Военнослужащий как специальный субъект брачно-семейных отношений (историко-правовой аспект)1




Скачать 281.85 Kb.
НазваниеВоеннослужащий как специальный субъект брачно-семейных отношений (историко-правовой аспект)1
страница1/2
Дата публикации17.10.2014
Размер281.85 Kb.
ТипДокументы
literature-edu.ru > Военное дело > Документы
  1   2
Военнослужащий как специальный субъект брачно-семейных

отношений (историко-правовой аспект)1.

A military being a specific body of the matrimonial relations (historical and legal perspective)

Конохов М.В., адъюнкт кафедры гражданского права Военного университета, майор юстиции, konohov76@mail.ru.

Mr Konohov, advanced student of criminal law department of Military University, Major of Justice , konohov76@mail.ru.

В статье рассматривается становление и развитие специальной правосубъектности военнослужащих в сфере брачно-семейных отношений, вносятся предложения по совершенствованию действующего законодательства с учетом исторического опыта.

The article reviews establishing and development of the military’s specific legal personality within matrimonial relations. The article suggests ways to improve the acting law accounting the historical experience.

Ключевые слова: военнослужащий, специальный субъект, заключение брака, алиментные обязательства, усыновление.

Keywords: Service members, Specific body, conclusion of marriage, maintenance obligation, adoption.

В настоящее время наблюдается повышенное внимание к исследованию такого понятия как специальный субъект права. Стремоухов А.А. отмечает, что в существовании субъектов права выделяют три формы: общую, отраслевую и специальную, каждой из которых соответствует общий, отраслевой и специальный субъект. Специальный субъект права, – это такое лицо, которое способно обладать и пользоваться правами и обязанностями в рамках отдельных институтов отраслей права (межотраслевых институтов) и участвовать в конкретных правоотношениях2. В своем исследовании он пришел к выводу о том, что правовой статус военнослужащих внутренних войск является специальным и осуществляется путем превращения в действительность возможных и необходимых прав и обязанностей через процессы их обеспечения, реализации, правовой защиты3. Думается, что, специальным правовым статусом обладают не только военнослужащие внутренних войск, но и все другие военнослужащие. Н.В. Артамонов именовал статус военнослужащих «специальным правовым статусом особого рода», относя это определение ко всем категориям военнослужащих4. Специальный характер правового статуса отражается на уровне различных отраслей права, в том числе и в семейном праве.

Рассматривая военнослужащего как специального субъекта брачно-семейных отношений, представляется необходимым отметить различие в современной теории права в трактовке понятий субъекта права и субъекта правоотношения. Субъект правовых отношений – это лицо, признанное субъектом права, но выступающее уже не в качестве потенциального носителя субъективных прав и юридических обязанностей, а в качестве действительного участника самого процесса действия норм, реализации правосубъектности5. В статье военнослужащий будет рассмотрен как субъект права, так и субъект правоотношения, будут рассмотрены не только нормы права, регулирующие брачно-семейные отношения с их участием, но и руководящие разъяснения Пленума Верховного Суда СССР по применению судами данных норм. В статье понятия субъект права и субъект правоотношения автором будут трактоваться как равнозначные.

Рассматривая нормы права, регулирующие брачно-семейные отношения с участием военнослужащих, представляется необходимым определить их место в структуре правового статуса военнослужащих. Н.В. Артамонов впервые выделил в структуре правового статуса военнослужащих следующие составные части: общую, относящуюся к правовому статусу любого гражданина, специальную (совокупность военно-служебных прав и обязанностей); особенную (комплекс черт, характеризующих правовое положение военнослужащих); единичную (включающую в себя правовое положение каждого конкретного военнослужащего)6. Общую часть этого статуса он разделял на общегражданскую, относящуюся к военнослужащим, как и ко всем другим гражданам, независимо от их принадлежности к тем или иным категориям и общегражданскую часть, конкретизированную специально для военнослужащих7. Автором также справедливо отмечалось, что отделить эти две части правового статуса военнослужащих можно лишь условно, они неразрывно связаны между собой. Данные выводы автора находят свое отражение и в современной литературе, рассматривающей институт правового статуса военнослужащих8.

Анализируя вывод о наличии в общей части правового статуса военнослужащих общегражданской части, конкретизированной специально для военнослужащих, автор предполагает, что в ней находит свое отражение специфика военнослужащих, как участников брачно-семейных правоотношений. Именно об этой специфике в различные исторические периоды развития нашего государства и пойдет речь в статье. Рассмотрение правовых норм, предусмотренных специально для военнослужащих, регулирующих брачно-семейные отношения с их участием, позволит определить насколько обосновано военнослужащий рассматривается как специальный субъект брачно-семейных отношений в различные исторические периоды.

