Хрестоматия по Шести йогам Наропы Перевод, составление и введение Гленна Муллина Перевод с английского В. Д. Ковалева Открытый мир Москва, 2009




НазваниеХрестоматия по Шести йогам Наропы Перевод, составление и введение Гленна Муллина Перевод с английского В. Д. Ковалева Открытый мир Москва, 2009
страница1/14
Дата публикации12.06.2014
Размер3.04 Mb.
ТипКнига
literature-edu.ru > Авто-ремонт > Книга
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14


Readings on The Six Yogas of Naropa
Translated, edited and introduce

by Glenn H. Mullin
Snow Lion Publications

Ithaca, New York,

USA

Хрестоматия по Шести йогам Наропы
Перевод, составление и введение

Гленна Муллина

Перевод с английского В. Д. Ковалева
Открытый мир

Москва, 2009


УДК 294.321

ББК 86.35

М90
Ву arrangement with Snow Lion Publications, Inc, Ithaca, NY14851 USA

Публикуется по согласованию

с Издательством «Сноу Лайон Пабликейшнз»,

Итака, штат Нью-Йорк, США
Муллин, Гленн

М 90 Хрестоматия по Шести йогам Наропы. Перевод, составление и введение Гленна Муллина; пер. с англ. В. Д. Ковалева. — М: Открытый Мир, 2009. — 336 с. — (Самадхи).
ISBN 978-5-9743-0151-3
Книга посвящена описанию Шести йог Наропы, знаменитых тантрических практик буддизма. Наропа, выдающийся индийский наставник XI в., сыграл исключительно важную роль в истории тибетского буддизма. Он внёс решающий вклад в распространение многочисленных тантр — прежде всего традиций Калачакры, Гухьясамаджи, Хеваджры и Чакрасамвары, а также в развитие особого цикла практик стадии завершения, известного под названием Шесть йог. В настоящее издание включены шесть наиболее известных текстов по Шести йогам Наропы, в том числе самого Наропы, его учителя Тилопы и Цонкапы Великого. Тексты переведены современным специалистом по литературе буддийской Тантры Тленном Муллиным, более двенадцати лет прожившим в Гималаях в постоянном духовном общении с тибетскими учителями.
УДК 294.321

ББК 86.35
© Glenn Mullin, 1997

© В.Д. Ковалёв, перевод 2007

ISBN 978-5-9743-0151-3 © ООО «Открытый Мир», 2009

Содержание
Введение
Глава 1

Устные наставления по Шести йогам

индийского махасиддхи Тилопы (988-1069)
Глава 2

Ваджрные строфы карнатантры

индийского махасиддхи Наропы (1016-1100)
Глава 3

Заметки о «Книге трёх воззрений»

Дже Шераба Гьяцо (1803-1875)
Глава 4

Источник всех реализаций: чёткий оттиск глубокого пути Шести йог Наропы

Гьялвы Энсапы (1505-1566)
Глава 5

Практическое руководство по Шести йогам Наропы

Ламы Дже Цонкапы (1357-1419)
Глава 6

«Золотой ключ»: глубокое руководство по Шести йогам Наропы

Панчен Лобсанга Чокьи Гьялцена (1568-1419)
Глава 7

Шесть йог Наропы и комментарий Цонкапы «Книга трёх воззрений»

Гленна Муллина (род. 1949 г.)
Примечания

Список имён и географических названий

Библиография

Введение*

ТРАДИЦИЯ БУДДИЙСКОЙ ТАНТРЫ В ИНДИИ

Буддийское наследие Северной Индии XI столетия характеризуется слиянием сутраяны (букв, «путь публичной проповеди»), или открытых, экзотерических учений Будды, и мантраяны (букв, «путь тайной мантры»), то есть эзотерических учений тантрической традиции. Говорят, что сутраяна, в свою очередь, имеет две грани: хинаяна, или «учения узкого пути», иногда именуемая шравакаяна, то есть «учения, записанные монахами-учениками»; и махаяна, или «широкий путь», учения которой в основном передавались ученикам, принявшим обет бодхисаттвы. В традиционной буддийской литературе махаяну ещё называют бодхисаттваяной, то есть «путём бодхисаттв», а также парамитаяной, или «путём совершенств». У мантраяны тоже есть несколько различных имён, но чаще всего употребляются два из них: ваджраяна, или «алмазный путь», и тантраяна, или «путь Тантры». Мы не раз встретимся с употреблением этих терминов в трудах ламы Цонкапы и других тантрических авторов, поскольку они рассматривают самые разные приёмы йогической техники, а также вопросы созерцания и различные философские подходы, зафиксированные в наследии Шести йог Наропы.

