как участника движения Сопротивления, он был профессиональным офицером Польской кавалерии (ротмистр) во Львове (14-й полк Язловецкий уланов), в Белостоке (10-й полк уланов), в Хелмне (8-й полк конных стрелков). Принимая участие в войне против немцев в 1939 году в Поморье, был командиром эскадрона, вел кровопролитные бои с немцами, был взят в плен и вывезен в офицерский лагерь в Германию.

Вышесказанный имел псевдоним «Казбек»... с 1930 года приступил к службе в качестве ротмистра, отважный, порядочный тип прекрасного ингуша с Северного Кавказа, бежал с Соловецких островов с другом-поляком и через Финляндию перебрался в Польшу. Во время войны после нескольких лет плена в 1939 году бежал из лагеря в Польшу, а после был переброшен движением Сопротивления во Францию. Работал в диверсионной группе. В Польшу более не возвращался, встречала его в Англии, там он и остался, как польский ветеран, умер в 1976 году. Запомнился как порядочный человек, прекрасный офицер, верный своей семье, детям,

внукам, Родине».

Созерко Мальсагов безмерно любил свою Родину, семью. Эта любовь передалась не только дочерям, но и внукам. Сафар ее выразил через письма, Шахбулат переводом «Адских островов», а Марьям аналитическими статьями о трагедии семьи Мальсаговых. Нельзя без волнения читать строки из статьи Марьям «Нас разъединила стихия...», опубликованной в республиканской газете Чечено-Ингушетии «Сердало» (18.09.90): «...Я никогда не видела, чтобы наша бабушка плакала — впервые ее плач и рыдания я услышала, когда она получила известие о смерти своего бедного Соси (так звали деда близкие). Она скорбела о нем так, как будто прожила с ним нормальную супружескую жизнь. Она принимала соболезнования, и как любая вдова, совершила весь положенный мусульманский поминальный обряд, до конца своей жизни пекла по пятницам и раздавала поминальные лепешки в память по умершему мужу...

До смерти деда бабушка, молясь, всегда просила у Бога здоровья своему мужу, облегчения его участи на чужбине. Я думаю, что как женщина, она где-то в глубине души, может быть, испытывала некое удовлетворение от того, что ее Созерко остался до конца ей верен и не женился, но как истово верующая мусульманка, она безумно сожалела о его одиночестве, говоря: «Если бы он женился, ему не было бы так трудно, пусть бы у него была жена, еще дети. Он оказался несчастливее меня, потому что на старости лет никто не подал ему стакан воды с любовью». Его одиночество приносило ей страдание...

На могиле бабушки в селе Альтиево (родовом кладбище Мальсаговых, где мечтал быть похороненным дед) стоят два скромных надгробия — Созерко и Леби Мальсаговых, встретившихся после всех земных испытаний через 56 лет...»

Прошли годы, и слава Всевышнему, что память наша сохранилась, не помутился наш разум. Мы не приемлем насилие и поэтому бережно храним документы и свидетельства, осуждающие его. Нашумевшей книге Созерко Мальсагова предшествовали его очерки «Остров крови и смерти», напечатанные в 1925 году в Риге. «Мальсагов—это ...ясно выраженная храбрость»,—скажет товарищ по побегу Бессонов в своей книге «Двадцать шесть тюрем и побег с Соловков», изданной в Париже в 1928 году. Спустя три года в Шанхае вышли в свет воспоминания бывшего генерал-майора И. Зайцева «Соловки. (Коммунистическая каторга или место пыток и смерти)» в двух частях. Все не перечислить, & Соловках написано очень много. Отдавая дань уважения исторической правде, мы преклоняем колени перед одним из лучших сыновей нашей Отчизны Созерко Артагановичем Мальсаговым, который, рискуя жизнью, благополучием своей семьи, впервые всему миру заявил о жестокостях и беззакониях, творимых на Соловках. «И если мое свидетельство,— писал он,— будет достойным обсуждения и признано частью гигантского обвинительного приговора, который русский народ, все человечество, история и Бог, без сомнения, предъявят Советской власти, я буду считать свой долг выполненным».

Созерко Мальсагов не дожил до светлых дней Истины, умер вдали от родного Кавказа, но наперекор злой судьбе он оставил, как и мечтал, красивый след на земле, след, освященный Богом.
Марат АБСЕМЕТОВ

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Оглавление iconФилип Тосио Судо дзэн-секс оглавление филип Тосио Судо 1 дзэн-секс 1 оглавление 1
В жизни существует множество путей к достижению истинной мудрости. Дзэн — один из них. Секс — другой. Это точка, в которой эти два...

Оглавление iconОглавление

Оглавление iconОглавление

Оглавление iconОглавление

Оглавление iconОглавление

Оглавление iconМонография по апитерапии оглавление

Оглавление iconОглавление
Техническая документация на прототип интернет-системы дистанционной подготовки экспертов

Оглавление iconОглавление
Б52 Управление денежными потоками. — Спб.: Питер, 2004.—240 с: ил. Isbn 5-314-00091-1

Оглавление iconОглавление
Лотман Ю. Беседы о русской культуре. Быт и традиции русского дворянства (xviii-начало XIX века)

Оглавление iconИзложение политики в области качества
Приложение 16-A: Оглавление Руководства по качеству в соответствии с исо 15189: 2003 (информационный материал)

Литература


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
literature-edu.ru
Поиск на сайте

Главная страница  Литература  Доклады  Рефераты  Курсовая работа  Лекции