Говоря о практической значимости исследования специальной правосубъектности военнослужащих в сфере брачно-семейных отношений, следует согласиться с высказывание Ю.И. Мигачева о том, что «строительство Вооруженных Сил на современном этапе должно осуществляться с учетом богатого исторического опыта нашего государства»9. Думается, что благодаря исследованию норм права, регулирующих брачно-семейные отношения с участием военнослужащих в различные периоды развития нашего государства, станет возможным совершенствовать современное военное и гражданское законодательство.

Самым первым нормативным правовым актом, регулирующим брачно-семейные отношения с участием военнослужащих, принято считать изданный в период правления Петра I 5 апреля 1722 г. Регламент об управлении адмиралтейства и верфи. П. 17 Регламента, определяя права гардемаринов, в числе прочих гласил: «запрещается гардемаринам жениться без дозволения Адмиралтейской коллегии, и до достижения ими 25 лет от роду»10. Нашлось место правовому регулированию браков офицеров и в законодательстве императрицы Екатерины II. В п. 6 гл. 2 «Инструкции полковнику пехотного полка», изданной 8 декабря 1764 г., а затем и повторенной дословно для полковника конного полка, указывалось, что «без согласия и дозволения полковничья унтер-офицерам и прочим нижним полковым служителем жениться во всех местах, обер-офицерам только вне границ империи не дозволяется»11. В этой же Инструкции давалось указание полковнику проверять пристойность брака, а также указывались причины, по которым вводились такие ограничения: «неспособность молодых офицеров, будучи в бедности, содержать семью, а также разочарование офицеров в заключаемых в раннем возрасте браках»12. Дальнейшее развитие законодательства шло также по линии запрещения на вступление в брак офицерам без разрешения вышестоящего командования. Павел I вовсе стеснил свободу офицеров на вступление в брак, Высочайшим приказом 26 января 1800 г. он объявил, что «всему генералитету, штаб и обер-офицерам, принявшим намерение сочетаться законным браком, предписывается предварительно испрашивать на то Высочайшее соизволение»13. Однако данный Указ просуществовал недолго и Высочайшим Указом по сухопутным войскам, объявленным Синоду 9 марта 1808 г., был отменен, право разрешения браков в отношении указанной категории военнослужащих было предоставлено «командующим генералам»14.

О том, какое внимание уделялось законодателем брачно-семейным отношениям с участием военнослужащих в дореволюционный период красноречиво свидетельствует тот факт, что 13 апреля 1856 г. с высочайшего повеления Его Императорского Величества был учрежден Комитет для обсуждения существующих правил о женитьбе офицеров. Предпосылкой к созданию данного Комитета явился доклад Главнокомандующего первой армией князя Горчакова военному министру от 30 марта 1956 г. об отсутствии возможности «удовлетворить крайними нуждами всех нищенских бедных вдов и семейств оставшихся офицеров»15.

Результатом деятельности комитета явилось внесение в Военный Совет проекта о браках военнослужащих, которые были Высочайше утверждены и объявлены в приказе Военного Министра от 6 января 1867 г. за № 916. В дальнейшем эти правила вошли в числе других положений о прохождении военной службы в книгу VII Свода военных постановлений.

Примечателен тот факт, что вопрос о браке офицеров был внесен на обсуждение непосредственно после окончания войны 1853-1855 г.г. По мнению автора, основными причинами внесения законопроекта на обсуждение и его дальнейшее принятие явились последствия этой войны.

Общие нормы о браках военнослужащих содержались в гражданском законодательстве. Законы гражданские в ст. 9 кн. I раздела I «О союзе брачном» предусматривал общее ограничение, касающееся заключение брака военнослужащими. Запрещалось лицам, состоящим на военной службе, вступать в брак без дозволения их начальства, удостоверенного письменным свидетельством17.

В свою очередь ст. 953 книги VII Свода военных постановлений издания 1907 г. указывала, что все, состоящие на действительной службе генералы, офицеры и нижние воинские чины подчиняются установленным правилам о порядке получения разрешения на вступление в брак18.

Ст. 954 Свода военных постановлений предусматривала обязанность командира отдельной части при получении офицером разрешения на вступление в брак, окончательно решить вопрос о пристойности брака и представить свое заключение на усмотрение начальнику дивизии, который окончательно решает вопрос о разрешении брака. Примечание к данной статье устанавливало, что для пристойности брака необходимо, чтобы невеста была доброй нравственности и благовоспитанна, а также должно быть принято во внимание общественное положение невесты19.