_____________

* Введение и глава 7 настоящего издания публикуются с разрешения Гленна Муллина по его книге: Introduction from the book by Glenn H. Mullin The Six Yogas of Naropa (Ithaca: Snow Lion Publications, 2005). — Прим. ред.
Принято считать, что Будда проповедовал тантры 2500 лет назад, однако их широкое распространение в Индии датируется приблизительно IV, а то и V веком нашей эры. До этого периода, согласно тантрической традиции, они передавались в глубочайшей тайне из поколения в поколение.

В основе любой тантры лежит мулатантра, то есть «коренная тантра», в которой содержится самая суть всего её учения. Кроме того, всякая тантра непременно включает в себя три составляющие (тиб. gzhi lam bras bu, или «основа, путь и плод»): 1) основные положения философии бытия, 2) методы прохождения пути к Пробуждению и 3) итоговое состояние будды, а также описание мандалы божеств. В качестве описания пути в каждую тантрическую систему входит изложение полной структуры медитативных техник и йогических методов, зафиксированных в виде так называемых садхан, то есть ежедневных ритуально-созерцательных практик, предназначенных для применения практикующими данную тантру.

К IX веку в Индии были распространены сотни различных систем буддийской Тантры. Позже индийские мастера классифицировали их в четыре основных типа, и любую тантрическую систему можно отнести к одному из них. Это тантры крия, чарья, йога и маха-ануттарайога, или тантры «очищения», «действия», «йоги» и «великой высшей йоги» соответственно. Все шесть доктрин, составляющих Шесть йог Наропы, почерпнуты из четвёртой категории, маха-ануттарайогатантры.

Несмотря на существенные различия между отдельными тантрическими системами, главное их сходство состоит в том, что все они делят широкий спектр своих практик на две части, две стадии применения йоги (тиб. rim pagnyis kyi rnal 'bуоr). В первых трёх типах тантрических систем эти две части известны как «йога символов» и «йога вне символов». В маха-ануттарайогатантре они называются «йога стадии зарождения» и «йога стадии завершения». В этой четвёртой категории тантр практические методы первой стадии в основном включают созерцание себя самого и всех остальных в виде божеств мандалы, выработку восприятия мира как мандалы, порождение тантрической «гордости йидама», начитывание соответствующей мантры, и так далее. Методы второй стадии состоят из физических и дыхательных упражнений и созерцания тонких психических процессов— вроде тех, которым обучает традиция Шести йог Наропы, подробно описывает Цонкапа в «Книге трёх воззрений», а также другие наставники в произведениях на ту же тему.

Методы Шести йог Наропы собраны из различных систем маха-ануттарайогатантры, процветавших в Северной и Северо-Западной Индии при жизни Наропы, это: Гухьясамаджа, Херука Чакрасамвара, Хеваджра, Ямантака, Махамайя, Шри Чатухпитха и другие.

Возможно, в первые годы существования тантрического буддизма в Индии большинство тантр действительно практиковались как отдельный, самодостаточный набор методов. Каждая тантра представляла собой законченную садхану, или полный путь к Пробуждению, и воспринималась практикующими тантристами именно так. Однако к концу IX — началу X столетия обычай практиковать различные линии тантрической передачи как обособленные системы мало-помалу стал забываться.

Его вытеснили новые веяния, названные тибетцами «меннаг» (тиб. тап ngag), то есть «наставления устной традиции». Поначалу так именовались системы практики, которые возникали на основе наиболее существенных принципов и положений в рамках лишь одной данной тантры; иными словами, это были упрощённые формы более сложных и развёрнутых тантрических систем. Но вскоре и эта тенденция получила своё дальнейшее развитие; теперь уже элементы различных тантрических систем комбинировались для достижения максимальной эффективности. Устные наставления такого типа обычно вбирали в себя множество разнообразных йогических и философских идей, господствующих среди тантристов буддийской Индии. Обычно такие системы известны по имени своего создателя или активного распространителя и основываются на состоянии Пробуждения, достигнутого им посредством их применения. Примерами могут служить «Шесть йог», составленных йогиней Сукхасиддхи; йоги исцеления и долголетия тантрической святой Сиддхарани; и, конечно же, знаменитые Шесть йог Наропы, предмет рассмотрения цонкапинской «Книги трёх воззрений».
НАРОПА

Наропа был одним из наиболее выдающихся наставников индийского буддизма своего времени, сыгравшим исключительно важную роль в истории тибетского буддизма, ибо его линии передачи получили широкое развитие по всему Тибету в течение столетия после его ухода. Он внёс решающий вклад в распространение многочисленных тантр — прежде всего традиций Калачакры1, Гухьясамаджи, Хеваджры и Чакрасамвары, а также в продвижение синтетического подхода к ануттарайогатантре в целом, примером которого как раз и служит передача Шести йог.

На Западе существует несколько трудов по биографии Наропы. Наиболее авторитетное, глубокое и вместе с тем полное очарования исследование принадлежит перу Герберта Гюнтера2. Профессор Г. Гюнтер, один из первых западных учёных, начавших переводить с тибетского на английский тексты любой сложности, в этой работе превратил суховатый тибетский первоисточник XV века — намтар, или жизнеописание, Наропы — в захватывающее дух повествование о невероятных приключениях Наропы во время его двенадцатилетнего ученичества под руководством Тилопы3.

В тибетской литературе Наропу обычно называют «друбчен» (тиб. grub chen; санскр. mahäsiddha). Санскритское слово маха означает «великий», а сиддха применяется к человеку, который обрёл сверхъестественные способности, или сиддхи. Сиддхи бывают двух видов: обычные, не являющиеся истинной целью тантрической практики, вроде ясновидения, умения летать, проходить сквозь стены, гулять по воде и тому подобное; и высшие, относящиеся к ступеням достижения полного Пробуждения. Можно сказать, что первые есть побочные эффекты, результат обретения вторых.

Махасиддхов неизменно представляют в виде абсолютно бесстрашных, чрезвычайно эксцентрических и не признающих никаких условностей личностей; за ними обычно признают величайшие духовные достижения и выдающиеся магические способности. Тибетские исторические и религиозные хроники перечисляют имена сотен индийских махасиддхов, живших в ваджраянский период индийского буддизма. Восемьдесят четыре из них особенно дороги тибетцам, и имеется множество их совместных иконографических изображений. Наропа входит в это число. Цонкапа во многих своих текстах часто цитирует оригинальные тантры и трактаты махасиддхов.

Каждый тибетец знает множество историй из жизни Народы наизусть. Как и Будда Шакьямуни, он родился в аристократической семье, но с детства стремился к духовному совершенствованию. Как и Будду, его насильно женили; как и Будда, он позже полностью отрёкся от мирской жизни, чтобы стать монахом. Подобно Будде, на пути ученичества он вынес тяжелейшие испытания и преодолел невероятные трудности. Наконец, как и Будда, он достиг совершенного Пробуждения.

Наропа родился в Бенгалии в 1016 г. в буддийской семье и свои ранние годы провёл в обучении под руководством множества известных учителей сначала на своей родине, а позже в Кашмире, куда его послали получать высшее образование. На своём религиозно-научном поприще он снискал почёт и всеобщее уважение, в конечном итоге удостоившись должности настоятеля индийского университета Наланда, самого известного монастырского учебного центра страны. Он оставался на этом посту около восьми лет, снискав славу одного из самых выдающихся буддийских учёных Индии.