Помимо этого ст. 955 Свода военных постановлений предусматривала, что вопрос о пристойности брака должен быть также рассмотрен и принятии на службу офицеров, которые заключили брак, не находясь на службе в военном ведомстве20.

Ст. 956 устанавливала минимальный возраст для вступления в брак офицеров – 23 года. Кроме того, было установлено, что офицеры, не достигшие 23-летнего возраста, могут вступать в брак при наличии имущественного обеспечения, которое было установлено в ст. 957 Свода в виде недвижимого имущества, приносящего ежегодный доход в размере не менее 300 рублей, либо в виде единовременного вклада 5000 рублей деньгами или процентными бумагами. Выбор обеспечения предоставлялся самому офицеру21. Кн. 7 Свода военных постановлений содержала приложение к данной статье, в которой были подробно указаны правила приема, хранения и выдачи обеспечений, представляемых офицерами при вступлении в брак22.

Ст. 960 Свода военных постановлений предусматривала дисциплинарную ответственность офицеров за нарушение указанных правил, вплоть до зачисления в запас23.

Следует отметить дифференцированный подход законодателя к вопросу о разрешении брака нижним чинам в зависимости от их нахождения на действительной военной службе, либо прохождения ими сверхсрочной службы. Так, ст. 962 Свода устанавливала запрет на вступление в брак состоящим на действительной обязательной службе вдовым нижним чинам, за исключением вдовых нижних чинов имеющих детей от прежних браков, оставшихся без всякого презрения24. Напротив, ст. 963 Свода разрешала вступление в брак сверхсрочным чинам, а женатым – иметь при себе семейства25.

Статья 964 Свода военных постановлений распространяла правила, установленные для браков офицеров на подпрапорщиков инженерных войск и инженерных кондукторов26.

Следует подчеркнуть, что законодательство о браках офицеров принималось с учетом зарубежного опыта ведущих западных держав. Так, например, во Франции начало законодательства, регламентирующего брак офицеров, было положено Декретом Наполеона I от 16 июля 1808 г., в котором указывалось, что офицеры всех родов оружия, состоящие на действительной службе, могут жениться, при условии получения на то письменное разрешение военного министра. Те из них, кто женится без такого разрешения подвергнуться отрешению от должности и потере права на пенсию. Равным образом согласие начальства требовалось и для вступающих в брак нижних чинов. Государственный Совет 16 марта 1836 г. подтвердил, что указанный Декрет имеет силу закона. Ограничение браков офицеров по имущественным соображениям относится к 17 декабря 1843 г., когда был издан циркуляр Военного Министра, в котором указывалось, что офицеры всех чинов и родов оружия могут получать разрешение вступать в брак, если невеста, с которой они намерены вступить в брак, будет иметь приданое, приносящее 1200 франков в год дохода27.

В Пруссии впервые поставил существенные ограничения браку офицеров Закон от 1 сентября 1798 г. Общим требованием данного Закона было обладание твердым характером для того, чтобы брачные узы не слишком отвлекали офицера от исполнения служебных обязанностей, а также запрещение на вступление в брак без разрешения вышестоящего начальства. Следующим ограничением, вводимым данным законом явилось запрещение вступать в брак офицерам ниже чина капитана (ротмистра) 1-го класса. Более подробное постановление по данному вопросу было изложено в прусском законе 1852 г. Было установлено, что все офицеры, как состоящие на действительной военной службе, так и состоящие в распоряжении начальников, так и уволенные с пенсией в отставку, должны были испрашивать высочайшего разрешения на вступление в брак. Прошения эти представлялись общими списками ежемесячно. Также устанавливалось материальное обеспечение для офицеров, необходимое для вступления в брак, в размере годового дохода, а величина последнего образовывалась соответственно чину офицера: от капитана до ротмистра 2-го класса 250 таллеров (232 р. 50 к.), 3-го класса – 450 таллеров (418 руб. 50 коп.), поручиков подпоручиков – 600 таллеров (810 руб.). Капитаны и ротмистры 1-го класса от предоставления обеспечения были освобождены. Законодательством Пруссии были установлены суровые карательные санкции за вступление в брак без разрешения – заключение в крепости от 4-х месяцев до 1-го года, и, что особенно важно, такой брак признавался недействительным28.