Однако на сороковом году он испытал потрясение, которое полностью перевернуло плавное течение его жизни. Как-то раз он чинно сидел, листая писания, и вдруг заметил безобразную старуху, которая рассматривала его в упор. Та поинтересовалась: «Понимаешь ли ты слова того, что читаешь?» Наропа ответил утвердительно, на что старуха радостно рассмеялась, а затем задала следующий вопрос: «А суть прочитанного тебе понятна?» Когда же Наропа снова ответил утвердительно, та горько зарыдала. «А вот тут ты врёшь!» — причитала она сквозь слёзы.

После этой знаменательной встречи смятение в душе Наропы нарастало с каждым днём, с каждой неделей, и в конце концов он пришёл к заключению, что ему придётся покинуть Наланду и пойти искать гуру. Вскоре он оставил свой монастырь, отправился на поиски тантрического наставника и после многих тяжёлых бедствий и злоключений всё же нашёл Гуру Тилопу.

История этих поисков и последующего ученичества у Тилопы рассказывается на особом, сакральном языке, одновременно аллегорическом и волшебном. Вот Наропа встречается с прокажённой и торопится, брезгливо зажав нос, прошмыгнуть мимо неё, а та хватает его за полу одежды и насмешливо гнусавит ему куплет о том, что без сострадания как стимула совершенствования и мудрости в качестве воззрения нечего и надеяться отыскать гуру. А потом вдруг превращается в радугу и растворяется в небесной синеве.

Кого только не встречает он на своём тернистом пути: бездомного, выискивающего в своих лохмотьях блох и тут же их поедающего, человека, разделывающего труп, и многих других. И каждый из них предлагает Наропе новый ключ к разгадке — указывает на то или иное качество в духовной мотивации, которого ему ещё не хватает, чтобы удостоиться встречи с тантрическим учителем.

Наконец, Тилопа предстал перед ним, и потянулись годы напряжённого двенадцатилетнего подвижничества. Тибетцы обожают на все лады рассказывать и пересказывать истории о том, как Наропа отдавал ученичеству все свои силы без остатка, как Тилопа не раз ставил его на грань выживания, как он всё-таки уцелел и, в конце концов победив себя, достиг полного Пробуждения, став махасиддхой.

В последние годы жизни Наропы вокруг него собралось множество учеников из Индии, Непала, Тибета и других буддийских стран и областей к северу от Индостана. Однако с исторической точки зрения наиболее плодотворными оказались его передачи тибетцу Марпе-лоцаве, ибо именно они, распространившись и приумножившись, мало-помалу проникли в системы обучения почти всех центрально-азиатских буддийских школ.

Линии передачи, принесённые в Тибет Марпой-лоцавой и распространённые ранними кагьюпинскими ламами, стали основой величественного духовного строения, возведённого позже Цонкапой Великим. Его особенно воодушевляли передачи Наропы, на что указывает почтительный тон «Книги трёх воззрений», которой предстояло утвердить выдающуюся роль «Шести дхарм Наро» в стремительно растущей школе гелуг.
ЦОНКАПА И ЛИНИЯ ПЕРЕДАЧИ ШЕСТИ ЙОГ

Лама Дже Цонкапа (1357—1419) возвышается грандиозной фигурой среди знаменитых персонажей истории тибетской духовности. Цонкапу, едва ли не самого одарённого автора из целой плеяды выдающихся писателей, философов, йогинов и переводчиков, прославивших Страну Снегов, в традиционной литературе так и называют — Цонкапа Ченпо, или Цонкапа Великий, а иногда Гьялва Ньипа, или Второй Будда. Цонкапинское «Собрание сочинений» наглядно демонстрирует глубину и размах его творческой деятельности, охватывающей всю полноту обоих разделов буддийской мысли: сутраяны, или открытого учения, и мантраяны — эзотерической тантрической доктрины.

Появление Цонкапы на арене тибетского буддизма оказалось весьма своевременным. Менее двух столетий прошло, после того как тюркское нашествие в Индию чуть ли не полностью уничтожило буддизм на его исторической родине. Однако ещё задолго до окончания этого разгрома Тибет успел унаследовать значительную часть наработок, существовавших в буддийской Индии. Многочисленные нити линий передач разбежались по всему обширному Центрально-Азиатскому плато, чтобы найти своё продолжение в горных скитах, монастырях, пещерах отшельников, юртах лам-кочевников и других очагах духовного совершенствования.

Распространение буддизма в Тибете обычно подразделяется на два периода: ранний и поздний. Передача Дхармы произошла в первый из них, который закончился к концу X века н. э.; второй же соответствует буддийскому возрождению в XI столетии и характеризуется бурным расцветом многочисленных школ и их ответвлений. Шесть йог Наропы возникли как раз в период позднего распространения Учения.

В тибетских исторических документах почти не упоминается о притоке буддийских учений до VII столетия. Однако около 650 года н. э., во времена правления царя Сонгцена Гампо, буддизм стал государственной религией страны. С того самого времени перенос на тибетскую почву буддийских линий осуществлялся систематически, под высочайшим покровительством, и на этот счёт имеются ясные письменные свидетельства. В тот период с санскрита на тибетский язык были переведены все главные сутры, тантры и шастры4, а основные индийские системы буддийской практики нашли в Стране Снегов своё продолжение и развитие. Тибетцы вспоминают это время как «золотой век» и называют эпохой

Трёх великих царей Дхармы5. Несмотря на междоусобные войны начала IX столетия, которые уничтожили значительную часть того, что было создано в этот золотой век Дхармы, большое количество переводов всё же уцелело; сохранились и словари технических терминов, так что вскоре многие линии передачи были восстановлены. Школы тибетского буддизма, ведущие свою родословную от традиций, переживших этот период, получили общее название ньингма6, или «школы старых переводов». Этот термин является синонимом выражения «раннее распространение Учения».

В XI в. всё больше тибетцев предпринимают паломничество на юг, через Гималаи, с целью обучения у исконных индийских наставников. Многие из них проходят курс обучения в таких больших межнациональных монастырских университетах Северной Индии, как Наланда и Викрамашила. Некоторые брали частные уроки, как, например, Марпа, который попал в ученики к самому Наропе. Появилась массовая тенденция — заново переводить с санскрита большие разделы из обширного собрания буддийской литературы с использованием уточнённой терминологии, основанной на многовековом опыте тибетского буддизма и на своеобразии буддизма Индии того времени. Йогины-переводчики, возвращаясь в Тибет, сразу обнаруживали, что в качестве учителей они пользуются там огромным успехом. Вокруг них тут же возникали группы учеников и последователей; позже эти сообщества превращаются в монастыри и скиты, деятельность которых посвящена изучению теории и освоению практических методов той линии передачи, которую привёз с собой лоцава-основатель.

В отличие от централизованного раннего распространения, которое щедро оплачивалось из царской казны позднее распространение Учения было по большей части индивидуальным и осуществлялось по принципу «кто во что горазд», поэтому и результаты его были непредсказуемы. В те годы появилось несколько десятков разнообразных школ тибетского буддизма, и всё же между ними существовало сходство, обусловленное тем, что в основном они следовали зародившемуся в Западном Тибете движению по использованию стандартизированного языка переводов.

Вот так и получилось, что к моменту появления Цонкапы абсолютное большинство школ тибетского буддизма базировалось на разрозненных передачах, попавших в Тибет непосредственно из Индии. Буддийская традиция, которой было суждено воплотить плоды его усилий, ныне известная как гелуг, или «Орден высшей добродетели», стала единственной выжившей тибетской школой, сформированной на основе слияния исключительно местных линий передачи. Прочие сообщества такого рода постепенно поглощались другими школами, полностью теряя, таким образом, свою независимость.

Цонкапе потребовалось не слишком много времени, чтобы обнаружить, что некоторые линии передачи обрели силу и власть, а другие едва сводили концы с концами, одни проповедовали доморощенную отсебятину, а другие продолжали точно следовать букве и духу индийского буддизма. У него появилось ощущение, что даже те традиции ранних учителей, к которым он относился с величайшим восхищением, пройдя через поколения практиков, покрылись налётом провинциальности. Многие из наставников, принадлежащих к некогда прославленным тибетским линиям передачи, превратились в заурядных полулам, полушаманов. Они предпочитали почивать на лаврах своей популярности, почти или совсем забросили созерцание, а вместо проповеди Дхармы распространяли поверхностные, а то и вовсе искажённые знания, тиражируя собственное невежество.