Австрийское законодательство наиболее подробно из всех европейских государств регламентировало законодательство о браке офицеров. Первое законоположение Австрии, подробно регламентировавшее вопросы брака офицеров, относится к 1750 г. Условием для вступления в брак для офицеров являлось получение разрешения у шефов или командиров полков. Законом были установлены меры ответственности за нарушение данного правила. Офицер, заключивший брак без разрешения начальства подвергался увольнению со службы, а заключенный брак признавался недействительным. Следует также особо отметить то обстоятельство, что Австрия впервые в своем законодательстве поставила вопрос о материальном обеспечении вступающего в брак офицера. Австрийский закон имел свою особенность, он устанавливал больший размер обеспечения для старших чинов, нежели размер обеспечения, предусмотренный для младших чинов, в то время как законодательство других европейских государств предусматривало меньший размер обеспечения по мере возвышения чина, мотивируя эту меру достижением офицерами более высокого жалованья. Капитаны и поручики должны были предоставить 2000 гульд, подпоручики – 1500 гульд, корнеты и прапорщики – 1000 гульд. Такой порядок вещей был отменен законом 1861 г. Величина обеспечения была установлена в уменьшающейся прогрессии по мере увеличения чина. Также этим законом была установлена предельная норма допустимого числа женатых офицеров в зависимости от той или иной категории военнослужащих. Сумма обеспечения была установлена в следующих размерах: капитаны генерального штаба – 1200 гульд, майоры, подполковники и полковники генерального штаба – 1000 гульд, другие обер-офицеры – 1000 гульд., другие штаб – офицеры – 800 гульд. Недостигшие 30-летнего возраста офицеры должны были вносить на 50 % более указанных сумм. При разрешении брака закон обязывал проверять следующие условия: отсутствие законных препятствий к заключению брака, соблюдение процентного соотношения числа браков определенных для каждой категории, наличие определенного законом материального обеспечения29.

Из анализа зарубежного опыта правового регулирования брачно-семейных отношений с участием военнослужащих данного периода следует, что российское законодательство в данной сфере принималось с учетом этого опыта, однако имело свои особенности: например, дополнительное условие для вступающих в брак – достижение 23-летнего возраста.

По мнению Клокачева В.П. основной целью законодательства, регламентирующего брак офицеров, как в России, так и в наиболее развитых государствах Запада, явилось «избавление государства от непосильного для себя бремени, - содержание семей недостаточных офицеров»30. Средством достижения данной цели явилось требование к офицерам о предоставлении материального обеспечения. Эти меры по его мнению не привели к желаемому результату. Причиной этому явилось отсутствие учета исторического опыта и бытовых условий жизни офицеров в России и на Западе. На Западе офицеры принадлежали к привилегированной категории, поэтому введении законодательства о материальном обеспечении со стороны брачующихся не встретило препятствий с их стороны, в России же наоборот, получаемое офицером из казны содержание является единственным источником существования, его хватает лишь на удовлетворение наиболее насущных потребностей человека, предоставить необходимое материальное обеспечение офицеру не представляется возможным. Он предполагал решение проблемы в изменении подхода к воспитанию, как офицера, так и его будущей невесты31.

С ним же согласен и другой исследователь заключения браков военнослужащими в дореволюционный период К.Р. Довбор, который указывает на дилемму, с которой столкнулся законодатель: обеспечить материальное существование семьям офицеров, и дать надлежащее образование детям офицеров, или же предоставить заботу о семьях самим офицерам, а также на необходимость изменения законодательства, регламентирующего брак офицеров32. Уже в современный период Г.А. Решетов отмечает: «насколько оправданными были принятые в русской армии меры по регулированию брачно-семейных отношений вопрос дискуссионный. Однако, очевидно, что введенные ограничения по замыслу законодателя должны были оградить армию от тех пороков, которые всегда преследуют человека, уходящего от истины бытия»33. Автор полагает, что принимаемые меры были обусловлены сложившимися историческими условиями, в настоящее время они не применимы, но в дореволюционный период они были оправданы, хотя, в конечном итоге, все же существенно ущемляли права военнослужащих на свободу заключения брака.

После произошедшей в 1917 г. смены власти в России начался новый период развития брачно-семейных с участием военнослужащих. Вновь созданные органы власти принялись за кардинальное изменение действовавшего законодательства, в том числе и предусмотренного специально для военнослужащих. Так декретом от 16 (29) декабря 1917 г. «Об уравнивании всех военнослужащих в правах» были отменены все чины, звания и титулования, ранее существовавшие в царской армии, а также отменены все льготы и привилегии, которые были связаны с этими чинами34. В том числе были отменены и нормы, регулирующие брачно-семейные отношения, предусмотренные специально для военнослужащих.

Нормативных актов, предусматривающих особенности военнослужащих как участников брачно-семейных отношений, до начала Великой Отечественной войны новыми органами власти практически не принималось. Данные особенности были отражены на уровне руководящих разъяснений Пленума Верховного Суда СССР. В ряде случаев, разъяснения действовавшего законодательства были связаны с предоставлением льгот и преимуществ членам семьи умершего военнослужащего. Так, например, ст. 31 Положения об обеспечении лиц среднего, старшего и высшего начальствующего состава, лиц младшего начальствующего и рядового состава сверхсрочной службы и курсантов школ военно-воздушных Сил РККА, а также семейств этих лиц35 предусматривала, что усыновители и усыновленные обеспечиваются наравне с родственниками по происхождению. В этих условиях особую актуальность приобретал вопрос юридического закрепления факта усыновления после смерти усыновителя, если усыновление не было оформлено при жизни усыновителя. В своем Постановлении от 27 октября 1931 г. «О порядке признания судом факта усыновления после смерти усыновителя-военнослужащего»36 Пленум Верховного Суда СССР указал, что этот факт устанавливается судом в порядке искового производства, причем необходимо было в исковом заявлении указать цель установления факта - назначение пенсии по случаю потери кормильца. Руководящие разъяснения Верховного Суда СССР затронули также алиментные обязательства с участием военнослужащих. Постановлением Пленума Верховного Суда СССР «О судебной практике по делам о признании отцовства и о взыскании средств на содержание детей» от 15 ноября 1939 г. было установлено, что если ответчик был призван в ряды Красной Армии или Военно-морского флота, то взыскание задолженности по алиментам за прошедший период производится только в том случае, если у ответчика имеется имущество, на которое может быть обращено взыскание. Суд мог с учетом конкретных обстоятельств дела предоставить ответчику полное освобождение от образовавшейся задолженности по алиментам. В случае же отсутствия у ответчика имущества, на которое может быть наложено взыскание, иск мог быть предъявлен к деду или бабке ребенка в порядке ст. 55 КоБС37.

Значительному изменению правовое регулирование брачно-семейных отношений с участием военнослужащих подверглось в период Великой Отечественной войны.

Эти изменения коснулись, в первую очередь, порядка судебного установления состояния в фактических брачных отношениях. 8 июля 1944 г. был принят Указ Президиума Верховного Совета СССР «Об увеличении государственной помощи беременным женщинам, многодетным и одиноким матерям, усилении охраны материнства и детства, установлении почетного звания «Мать-героиня» и учреждении ордена «Материнская слава» и медали «Медаль материнства»38, который до настоящего времени вызывает множество споров и получает неоднозначную оценку. Данный Указ признавал юридическую силу фактических брачных отношений, которые возникли до даты его издания. Для того, чтобы указанные фактические брачные отношения порождали юридические последствия, они должны быть зарегистрированы сторонами в установленном для регистрации брака порядке. При этом требовалось личное присутствие лиц, заключающих брак, в органах ЗАГС. Военнослужащим лично прибыть в органы ЗАГС для регистрации брака или юридического закрепления фактических брачных отношений в условиях военного времени не представлялось возможным. Лысенков С.Г. выделяет три подхода, применяемых на практике при установлении фактических брачных отношений, в целях защиты имущественных интересов военнослужащих и членов их семей39.

Первый подход заключался в том, что органы домоуправления или местные поселковые советы при выдаче справок указывали в них фактических жен фронтовиков, а органы гособеспечения, не проверяя законность их включения в члены семьи военнослужащего, оказывали им соответствующую помощь.

Второй подход состоял в возможности регистрации фактических брачных отношений без явки военнослужащего в органы записи актов гражданского состояния на основании заявления военнослужащего, заверенного командиром воинской части. Данный порядок мог быть применен и при заключении нового брака военнослужащим. Однако данный подход, законодательно не был урегулирован. Практике известны лишь единичные случаи признания фактических брачных отношений и заключения барков таким способом.40

Третий подход заключался в возможности признания фактических брачных отношений, когда один из супругов погиб или пропал без вести на фронте. В данном случае возможно было другому супругу обратиться с заявлением в суд о признании супругом умершего или пропавшего без вести на фронте в соответствии с законодательством, действовавшем до 8 июля 1944 г.

Данный порядок был закреплен в Указе Президиума Верховного Совета СССР от 10 ноября 1944 года «О порядке признания фактических брачных отношений в случае смерти или пропажи без вести на фронте одного из супругов»41. Думается, что при принятии Указа Президиума Верховного Совета СССР от 8 июля 1944 г. законодателем не были учтены интересы военнослужащих и членов их семей, а именно то обстоятельство, что регистрация фактических брачных отношений с военнослужащим в органах ЗАГС, в условиях военного времени была практически неосуществима, в то время как такая регистрация была необходима для предоставления ряда льгот, предусмотренных для членов семьи военнослужащего. Эта недоработка законодателя была исправлена указом от 10 ноября 1944 г. Думается, что интересы военнослужащих и членов их семей необходимо было учитывать изначально, при издании указа от 8 июля 1944 г.