Цонкапа посвятил свою жизнь тому, чтобы педантично и взвешенно изучить обширное наследие множества линий передачи, идущих из Индии, и выявить всё самое истинное и достоверное. На его мерных весах было три деления, три критерия сортировки: сутры и тантры, изложенные самим Буддой; трактаты (санскр. sastra) индийских учителей; и труды ранних тибетских переводчиков, которые принесли в Тибет авторские традиции передачи.

Одним из ранних переводчиков, к которому он испытывал огромное доверие, был Марпа-лоцава7 (род. 1012), предтеча школы кагью (тиб. bКа' brgyud ring lugs; букв. «Школа устных наставлений»). Среди линий передачи, принесённых Марпой, особо выделялась та, что позже прославилась под названием «Шесть дхарм Наро», или Шесть йог Наропы.

Полное название цонкапинского трактата, посвященного этой системе тантрической практики, — «Книга трёх воззрений: трактат о ступенях созерцания глубокого пути Шести дхарм Наро»; везде в «Хрестоматии» он называется просто «Книга трёх воззрений». В монастыре Ганден, основанном Цонкапой около Лхасы в 1409 году, эта книга стала общепризнанным руководством по изучению традиции Наропы. Гандену предстояло стать колыбелью школы гелуг и вместе с тем подлинным центром огромной сети из тысяч гелугпинских монастырей, охватившей в последующие столетия всю Центральную Азию, от Сибири до Северной Индии. На этой необъятной территории десятки тысяч гелугпинских монахов, монахинь и практиков-мирян, для которых традиция Наропы стала их тантрическим путём, вот уже почти шесть веков используют «Книгу трёх воззрений» как своё главное учебное пособие по Шести йогам Наропы.

В цонкапинское «Собрание сочинений» входят два текста по «Шести йогам»: лично сочинённая им «Книга трёх воззрений» объёмом в шестьдесят ксилографических листов, или 120 страниц, а также её сокращённый и переработанный вариант, составленный и отредактированный на основе устных наставлений Цонкапы одним из его учеников по имени Семпа Ченпо Кунсангпа. Последний рассматривает только созерцания, оставив в стороне полемические рассуждения и теоретическое обоснование. Его труд занимает двадцать ксилографических листов, или сорок страниц, — примерно треть от объёма цонкапинского оригинала.

В год Огня-Обезьяны (1836 г.) Дже Шераб Гьяцо, учёный монах, имя которого в середине ХIX века было хорошо известно во всём Тибете и его окрестностях, устроил публичные чтения цонкапинской «Книги трёх воззрений». Его ученик записал некоторые из высказываний Дже Шераба Гьяцо, а после смерти учителя опубликовал в его «Собрании сочинений» под заголовком «Заметки о "Книге трёх воззрений"» (тиб. Yid ches gsum Idan gyi bshad lung zin bris). Начальные фрагменты этого текста приоткрывают кое-какие факты из истории традиции Шести йог Наропы и рассказывают об отношении к ней в школе гелуг:
Сперва наставления по Шести йогам Наропы принадлежали исключительно ламам ранней школы кагью. Позже лама Цонкапа Великий получил передачу в эту систему, а затем сочинил свой трактат «Книга трёх воззрений». Так Шесть йог попали в традицию ганден, или гелуг.

Школа кагью особенно прославилась своей передачей Шести йог, а ранние наставники её линии передачи, такие как Марпа, Миларепа, Гампопа, Пагмо Друпа и Дрикунгпа Джигтен Сумгон, были безупречными держателями традиции. Однако годы шли, традиция передавалась из поколения в поколение, ветвилась, путалась, в устные наставления закрадывались мелкие неточности, выраставшие порой в серьёзные огрехи. Дже Гьялва Ньипа — наш второй Будда, то есть Цонкапа, — устранил все эти ошибки и прояснил ключевые моменты этой системы. Вот почему самая мощная и эффективная передача Шести йог Наропы практикуется нынче именно в школе гелуг.
Имена, приведённые в этом отрывке, позволяют установить последовательность линии передачи традиции «Шести дхарм Наро»:

1) сам Наропа (род. 1016), наставник индийского буддизма, обучавший тибетца по имени Марпа-лоцава теории и практике Шести йог;

2) Марпа-лоцава (род. 1012), который принёс линию учения в Тибет и передал её сотням своих учеников;

3) Миларепа (род. 1040), один из четырёх главных учеников Марпы и величайший тибетский поэт;

4) Гампопа (род. 1079), врачеватель из Дагпо, кадампинский монах, ставший учеником Миларепы, а потом и достойнейшим его наследником в Дхарме;

5) знаменитый Пагмо Друпа (род. 1110), вдохновитель той широкой популярности, которую получили Шесть йог Наропы в XII веке;

6) Дрикунгпа Джигтен Сумгон (род. 1143), самый прославленный из восьми главных учеников Пагмо Друпы.

Мы видим здесь имена Наропы и учителей первых пяти поколений восходящей к нему тибетской линии передачи, начиная с Марпы-лоцавы. Школы, ведущие свою родословную от этих лам, получили общее название кагью и стали пионерами развития и распространения Шести йог Наропы в Тибете.

У Марпы было четыре главных ученика, каждый из которых получил ряд уникальных линий передачи. Так, три из них — Нгогтон (тиб. rNgog ston), Цуртон (тиб. Tsur ston) и Миларепа — получили от Марпы посвящение в Шесть йог Наропы, а четвёртый, по имени Мейцон (тиб. Mes tshon), — передачу Гухьясамаджи. В своём трактате лама Цонкапа обильно цитирует или хотя бы ссылается на всех четырёх, хотя сам он около трёх столетий спустя получил передачу Шести йог Наропы, восходящую к Миларепе.

Миларепа, в свою очередь, воспитал десятки учеников, в совершенстве овладевших традицией Шести йог. Самым одарённым и деятельным из них был кадампинский монах Гампопа, чей скит Дагпо стал центром притяжения йогинов и йогинь, приходящих под его духовное покровительство. Из множества подвизающихся выделилось четверо наиболее талантливых; они-то и образовали первые четыре отдельные школы кагью, известные как «четыре старшие школы кагью» (тиб. bKa 'brgyud ring lugs che bzhi). Одним из этих четырёх был прославленный Пагмо Друпа, упомянутый выше. В свою очередь, каждый из восьми его наиболее заметных учеников создал и возглавил ещё по одной из восьми дочерних школ кагью, получивших название «восемь младших школ кагью» (тиб. bКа 'brgyud ring lugs chung brgyad)8. Вот так и возникло двенадцать разных школ кагью, держателей собственных передач Шести йог, как правило, имеющих свой центральный большой монастырь или скит и десятки обителей помельче.

В «Книге трёх воззрений» Цонкапа приводит такой список ранних кагьюпинских лам:

Марпа передал свою линию передачи Шести йог Наропы трём своим ученикам: Нгогтону, Цуртону и Миларепе. В свою очередь, Миларепа передал свои линии передачи двум главным ученикам: Чодже Гампопе и Речунгпе. Линия передачи, восходящая к Гампопе, приняла множество самых разных форм, каждая из которых имела собственную специализацию, уникальное своеобразие и индивидуальный взгляд на различные практики...
Итак, не прошло и сотни лет после прибытия в Тибет традиции «Шести дхарм Наро», как она уже прочно встала на обе ноги в Стране Снегов.

Вышеприведённая цитата из заметок Дже Шераба Гьяцо о «Книге трёх воззрений» начинается с перечисления этих ранних тибетских наставников. Далее он перескакивает более чем на два столетия вперёд, представляет нам автора этой книги, Цонкапу Великого, и рассказывает о той роли, которую тому предстояло сыграть в истории передачи Шести йог. Живший в XIX столетии Дже Шераб Гьяцо, несомненно, был монахом школы гелуг, основанной ламой Цонкапой, что лишний раз подтверждается его заключительными словами:
Вот почему самая мощная и эффективная передача Шести йог Наропы практикуется ныне именно в школе гелуг.
Лама Цонкапа приложил к исследованию традиции Шести йог всю мощь своего гения, наделив гелутпинскую передачу невиданной глубиной и ясностью, которую он вносил во всё, к чему бы ни прикасался, представляя каждый вопрос в контексте всеобщей структуры буддийской доктрины.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Хрестоматия по Шести йогам Наропы Перевод, составление и введение Гленна Муллина Перевод с английского В. Д. Ковалева Открытый мир Москва, 2009 iconВведение в психофизиологию Перевод с английского канд биол наук И....
Для физиологов, нейрофизиологов, психологов, врачей, а также для широкого круга читателей, интересующихся физиоло­гическими основами...