В период Великой Отечественной войны обозначились пробелы в правовом регулировании алиментных обязательств с участием военнослужащих. Эти пробелы нашли свое отражение в руководящих разъяснениях Верховного Суда СССР.

30 августа 1941 г. Пленум Верховного Суда СССР издал Постановление № 38/18/У «О производстве по гражданским делам в отношении лиц, состоящих в действующих частях Красной Армии и Военно-Морского флота»42, согласно которому производство по гражданским делам приостанавливалось в отношении всех военнослужащих, находящихся в действующих частях Красной Армии и Военно-Морского флота, также было приостановлено исполнительное производство в отношении военнослужащих, однако исключение было сделано в отношении алиментных обязательств. Приостановление исполнительного производства не распространялось на решения о взыскании алиментов на содержание детей с лиц среднего, старшего и высшего начальствующего состава Красной Армии и Военно-Морского флота, а также сверхсрочнослужащих.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что если гражданское дело о взыскании с военнослужащего, находящегося в действующей Красной Армии, находилось в стадии рассмотрения в народном суде, то производство по нему приостанавливалось, а если судебное решение о взыскании с военнослужащего алиментов вступило в законную силу, то его исполнение не приостанавливалось. Такой подход судебных органов в отношении алиментных обязательств с участием военнослужащих представляется в условиях Великой Отечественной войны наиболее приемлемым.

Данным Постановлением Пленума Верховного Суда СССР также был разъяснен порядок исполнения судебных решений о взыскании алиментов.

Взыскание алиментов на содержание детей с военнослужащих действующей Армии, в том случае, когда исполнительные листы находились в воинской части, где служит ответчик, производилось путем высылки денежного аттестата на присужденную сумму в райвоенкомат по месту жительства истицы, указанному в исполнительном листе. В тех случаях, когда исполнительный лист на взыскание алиментов с военнослужащих находился на руках у истицы, она должна была его направить в Народный комиссариат Обороны или Народный комиссариат Военно-Морского флота для последующего направления в воинскую часть на предмет составления денежного аттестата.

После окончания войны в судебной практике возник вопрос об изменении существовавшего порядка оформления усыновления, в том случае, когда усыновитель погиб или пропал без вести на фронте, а усыновление не было своевременно оформлено. Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 27 октября 1931 г. «О порядке признания судом факта усыновления после смерти усыновителя-военнослужащего» было признано недействительным ввиду его неприемлимости для условий военного времени. Постановлением Пленума Верховного Суда СССР от 29 июня 1945 г. №9/7/у «О порядке установления факта усыновления после смерти или пропажи без вести на фронте усыновителя или усыновленного, если при их жизни усыновление не было оформлено»43 было установлено, что вопрос об установлении факта усыновления после смерти или пропажи без вести на фронте усыновителя – военнослужащего или усыновленного военнослужащего, если при их жизни усыновление не было оформлено надлежащим образом, разрешается в судебном порядке. В исковом заявлении обязательно необходимо указать, для какой цели необходимо было установить факт усыновления (например, для получения пенсии, наследства и в других случаях). В судебное заседание в качестве заинтересованного лица привлекались представитель военного ведомства и иные заинтересованные лица (например, наследники умершего).

После окончания Великой Отечественной войны и до настоящего время нормы права, регулирующие брачно-семейные отношения, предусмотренных специально для военнослужащих, практически не принимались. В настоящее время Постановление Правительства РФ № от 18.07.96 N 841 «О перечне видов заработной платы и иного дохода, из которых производится удержание алиментов на несовершеннолетних детей»44 предусмотрен перечень видов дохода военнослужащих, с которых производится удержание алиментов. Определением Военной коллегии Верховного Суда РФ от 8.10.1998 г. № 2н-78/98 установлено, что удержание алиментов не должно производится из денежной компенсации за санаторно-курортное лечение45. Нормы права, регулирующие брачно-семейные отношения с участием военнослужащих, в настоящее время составляют незначительный объем и не позволяют говорить в специальной правосубъектности военнослужащих в сфере брачно-семейных отношений.

Рассмотрение военнослужащих как участников брачно-семейных отношений, приводит к следующим выводам.