Хрестоматия по Шести йогам Наропы Перевод, составление и введение Гленна Муллина Перевод с английского В. Д. Ковалева Открытый мир Москва, 2009 iconM. Roerich Motilal banarsidass Calcutta
Перевод с тибетского Ю. Н. Рериха Перевод с английского О. В. Альбедиля и Б. Ю. Харьковой

Хрестоматия по Шести йогам Наропы Перевод, составление и введение Гленна Муллина Перевод с английского В. Д. Ковалева Открытый мир Москва, 2009 iconM. Roerich Motilal banarsidass Calcutta
Перевод с тибетского Ю. Н. Рериха Перевод с английского О. В. Альбедиля и Б. Ю. Харьковой

Хрестоматия по Шести йогам Наропы Перевод, составление и введение Гленна Муллина Перевод с английского В. Д. Ковалева Открытый мир Москва, 2009 icon4 Опубликовано 28. 05. 2007 личная информация
Перевод с английского языка на русский медицинской, религиозной литературы; документации и контрактов; художественной литературы;...

Хрестоматия по Шести йогам Наропы Перевод, составление и введение Гленна Муллина Перевод с английского В. Д. Ковалева Открытый мир Москва, 2009 iconТоффлер Э. Т50 Шок будущего: Пер с англ. / Э.
Серийное оформление и компьютерный дизайн А. А. Кудрявцева Перевод с английского: Е. Руднева введение, гл. 1

Хрестоматия по Шести йогам Наропы Перевод, составление и введение Гленна Муллина Перевод с английского В. Д. Ковалева Открытый мир Москва, 2009 iconИздательство
Перевод с английского: Е. Руднева (введение, гл. 1-3); Л. Бурмистрова (гл. 4-5); К. Бурмистров (гл. 6-7); И. Москвина-Тарханова (гл....

Хрестоматия по Шести йогам Наропы Перевод, составление и введение Гленна Муллина Перевод с английского В. Д. Ковалева Открытый мир Москва, 2009 iconПророк Мухаммад Мустафа саллаллаху алейхи ва саллям Осман Нури Топбаш...
Осман Нури Топбаш. Несравненная личность образец для подражания Пророк Мухаммад Мустафа саллаллаху алейхи ва саллям. Перевод с турецкого....

Хрестоматия по Шести йогам Наропы Перевод, составление и введение Гленна Муллина Перевод с английского В. Д. Ковалева Открытый мир Москва, 2009 iconИслам Профессор Мухаммад Хамидуллах Москва 2008 г. Перевод Азат Урманов,...
Ислам, перевод с турецкого. М.: Ооо «Издательская группа «сад» 2008. – 304 стр. 1-е издание тираж 000 экз

Хрестоматия по Шести йогам Наропы Перевод, составление и введение Гленна Муллина Перевод с английского В. Д. Ковалева Открытый мир Москва, 2009 iconНильс-Горан Ольве Жан Рой Магнус Веттер Издательский дом "Вильяме"...
Перевод с английского Э. В. Кондуковой, И. С. Половицы Научный редактор Э. В. Кондукова

Хрестоматия по Шести йогам Наропы Перевод, составление и введение Гленна Муллина Перевод с английского В. Д. Ковалева Открытый мир Москва, 2009 iconЭтидорпа
Этот перевод книги "этидорпа" на русский язык совершен впервые. Перевод сделан сотрудником Храма Человечества Николаем Бугаенко в...

Литература


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
literature-edu.ru
Поиск на сайте

Главная страница  Литература  Доклады  Рефераты  Курсовая работа  Лекции