В различные исторические периоды количественный показатель норм права, регулирующих брачно-семейные отношения, предусмотренных специально для военнослужащих, было неодинаковым. Эти нормы права имеют непосредственное отношение к общегражданской части правового статуса, предусмотренной специально для военнослужащих, и влияют на определение правового статуса военнослужащих как специального. Эти нормы права также определяют специальную правосубъектность военнослужащих в сфере брачно-семейных отношений.

Наибольшее количество указанных норм права приходится на вторую половину XIX – начало XX в. (до октября 1917 г.). В этот период в наибольшей степени проявляется специальная правосубъеткность военнослужащих в области брачно-семейных отношений. Следует отметить, что эта тенденция проявляется не только в Российской империи, но и в ведущих западных государствах. В этот период представляется возможным определить военнослужащего как специального субъекта брачно-семейных отношений.

После событий октября 1917 г. в структуре правового статуса военнослужащих произошли значительные изменения: общее количество норм права, предусмотренных специально для военнослужащих, заметно уменьшилось. Особенно отчетливо эти изменения проявляются в сфере брачно-семейных отношений. До начала Великой Отечественной количество норм права, предусмотренных специально для военнослужащих, регулирующих брачно-семейные отношения, оставалось ничтожно малым.

В период Великой Отечественной войны законодателем принимается значительное количество норм, регулирующих брачно-семейные отношения с участием военнослужащих. Количественная составляющая общегражданской части правового статуса, предусмотренная специально для военнослужащих, увеличивается за счет норм права, предусматривающих специфику военнослужащих как участников брачно-семейных отношений. Эти нормы права можно назвать специальными, а военнослужащих в этот период представляется возможным определить как специальных субъектов брачно-семейных отношений. Как показывает законодательства указанного периода, специальная правосубъектность военнослужащих в сфере брачно-семейных отношений, была обусловлена обстоятельствами военного времени. Большое количество руководящих разъяснений Пленума Верховного Суда СССР по вопросам брачно-семейных отношений с участием военнослужащих свидетельствует о наличии существенных пробелов в законодательстве в указанный период. В этот период будет обоснованным определить военнослужащего как специального субъекта брачно-семейных отношений. Правовое регулирование брачно-семейных отношений с участием военнослужащих в период Великой Отечественной войны являлось частью военной политики государства, способствовало повышению уверенности военнослужащих в защите своих имущественных и личных неимущественных прав, а также прав членов их семей, что в свою очередь внесло существенный вклад в достижение победы.

В настоящее время специальная правосубъектность военнослужащих в сфере брачно-семейных отношений в законодательстве практически не отражена, общегражданская часть правового статуса, предусмотренная специально для военнослужащих, в этой части не отражается. В данный момент нет оснований говорить о военнослужащем как о специальном субъекте брачно-семейных отношений.

Исследование норм права, регулирующих брачно-семейные отношения, предусмотренные специально для военнослужащих, в различные исторические периоды свидетельствует о необходимости совершенствования нормы права, законодательства на современном этапе развития военной организации государства с использованием исторического опыта.

Думается, что опыт правового регулирования брачно-семейных отношений с участием военнослужащих в дореволюционный период в настоящее время неприменим. Разрешение старших начальников на вступление в брак, финансовое обеспечение при вступлении в брак, было обусловлено историческими условиями этого периода: государство пыталось освободить себя от бремени содержания финансово необеспеченных семей военнослужащих, что являлось частью военной политики того времени. На сегодняшний день думается возможным использовать опыт запрещения браков нижним воинским чинам, состоящим на действительной военной службе. В настоящее время срок военной службы по призыву сокращен до 1 года. Основной отпуск военнослужащим по призыву не предоставляется. Также, по мнению автора, заключение брака не является обстоятельством, дающим право командиру на предоставление дополнительного отпуска военнослужащему по призыву, так как оно не может быть тем случаем, когда присутствие военнослужащего в семье необходимо. В этих условиях думается возможным запретить военнослужащим по призыву заключение брака. Исключением может являться лишь определенные случаи, установленные законодательством, к примеру, наличие общих несовершеннолетних детей, беременность, наличие тяжелого заболевания у кого-либо из лиц, желающих вступить в брак. Исключения из общего запрета были предусмотрены и законодательством Российской империи (вдовствующим нижним чинам разрешалось вступать в брак в случае необходимости присмотра за их малолетними детьми). Однако, предупреждая заранее возможную критику данного предложения, следует отметить, что это изменение всего лишь предлагается к обсуждению, не являясь истиной в последней инстанции. Для принятия такого решения необходимо серьезное научно-практическое изучение данного вопроса.

В настоящее время общеустановленным правилом является непризнание законодателем фактических брачных отношений. Однако, в некоторых случаях лица, состоящие в фактических брачных отношениях, не регистрируют брак в органах ЗАГС по различным субъективным или объективным причинам. В то же время военная служба является особым видом федеральной государственной службы Российской Федерации46. Особый характер военной службы связан с повышенным риском для жизни военнослужащих. Этот риск значительно повышается в военное время. С учетом использования исторического опыта Великой Отечественной войны было бы целесообразным на законодательном уровне предусмотреть возможность установления нахождения в фактических брачных отношений с военнослужащим в судебном порядке, если военнослужащий погиб, и его гибель непосредственно связана с военными действиями, и иным способом установить фактические брачные отношения не представляется возможным. В качестве заинтересованных лиц по данным делам должны привлекаться представители воинских частей (военных организаций), а также иные заинтересованные (например, наследники). Заявление возможно было подавать только в случае, если от этого будет зависеть получение пенсий, пособий, защита имущественных прав.

Также с учетом опыта Великой Отечественной войны возможно на законодательном уровне установить в судебном порядке факт усыновления (удочерения), в случае если усыновитель погиб в результате военных действий, а усыновление не было оформлено в установленном порядке в целях защиты имущественных прав усыновленных (удочеренных) лиц.

Перечисленные меры должны быть предусмотрены в рамках специального законодательства военного времени. Объединяющим признаком этого законодательства должен являться специальный субъект правоотношения – военнослужащий. Принятие такого законодательства должно являться частью военной политики государства и способствовать повышению его обороноспособности.

Библиографический список:

Армия и общество. Права военнослужащих и их реализация в современных условиях. (Круглый стол) // Государство и право. 1997. № 11;

  1   2

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Военнослужащий как специальный субъект брачно-семейных отношений (историко-правовой аспект)1 iconПоло-возрастной аспект брачных отношений в Коми крае в XIX веке
Аннотация статьи «Поло-возрастной аспект брачных отношений в Коми крае в XIX в.» Вишняковой Д. В. Ключевые слова: демография, брачный...

Военнослужащий как специальный субъект брачно-семейных отношений (историко-правовой аспект)1 iconПравовой нигилизм России как основной миф рецепции Западного права
«разновидность социальной патологии»4; «Правовой нигилизм служит важным звеном механизма агрессии»5; «Не является ли политико-правовой...

Военнослужащий как специальный субъект брачно-семейных отношений (историко-правовой аспект)1 iconПлан-проспект рукописи “Дети в карусели развода”
Психология семейных отношений”. Все содержащиеся рекомендации могут быть полезны и широкому кугу читателей, столкнувшихся с проблемой...

Военнослужащий как специальный субъект брачно-семейных отношений (историко-правовой аспект)1 iconОпубликовано: Пространство и время в восприятии человека: историко-психологический...
Пространственно-временная организация музея и особенности ее восприятия посетителем

Военнослужащий как специальный субъект брачно-семейных отношений (историко-правовой аспект)1 iconModern Russia: a transitional society the transitional forms of family relationships
В статье рассматривается процесс освобождения человека от давления социального и природного окружения, последствия этого процесса...

Военнослужащий как специальный субъект брачно-семейных отношений (историко-правовой аспект)1 iconДиплом: Семейные отношения как предмет историко-культурного анализа...
Семейные отношения как предмет историко-культурного анализа в работе Ф. Арьеса «Ребенок и семейная жизнь при Старом порядке» 7

Военнослужащий как специальный субъект брачно-семейных отношений (историко-правовой аспект)1 iconКарл Рождерс Брак и его альтернативы. Позитивная психология семейных отношений
Карл Роджерс — один из основоположников гуманистической психологии, классик с мировым признанием его книги и статьи привлекли к нему...

Военнослужащий как специальный субъект брачно-семейных отношений (историко-правовой аспект)1 iconПрограмма предусматривает получение ученикам знаний и навыков, необходимых...
«Об образовании», Семейным кодексом Российской Федерации, «Основами законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан»,...

Военнослужащий как специальный субъект брачно-семейных отношений (историко-правовой аспект)1 iconЛекция Введение в историю экономики > Предмет истории экономики и...
Историко-экономическая наука оформилась как самостоятельная ветвь системы экономических наук в XIX в. Вначале произошло становление...

Военнослужащий как специальный субъект брачно-семейных отношений (историко-правовой аспект)1 iconПрограмма учебной дисциплины Грамматика как аспект преподавания рки...
Мп «Русский язык как иностранный: лингводидактические и лингвокультурологические основы преподавания»

Литература


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
literature-edu.ru
Поиск на сайте

Главная страница  Литература  Доклады  Рефераты  Курсовая работа  Лекции